поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
От Саросия до Дургулеля. Эволюция верховной власти в позднепотестарном обществе алан
Автор: 00mN1ck / 14 октября 2007 / Категория: Интересные материалы » Аланы
Вторая половина I тысячелетия в истории народов Старого Света стала временем важных социально-экономических и культурных перемен. В Средиземноморье, на Ближнем Востоке, на Кавказе, на просторах Евразии формируется новый феодальный способ производства и устанавливаются новые общественные отношения. Политическое и экономическое сближение племенных и территориальных объединений привело к их лингвистической и этноструктурной интеграции. В результате образовался ряд раннефеодальных народностей, ставших в дальнейшем основой формирования современных народов и наций.

В истории средневекового Кавказа особое место принадлежит аланам. Появившись здесь, на рубеже н. э., они около полутора тысячи лет определяли ход политических событий, оказали влияние на этнические процессы в регионе. Именно в указанный период сложился этнический состав населения Северного Кавказа. Серьезные изменения произошли в быту самих алан, у которых к концу I тысячелетия сформировалось раннеклассовое общество. Его возникновение связано с эволюцией политической организации их общества – военной демократии (военной иерархии).

В предлагаемой статье предпринята попытка восстановить эволюцию института власти и конкретные этапы формирования государства у алан.

Сведения о господствующей социальной верхушке и структуре управления у алан сохранили средневековые авторы. Самые ранние свидетельства по данному вопросу относятся к первым векам н. э. и содержатся в работах грузинских историков XI в. В описании событий первых веков н. э. они упоминают «царей овсов»1. Но реальное существование института царской власти у алан в это время сомнительно. Алано-овские «цари» первых веков скорее всего были крупными племенными вождями, либо предводителями объединений аланских племен Северного Кавказа.

Примерно в то же время источники отмечают еще одну социальную группу у алан. По сообщению Тацита, в противоборстве с Арменией «царь Грузии Фарасман, поднимает сарматов, скептухи которых, приняв подарки от обоих сторон по обычаю своего племени отправлялись на помощь и к той и к другой».2Судя по данному сюжету аланы не представляли единого этносоциального организма. Отдельные «скептухи» действовали независимо друг от друга. Термин «скептухи» К. Ган переводил как «князья»3. Ю. Кулаковский как «державцы»4. Очевидно, имеются ввиду родовые старейшины, родовая знать. Старейшины руководят, но в походах не участвуют. Дружины возглавляют военные предводители.

В этой связи большой интерес представляют свидетельства древнегрузинсих историков Л. Мровели и Джуаншера. Описывая противоборство алан и грузин в середине V в., они называли и лиц, ставших во главе войск – грузинскими дружинами командовал «царь» Вахтанг, аланами – военачальник Багатар. Последнего летописцы называют «исполином» и «голиафом» т. е. характеризуют как широко известного пользовавшегося славой воина, но не царя5. Характерно обращение к нему Вахтанга: «Не перейду я через реку ибо я царь. Не приближусь я к рати овсетской, ибо от погибели моей погибнет все мое войско. Ты же раб и от сокрушения твоего не убавится войску овсетскому…»6. Следует отметить, что «Багатар» скорее титул, чем имя. В то время багатарами у алан называли высший слой военной аристократии.

Начало второй половины I тысячелетия на Кавказе ознаменовалось новыми потрясениями – столкновением Византии с Ираном. В этот конфликт были втянуты почти все народы региона. Участие алан в войнах между Византией и Ираном оказало серьезные воздействия на социальные процессы, способствуя отрыву родовой, а особенно военной аристократии от массы рядовых соплеменников. Обособилась социальная группа знатных конных воинов7.

В середине I тысячелетия военно-служилая знать овсов была неоднородной. Дружины возглавляли вожди – полководцы, а сами дружинники подразделялись на отдельные социальные группы. Это деление нашло отражение и в языке. Термином «багатар» обозначали элиту военной аристократии. Следующая прослойка служилой знати обозначалось одним из ранних полувоенных, полусословных терминов «алдар». Он восходит к периоду военной иерархии и первоначально обозначал не более как военный предводитель.

Наконец, существовала прослойка дружинников – конных воинов живших, главным образом, крестьянским трудом и почти ни чем не отличавшиеся от родовых общинников. По существу, эта та же «молодшая дружина», которая хорошо известна в Киевской Руси8.

Демографический «взрыв» VI в. характерен для всего населения гор и предгорий, которое принято отождествлять с аланами. Это событие имело большое значение в истории кавказских алан. Возрастающая плотность населения вынуждает к более тесному сплочению как внутри, так и по отношению к внешнему миру. Союз родственных племен становится повсюду необходимостью, а вскоре возникает необходимость слияния их в одну общую конфедерацию. К 60 – м годам VI политические границы страны алан переросли границы общности V в.: на западе достигли границы Большой Лабы, на Востоке верховьев Аргуна, часть занимаемой аланами территории в VI в. была объединена под властью одного вождя. Источники того времени упоминают «басилевса» страны, верховного правителя, ведавшего внешними сношениями части аланских племен, вошедших в его конфедерацию7. Титул «басилевс» византийского происхождения, и на исходной почве обозначал «императора». Однако, применительно к аланам, он имел иное значение – скорее всего имелся ввиду глава социума западных алан.

Древнеармянские авторы, начиная с Мовсеса Хоренаци, на Северном Кавказе середины I тысячелетия выделяли две аланские общности – западную «ас-дигор» и в восточной местности «Ардоз». В. Ф. Миллер местность «Ардоз» связал с Владикавказской равниной.9 А. В Гадло конкретизировал: «Ардоз Кавказских гор» - это весь район низменности, орошаемый Тереком, до его поворота на Северо-Восток, ниже впадения в р. Сунжу.10

Основная тенденция этносоциального развития V-VI вв. формирование предгосударственных объединений – прослеживается отчетливо. Исследования последних лет склоняют к мысли о том, что у алан существовало два этносоциальных организма – Западное (с центром в верховьях р. Кубань) и Восточное (примыкающее к Дарьялу).5 Процесс консолидации западных алан завершился на рубеже 40-50 гг. VI в. социальным переворотом, в результате которого «соцарствующие » а были отстранены от управления. В источниках неоднократно упоминается независимый правитель Саросий. Впервые византийские авторы говорят о нем в 558 г. когда Юстиниан сын Германариха, константинопольский военачальник в Колхиде, получил от него письмо. Саросий выступил посредником царя аваров, пожелавшего установить отношения с империей.4

Последний раз его упоминает Феофан в описании событий 571-572 гг., когда аланы приняли участие в войне с персами. Все это подчеркивает правоту исследований, которые видят в Саросии главу западной аланской конфедерации, носившего титул «сар-и-ос» (глава овсов).7

По мнению Ф. Х. Гутнова, укреплению власти Саросия способствовало разразившееся в это время бедствие – эпидемия чумы. В Византии и Персии чума продержалась 4 месяца, унося множество жизней, в день умирало до 5 тысяч человек.

Если аланы входили в число варварских народов, у которых свирепствовала чума, то Саросий мог воспользоваться этим обстоятельством. Дело в том, что на определенном этапе развития общества воображение народа наделяло вождей и первых царей сверхъестественными способностями и в связи с этими верованиями предполагалось, что ход природных явлений находился в какой-то мере под их контролем. На них возлагали ответственность за плохой урожай, плохую погоду и другие стихийные бедствия. Поэтому, если случались голод, эпидемия, бури, засуха народ связывал эти напасти с преступным поведение правителя. За это наказывали или заменяли более «способным приемником».11

Конечно, родоплеменной вождь, которого сместил Саросий, не был еще столь сакролизованной фигурой, но и он в какой-то мере мог быть «повинен» в неурожаях и болезнях. Следовательно, Саросий мог использовать распространение чумы для устранения конкурента.

В своей внешнеполитической деятельности Саросий четко придерживался традиционно дружественных отношений с империей. Территория конфедерации Саросия охватывала верхнюю Кубань, Пятигорье и современную Балкарию – только здесь оставались неподвластные Ирану перевалочные пути, а в них была в первую очередь заинтересована Византия. Ведь в пору самых напряженных схваток с Ираном ей необходимы были новые союзники, поэтому империя искала пути укрепления связей со степью. О силе и влиянии Саросия свидетельствует желание византийского посла Земарха, направляющегося к тюркам представиться правителю алан.

По утверждению В. Б. Ковалевской, появление серии поселений с системой строго продуманной обороны по всем горным долинам, уходящим к перевальным путям, связано с деятельностью того же владетеля Саросия. Единообразие памятников западной Алании заметнее, чем в восточной – влияние здесь сильнее. Для империи Саросий был ценен в первую очередь как «владетель» устроитель своей земли, контролировавший свои проходы.12

Иной предстает социально-политическая история V-VI вв. восточной Алании. Процесс консолидации восточных алан сопровождался борьбой вождей за первенство в союзе племен. Интересен в этой связи рассказ Мовсеса Хоренаци о том, как армянский полководец Смбат по приказу своего «царя» Артошеса пошел с войском на землю аланов на помощь брату Сатиник, потому что отец Сатиник умер, а другой, завладев землей алан, преследовал брата Сатиник». Данный сюжет свидетельствует не о внутренней борьбе за лидерство, а межплеменных столкновениях у восточных алан.7

В течении VI-VII вв. в условиях постоянной внешней опасности и борьбы за расширение своей этнической территории в горах, межплеменные различия внутри алано-овского объединения отходили на второй план и уступали место основной линии их этносоциального развития - консолидации. Свидетельством этого являются мощные заградительные системы, которыми овсы пытались прикрыть освоенные ими в предгорной зоне территории. Так, в Куртатинском ущелье появляется Хилакский оборонительный комплекс – стена протяженностью 335 м., укрепленная массивными башнями. Толщина стены от 3 до 5 метров. Дата постройки 638 г.14 Примерно в это же время появляется мощная заградительная система в Касарском ущелье.

Археологические материалы горной полосы Осетии VII-VIII вв. указывают на имущественное расслоение и социальную стратификацию в среде местного населения. Инвентарь могильников неодинаков по своему составу. Так, из 9 исследованных катакомб в с. Балта, меч обнаружен только в одном, из 27 катакомб с. Чми мечи находились лишь в двух. Сабли, копья, панцирь – находки редкие и неизменно связанные с богатством остального инвентаря. По мнению археологов, мечами были вооружены имущие люди, составляющие конную дружину.

VIII в. отмечен всевозрастающей ролью военно-служилой знати в социальной структуре аланского общества. Постепенно назревал конфликт между старой родоплеменной и новой военно-служилой знатью. Объективные причины для обострения конфликта были. Во многих племенах особенности понимания института «царской» власти отражали скорее ритуально-магическую, нежели административно-политическую функцию первых «царей». Они обеспечивали процветание организма, общества, не столько управляя им, сколько выполняя строго регламентированные традиции, ритуалы. Жизнь их превращалась в цепь тяжелых запретов, они все более устранялись от управления страной и реальная власть сосредотачивалась в других руках. В связи с этим привлекает внимание фигура аланского владыки полководца Итаксиса. По Феофану, Итаксис выступает как сильный и независимый от грозной Хазарии властитель. Источник именует его неоднократно «владыка».7 Специалисты полагают, что Итаксис – это титул и сближают его с иранским титулом «питиахш», обозначающий «второго царя» в ряде государств Кавказа и Средней Азии. Здесь же следует отметить, что средний слой военно-служилой знати алан - алдары (первоначально военные предводители) – в средневековой Осетии составили сословие феодалов, а само слово «алдар» стало переводиться как «князь». Высший слой военной аристократии - багатары в государстве алан составил элиту, представители которой к X в. захватили царский трон.

Таким образом, VIII-IX вв. в истории алан отмечены серьезным ростом социального статуса военной аристократии, сумевшей потеснить старую родоплеменную знать. Последующее историческое развитие привело к изменению структуры верховной власти у алан, узурпации царского трона представителями элиты дружинной знати.

О появлении института аланских царей, как о верховных сюзеренах и властителях, стоявших на верхней ступени феодальной иерархии мы можем говорить лишь с X в. К концу IX в. Хазария ослабла, аланы освободились от хазарского влияния, восстановив свой политический суверенитет. Ослабление влияния хазар создало предпосылки для экономического развития Алании – закончилась арабо-хазарская война, степи к северу от Терека и Кубани перешли под контроль алан, стимулируя развитие скотоводства.1

X в. стал «золотым веком» в истории Алании, временем ее наибольшего военно-политического могущества, четко зафиксированного в источниках. В наставлениях сыну византийский император Константин Багренородный упоминает «державца Алании», который «мог парализовать своими набегами в хазарские климаты» всякие их военные предприятия и держать их в постоянном страхе». Царю Алании Византия посылала грамоты с золотой печатью достоинством два солида и он именовался «духовным сыном императора». Владыки абазгов, иверов, албанцев и др. народов получили приказы и только властитель Алании трактуется как «самостоятельный государь».4

В X в. аланы действительно представляли собой большую политическую силу, с которой были вынуждены считаться соседние народы и государства, в том числе и могущественная Византийская империя. Столь быстрое возвышение Алании, до конца IX в. незаметной на политических горизонтах можно объяснить не только освобождением от хазарского влияния и улучшением и экономического положения, но и глубокими внутренними процессами. Это был этап классообразования и становления раннего государства, когда тенденция развития по пути централизации оказывается основной, и, в конечном счете, приводит к оформлению государства с институтом царской власти.

Масуди изображает аланского царя как могущественного государя: «Царь алан выставляет 30.000 тыс. всадников, это царь могущественный и сильный, пользующийся огромным влиянием, чем остальные цари».15 Помимо столицы - Магаса – у алан находятся еще крепости и угодья, расположенные вне этого города, которые царь время от времени объезжает.

Могущественные аланские цари, проводящие «твердую политику среди других царей» располагающие организованным войском в 30 тыс. всадников, играющие занятную роль в международной политике не могли исторически появится ни раньше, ни позже. Они должны были появиться в условиях постоянной внешней опасности. Верховная власть в аланском обществе X-XI вв. сосредоточилась у высшего слоя военной аристократии – багатаров. Арабские источники упоминают «царя алан по имени Б. гайр, каковое имя прилагается к каждому из своих царей». Титул «багатар», как уже отмечалось, первоначально применялся по отношению к полководцам, но с развитием социальных отношений он получил новый оттенок и в некоторое время применялся и в отношении царей. Таким образом, цари указывают на связь с определенным типом знати - военной аристократией. Одновременно царь носил и заимствованный у хазар титул «кэркундедж».15

Одним из могущественных царей Алании был Дургулель Великий. Его политическое значение в международных делах характеризуют династически связи: сестра Дургулеля Борена вышла замуж за грузинского царя Баграта IV; византийский император Михаил Дука был женат на племяннице Дургулеля Марии Аланской. В течении четверти века Дургулель и его армия играли ключевую роль в развитии событий не только на Кавказе, но и в передней Азии и на Ближнем Востоке.16 В 1062 и 1065 совместное войско Дургулеля и Баграта IV через Дарьяльский проход вторглось в мусульманский Арран и возвращалось с богатой добычей.

Оценивая внутреннее положение Алании в свете изложенных фактов, мы должны обратить внимание на то, что Дургулель свободно пользовался как Дарьяльским проходом, так и перевалами в верховьях Кубани.

В этом можно видеть косвенное свидетельство известной политической монолитности Алании во второй половине XI в. Судя по всему аланский царь был фигурой деятельной. Не менее активное участие Дургулеля и в византийских делах. Когда в 1071 г. Михаил Дука вступил в брак с Марией Аланской, аланы появились в составе Византийской армии и участвовали в сражении с сельджукским султаном Алп-Арсланом при Манцикерте.

Дургулель Великий – наиболее знаменитая фигура на политическом горизонте Алании XI в. при котором она достигла пика своего могущества. Но эта фигура не могла вырасти без предшествующей традиции. Узы связей между господствующими классами Алании, Грузии, Византии наблюдались и раньше (Саросий).

Не затрагивая проблему аланской государственности (в этом вопросе остается еще много спорного и неисследованного) проследим изменение структуры власти и управления у алан от первых веков на Кавказе до формирования раннеклассового общества. Как видим одним из существенных факторов формирования господствующего класса у алан явилось исполнение функций военного лидерства, а военная аристократия к моменту образования государства смогла потеснить старую родоплеменную знать. Изложенный материал позволяет выделить 3 этапа формирования классов и государства.

1 этап
- I-VI вв. консолидация алан на Кавказе в два этносоциальных организма – западное и восточное (родовая знать – архонты, скептухи; военная знать - багатары, алдары).
2 этап
- VII-VIII вв. укрепление позиций военной аристократии, совмещение правителями гражданских и военных функций (Итаксис - питиахш).
3 этап
- VIII-XI вв. Объединение двух аланских ЭСО западное и восточное в раннеклассовое общество, появление института царской власти

ПРИМЕЧАНИЯ:
1.Кузнецов В. А.Очерки истории алан. Владикавказ,1992. с.230.

2.Тацит Корнелий. Сочинение в 2-х томах. Л., 1970. т. 1.с.170.

3.Ган К.Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе // СМОМПК 1884, 1890. Вып. IV с.115.

4.Кулаковский Ю. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев, 1899. с.11.

5.Гутнов В. Х.Эволюция верховной власти у алан в период военной демократии // Кавказ и цивилизации Востока в древности и средневековье. Владикавказ, 1993. с.27.

6.Мровели Л.Жизнь картлийских царей / Пер., предисл. и комм. Г. В. Цулая. М., 1979. с.84.

7.Гутнов Ф. Х. Средневековая Осетия. Владикавказ, 1993. с.36.

8.Гутнов Ф. Х. Из истории формирования военно-служилой знати у алан (IV-X) вв. // Изд. СКНЦВШ Ростов, 1988. № 4.

7. Там же с.34.

9. Миллер В. Ф. Миллер В. Ф. Осетинские этюды. М., 1881. Ч.1. с. 109-116.

10. Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л., 1979. с. 164-165.

11. Куббель Л. Е. Очерки потестарно-политической этнографии М., 1988. с.41.

12. Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М., 1984. с.133-135.

13. Тменов В. Х. Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии. Орджоникидзе, 1984. с.62-64.

14. Наглер А. О. О датировке Хилакской оборонительной стены // Археология и вопросы социальной истории Северного Кавказа. Грозный, 1984. с.58.

7. Там же с.47.

1.Там же с. 231.

4. Там же с. 52-53.

15. Караулов Н. А. Сведения арабских географов IX и X веков о Кавказе, Армении и Азербайджане. Тифлис, 1902. 1908. Вып. III. с. 53-53.

15. Там же с. 53.

16. Гутнов Ф. Х. Аристократия алан. Владикавказ, 1995 г. с.47.


К. М.КОДЗАЕВ


при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • KART-kært - «огороженная территория, огороженное место», в азиатских и кавказских ЗНАЧЕНИЯХ еще и «город» [ИЭСОЯ т.1, с.587]. Как равно и в Европе..
  • REFERENCE OF ESTIMATES OF WORLD LINGUISTICS AND ARCHEOLOGY ON THE FIRST FIVE THOUSANDS OF YEARS FROM THE LAST 12 thousand years
  • GREAT RESEARCH - THREE RESULTS. БОЛЬШОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ — ТРИ ИТОГА
  • Эрдоган и археологи мира с фестивателя-2019 должны оплатить ОТВЕТ НА ВОПРОС — ПОЧЕМУ ВСЕ ОВАЛЫ ХРАМОВ ГЕБЕКЛИ-ТЕПЕ БЫЛИ ЗАСЫПАНЫ ЗЕМЛЕЙ
  • Полтавский предприниматель Баляшкин Денис Игоревич помогает бездомным животным!
  •   Архив
    Август 2019 (2)
    Июль 2019 (7)
    Июнь 2019 (3)
    Май 2019 (13)
    Апрель 2019 (5)
    Март 2019 (8)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2019 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru