поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Доброе утро, Солтан!
Автор: 00mN1ck / 3 ноября 2007 / Категория: Литература » Живут в Сирии осетины
В самом начале своего рассказа я упоминал о том, как мой давний друг, начальник Владикавказского аэропорта Мурат Каргинов наказал мне обязательно найти в Сирии Солтана Каболова. Мурат оперативно и без проволочек уладил наши дела с билетами до Москвы и обратно, благословил нас в дальнюю дорогу, попросив святого Уастырджи ока­зывать нам всяческое содействие в пути, затем вручил мне свою визитку: «Передай вот это Солтану Каболову. Скажи, что от брата Мурата Каргинова. И пусть не забывает нас, мы всегда рады будем получить от него весточку, а еще лучше — увидеть его»,
Я,.конечно, не мог не уважить просьбу Мурата, да и сам был весьма заинтересован в том, чтобы встретить на чужбине как можно больше своих земляков.
И вскоре представился случай. На второй день нашего пребывания в Дамаске нас, по заранее разработанной программе пребывания в Сирии, пригласили в посольстве СССР в этой стране. Работники по­сольства приняли нас очень тепло, а заместитель посла Сергей Яков­лев (сам посол отсутствовал из-за болезни) подробно расспрашивал нас о цели визита в Сирию, об Александре Дзасохове, давал советы, как вести себя в чужой стране, делился своими обширными познаниями в области восточного этикета, обычаев и нравов сирийцев... Я слу­шал очень внимательно, стараясь не упустить ничего из сказанного. Все это, действительно, было очень интересно. В конце беседы Яков­лев ответил на наши вопросы. Встреча уже подходила к концу, и я спросил о Солтане Каболове: «Он работает здесь в Дамаске, но где именно, не знаю. Если можно, помогите разыскать...»
Искать долго не пришлось. Каболову тут же, при нас позвонили и сообщили, что его разыскивают земляки. Беря в руку трубку, я уже заранее знал, чем именно приятно удивлю Каболова и с огромным удовольствием произнес приветственную фразу по-осетински: «Дж райсом хорз, Солтан!» На том конце провода некоторое время озадаченно молчали. Затем дрожащий от волнения мужской голос так же по-осетински ответил мне: «Да будут счастливыми и удачными и твои дни!»
Потом Солтан стал расспрашивать меня, кто я, с кем приехал, сколько времени мы здесь пробудем, где сейчас находимся... А буквально через несколько минут он приехал к нам. Надо было видеть, какой радостью светилось его лицо, как сияли.его глаза, когда он увидел нас! Мы креп­ко обнялись, начались расспросы, воспоминания, как и положено в таких случаях...
Солтан рассказал нам о себе. Он был родом из селения Кадгарон, здесь в 1952 году окончил среднюю школу. Так же, как я и многие другие наши сверстники, не помнил своего отца, погибшего на фрон­те. По рассказам односельчан, он был уважаемым в селе человеком и оставил о себе в Кадгароне добрую память. И сын его, Солтан, старал­ся быть достойным его имени. Он выбрал профессию летчика-испыта­теля. Трудная и опасная это работа. Как нам впоследствии рассказывал Мурат Каргинов, во время испытаний новейших образцов авиацион­ной техники Солтан несколько раз спасся лишь чудом, ему приходи­лось даже катапультироваться. Правда, обо всем этом сам Каболов при встрече с нами скромно умолчал. И невольно в голову приходит мысль: «У нас в Осетии немало людей, чей образ жизни, чьи личные качества — самоотверженность, мужество, героизм, высочайший профессиона­лизм — могли бы стать прекрасным примером при работе с молодежью. Почему бы, допустим, нашим республиканским газетам не завести пос­тоянную рубрику на эту тему и регулярно не публиковать интересные материалы об этих людях?»
Но это так, к слову. Вернемся к нашей встрече с Солтаном Каболо-вым. Как выяснилось, он только что вернулся из Осетии. Несмотря на постоянную занятость на службе, Солтан использовал малейшую воз­можность, чтобы лишний раз побывать на родине: «Я всегда там ду­шой и сердцем. Вот и недавно опять съездил, повидал сельчан, ро­дственников, Мурата Каргинова, проведал своего учителя Буренина в Ардоне, с внуком Валериком побывали на празднике в роще Хетага, вместе кричали «оммен». Я получаю всегда от таких поездок огромный заряд душевной энергии, и это дает силы переносить тяготы разлуки с любимой Осетией...»
Солтан — мудрый тамада и знаток осетинского этикета, знает нема­ло чудесных тостов и умеет произносить их с чувством, я бы даже сказал — с вдохновением. В этом мы убедились воочию, когда через несколько дней он пригласил нас к себе в гости.
На наш звонок дверь открыл внук Солтана Валерик, тот самый, который еще совсем недавно вместе со своим дедом внимал тостам седобородых старцев под сенью рощи Хетага и кричал «оммен». Маль­чик был рад нашему приходу, весь вечер не отходил от гостей и все старался чем-нибудь услужить нам, сделать приятное...
Познакомились мы, разумеется и с супругой Солтана — приветли­вой и улыбчивой Тамарой. Она очень обрадовалась нашим подаркам — портрету Коста и книжке «Осетинская лира», искрение благодарила нас за них... И я в который раз вспомнил напутствие наших Друзей в Осетии, советовавших взять с собой в Сирию в качестве подарков по­больше книг на родном языке, портретов писателей, и в первую оче­редь, конечно, портреты Коста... Потом мы ели прекрасные осетинс­кие пироги, приготовленные хозяйкой дома, вспоминали Осетию, дру­зей, знакомых и, конечно же, произносили тосты за тех, кого любим, уважаем и помним...
Тут я позволю себе небольшое и далеко не лирическое отступление.
Возможно, мой рассказ покажется не совсем правдоподобным, воз­можно, кто-то недоверчиво усмехнется, читая эти строки. Но я ничего не выдумал и все было именно так, как я сейчас расскажу.
Итак, единственным местом, где мы первый и последний раз упот­ребили в Сирии за столом спиртное, был дом Каболовых. Здесь на столе были и русская водка, и американское виски, и разные сорта сирийских вин. Как и положено за традиционным осетинским застоль­ем, мы воздали хвалу Всевышнему, как всегда, от души попросили святого Уастырджи помогать нам и нашим близким в пути, выпили за мир и дружбу между народами Сирии и Советского Союза. И до этого и после наши радушные хозяева — и рядовые сирийцы, и местные журналисты — во время встреч и приемов накрывали нам такие ро­скошные столы, что, как говорится, разбегались глаза. Достаточно ска­зать, что в ходе визита у нас была идеальная возможность очень близко познакомиться с разнообразнейшей сирийской кухней. Для нас ничего не жалели... Единственное, чего каждый раз не хватало на столе — это крепких напитков.
Ну, не пьют в Сирии, что тут поделаешь! Не принято у них... И сирийцы немало этим гордятся. Потому что здесь практически нет преступности —- чрезвычайно редки случаи воровства, насилия, дру­гих правонарушений. Азамат Албегов (о нем чуть позже) рассказывал: «Можно целый месяц оставить двери своего дома совершенно откры­тыми, и никто туда не зайдет, никому и в голову не придет что-либо унести...»
А я вспомнил, как по нашему телевидению однажды прозвучало объ­явление примерно такого содержания: «Кооператив «Дарьял» по ваше­му заказу изготовит замки, которые сумеете открыть только вы сами, для взломщиков и воров наступают тяжелые времена. Поспешите в «Дарьял»!
Хотел я рассказать об этом Азамату, да вовремя спохватился — таким вещами не принято хвастаться, тем более в гостях...
И еще о спиртном. Уже прилетев из Дамаска в Союз, в одном из полутемных переходов московского метро я увидел, как два молодых длинноволосых парня тянули дешевое вино прямо из горлышка. И перед глазами вновь на миг возникли недавние картинки — ломящие­ся от всевозможных яств столы гостеприимных сирийцев и бутылки «Кока-колы» с приятным, соблазнительным шипением, напоминаю­щим журчание чистого горного родника.
Но это было после... А пока мы сердечно поблагодарили Каболовых за теплый прием, за приятно проведенный вечер, простились с радушной хозяйкой дома Тамарой, маленьким Валериком и Солтан на своей машине за считанные минуты доставил нас в гостиницу. Здесь он по­желал нам спокойной ночи, и мы распрощались, чрезвычайно доволь­ные проведенным вечером...
Но на этом приятные сюрпризы не закончились. Войдя в простор­ный, светлый холл гостиницы и подойдя к метрдотелю, чтобы забрать ключи от номера, я вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, я увидел пожилого мужчину, который сидел в низком кожаном кресле в углу и смотрел в мою сторону. «Не из мест­ных ли он осетин,» — подумал я. Но тут мужчина перевел изучающий взгляд на шедших за мной Хаджимурата и Юрия. Правда, из нас троих ни один внешне не был похож на осетина, у Юрия типично русская внешность, мы с Хаджимуратом тоже светловолосые. Поэтому, воз­можно, мужчину одолевали сомнения, во всяком случае, активных дей­ствий, чтобы войти с нами в контакт, он не предпринимал. Мы подня­лись к себе в номер, но не успели еще расположиться, как в дверь постучались и вошел тот самый незнакомец, сидевший в холле. «Здесь можно спросить по-осетински, я не ошибся?» — проговорил он и на широком лице заиграла добрая улыбка. Большие темные глаза засвер­кали по-молодому, в них светилась неподдельная радость... Это был тот самый Азамат Албегов, о котором так много рассказывали.нам в Осетии и чье интервью по республиканскому радио мы с таким внима­нием слушали вместе с матерью. Помните?.. «Даже деревья на древней и прекрасной земле Осетии мне бесконечно дороги. Если бы мог, каж­дое из них обнял бы и крепко-крепко прижал к своему сердцу...»
При этих словах моя мама не могла сдержать слез, а мне они надо­лго запали в душу... Да и не только мне одному...
Азамат много сил отдавал тому, чтобы еще больше сплотить сирий­ских осетин, прививать молодежи любовь к родному языку, к традици­ям и обычаям предков...

Д. Дауров. Живут в Сирии осетины

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • ТЕКСТАМИ ПОСЛЕДНИХ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ — КАК И ЭТИМ к 120-летию ВАСО АБАЕВА — ПРИГЛАШАЮ К МИРОВОЙ ДИСКУССИИ
  • Золото Осетии
  • Fitness, bibs: how, when and why to train them
  •   Архив
    Март 2020 (3)
    Февраль 2020 (11)
    Январь 2020 (3)
    Декабрь 2019 (7)
    Ноябрь 2019 (1)
    Октябрь 2019 (7)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2020 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru