поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Введение
Автор: 00mN1ck / 18 марта 2009 / Категория: Ранние аланы
Ираноязычные племена евразийских степей — скифы, сарматы, аланы — с момента выхода на историческую арену сразу же попали в поле зрения древних авторов. Перемещаясь во времени и пространстве, вступая в контакты с разными народами и цивилизациями, они волею судьбы оказались участниками многих важных событий мировой истории, то являясь одной из причин крушения крупных держав, то, напротив, способствуя возникновению новых государств. Заимствуя у соседних народов некоторые обычаи и традиции, элементы культуры, принимая в свои ряды и ассимилируя иноплеменников, скифы и сарматы, в свою очередь, легко внедрялись в иноэтническую среду, влияя на ход социальных и культурных процессов. Например, аланы, по словам Г.Вернадского1, «сыграли одну из самых важных ролей в истории древнего мира, равно как и в начале средних веков... аланы... служили соединительной линией... между народами степей и Средиземноморья, между Востоком и Западом ... важность аланского искусства в истории цивилизации была широко признана еще до наших дней...» (Вернадский//Архив СОИГСИ, с.3-4).

Действительно, алан мы находим на огромном пространстве от Испании на западе до Ирана на востоке, от Британии на севере до Африки на юге. В Риме и Константинополе они стояли во главе кавалерийских отрядов, полков, армий, были крупными землевладельцами и консулами, патрициями и претендентами на императорский престол (Аспар, Ардабур и др.). В целом, как вслед за Б.Бахрахом отмечает В.Б.Ковалевская, (1992а, с.71) аланы «были в хорошей позиции, чтобы стать частью новой средневековой аристократии, ее элиты».

Согласно анализу итальянского ученого Ф.Кардини, «возникновением средневекового рыцарства Запад обязан... прежде всего иранским народам, находившимся к северу от Кавказа — скифо-сарматам... средневеквая военная структура запечатлела в себе только им одним свойственный оригинальный облик. Нет сомнений, что это особенно проявилось на техническом уровне2. Однако нам представляется, что это утверждение применимо и к сфере духовного влияния3» (Кардини 1987, с.42). Примечательно, что несколько алан было канонизировано католической церковью. В Западной Европе аланы, по Б.Бахраху, не только оказали «влияние на развитие военного искусства и облика аристократии», но и оставили след «в художественном ремесле, религии и литературе» (Бахрах, 1993, с. 108-110, 114-141). Ираноязычные пришельцы оказали такое влияние на быт и культуру народов Старого Света, что автор «Истории Британии» эпонима (родоначальника) Европы назвал Аланом (Ковалевская, 1992а, с. 74).

Заметный след оставили аланы в истории народов юго-восточной Европы. Показательно в этом отношении иранское имя основателя Дунайской Болгарии хана Аспарука. Лингвисты в этнониме видят иранский термин Aspa-ruk «светлый конь» и рассматривают это как свидетельство тесного переплетения «булгарских и иранских элементов». Некоторые современные болгарские исследователи полагают, что население протоболгарского социума изначально являлось полиэтничным, включавшим в себя потомков сарматов. Аланы входили и в состав населения Хазарии, что привело к культурно-религиозному синтезу4 и появлению в структуре хазарского пантеона иранских божеств (Бубенок, 1997, с. 19-20).

Значительную роль играли аланы (как скифы и сарматы) на юге России. А.П.Новосельцев, отмечая некоторые лексические заимствования древнерусского языка, подчеркнул, что, например, термины «богатырь» и «боярин» имеют «явную иранскую этимологию». И в принципе речь должна идти «о лексическом и даже общественном наследии древних насельников нашего юга — иранцев... часть которых слилась со славянами и участвовала в этногенезе юго-восточной части русского славянства» (Новосельцев, 1986, с.42). Новые исследования ученых подтверждают данный вывод. Анализ материалов погребения VI-VII вв. ус. Мохнач вблизи Харькова привел археологов к выводу «о более глубоком, чем это считалось ранее, проникновении сармато-аланских элементов культуры в среду славянского населения» (Аксенов, Бабенко, 1998, с. 120). Как тут не вспомнить слова П.И. Шафарика: «Деяния Алан весьма важны для истории древних Славян» (Шафарик, 1837, т.1, кн.2, с.294).

Проблема древних иранцев юга России вызывает интерес и по другим аспектам; отметим некоторые из них: 1) время формирования и этносоциальное развитие различных иранских союзов племен; 2) их роль в этнических процессах и эволюции общественного устройства горцев Кавказа; 3) место в этнической истории алан-осетин; наконец, 4) соотношение между различными ираноязычными «археологическими культурами» (по терминологии В.А.Городцона). Говоря о последнем аспекте, отметим, что практически все специалисты признают преемственность ираноязычных этносов нашей страны. Тем не менее, скифология, сарматоведение и алановедение существуют фактически автономно, из-за чего имеются искажения в освещении некоторых вопросов. В частности, в таком важном вопросе, как генезис осетинского (аланского) народа, недостаточное внимание уделяется ираноязычному населению Кавказа в античный период, а это мешает познанию исторических процессов во всей их полноте и динамике. Согласно общепризнанной точке зрения, основу современного коренного населения Северной и Южной Осетии составили смешавшиеся с кавказскими племенами аланы (Происхождение. . .1967). Это мнение нашло отражение и в учебниках (Этнография.. .1982, с.261). При таком подходе как бы за бортом остается участие в этногенезе осетин скифов и сарматов. Вспомним предостережение В.И.Абаева об опасной тенденции «умалить или свести к нулю роль скифо-сарматского элемента в формировании осетинской этнической культуры». Возражая против этого, ученый отметил: «Имеем два объективных факта. Первый: иранские племена приходили и оседали. Второй: там, где они оседали, уже существовало коренное местное население (об этом говорит хотя бы топонимика), и нет никаких сведений, чтобы это население было истреблено или куда-нибудь выселилось. А раз так, то современное население этих мест может быть только результатом смешения указанных компонентов» (Абаев 1967, с. 18).

Ираноязычные племена оказали влияние на судьбы не только предков осетин, но и других горских народов. Особое место в истории Кавказа принадлежит аланам. Появившись здесь на рубеже н.э., они около полутора тысяч лет влияли на ход политических событий. Следует учитывать и тот факт, что современный этнический состав населения Северного Кавказа в основном сложился именно в указанный период. В этногенезе горских народов в той или иной степени принимали участие и аланы. Их вклад в этот процесс «еще требует всесторонней научной оценки, но и для осетина, и для балкарца, и для карачаевца наших дней нет сомнения в том, что аланы — их славные предки» (Ковалевская 1984, с.7); хотя иранскую речь сохранили только осетины.

Еще до недавнего времени приоритетными и актуальными у нас считались исследования по советскому периоду, хотя в теории признавалась независимость актуальности от хронологической близости к современности (Жуков 1987, с.226; Ковалъченко 1987, с.57). Из-за такого подхода образовались «белые пятна» в изучении прошлого всех народов бывшего СССР, в том числе и осетин. Красноречивые цифры общего числа профессиональных историков и тех, кто занимался дооктябрьским периодом, наглядно фиксируют чудовищный разрыв в отношении к различным периодам нашего прошлого. На уровне подготовки кадров высшей квалификации (по античности и средневековью) это отставание проецируется уже в первую четверть нынешнего века.

Со второй половины 80-х гг. ХХв. в отечественной науке происходит мучительный процесс раскрепощения исторического сознания, отказа от привычки к устоявшимся схемам и директивным оценкам, от страха «ошибиться» и не попасть в «общую струю» (Чубарян 1989, с.8). С этого же времени резко возрастает интерес к ранним этапам истории народов. В принципе человечество издревле проявляет интерес к своему прошлому, стремясь познать его. Отмечая это, В.Я.Петрухин и Д.С.Раевский (1998, с. 7) приводят блестящую иллюстрацию из стихотворения А.С.Пушкина:
Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

В нашей стране в «постперестроечный» период история, по оценкам специалистов, «приобрела огромную, можно сказать, даже чрезмерную, актуальность. Это относится к так называемой этнической истории» {Капица 1992, с.7). Однако удовлетворение возросшего спроса на историческую литературу «профессионально» не подготовлено. К тому же имеют место попытки во что бы то ни стало в кратчайшие сроки заполнить зияющие пробелы в изучении прошлого того или иного народа. Такая попытка без подготовки квалифицированных кадров, без должного обеспечения необходимыми средствами чревата негативными последствиями, на что уже указывал В.И.Марковин (1994; 1996). К сожалению, появились просто поверхностные, конъюнктурные исследования, наносящие вред не только науке, но и обществу. Как тут не вспомнить М.Блока: «Дурно истолкованная история, если не остеречься, может в конце концов возбудить недоверие и к истории лучше понятой» (Блок 1986, с.7).

В течение долгого времени в науке имело место скептическое отношение к истории т.н. «варваров».В конце XIX в. Г.Н.Потанин писал: «Пренебрежение ученых к степным народам задерживает развитие науки. Установлению правильных взглядов на роль этих «варваров» и на историю духовно-культурных заимствований мешают наше арийское высокомерие, ложная историческая перспектива». На пороге третьего тысячелетия Л.Р.Кызласов (1999, с. 195) с сожалением отметил: «За прошедшие столетие качественного изменения в подходах исследователей к этому предмету, увы, так и не последовало».

Такой взгляд на кочевников восходит к литературе эпохе эллинизма, для которой характерно противопоставление «грек — варвар» (позднее «римлянин — варвар»), переходившее в противопоставление «цивилизация — варварство». Однако и в ту далекую эпоху такое противопоставление возникло далеко не сразу. В античной литературе до греко-персидских воин практически не существовало конфронтации «грек-варвар» (Грацианская 1999, с.46-47). Формирование самого термина «варвар», первоначально связанного с непонятностью чужой речи, приходится на VI и. до н.э. Даже в памятниках конца V в. до.н.э. термин «варвар» в ряде случаев мог сохранять чисто лингвистическое значение (Иванчик 1999, с. 18). К началу н.э. в античной традиции сложился стереотип варвара — это любой не грек, не римлянин (реже — не македонянин). Как видно, этот стереотип оказывается не этническим, а этическим понятием (Грацианская 1999, с.57). В эпоху Великого переселения народов понятие «варвары» стало связываться с военным контекстом и, как правило, сопровождаться словами «осадили», «опустошили», «совершили нападение». В числе лидеров «варварского» мира источники той поры называют и алан (Буданова 1999, с. 14-15).

Упрощенный взгляд на кочевников как на варваров, не создавших свою цивилизацию, имел широкое хождение в науке вплоть до наших дней. Справедливости ради надо сказать, что в последние несколько лет имеет место «смена парадигм» — так условно охарактеризован процесс, происходящий в современной науке в отношении к «варварам», «варварскому миру» (Буданова 1999, с. 112).

На фоне активных дискуссий последних лет по актуальным проблемам скифологии и сарматоведения, как-то затерялась аланская тематика. Между тем, как в этнической, так и в социальной истории алан накопилось немало вопросов. Далеко до единства взглядов даже по ключевому из них — является ли термин «аланы» этническим, или собирательным, географическим? Слишком полярны оценки уровня развития общественного строя ранних алан, неясны факторы и механизмы, влиявшие на эволюцию их социальных отношений. Все это подчеркивает необходимость проведения новой широкой дискуссии по аланской проблематике (Исаенко, Кучиев 1995, с.31).

В данной работе вниманию специалистов и широкого круга читателей предлагается авторское видение решения ряда проблем этносоциальной истории ранних алан. Не претендуя на окончательное решение поставленных вопросов, свою главную задачу автор видит в систематизации и обобщении накопленного материала, тем самым определяя, в какой-то мере, направления новых поисков.

Сноски:
1 В другом месте Г.Вернадский подчеркнул значение Кавказа и алан в ранней истории славян. «Аланы, особенно та их ветвь, что известна как роксаланы (рухсасы), играли огромную роль в консолидации и объединении антов и других южнорусских племен. Вероятно, правящий класс у антов был аланского происхождения». Говоря о значении Кавказа, ученый отметил, что регион «культурно — как и можно было ожидать... был местом встречи Востока и Запада, христианства и ислама, византинизма и ориентализма, иранской и тюркской цивилизаций и образов жизни. В силу такой сложной историческои почвы... к взаимоотношениям между Русью и Кавказом следует подходить как к особой проблеме». «Из коренных племен Северного Кавказа два представляются особенно важными для изучающего русскую историю из-за ранних и близких связей с русскими. Это осетины и касоги (адыгейцы)» (Вернадский 1996а, с.375, 376). Вообще, к проблеме взаимовлияния ираноязычных и славянских племен Г.Вернадский обращался во многих своих исследованиях. «Иранский период обладал фундаментальной значимостью для последующего развития русской цивилизации... именно иранцы заложили основание политической организации восточных славян. Искусство Древней Руси было также пропитано иранскими мотивами» (Вернадский 1996, с.115-116).

2 Французский исследователь Я.Лебединский отмечает «глубокий след скифо-иранских народов, легший на военные традиции (и вообще на культуры) их преемников в зоне юго-восточной Европы. Без учета этого следа многое в истории Украины и Южной России — непонятно» (Лебединский 1997, с.195).

3 Еще П.И.Шафарик, опираясь на Эдду, предполагал, что скандинавы «заимствовали многие религиозные обряды у Алан». Этноним «аланы» в глубокой древности был занесен в Скандинавию «скитавшимися Норманнами...». П.И.Шафарик полагал, что от алан «происходил Один, знаменитый герой Скандинавских повестей» и главный бог викингов. В сагах «главное жилище Асов называется Asgard, т.е. город или край Асов, в котором объяснители обыкновенно видят небольшую область Аспургиан, на берегу Черного моря, или же нынешний город Азов на Дону, хотя, может быть, под ним разумелось собственно местопребывание Алан где-нибудь на Днепре». В другом месте П.И.Шафарик писал: «можно полагать, что Один был герой, происходивший собственно от Сарматских Алан и поселившийся в Скандинавии» (Шафарик 1837, т. 1, кн. 2, с.294-312; кн. 3, с. 114).

4 Мовсес Каганкатваци среди божеств, которым поклонялись хазары, назвал бога молний Каура. А.П.Новосельцев, усматривая в нем иранское божество, предположил его связь с древнеиранским названием солнца. В первой части имени другого хазарского божества — Аспандианта (второе имя Тангри-хана) ученый выделил иранский корень Aspa — «конь» и предположил, что «это было сарматское (массагето-аланское) божество, отражавшее культ лошади, столь важный у кочевников» (Новосельцев 1990, с.81, 145-146).

Источник: Гутнов Ф.Х. Ранние аланы. Проблемы этносоциальной истории - Владикавказ: Ир, 2001.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Назим Гиджрати. История Владикавказа. Эксперто. Зёрна знаний
  • «Касаев. Диалоги» Назим Гиджрати
  • СИНХУÆЛЭ ÆРТÆ ШЭПÆРÆМ УÆЛАЖЭГЭ номæй — НАУКУ-РЕЛИГИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА начали форматировать ир-ирон-аллон-эллин-алан-ас-осетины
  • СИНХУÆЛЭ ÆРТÆ ШЭПÆРÆМ УÆЛАЖЭГЭ номæй - ну надоело читать ваши опусы про "индоевропейский" и "иранский" осет-яз
  • Конкурс "Ирон дæн æз"
  • Авторы мало или вовсе не известных ИЗДАНИЙ по ранней истории цивилизации — мы ПРИГЛАШАЕМ К МИРОВОЙ ДИСКУССИИ ПО РАННЕЙ ИСТОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  • Топ 7 способов избавиться от неприятного запаха в кроссовках
  • ОПРОВЕРЖЕНИЕ ОЦЕНОК МИРОВОЙ ЛИНГВИСТИКИ и АРХЕОЛОГИИ о ПЕРВЫХ ПЯТИ ТЫСЯЧАХ ЛЕТ из ПОСЛЕДНЕГО 12-титысячелетия ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ
  •   Архив
    Май 2019 (6)
    Апрель 2019 (5)
    Март 2019 (8)
    Февраль 2019 (26)
    Январь 2019 (22)
    Декабрь 2018 (27)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2019 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru