поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Система образов эпоса в современном романе
Автор: 00mN1ck / 9 мая 2015 / Категория: Нартский эпос, Культура
Газдарова А. Х., г. Владикавказ

Нартский эпос осетин — плод творческого гения народа. Его духом пропитана вся жизнь потомков творцов Нартиады. Нартские сказания — истоки всей нашей культуры и духовности, в них воплощена наша история и народная философия. Этим и обусловлено бережное отношение народа к своему величайшему творению. «Песню о нартах, — писал В. Б. Пфаф в 70 х годах XIX века, — осетин слушает до сих пор с таким же благоговением, как мы, европейцы, — Евангелие»[1]. На рубеже тысячелетий осетин, к сожалению, песнь о нартах в основном не слушает, а читает. Но эпос не теряет своей жизненности и продолжает оказывать благотворное влияние на развитие национальной культуры Осетии.

Поэтическое творчество народа является началом словесности, источником художественной литературы. Верность данного заключения подтверждается всей историей осетинской литературы, которая, по словам Нафи Джусойты, «выросла на почве народного творчества» [2].

Взаимосвязи осетинского фольклора и литературы в науке освещаются давно и успешно. Им посвящены отдельные статьи и монографические исследования. Однако, на наш взгляд, данная тема является сложной, многоплановой и неисчерпаемой. Многие ее аспекты становятся актуальными проблемами как фольклористики, так и литературоведения. Об этом говорят теоретические дискуссии 70 80 годов ХХ в., которые выявили две тенденции в решении данного вопроса. Определенная часть литераторов стала на путь отрицания использования фольклора и его традиций в современном искусстве. Другая часть ученых и писателей подходит к этому вопросу более взвешенно и утверждает плодотворность обращения к художественному опыту народа. Их мнение удачно обобщил Е. И. Осетров: «Устное народное творчество и сегодня, как и вчера, сильно живым бытованием. Оно и ныне столько же искусство, сколько явление живой жизни» [3].

Из всех жанров фольклора эпос оказал и оказывает наиболее интенсивное воздействие на развитие осетинской литературы.

Идеи, мотивы и образы эпоса естественно входят в плоть и кровь осетинской литературы. Однако, нужно иметь в виду, что освоение эстетического опыта фольклора писателями разных эпох и поколений происходит на различных уровнях художественного творчества.

Возможности использования мотивов и образов эпоса неограничены. К ним обращаются писатели разных идейно-эстетических направлений и творческих методов. Ими создаются произведения как нравственно-философского характера, так и произведения социального звучания. Характерными в этом отношении являются поэмы современных поэтов Ахсара Кодзати и Шамиля Джикаева.

Поэма А. М. Кодзати «Двенадцатиструнная» основана на мотиве о создании осетинской арфы, ставшей символом искусства и национальной самобытности. Сказание «Как появился фандыр» — одно из трагических и возвышенных творений человечества. Поэт А. Кодзати воспевает дух и величие творчества, добрые деяния человека, высокие цели его жизни и назначения.

Поэма Ш. Ф. Джикаева «Цветной сон» создавалась на рубеже 80-90 х годов ХХ в. В ней отблеском пожарищ и кровавых событий отразились тревоги нашего смутного времени. Мифический герой эпоса, хитроумный Сырдон, волею рока оказался в современном городе. Бывалый нарт, прошедший сквозь огонь и воду, поражен негативными проявлениями жизни людей конца XX столетия. Чудовищная жестокость, безнравственность, бездуховность — вот то зло, которое не приемлет даже «злой гений нартов», «коварство неба и хитрость земли».Поэма завершается страстной молитвой Сырдона о возможности вернуться из ада земного в царство мертвых. Контрастом эпического прошлого и современной цивилизации автор глубоко вскрывает язвы нашего времени, пагубные последствия урбанизации и социальных противоречий.

С конца 70 х годов в осетинской прозе появились новые художественные формы, т.е. произведения, которые выросли на основе мифологии и эпоса. Первым из них был роман Н. Г. Джусойты «Слезы Сырдона» (1979 г.).

В основу романа положены сюжеты национального эпоса «Нарты». Но писатель в определенной мере опирался и на опыт мировой литературы, на традиции современной интерпретации легенды и мифа. Отражая современную действительность в зеркале мифа или сказания, осетинский писатель, на наш взгляд, не мог пройти мимо таких явлений литературы XX века, как «Иосиф и его братья» Томаса Манна, «Загадка Прометея» Лайоша Мештерхази и др.

Роман «Слезы Сырдона» вызвал горячие споры и противоположные суждения. Возникают вопросы, оправданно ли обращение современного писателя к фольклору и его традициям? Правомерна ли интерпретация мифа и легенды в духе проблем современной действительности?

Казалось бы странным, зачем Нафи Григорьевичу Джусойты, писателю высокого творческого и нравственного потенциала, остро переживающему все боли времени, пытающемуся активно способствовать улучшению сегодняшней жизни народа, понадобилось углубляться в отвлеченный мир мифов? На этот вопрос можно ответить словами известного ученого А. Бочарова: «Причины тяготения к мифу… общественная потребность найти в бурно меняющемся мире стабильные, опорные ценности, ориентиры; разобраться в характере и перспективах борьбы добра и зла» [4]. Именно боль и тревоги уходящего века привели осетинского романиста к сюжетам эпоса, где во весь рост встает трагическая фигура Сырдона, создателя фандыра (арфа), человека творчества и глубокого ума, но одинокого, униженного и оскорбленного.

Тема Сырдона — злободневная тема XX века. Трагический персонаж эпоса, можно сказать, является «героем нашего времени» — и понимать это надо не в символическом смысле слова. Речь идет о том, что в героях романа есть многое из того, что характерно для людей нашего времени. Это, прежде всего, относится к поступкам тех персонажей, которые странным образом похожи на сильных мира сего. Автор стремится показать определенную взаимосвязь между тем, что происходило в то отдаленное время, и тем, что происходит у нас на глазах. И поэтому тема Сырдона — тема наших дней.

Почему Н. Джусойты обращается к мотивам эпоса? Почему его привлекла судьба Сырдона? Это сложные вопросы. Образ Сырдона в эпосе — сложный, противоречивый. Он «коварство неба и хитрость земли», он злой гений Нартов. Васо Абаев говорит о нем: «Имя его стало нарицательным для обозначения хитрого и ловкого пройдохи, способного на всякие козни, но в трудную минуту умеющего выручить себя и других своей изобретательностью… В нем нет ничего от героического духа Сослана или Батрадза. Его главное орудие — это язык, острый, ядовитый и беспощадный, вносящий повсюду раздор и вражду. Это оружие оказывается зачастую более опасным и разрушительным, чем мечи и стрелы сильнейших Нартов» [5].

Отрицательные черты Сырдона характеризует и Жорж Дюмезиль: «Вредность его проявляется на тысячу ладов: жестокие насмешки и оскорбления по поводу общих и личных несчастий, злорадное удовольствие предсказывать грядущие беды, давать пагубные советы (хотя все же Сырдон никогда не выступает на стороне великанов против Нартов). Он зачинщик и подстрекатель всякого рода ссор. Злоба толкает его на легкомысленные и преступные проделки, после которых он подчас насилу уносит ноги» [6].

Но в то же время Сырдон — яркая личность, притом личность творческая. С его именем связано создание фандыра, символа музыки и поэзии, символа творчества. За свои проделки он наказан. «Скорбь возвышает и облагораживает даже злодеев, — пишет В. И. Абаев, — и мы видим, что в эту ужасную минуту Сырдон вырастает перед нами в яркую и трагическую фигуру, внушающую невольное уважение. Он делает арфу…» [7]. Благодаря этому дару он стал полноправным человеком среди Нартов. В некоторых сказаниях Сырдон выступает как летописец жизни, и деяний Нартов [8]. Поэтому и нартоведы утверждают с полным правом тот факт, что Сырдон является одним из любимых героев эпоса, что он не менее популярен, чем знаменитые Нарты.

Внимание писателя привлекали позитивные стороны образа Сырдона, его интересовала судьба творца и мыслителя в обществе, основанном на праве сильного и богатого. Он высветил в его деяниях и в его характере именно творческое начало.

Основное, и с чем не согласилась критика в романе Нафи Джусойты, это то, что персонажи романа не похожи на героев эпоса и даже резко противоположны. Но факты показывают, что героев эпоса сам народ не создал идеальными. Писатель только сделал более очевидными их отрицательные черты, ибо у него были совершенно иные идейно-художественные цели и задачи, чем у творцов эпоса и народных сказителей, он создавал не героическое сказание, а современный социально-философский роман. Поэтому его образы во многом отличаются от образов эпоса.

«Одним из основных и наиболее архаичных в нартовском эпосе является образ Сатаны» [9]. В. И. Абаев называет этот образ «самым замечательным в эпосе». «Сатана, — говорит он, — истинная мать народа, центр и сосредоточие нартовского мира… Без ее участия и совета не обходится ни одно знаменательное событие… «Наша хозяйка — Сатана» — это высшая похвала женщине в устах осетина…» [10]. И в сюжете романа она играет одну из главных ролей. Ее образ во многом послужил автору для раскрытия и решения поставленных перед собой задач.

Сатана в романе не наделена ни одной положительной чертой. В семейной жизни Сатана не придерживается строгих правил, данный мотив звучит и в эпосе, но там он большой роли не играет, теряется между ее положительными качествами.

В романе очень ярко представлен образ Сатаны — «матери нартов». В ее облике превалирует не доброта и женственность, а грубость и злость,отсутствие женского начала… В ее образе писатель раскрывает сущность власти и деспотизма, показывает разрушительную силу ненависти и зла. Перед нами не мать народа, а нартовская Беллона — богиня вражды и войны.

В романе воссозданы образы и других нартов в соответствии с авторской концепцией исторической эпохи. Так, Сослан лишен «солнечных черт», за ним не числится ни одного благородного поступка. Он с детства наделен разбойничьими задатками, его натура — это натура кровожадного хищника.

Верно заметила А. А. Хадарцева, что «по мере взросления его отрицательные черты умножаются и он становится профессиональным убийцей. Он человек войны, но не рыцарь». Он воплощение эгоизма и своекорыстия, он плод общества, в котором культивируют эгоизм и насилие.

«Более или менее лоялен по отношению к эпосу образ Хамица в романе», — отмечают исследователи осетинской литературы [11]. Этот нартский богатырь «поменял свое достоинство на волшебный зуб аркыза», при помощи которого он завлекал женщин в свои силки. Волочился за ними, забыв про мужскую, воинскую, богатырскую честь. «Когда то он был мужчиной и в походах, и на нихасе, и на свадьбе, но когда Сатана подарила ему этот злосчастный зуб, с тех пор все пошло кувырком». Он стал волокитой и чревоугодником, а это всегда противоречило народным представлениям о чести и достоинстве зрелого мужа.

Многие образы эпоса преобразованы автором в значительной мере. Этот процесс обусловлен творческим замыслом писателя. «Образ Урузмага в романе так обезличен, что его могло и вовсе не быть. Сатана сама вполне справилась бы с ролью обоих, потому что, по существу, все решает она сама. Функция Урузмага сводится лишь к тому, чтобы подчеркнуть властность, безаппеляционность, разнузданность Сатаны», — пишет А. А. Хадарцева [12].

Именно такой образ нужен был автору для яркого показа внутренней жизни «семьи».

В романе «Слезы Сырдона» образ Батрадза показан таким же идеальным, как и в эпосе. Сам автор романа пишет о нем: «То, что Батрадз у меня остался почти идеальным героем, отвечает концепции романа…» [13]. Батрадз — «рыцарь без страха и упрека». Он благородный, добрый, правдивый нарт. Он отважен, обладает огромной силой, ему не присущи такие черты, как коварство и хитрость, но он честолюбив.

В романе живут и действуют небожители: боги, дауаги, водный дух — мифический отец Сырдона Гатаг. Эти образы даются в романе для того, чтобы сохранить единство эпического мира, расширить художественную значимость созданной картины жизни. В. И. Абаев характеризует Нартов как «друзей богов и друзей природы» [14].

Автор, опираясь на традиции эпоса, обогатив мотивы фольклора творческим вымыслом, решил проблему, поставленную перед собой, а именно: показал жизнь эпохи военной демократии, жизнь, полную противоречий, жестоких конфликтов и кровавых сцен. Воображением творца он в форме романа воссоздал мир Нартов — «мир суровых воителей» (В. Абаев) и показал трагедию человека в этом мире зла и насилия.

По мотивам эпоса и преданий создан роман Михаила Булкаты «Седьмое путешествие нарта Сослана». Это роман-размышление о сущности бытия человека, об исторической судьбе народа, о его мудрости и стойкости в водовороте жизни. В сюжете романа органически соединяются эпический сюжет и притча, фантазия и реальность, история и современность. Это замечательное явление осетинской литературы свидетельствует о неограниченных возможностях и способах использования мотивов и образов эпоса, о его неувядаемой идейно-художественной силе — вечном источнике поэтического вдохновения и творческих свершений.

Примечания

1. Пфаф В. Б. Путешествие по ущельям Северной Осетии // Сборник сведений о Кавказе. — Тифлис, 1871. — Выпуск 1. — С.167.

2. Джусойты Н. Г. Традиции дореволюционной осетинской литературы // Очерк истории осетинской советской литературы. — Орджоникидзе, 1967. — С.13.

3. Осетров Е. И. Апология фольклора // Вопросы литературы. — 1978. — №5. — С.55.

4. Бочаров А. Звезда Эмрайна и скорлупа обыденности // Литературная газета. — 1978, 26 апреля.

5. Абаев В. И. Нартовский эпос осетин // Абаев В. И. Избранные труды. — Владикавказ, 1990. — С.192 193.

6. Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. — М., 1976. — С.92 93.

7. Абаев В. И. Указ. соч. — С.196.

8. Ирон адæмы сфæлдыстад. Дыууæ томы. — Т.1. — Орджоникидзе, 1961. — С.11.

9. Хадарцева А. А. К проблеме фольклора и литературы: на примере романа «Слезы Сырдона» // Литературная Осетия. — 1982. — № 6. — С.104.

10. Абаев В. И. Указ. соч. — С.160.

11. Хадарцева А. А. Указ. соч. — С. 108.

12. Хадарцева А. А. Указ. соч. — С. 105.

13. Джусойты Н. Г. Эпоха Нартов и «Слезы Сырдона» // Советский Иристон. — 1981, 2 июня.

14. Абаев В. И. Указ. соч. — С. 231.





Источник:
Газдарова А. Х. Система образов эпоса в современном романе // Народы Кавказа: история, этнология, культура. К 60-летию со дня рождения В. С. Уарзиати. Материалы всероссийской научной конференции с международным участием. ФГБОУ ВПО СОГУ им. К.Л. Хетагурова; ФГБУН СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А. – Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А, 2014. – 294 с.


Об авторе:
Газдарова Аза Хадзыбатыровна — доцент кафедры осетинской литературы СОГУ им. К. Л. Хетагурова, кандидат филологических наук (г. Владикавказ)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Лаборатория голоса
  • Творить сердцем
  • 400 тысяч фильмов посмотрели абоненты «Интерактивного ТВ» «Ростелекома» в 2016 г. на Юге в сервисе «Видеопрокат»
  • Аспар
  • Еще одна ученица дирижера Тамерлана Хосроева удивила Москву
  • Парижские тайны Владикавказа
  • Сказка о горячем сердце
  • Северная Осетия значительно переплатила за госзакупки в сфере здравоохранения
  • Сказка о красках
  • Большой бизнес не спешит в Северную Осетию
  •   Архив
    Март 2017 (43)
    Февраль 2017 (51)
    Январь 2017 (63)
    Декабрь 2016 (65)
    Ноябрь 2016 (23)
    Октябрь 2016 (31)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru