поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Аланы в эпоху «Великого переселения народов». Часть 2.
Автор: 00mN1ck / 27 сентября 2007 / Категория: Аристократия Алан
II

Саул (Савл) — предводитель аланских дружин в Римской империи начала V в. В 401 г. у Полиниции в битве римлян с вестготами он руководил ходом сражения. Объединенному римско-аланскому войску удалось разбить готского короля Алариха, спасшегося бегством. Это было третье поражение Алариха, и все три раза королю вестготов удавалось бежать. Из-за этого распространились слухи, будто римский полководец Стилихон и аланский вождь Саул не всегда верны империи. Когда Аларих с новыми войсками вторгся в Италию, Стилихон за помощью вновь обратился к аланам. Хотя они были сильно задеты необоснованными подозрениями римлян, Саул смог убедить соплеменников собраться в поход, и призвал их в случае необходимости отдать жизнь за империю.

В сражении у Вероны Стилихон аланам отвел главную роль. Аланский военачальник Саул (Савл), описанный современника-ми как маленький, покрытый шрамами воин с горящими глазами и мужественным лицом, возглавил один из флангов римской армии и нанес готам ощутимый удар. Его смерть в самой гуще сражения освободила алан от прежних подозрений. Гибель Саула настолько ошеломила войска, что они отступили. Однако, быстро оправившись, аланская конница помогла Стилихону восстановить боевой порядок.

Несмотря на смерть вождя, столь ярко продемонстировавшего верность воинскому долгу, аланы продолжали служить императору; когда в 405 г. над Римом нависла очередная угроза «варварского» вторжения, Стилихон вновь позвал алан на помощь.

Составлявщие основную часть армии Стилихона аланы — не просто наемные солдаты. Рим расселял алан в качестве колонистов. Им раздавались государственные земли с тем условием, что они обеспечат римскую армию войсками. Служба алан в Риме оказала заметное воздействие на уровень мастерства императорской кавалерии. Уже вскоре римские офицеры, отмечает Б. Бахрах, «считали императорскую кавалерию блестящей и не нуждавшейся в улучшении».

Гоар (Го+ар «добывающий скот») — предводитель аланских племен в Западной Европе начала V в. Заключив договор с римлянами, он со своими дружинами поселился на стратегически важных местах. В 409 г. аланы и вандалы вошли в Испанию. После двух лет опустошительных набегов и грабежей они заключили соглашение с местными властями о разделении земли. Они надеялись, что империя признает за ними права федератов. Но Константин, римский военачальник на Западе, предпочел использовать незадолго до этого подчинившихся ему вестготов. С их помощью после трех лет войны он почти сломил сопротивление обоих противников. Но вскоре римская власть в Галлии настолько ослабела, что Гоар стал предпринимать активные самостоятельные действия. Вместе с вождем бургундов Гундахаром аланский вождь попытался некоего римлянина Иовина возвести на трон, провозгласив его в городке Монцене императором. Однако вскоре Иовин был разбит и Гоар вернулся в свои поселения в Северной Галлии, оставаясь на службе Рима.

На протяжении четверти века Гоар верно служил императору, в то время как соседи алан бургундцы несколько раз высту-пали против Рима; правда, все восстания были подавлены легионерами во главе с Аэцием и его гуннскими союзниками. В начале 40-х годов V в., когда Аэцию стало ясно, что больше нельзя полагаться на гуннов, он обратился к Гоару с предложением поселить часть подчиненных ему племен в Орлеане, чтобы контролировать багаудов Арморики и удерживать вестготов от расширения своей территории к северу от Лауры. Гоар перенес свою столицу в Орлеан. Топонимические названия позволяют определить некоторые места, в которых осели аланы: Аленс, Аленкурт, Ле Аленс, Алленвиль ан-Дрю, Алленвиль-Буа, Алленвиль ан-Бос, Курталан, Алеенс (Эр и Луар).

Аэций издал особые распоряжения, предписывавшие местной знати поделиться с аланами землями и принять их как гостей. Тем не менее многие отказались выполнять приказы Аэция и даже оказали аланам вооруженное сопротивление. Гоару не стоило большого труда подавить локальные очаги сопротивления.

В 445—446 гг. армориканцы подняли восстание против власти Рима. Аэций приказал Гоару усмирить багаудов, в награду обещав конфискованное имущество непокорных передать аланам. Гоар собрал аланских воинов со всех поселений в Орлеане. В сопровождении большого ополчения и личной дружины он отправился на подавление восстания. На пути в Арморику аланы встретились с епископом Германусом, который попытался отговорить Гоара от намечавшегося предприятия. Последолгих переговоров Гоар согласился отменить поход в том случае, если Аэций изменит свой приказ. Однако Германусу не удалось договориться с Аэцием и около 450 г. Гоар разгромил восставших.

Вскоре после этого Гоар перестал править аланами в Орлеане и его место занял Сангибан. Источники не содержат сведений о смерти Гоара, хотя он был весьма значительной фигурой. Став военным предводителем в 406 г., он оставался им более четырех десятилетий. Гоар являлся популярной личностью не только среди алан, но и среди другого населения Галлии. Компания 446 г. показала, что Гоар еще в состоянии вести в бой свои войска. Вспомним, что у алан «считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении, а стариков или умерших от случайных болезней они преследуют жестокими насмешками, как выродков и трусов» (Аммиан Марцеллин). Очевидно поэтому, несмотря на прежние заслуги, Гоара в 451 г. сменил Сангибан. Престарелый Гоар не играл более никакой роли, поэтому смерть его для современников прошла незамеченной.

Святой Гоар — аланский отшельник, канонизированный католической церковью. В Германии, в 30 км от Кобленца, на левом берегу Рейна находится городок Санкт-Гоар, а напротив, на правом берегу — Санкт-Гоархаузен. В средние века Санкт-Гоар являлся популярным местом паломничества, потому что в его главной церкви покоился прах почитаемого верующими святого Гоара. Здесь же отметим, что в Аквитании — области к северу от Луары (Западная Франция) до сих пор часто употребляется аланское имя Гоар.

Гоар происходил из знатной, богатой аланской семьи, жившей в Аквитании. Его родители носили римские имена, но, помятуя о своих аланских корнях, сына назвали Гоаром, вероятно в честь знаменитого аланского полководца. Молодой Гоар, родители которого уже были ортодоксальными христианами, стал священником и миссионером. Еще подростком он совершил поездку в район Трира, где построил небольшую келью у слияния Лохбаха и Рейна. Благочестивая репутация Гоара привлекала в его келью многочисленных пилигримов. По предположению Б. Бахраха, часть из них была аланами, проживавшими в Восточной Галлии. Гоар взял за правило давать всем посещавшим его приют и пищу. К великому ужасу всего духовенства, Гоар весьма обильно питался с гостями. За это он даже предстал перед епископским судом, т. к. отшельники не имели права притрагиваться к еде раньше полудня, а иногда и до захода солнца.

Защищая себя перед судом, Гоар заявил, что, во-первых, святость бога основывается не на материальных вещах, таких как еда, а на праведном мире и радости духа. Во-вторых, что он считал более важным, любой человек обязан оказывать гостеприимство всем, кто его посещает. По словам Гоара, с его стороны было бы крайне негостеприимно не принимать участия в трапезах вместе с гостями. Это отражение хорошо известного обычая алан.

Популярность Гоара была настолько велика, что несмотря на состоявшийся суд, руководство католической церкви вынуждено было впоследствии занести его в ранг святых.

Самбида— вождь аланских племен в Галлии. В 440 г. он согласился поселиться на пустующих землях в Валентине на реке Роне. Топонимические названия (Алан, Алансон, Аленсон) в этом районе свидетельствуют о сильном аланском влиянии в раннем средневековье. Аланы Самбида помогали римлянам не только в охране Южной Галлии, но и препятствовали проникновению вестготов на восток. Они принимали также участие в охране западных подступов к Альпам. Других сведений об аланском вожде по имени Самбида источники не содержат.

Сангибан — военный вождь алан, живших в середине V в. вокруг Орлеана. На посту вождя Сангибан сменил знаменитого Гоара. В 451 г. вторгшиеся в пределы Римской империи гунны Атиллы осадили резиденцию Сангибана — город Орлеан. После многодневной ожесточенной осады город оказался на грани падения. Положение спас римский полководец Аэций, отбросивший Атиллу до Шалона. В битве у Шалона на Каталаунских полях Западная Европа была спасена от угрозы гуннского нашествия и в этом значительную роль сыграли аланы, занимавшие центр войск. Битва на Каталаунских полях была чрезвычайно кровопролитной и упорной; по Иордану, с обеих сторон пало 180тысяч воинов. Дальнейшее движение гуннов в глубь Европы было остановлено.

Беоргар (по В. И. Абаеву — «имеющий много крупного скота») — предводитель аланских дружин в Галлии. В 457 г. римский император призвал алан на помощь в своей войне с вандалами в Испании . Поход, однако, окончился неудачей. После этого Беоргар совершил несколько набегов в Южную Галлию и Северную Италию. Попытка римлян положить этому конец ни к чему не привела, а в сражении у Тортоны был убит император Майоран. Аланы вторглись в Италию и опустошили северные области, пока их не разбил Рекимер, вестгот, находившийся на службе у римлян. В битве у Бергамо в 464 г. Беоргар погиб. Часть его разбитого войска осталась в Северной Италии среди проживавших там алан, другая часть вернулась в Галлию.

Аспар (восходит к спар «наступать») — алан по происхождению, крупный военный вождь, предводитель гото-аланских дружин, в результате Великого переселения народов оказавшихся в Византии. Восточно-римские историки Кандид Исавр, Приск, Прокопий Кесарийский, Феофан и другие неоднократно приводят сведения об Аспаре и членах его рода, которые на протяжении V столетия пользовались неограниченным влиянием в Византии и фактически определяли ход ее истории.

Еще отец Аспара—Ардабур (ард «божество», «клятва»+бирæ «много») — благодаря незаурядным личным качествам и военному таланту стал одним из командующих византийской армии. Незадолго до этого византийский император Феодосий I отправился на запад в поход на узурпатора Евгения. В Константинополе он оставил править своего старшего сына Аркадия.Но реальная власть оказалась в руках Руфина, галло-римского военачальника с большими способностями. Так как Феодосий взял с собой большую часть армии, Руфин для защиты столицы завербовал алан и готов. Именно из их среды вышел алан Ардабур. В византийской армии он дослужился до звания «магистра» — высший византийский военный чин. В 421 г. аланский полководец возглавил походы визинтийцев в Персию и Месопотамию. На берегах Евфрата Ардабур одержал блестящую победу, уничтожив персидскую гвардию, чьи воины громко именовались «бессмертными». Военный успех был настолько значимым, что 3 сентября 421 г. в Константинополе по этому поводу устроили пышные торжества.

К этому времени уже подрос и возмужал Аспар — сын Ардабура от брака с дочерью знатного гота Плинты. В 423—425 гг. оба аланских аристократа по поручению императора Феодосия II отправились в Западно-римскую империю с целью низвергнуть узурпатора Иоанна и возвести на престол внука Феодосия — Валентиана. Ардабур с пехотой отправился на кораблях; Аспар во главе кавалерии двинулся сушей. Шторм в Адриатике разметал корабли; чудом высадившийся на берег с горсткой воинов Ардабур попал в плен. Неожиданно появившийся у стен Равенны Аспар овладел городом, освободил отца и схватил узурпатора. В 427 г. за успешно проведенную очередную кампанию Ардабур был произведен в консулы.

Образование в 429 г. в Северной Африке вандало-аланского королевства очень сильно встревожило Рим, ибо 15-тысячная армия «варваров» совершала стремительные походы в Испанию, Грецию, Сардинию, Сицилию, Венецию и другие владения империи. Для устранения этой опасности Рим в 432 г. послал Ас-пара. Византийский император Константин Багрянородный позднее так описал события той поры: «Когда умер Готфарий, самодержцем вандалов стал Гизерих, Бонифаций же... выступил против вандалов, после того как к нему прибыло большое войско из Рима и Византйи во главе с Аспаром. В состоявшемся сражении с Гизерихом войско римлян было разбито». В этом же сражении «Маркиан, бывший воином на службе у Аспара, а впоследствии василевсом (императором), был живым взят в плен Гизерихом». Вскоре, однако, удача улыбнулась Аспару и его подчиненному —Маркиану.

Находясь в Северной Африке, Аспар заключил очень важный договор с Гизерихом, королем вандалов и алан. Возможно, из-за заключения этого важного договора в 434 г. он произведен в консулы. В течение 10 лет (430—440 гг.) Аспар занимал ведущее положение в армии восточной империи, В 447 г. сын Аспара Ардабур, названный в честь деда, произведен в консулы. В 450 г. после смерти Феодосия II сенат Константинополя предложил Аспару императорский престол. Но он отказался, предложив своего родственника, офицера Маркиана.

Непомерная власть Аспара еще более возросла в последние годы правления Маркиана. Благодарный император наградил Аспара и его сына Ардабура саном патриция и назначил «магистром» армии.

После смерти 26 января 457 г. Маркиана реальная власть в империи оказалась в руках Аспара. Однако, учитывая свое происхождение и религию, он не отважился на захват престола и посадил на трон другого своего офицера —Льва (457—474 гг.). Тем не менее Аспар в течение нескольких лет был фактически соправителем Льва I. В первые годы Аспар успешно контролировал его действия. Лев пообещал даже выдать свою дочь Леонтию замуж за сына Аспара Патриция, провозгласить последнего «кесарем», тем самым открыть ему дорогу к престолу. Однако Льва I не устраивала зависимость от Аспара и он отложил свадьбу Леонтии с Патрицием. Игнорируя мнение Аспара, император отправил в Северную Африку к Гизериху своего доверенного Тациана. Но «король» вандалов и алан отказался иметь с ним дело и Тациан вернулся ни с чем. По предположению Б. Бахраха, Гизерих и Аспар еще в 432 г. заключили личное соглашение. Согласно договору, Аспар обещал препятствовать вмешательству Рима в дела Северной Африки, а Гизерих обещал Аспару поддержку для сохранения его позиций в Константинополе.

В 467 г. распространились слухи, что Гизерих собрался захватить Александрию. Лев I, желая одним ударом освободиться от Аспара и уничтожить вандало-аланское королевство, истратил много золота, чтобы собрать флот и войска для нападения. Опасаясь доверить руководство аланским военачальникам, император поручил армию Василию. Однако Гизерих одержал победу, что изменило положение дома Аспара в лучшую сторону. Воины потребовали «провозгласить кесарем, то есть наследником Льва, сына Аспара». Император вынужден был разрешить одному из сыновей Аспара жениться на своей дочери и возвести его в ранг цезаря; в результате сын Аспара получил законное право на наследство.

На большом серебряном блюде, хранящемся во флорентийском Археологическом музее, изображен Аспар во всем его официальном блеске: в консульской тоге, с т. н. маппой (платком) — знаком власти на публичных собраниях и праздниках—в высоко поднятой правой руке и с жезлом, увенчанном двумя го-ловами, в левой. Кресло, на котором сидит Аспар, покоится на двух львах; рядом с креслом стоит Ардабур-младший в такой же тоге и также с маппой в руке. В медальонах над их головами два поясных изображения мужчин в консульских тогах с жезлами. Один из изображенных в медальоне обозначен именем «Ардабур» — несомненно это отец Аспара; другой — Плинта, тесть Аспара, консул в 419 г.

Император Лев I сумел создать Аспару противника в лице своего будущего зятя Зинона (впоследствии императора), исаврийца по происхождению. Зинон из своих земляков составил значительное войско, не зависящее от Аспара. Таким образом, Льву I удалось уравновесить силу и власть Аспара исаврийской гвардией Зинона. Аспар, конечно, продолжал борьбу за реальную власть в империи. В этой борьбе он опирался на помощь своего сына Ардабура, храброго и талантливого военачальника, одного из высших военных чинов византийской армии. Историк V в. Приск, лично знавший полководца, сообщал о нем, как о весьма образованном человеке, любившем искусство, особенно театр, хорошо знавшем труды греческих философов. В 469 г. Аспар нанес сильный удар по гуннам Аттилы, вторгшимся на Балканский полуостров. Эта выдающаяся победа и последовавшее за ней провозглашение Ардабура кесарем лишь обострили отношения между аланскими аристократами и императором. Вскоре, из-за интриг сына, Аспар в сенате вынужден был публично отказаться от него.

Дело в том, что Ардабур с помощью подкупа пытался заручиться поддержкой ряда исаврийских сторонников зятя Льва I. Он же стремился связаться с Апагастом, военачальником во Фракии. Самой позорной из интриг Ардабура была его попытка поднять восстание, опираясь на поддержку извечного врага Византии — Персии. Эту попытку разоблачил император, в сенате предъявивший письма Ардабура к персам. В письмах речь шла о подготовке заговора. Присутствоваший на заседании сената Аспар не смог защитить сына. После этого случая раскладка политических сил в Константинополе изменилась. В 471 г. Лев I приказал уничтожить Аспара и его сторонников. Аспар и Ардабур были убиты. Раненому Патрицию и Германарику, младшим сыновьям Аспара, удалось спастись.

Таким образом, одному аланскому семейству военных аристократов на протяжении полувека — во время правления императоров Феодосия II, Маркиана и Льва I — удалось удерживать господствующее положение в Константинополе.

Потомки Аспара продолжали играть большую роль в политической жизни Византии. В период правления Анастасия (491— 518 гг.) в войне с персами в начале VI в. отличились сразу трое представителей аланского рода: внук Аспара Патрикиол с сыном Виталианом и правнук Аспара Арсобинд. Последний в 506 г. избран консулом. В честь вновь избранного консула на ипподроме давалось представление, изображение которого сохранилось на резных предметах из слоновой кости. На одном из них, хранящемся в Государственном Эрмитаже, представлен Арсобинд. Он изображен дающим знак к началу состязаний на ипподроме. В левой руке у него скипетр с двумя маленькими фигурками, одна из которых держит свисток.

Святой Алан — один из трех алан, канонизированных католической церковью. Святой Алан (жил во второй половине VII в.), прибыв для проповеди в город Лавар, построил там монастырь. Средневековые источники сохранили упоминания о 6 церквях в этом районе, и все они были посвящены святому Алану. Город Алос, находившийся всего в нескольких милях от Лавара, служил местом расположения еще одного церковно-монастырского комплекса, построенного святым Аланом. Церковь с его могилой была разрушена в период гугенотских войн.

Багатар («храбрый», «богатырь») — аланский полководец середины V в. Рассказ о нем и его противоборстве с царем Картли Вахтангом Горгасалом, составленный историком XI в. Джуаншером, вошел во все списки «Картлис цховреба»—свода грузинских летописей. Хроника Джуаншера поражает фантастичностью приписываемых Вахтангу походов и побед. Без серьезного разбора этого рассказа, известного под названием «Жизнеописание Вахтанга Горгасала», невозможно отделить немногочисленные факты от вымысла. Хроника Джуаншера довольно объемна; ограничимся ее кратким изложением.

«Когда Вахтангу исполнилось десять лет, перешли (Кавказский хребет) многочисленные войска овсов и полонили Картли от верховьев Куры до Хунана. Опустошили и захватили овсы долины, кроме городов-крепостей, за исключением города Каспи. Каспи же сокрушили и захватили, взяли в плен и увезли сестру Вахтанга Мирандухт, которой было три года... пришли в Ран и Мовакан и полонили также их, перешли дорогу Дарубандскую, ибо сами дербендцы указали им этот путь и вошли в Осетию победителями».

Через несколько лет Вахтанг собрал огромное войско: «сто тысяч конных и шестьдесят тысяч пеших. Вараз-Бакур прислал рать свою в двенадцать тысяч всадников. ...Остановился Вахтанг в Трианети. Там к нему присоединились все цари кавкасианов с пятьюдесятью тысячами всадников».

Аланы также «собрали свои войска, присоединили к ним силы Хазаретии (гуннов — Ф. Г.) и встретили их у реки, которая проходит через Дариалан и спускается на равнину Осетинскую».

Сражению предшествовали поединки богатырей. Сначала гунн Тархан (восходящее к скифским наречиям имя со значением «лицо, свободное от налогов») сразился с Фарасман-Фарухом, в единоборствах с которым «никто еще не устоял, ибо и львов он руками ловил». Однако Тархан «первым же ударом сабли рассек Фарасман-Фаруха от шлема до самых плеч». На следующий день уже сам Вахтанг вышел на бой с Тарханом и, согласно Джуаншеру, легко одолел гунна. Еще через день в продолжительном поединке Горгасал будто бы победил Багатара, а затем разгромил войско алан и гуннов.

Поражает число пленных (по статистике Джуаншера). Сначала Вахтанг обменял «картлийцев, захваченных осами в течение последних шести лет» на пленных алан. Затем за свою сестру и заложников от отдал еще 60 000 воинов. И все равно, по хронике, у него осталось 650 000 алан?! В эти фантастические цифры просто невозможно поверить. Общая численность армии Вахтанга составляла (если верить Джуаншеру) 222тысячи воинов. Каким образом они умудрились пленить около миллиона алан? И это не считая пленных гуннов, «пачаников и джиков».

Согласно древнеармянской версии жизнеописания Вахтанга, в ответ на предложение алан заключить мир и обменяться пленными, Горгасал согласился и «возвратил 30 тысяч пленников и забрал своих (пленников) в количестве 350 тысяч вместе с сестрой Мирандухтой». Хотя и эти цифры не внушают особого доверия, но, по замечанию Ю. С. Гаглойти, «их соотношение представляется более реальным» — количество пленных, захваченных за 6 лет во время набегов, должно превышать численность таковых, захваченных в результате сражения.

«Жизнеописание Вахтанга Горгасала», в отличие от других хроник, входящих в свод «Картлис цховреба», поражает особой грандиозностью и невероятностью приписываемых ему военных походов и побед. В числетаких акций называют походы в Индию, Синдику, Абиссинию и т. д., о реальности которых и говорить не приходится.

В целом, хроника Джуаншера, как и вообще первые главы свода древнегрузинских летописей, неоднократно подвергалась критике. Разгромную характеристику данного свода дал К. П. Патканов: «На каждом шагу чудовищные анахронизмы следуют за не менее чудовищными противоречиями и до такой степени, что в первом отделе Хроники едва ли можно встретить хоть один факт, имеющий действительно историческое значение». Начальная часть свода, по убеждению К. П. Патканова, «вымышлена одним лицом с предвзятою целью».

Критически относился к сведениям «Картлис цховреба» и В. Ф. Миллер. Называя свод «весьма мутным источником», ученый обратил, например, внимание на явную гиперболизацию фактов в рассказе о походе Горгасала против алан: «в этом пространном повествовании на долю исторической истины придется лишь несколько ничтожных крупиц».

Советский академик А. Е. Крымский в своем рукописном фундаментальном труде «Хазары» также подверг критике древние разделы «Картлис цховреба». «Настоящей во всех фактах правдивой истории,—писал А. Е. Крымский,—мы недолжны, конечно, здесь искать. Если для русского историка странно было бы заимствовать фактическую историю настоящего Добрыни (Владимирова дяди) из русских былин о Добрыне Никитиче или изучать историю самого Владимира из былин об Илье Муромце, то тем более странно искать историческую правду в грузинском эпическом рассказе о Вахтанге Горгаслане, инкрустированном в «Картлис цховреба». Академик, очевидно, имел в виду фольклорную основу начальных разделов «Картлис цховреба», фактическая сторона которых разительно отличается от свидетельств очевидцев или личных наблюдений летописцев.

Критическое освоение «Картлис цховреба» для древних периодов истории еще не завершено, хотя библиография об этом источнике (от публикаций М. Броссе в начале XIX в. до наших дней) очень вели-ка. Советские специалисты (не исключая многих грузинских кавказоведов) античного и раннесредневекового периодов осторожно подходили к оценке интересующих нас сюжетов «Картлис цховреба». Известный исследователь генезиса феодализма в Закавказье А. П. Новосельцев отмечает: «Я, за редкими исключениями, воздерживаюсь от обращения к материалам «Картлис цховреба» до VII—VIII вв.».

Анализ Г. В. Цулая, А. В. Гадло и Ю. С. Гаглойти показал, что описанное Джуаншером «вторжение оссов в Картли» является его переработкой фольклорного отражения двух походов в Грузию: в первой (совместно алан и гуннов) и второй половине V в.

Что касается поединка Багатара и Горгасала, то есть основания полагать, что он действительно состоялся. Их поединок зафиксирован как в грузинском, так и в осетинском фольклоре. Обе национальные версии этого сюжета акцентируют внимание на нарушении клятвы Вахтангом и вероломном убийстве Багатара. По одному варианту грузинского предания, когда соперники вышли на поединок, Вахтанг обманул своего противника, крикнув ему, что герою не подобает выходить на бой с многочисленной свитой. «Бедняга, говорят, оглянулся, и в это время Горгасал вонзил ему стрелу в шею». По другому варианту, Горгасал от сестры узнал о единственном уязвимом месте Багатара — под мышкой. Перед поединком Вахтанг дал клятву Багатару, что не станет стрелять, пока тот не перейдет реку. Однако, как только Багатар вступил в реку и обнажил подмышку, Вахтанг тотчас пустил стрелу и убил его. В знак раскаяния за нарушение клятвы Горгасал воздвиг 5 храмов и среди них еще один — Метехи, что означает «Мэ втехе», т. е. «я нарушил» (клятву). Так говорит народ. Аналогичные варианты данного сюжета зафиксированы и в фольклоре осетин. Это может служить косвенным подтверждением реальности похода алан в Картли и поединка Вахтанга Горгасала с аланским военачальником Багатаром.

Саросий (сар «голова»+ос) — западно-аланский царь VI в. К 60 гг. VI столетия политические границы страны алан-осов на западе достигли Большой Лабы, на востоке — верховьев Аргуна. Часть занимаемой аланами территории была объединена под властью одного правителя — источники того времени упоминают Саросия, «басилевса страны», верховного правителя, ведавшего внешними сношениями части аланских племен, вошедших в его конфедерацию. Это указывает на заметный шаг в консолидации алан-осов и социальный переворот в верхах общества, в результате которого «соцарствующие» архонты (т. е. родовая знать) потеряли прежние функции в управлении.

Независимый правитель («повелитель», «глава») Саросий неоднократно упоминается в источниках той поры. Впервые византийские авторы говорят о нем в 558 г., когда константинопольский военачальник в Колхиде Юстиниан получил от него письмо. Саросий выступил посредником царя аваров, пожелавших установить отношения с империей. Последний раз его упоминает Феофан в описании событий 571—572 гг., когда аланы приняли участие в войне с персами. Все это подчеркивает правоту исследователей, которые видят в Саросии главу западной аланской конфедерации, носившего титул сар-и-ос «глава осов». Неясен лишь повод, благодаря которому он выдвинулся в единоличные правители.

Конечно, такой финал представляется закономерным итогом развития аланского общества: дифференциации населения, раскола элиты, прогрессирующего наступления новой военной аристократии на позиции старой родоплеменной знати. Стимулировало этот процесс участие алан в ирано-византийских войнах. И все-таки, как нам представляется, была какая-то «последняя соломинка, которая сломала горб верблюду». Мы имеем в виду стихийное бедствие. Возможно это была чума, распространившаяся в середине VI в. в Византии, Иране и у всех «варварских народов». В империи чума держалась 4 месяца («во всей силе держалась только три»), унося множество жизней: «смертность стала возрастать более и более, так что в день умирало до пяти, даже до десяти тысяч человек и более».

Если аланы входили в число «варварских народов» (Прокопий), у которых свирепствовала чума, то Саросий мог воспользоваться этим обстоятельством. Дело в том, что на определенном этапе развития общества воображение народа наделяло вождей и первых царей сверхъестественными способностями, и в соответствии с этими верованиями предполагалось, что ход природных явлений в какой-то мере находился под их контролем. На них возлагали ответственность за плохой урожай, плохую погоду и другие стихийные бедствия. При этом исходили из того, что власть вождя или царя над природой, подданными, рабами и т. д. осуществлялась посредством волевых актов. Поэтому если имели место засухи, голод, эпидемии, бури, народ связывал эти напасти с преступным поведением своего властителя. За это его наказывали и даже убивали. В таком изменении поведения народа (от безоговорочного подчинения до лишения жизни) нет ничего непоследовательного. Напротив, он ведет себя совершенно логично. Если правитель является воплощением божества*, он обязан хранить свой народ; если же он этого не делает, то должен уступить место более способному. Причина его насильственной замены новым владыкой кроется в том, что царь, одновременно являвшийся и магом (жрецом), от которого зависело благополучие стад и полей, в какой-то момент, как полагали, начинал терять свою магическую потенцию, что грозило бедствием всему народу. Поэтому его заменяли более «способным» преемником.

Конечно, родоплеменной вождь, которого сместил Саросий, мог и не быть еще столь сакрализованной фигурой, но и он в какой-то мере был «повинен» в неурожаях и болезнях. Следовательно, Саросий мог использовать распространение чумы для устранения конкурента.

В своей внешнеполитической деятельности Саросий четко придерживался традиционно дружественных отношений с империей. Согласно анализу В. Б. Ковалевской, территория конфедерации

Саросия охватывала верхнюю Кубань, Пятигорье и современную Балкарию — только здесь оставались в то время неподвластные Ирану перевальные пути, а в них и была в первую очередь заинтересована Византия. Ведь в пору самых напряженных схваток с Ираном ей необходимы были новые союзники, поэтому империи никак нельзя было терять связи со степью. Именно к Саросию в 558 г. обратились авары с просьбой помочь связаться с Византией. О силе и влиянии Саросия свидетельствует желание византийского посла к тюркам Земарха на обратном пути представиться правителю Алании. Сопровождавших его тюрков Саросий разоружил и только тогда подпустил к себе.

Саросий был хорошо осведомлен о ходе военных действий в Лазике. Зная, что в Сванетии находился в засаде персидский отряд, он посоветовал Земарху воспользоваться другим перевалом — «Даринской дорогой», северокавказским участком знаменитого Великого шелкового пути (скорее всего речь идет о Клухорском перевале). Проводить столь твердую внешнюю политику можно было только опираясь на прочные тылы. В. Б. Ковалевская развила гипотезу А. А. Иессена о том, что появление серии поселений с системой строго продуманной организации обороны по всем горным долинам, уходящим к перевальным путям, связано с деятельностью того же владетеля Саросия. Эта гипотеза дает объяснение появлению значительных масс населения в предгорьях и горных районах (опустошенных чумой?), до последнего времени поражавшее специалистов своей неожиданностью и массовостью. Приобретает оно и довольно четкую датировку ~ третья четверть VI в.

Единообразие памятников западной Алании заметнее, чем восточной; византийское влияние здесь сильнее. Для империи Саросий был ценен в первую очередь как «владетель» и устроитель своей земли, контролировавший горные проходы. Не случайно в это время сюда перемещается трасса Великого шелкового пути.

Конечно, Саросий был ценен для Византии и как военный союзник, поставщик дружин. «Аланы и Авасги, издревле христианам и римлянам дружественные...» — писал Прокопий. Царь лазов, продолжал он далее, «заключил с аланами и савирами союз» и они обязались «не только предохранять земли лазов от всякого разорения, но и Иверию так опустошить, чтобы персам не было впредь возможности вступить в нее. Гуваз обещал аланам и савирам, что царь заплатит им означенные деньги».

Участие военных группировок алан (как западных, так и восточных) в ирано-византийских войнах способствовало все большему отрыву военной аристократии (багатаров и алдаров) от рядовых соплеменников, укреплению их позиций. Войны усиливали власть верховного военачальника; избрание его преемников из одного и того же клана постепенно переходило в наследственную власть.

* Скифские цари, например, воспринимались как личностное воплощение всего социального организма. Такое представление весьма характерно для архаических обществ, где благополучие царя и процветание коллектива воспринимались как две стороны одного явления, связанные отношениями причинности. В лице царя скифов совмещались две функции: мирской власти и высшего, божественного знания. В связи с последним, нелишне напомнить о находке золотого перстня скифского царя V в. до н. э. Скила. На перстне изображена богиня с зеркалом в руках, сидящая на троне — символ получения власти скифским царем от божества. В греческой надписи на перстне упоминается еще одно имя—Аргот. По мнению специалистов, это имя первоначального владельца перстня —деда Скила. Антропоним Аргот является, очевидно, греческим переводом скифского имени Уарка (ср. осет. Уœрхаг «волк»). Интересно, что в эпосе осетин первопредок правящего рода Ахсартагата также носил имя Уæрхаг. Легенда о нем и его потомках — тотемический миф о происхождении племени от волка.

"Аристократия Алан" Ф.Х. Гутнов. Владикавказ "ИР" 1995.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Участники форума «Машук-2017» обменялись 13 Тб информации по сетям «Ростелекома»
  • Королева
  • «Ростелеком» выступил телекоммуникационным партнером Всероссийского форума профессиональной навигации «ПроеКТОриЯ»
  • Осетины
  • "Ночь кино-2017" приглашает…
  • Фиагдонские мосты
  • Фиагдон ждет в гости "Южную палитру"
  • Раскрасить Фиагдон
  • "Я счастлив, что мою музыку поют, играют, любят…"
  • «Ростелеком» построил оптическую сеть в Ирафском районе Северной Осетии
  •   Архив
    Сентябрь 2017 (41)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
    Апрель 2017 (40)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru