поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Аланы и Анты
Автор: 00mN1ck / 15 ноября 2008 / Категория: Интересные материалы » Аланы
Vernadsky G. «Ancient Russia», New Haven, 1943.
Перевод и комментарии А.X. Бекузарова.
ВЕРНАДСКИЙ ГЕОРГИИ ВЛАДИМИРОВИЧ
известный американский ученый-ориенталист,
русский по происхождению,
профессор Массачусетского университета


Глава III. Сарматская эпоха.
2. Центральная Евразия в сарматскую эпоху.


Аланы и Анты(Стр. 82—84). Некоторые исследователи проблемы Ю—Чи предполагают, что в период их появления в Восточном Туркестане они были известны как Arsi. Это название можно сравнить с названием Arsi — одного из главных сарматских племен. Вероятно, в результате всевозможных миграций II и I вв. до н. э. основная часть Аорсов ушла на запад в районы Волги и Дона, часть же племени осталась в Туркестане. Более очевидна, однако, связь между Ю—Чи и другим сарматским племенем, Аланами. В китайской хронике, известной как «История позднего Хань» и законченной в V в. н. э., утверждается, что область Алан раньше носила название Ань-цай («An-ts'ai)[1]. Область Ань-цай впервые упоминается в сообщении китайского посла Чан-Киена в 128 г. до н. э. Возможно, она находилась возле Аральского моря. Так как Чан-Киен сам не посещал те земли, он скорее всего должен был получить информацию от Ю—Чи. Я считаю возможным, что само название провинции Ань-цай по происхождению Тохарское[2], происходящее от тохарского слова «Ант», что значит «равнина». Если это так, то анты (Anty, Antes) получили свое название потому, что они жили на равнинах или в степях. В этой связи можно упомянуть и название русского племени поляне, происходящее от слова «поле».

Впервые в западных источниках упоминание о племени Антов встречается у латинского географа Помпония Мелы, чья работа была написана около 44 года н. э. Согласно его информации, Анты жили где-то «выше» гипербореев и Амазонок. Плиний завершивший свою «Историю» в 77 г. н. э., также упоминает Антов. Греческие авторы этого периода не упоминают их, однако мы считаем, что они упоминают тот же народ под названиями Асии (Ασιοι), Асеи Ασαιοι или Ассайи (Ασσαιοι). Асии могут быть отождествлены с Асами («Асы» или «Ясы» русских хроник), которые являются предками осетин. Иначе Асы известны как Аланы. Как видно, китайские хроники отождествляют Алан и Ань-цай. Следовательно, Анты латинских авторов и Асии греческих — это всего лишь различные транскипции одного имени. Трансформацию имени Ант и Ас можно объяснить фонетическими правилами греческого языка. На основании сообщения Чан-Киена мы можем предположить, что около 127 года до н. э. Анты, или же Асы, жили вблизи от Аральского моря, на территории современного Казахстана.

Теперь обратим внимание на племя Осун (У—Сун)[3] в Джунгарии, которое было завоевано племенем Ю—Чи около 160 г. до н. э. Согласно китайским хроникам, у народа Осун были голубые глаза и белокурые волосы. Эти черты указывают на их арийское происхождение; вполне вероятно, что они были одним из сарматских племен, возможно, другой ветвью тех же Аланов, и, исходя из этой точки зрения, китайское описание внешности Осун можно сравнить с описанием Аланов Аммианом Марцеллином. Примечательно, что, согласно Страбону, существовала и другая форма имени Асы: Асии или Асиа-не (Asiani). Причем последняя форма очень близка к наименованию Осун. Шарль Карпентер, идентифицируя Асиев как Осун, заме чает, что имя Ас имеет параллельную форму Ос, которая сохранилась в названии осетин. Следовательно, Ос или Осун Джунгарии являлись ветвью Ас или Антов Казахстана. Хотя эта проблема довольно сложна, в любом случае из вышесказанного можно сделать вывод, что Асы или Анты жили во втором веке до н. э. в южном Казахстане и даже в Джунгарии.

Мы должны также принять во внимание, что как казахстанские Асы, так и джунгарские Осы были тесно связаны с Ю—Чи после вторжения последних в Туркестан. Оказывается, что во время Ю—Чи правил один из Аланских родов. Если это так, мы можем предположить, что позднее некоторые группы Ю — Чи присоединились к Аланам в их движении на Запад.

3. Сарматы в Южной России.

(Стр. 84—90). В сарматской политической организации было меньше единства, чем у скифов. В лучшем случае мы можем представить себе федерацию сарматских племен, но и эта федерация была достаточно номинальной.

Мигрировали обычно отдельные племена. Первыми в понтийских степях появились Языги. За ними последовали Роксоланы; затем Сй-раки и потом Аорсы. Последними появились Аланы. По М. И. Ростовцеву, Языги были не сарматским, а меотским племенем, вытесненным на запад в результате продвижения сарматов. Однако имена двух языгских вождей, упоминаемые историком Дионом Кассием (150— 325 гг. н. э.), звучат по-ирански. Следовательно, можно предположить, что если Языги и не были чисто Сарматским племенем, то их правящий клан имел иранское происхождение. Пересекши степи Юга России и двигаясь на запад, Языги осели примерно на 200 лет на берегах Черного моря между устьем Днестра и Нижним Дунаем, в регионе, приблизительно соответствующему позднейшей Бессарабии. В средние века этот регион получил название «Угол» в славянском звучании, а в греческой транскрипции ΟΩΛΟΣ , Татары называли его Буджак, что является переводом славянского топонима. Таким образом, Языги были близки к Добрудже, где остатки скифов осели после того как их вытеснили из Южной России. Позже в связи с экспансией Римской Империи в Добруджу, Языги вошли в сопро-косновение с римлянами, что объясняет, почему мы встречаем в римских источниках больше информации о языгах, чем о других племенах сарматов.

Римляне испытывали немало трудностей с Языгами, пытаясь вытеснить их из бывших Дунайских провинций. Во второй четверти I в. н. э. Языги передвинулись в степи Паннонии, между рекой Тисой и средним Дунаем. Роксоланы осели к востоку от Языгов, заняв степи между Днепром и Доном. Первую часть имени Роксоланы можно вывести из иранского Rukhs, что означает «светлый». Таким образом, Роксоланы — это явно «светлые Аланы».

Роксоланы образовали нечто вроде союза с Языгами и поддержали их несколько раз в борьбе против римлян. После возвращения Языгов на Средний Дунай Роксоланы стали их преемниками по «Углу» на нижнем Дунае. Описанием типичного облачения роксоланского воина мы обязаны Страбону. Его характеристика подтверждается последними археологическими свидетельствами.

К востоку от Роксоланов, на Нижнем Дону, находились владения Асов. Это имя происходит от иранского ors или uors что означает «белый». Следом за Аор-сами к юго-востоку от Азовского моря поселились Сираки. Они осели вокруг долины Кубани, где раньше находились земли Синдов. Часть последних была, возможно, вытеснена на юг к побережью и в горы. Оставшиеся (синды), несомненно, оказались в вассальной зависимости от пришельцев. К концу I в. н. э. как Аорсы, так и Сираки признали над собой главенство Аланов.

Обратимся теперь к Аланам. Как уже говорилось, они последними появились в Южной России и в результате заняли восточную часть территории. С конца I в. до IV в. н. э. они контролировали степи у Азовского моря от Нижнего Дона до Нижней Волги и до подножья Кавказских гор. Постепенно они подвинулись на север на Верхний Дон и Донец, вступив в смешанную лесостепную зону.

Мы уже упоминали, что в период второго и первого веков до н. э. Аланы играли важную роль в политической жизни Туркестана. Кажется вполне вероятным, что некоторые из их родов остались в Восточном Прикаспии, даже когда основная орда мигрировала на запад. К концу IV в. н. э. западные Аланы все еще сохраняли свои связи с востоком.

Аммиан Марцеллин пишет: «Аланы... населяют бесконечные степи Скифии; ... Аланы обращены к востоку и рассеяны между многолюдными и обширными племенами, их территории простираются до азиатских земель и до самой реки Ганга, пересекающей индийские земли и впадающей в южное море».

Совершенно очевидно, Аммиан имел в виду Индо-Скифское царство Ю—Чи; в этой связи нужно вспомнить, что, согласно Трогусу, правящей династией Ю—Чи была Аланская. Исходя из тесных связей между Аланами и Ю—Чи, можно предположить, что отдельные отряды Ю—Чи проникли в Южную Россию вместе с Аланами. Вполне вероятно, некоторые из Аланских кланов Южной России относились по происхождению к Ю—Чи.

Согласно Аммиану Марцеллину, Аланы, как и другие сарматские племена, были типичными кочевниками. «У них нет никаких шалашей, нет заботы о хлебопашестве... живут в кибитках... и перевозят их по беспредельным степям. Придя на изобильное травой место, они располагают в виде круга свои кибитки и питаются по-звериному; истребив весь корм для скота, они снова везут свои, так сказать города, расположенные на повозках; ... это их постоянное жилища».

Характеристика (Аммиана Мар-целлина) внешнего вида Аланов особенно интересна в связи с китайскими описаниями внешности Осун: «Почти все аланы высоки ростом и красивы, с умеренно белокурыми волосами; они страшны сдержанно-грозным взглядом своих очей, очень подвижны вследствие легкости вооружения, и во всем похожи на гуннов, только с более мягким и более культурным образом жизни»[4].

В религии Аланов, как и других сарматских племен, главенствовал культ Бога — Всадника, который отождествляется с Ахурамаз-дой или Митрой; он, очевидно, играл наиболее важную роль, хотя почитание Великой Богини скифской эпохи также продолжалось.

Необходимо заметить, что с распространением господства Аланов над обширными территориями их имя стало употребляться не только по отношению к собственно Аланам, но и к ряду покоренных ими племен, имевших разное происхождение. Говоря словами Ам-миана Марцеллина, «они мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них название своей народности, подобно персам». Среди племен, покоренных Аланами были и отдельные славянские племена; как минимум, одно из них, Анты, приняло имя своих новых правителей; как мы уже видели, Антами называлось одно из аланских племен в Туркестане. После того как Аланы установили свое господство на Северном Кавказе, они подобным же < образом присоединили к своему государству некоторые коренные племена. Таким образом, Кавказское племя Осетин или Осов или же Асов, возможно, имеет смешанное Аланско-Яфетическое происхождение[5].

Коренные племена Северного Кавказа, завоеванные Аланами, были хорошо знакомы с обработкой металла. Впоследствии они достигли сравнительно высокого искусства в изготовлении оружия. И это традиция позднее сохранилась у Антов.

Глава IV. Гуннская эпоха.

2. Вторжение гуннов и Гуннско-Антская война.


(Стр. 126—131). Мы уже выяснили роль гуннов в истории Китая и средней Евразии, а также их борьбу против Ю—Чи. При династии Хань (202 г. до н. э. — 220 г. н. э.) Китай обладал мощной силой и гунны терпели жестокие поражения. В течении I в. н. э. китайцы завоевали Восточный Туркестан и установили свое влияние над сухопутным караванным путем из Китая в Средиземноморье, имевшим огромное значение для торговли шелком. Под давлением китайских войск гуннские орды отошли на север и запад. Одна из них остановилась в районе озера Балхаш. Только во второй половине III в. н. э., когда в самом Китае начались неурядицы, Гунны вновь осмелели и возобновили свои нападения на древнюю империю.

В начале IV в. н. э. после ряда поражений, нанесенных Гуннами китайским войскам, правительство Китая было вынуждено разрешить части их (гуннов) войти в пределы Китайской империи; эти Гунны, будучи наемниками, по такому же соглашению осели в приграничных районах как некоторые германские и сарматские племена, ранее получившие земли на границах Римской империи. Однако в середине IV в. Гунны, в свою очередь, подверглись с северо-востока нападению племен предположительно Маньчжурского происхождения, которых китайские хроники называют Шэнь-Пи и Жень-Жень (Жуань-Жуань). Известно, что именно давление этих племен привело в конце концов к миграции Гуннов на запад. Самая восточная гуннская орда, отступая перед Маньчжурами, вытесняла соседнюю орду на запад и в итоге удар пришелся на Балхашскую орду. Часть Балхашской орды мигрировала в Туркестан, где они стали известны под названием Гун-нов-Эфталитов. Основная орда двинулась дальше на запад, продвигаясь к северным берегам Каспийского моря, и, в конце концов, проникла в регион Нижней Волги. Не позднее 360 г. н. э. Гунны пересекли Волгу и напали на Аланов.

Существует большое различие мнений по поводу этнического состава гуннской орды. Одни ученые считают их монголами (Паллас, Бергман, Байер, Нейман); вторые считают из уграми (Клапрот, П.П. Семенов); третьи — славянами (Забелин, Иловайский, Флорин-ский); четвертые — тюрками (Ку-ник, Вамбери, Радлов, Аристов). В целом общепринято мнение, что основная орда Гуннов имела тюркское происхождение, однако к ней присоединились Угры и Монголы, а на последних этапах ее движения некоторые Иранские и Славянские племена.

Гунны были кочевым народом. Аммиан Марцеллин говорит: «у них никто никогда не занимается хлебопашеством и не касается сохи. Все они, не имея ни определенного места жительства, ни домашнего очага, ни законов, ни устойчивого образа жизни, кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы, с кибитками, в которых они проводят жизнь... Никто из них не может ответить на вопрос, где его родина: он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше».

О гуннских воинах Аммиан Марцеллин говорит так: «... они плохо действуют в пеших стычках; но зато, как бы приросли к своим выносливым, но безобразным на вид лошаденкам...; на них каждый из этого племени днюет и ночует, покупает и продает, ест и пьет... Они так дики, что не употребляют ни огня, ни приготовленной пищи, а питаются полевыми кореньями и полусырым мясом всякого скота... Их потому можно назвать самыми яростными воителями, что издали они сражаются метательными копьями..., а в рукопашную, очертя голову, мечами рубятся и на врагов набрасывают, сами, уклоняясь от удара кинжалов, крепко свитые арканы...»[6]

Судя по описанию Аммиана Марцелина, мы можем предположить, что он в основном имел дело с монгольскими соединениями гуннской орды. Монгольский тип лица казался как римлянам, так и грекам столь причудливым, что они верили, будто эти черты являю ся результатом хирургической операции щек, делавшейся каждому гуннскому ребенку. «При самом рождении делаются на щеках ребенка глубокие надрезы острым оружием для того, чтобы рост выступающих со временем волос притуплялся образующими морщины рубцами и, таким образом, они стареют безбородыми и лишенными всякой красоты». Аполлинарий Сидоний, автор V века, делает такое же заявление.

Теперь вновь обратимся к истории нашествия Гуннов. Уже говорилось, что Аланы первыми приняли на себя основной удар Гуннов. Они не смогли противостоять ему. Часть их полностью подчинилась и вошла в состав гуннской армии. Другая часть ушла на Северный Кавказ, чтобы покорить тех своих соплеменников, которые проникли туда намного раньше. В итоге значительная часть Аланов отошла на север в район Верхнего Донца, который еще до гуннского нашествия также контролировался Аланами и Асо-Славянами.

После разгрома Аланов с гун-ским нашествием столкнулись Остготы. Король Эрменрих лично повел свои войска против гуннов. Но и Остготы не сумели оказать им сопротивления. Их войско было разгромлено, а сам Эрменрих пал в битве (370 год н. э.)...

...После смерти Эрменриха часть Остготов и Герулов признали власть Гуннского хана. Небольшая часть обоих племен последовала за Аланами, ушедшими на Северный Кавказ...

...Когда отступающие Остготы достигли Днепра, то увидели, что путь к дальнейшему отступлению перекрыт Антами, которые жили в регионе Буга... и таким образом между ними началась война. Характерно, что Аммиан Марцеллин, чье описание этих событий очень кратко, не делает различия между западными и восточными Асами или Аланами, но указывает в общем на войну между Аланами и Готами. Очевидно, что для Аммиана Марцеллина нападение Витимира на западных Антов было лишь эпизодом Алано-Готской войны в целом.

Он пишет: «царь Витимир несколько времени сопротивлялся Аланам, полагаясь на других Гуннов, которых он деньгами привлек на свою сторону; но после многих поражений потерял жизнь, подавленный силой оружия».

Решающая битва между Аланами и Остготами произошла на реке Эрак (теперь Тилигул) около 375 г. Иордан, возможно, используя некоторые древние саги, описывает эту битву, как поединок в стрельбе из луков между королем остготов и королем Гуннов (т. е. Аланов).

3. Великое переселение народов и экспансия алан на Запад.

(Стр. 131 —137). Разгром Остготов Аланами подготовил почву для дальнейшего наступления Гуннов против Готов. Аланы выступали в качестве гуннского авангарда. После успешных действий авангарда основная армия гуннского хана — собственно гуннская орда — пришла в движение. У Остготов не было иного выбора, кроме как отступать дальше на запад к берегам Днестра. Там они создали укрепленный лагерь и попытались оказать решительное сопротивление. Королем был избран юный сын Витимира — Ви-дерих. От его имени все дела вели двое вождей: Алафей и Сафрак. Причем имя второго представляется гораздо более иранским, нежели готским...

...Весной 377 года кровавая битва, которая однако не стала решающей, произошла между Вестготами и римскими войсками у Маркиано-поля. Вестготы призвали на помощь как Аланов, так и Остготов. Император Валент сам повел свои войска против соединенных сил «варваров». Решающая битва произошла под Адрианополем. Конница Аланов и Остготов разрушила строй римской армии и в наступившем беспорядке Вестготы изрубили большую часть римской пехоты. Сам император Валент погиб в битве (9 августа 378 г.).

Между тем Гунны, вытеснив Готов из Бессарабии, не двигались дальше и оставили Аланов заниматься Дакией. Гунны уделяли много внимания Северному Кавказу и постепенно установили там свой контроль.[7] Аланы, Остготы и Герулы, нашедшие себе здесь убежище, с 370 г. были вынуждены признать сюзеренитет хана Гуннов. 'В 395 году Гунны проникли в Закавказье и даже совершили набег на Сирию.

На западе Аланы, выступавшие как вассалы гуннского хана, очистили Дакию от остатков различных германских племен, ранее осевших в этом регионе, таких как Вестготы, Тайфалы, Гепиды, Бургунды и др. Большая часть их теперь ушла дальше на запад в район Среднего Дуная; некоторые группы признали власть Аланов. Главная орда Аланов осела теперь в Бессарабии и Молдавии и река Прут стала известна как «Аланская река». Возможно, что к этому периоду относится и основание города Яссы, «города Асов», т. е. Аланов. Он упоминается как «Рынок Асов» (Ас-ский Торг) в русских хрониках XVI века[8]. Но Аланы не ограничились лишь Дакией. Задолго до этого некоторые группы Аланов, поддерживаемые время от времени Гуннами, проникли в регион Среднего Дуная. Не позднее 380 г. Аланская орда переправилась через реку Тису и столкнулась с Языгами, чьи владения находились в то время между Тисой и Дунаем, а также с Вандалами, располагавшимися в Паннонии к западу от Среднего Дуная.

Пока Аланы вплоть до конца IV века двигались на запад, их сюзерены Гунны не проявляли интереса к собственному продвижению в Европу. Напротив, они проявили желание вести дела с римской империей. Дважды в начале V века Гунны и Аланы помогали Стилихону отразить атаки Германских племен. Завербовав подразделения варваров на службу империи, ее правителям удалось влить здоровую молодую кровь в стареющие жилы империи.

С военной точки зрения варвары представляли собой более лучший воинский материал, нежели деморализованные коренные жители. К счастью для империи, в ее казне все ещё хватало золота, к тому же часть варваров получала вместо денег земли. Таким образом, Готы, Гунны и Аланы вошли в состав армии и ослабляли соперничество между собой. Некоторые из них стали занимать высокое положение в армии и в руководстве империи. Стилихон был сам Вандалом по происхождению. Император Западной Римской империи Грациан питал склонность к Аланам, из числа которых была сформирована гвардия. Сам Грациан обычно носил аланское одеяние и опоясывался аланским оружием. Аланская гвардия не была расформирована даже после его смерти в 383 году. Эта часть упоминается в Notitia Dignitatum в начале V века.

Мы видели, что Аланские полчища появились на берегах среднего Дуная еще в 380 году. Наплыв Аланов в Паннонию продолжался и в дальнейшем до тех пор, пока к началу V в. здесь не скопилась значительная их орда. В 406 году эти Аланы присоединились к Вандалам, двинувшимся в Галлию. Дальнейшие войны Западной Аланской орды оказали влияние на историю Европы и, как мы увидим, Африки больше, чем на Россию. Однако они должны в определенной мере интересовать и исследователей русской истории. Из всех народов, вторгавшихся в Южную Россию в Сарматско-Готскую и Гуннскую эпохи, Аланы проложили наиболее глубокие пути в Россию и вошли в гораздо более тесные связи с коренным населением (особенно со Славянами), нежели любое другое мигрировавшее племя. Как мы знаем, именно Аланские роды создали племена Славян-Антов и мы можем предположить, что в составе западной Аланской орды были отряды Антов (Ассов-Славян) и Руссов (Ruks—As). Таким образом, западная экспансия Аланов была первым вторжением славян в Европу. Ко времени появления Аланов и Вандалов в Галлии царил хаос. Значительная часть страны все еще номинально находилась под властью Рима, поддерживаемой возвращенными из Британии легионами. Однако у этих легионов не доставало сил для того, чтобы остановить вторжение различных германских племен. Франки проникли в северозападную часть Галлии, между тем как Бургунды следовали за Аланами и Вандалами. Вскоре после вступления в Галлию Аланы разделились на две части. Одна, во главе с Гоаром, заключила соглашение с местными Римскими властями. Другая, во главе с Респендиа-лом, осталась верной своему союзу с Вандалами. Последние столкнулись с Франками и были бы разгромлены, если бы не помощь Аланов Респендиала. Однако, влияние нападения Франков выразилось в дальнейшей миграции Вандалов. В 409 году они, в союзе с воинами Респендиала, ушли в Испанию. У союзников не было особых затруднений с завоеванием этой страны, которую они поделили между собой (411 год). Аланы получили, как свою долю, провинции Лузитанию и Картахену. Название города Антии, которое указывается в рукописи неизвестного географа из Равенны, может быть отмечено как свидетельство Алано-Антской колонизации Испании в этот период.

Теперь обратимся к судьбе Аланской орды Гоара. Гоар предпринял некоторые усилия возродить власть Рима и Галлии, с целью чего он заключил соглашение с Бургундами. Галло-римлянин Иовин по инициативе Гоара был в 412 году провозглашен императором. Однако прежде чем Иовин получил необходимое время для укрепления своей власти, в Галлию вторглась новая волна варваров — Вестготов. Известно, что в начале правления императора Феодосия 1 Вестготы были поселены во Фракии и Македонии как союзники империи. Они, конечно, оказались очень беспокойными союзниками, особенно под главенством энергичного Алариха, избранного королем в 395 году. Аларих стал вторгаться в Грецию и Италию. Правитель Западной Римской имерии Стилихон должен был предпринимать все возможные меры, чтобы задержать Вестготов, но в 408 году он был убит наемным убийцей и у Алариха не осталось преград. Вестготы всей мощью вторглись в Италию и, в конце концов, разграбили и сам Рим (410 г.). Вскоре Аларих умер и его преемник Атаульф согласился оставить Италию при условии, что под его правление будет отдана Галлия.

Весной 412 года Вестготы перешли через Альпы и от имени императора Гонория захватили Южную Галлию. Положение претендента на трон Иовина, поддерживаемого Аланами, стало весьма ненадежным. Ему не удалось договориться с Вестготами и, в конце концов, он был арестован и казнен (413 год). Следующим шагом стала попытка посадить в Галлии своего императора Аттала. Наступил беспокойный период. В 414 г. Вестготы напали на город Бурдигаль (ныне Бордо). Полин, римский префект Бурдигаля, скрывался в соседнем городе, из которого он отправил посланца с просьбой о помощи к королю Аланов (возможно к Гоа-ру). Король прислал на защиту Полина мощный Аланский отряд и Вестготы отступили.

В 416 году они вторглись в Испанию и напали на соединенные силы Аланов и Вандалов. Два года Вестготы вытесняли своих противников на юг и в 418 году нанесли Аланам решающее поражение у Тарте-са (ныне Кадис). Король Аланов, Аддак, погиб в битве, а Аланская орда была разбита настолько, что ее остатки теперь смешались с Вандалами. Правитель последних стал носить титул короля Вандалов и Аланов. В 427 году Вандалы и Аланы мигрировали в Северную Африку и осели в районе Карфагена (совр. Тунис). Королевство Вандалов и Аланов просуществовало в Африке более века до правления Юстиниана.

4. Империя гуннов на Дунае.

(Стр. 137—143). У нас уже была возможность подчеркнуть, что Аланы играли роль гуннского авангарда в регионах Нижнего и Среднего Дуная (соответственно, в Дакии и Паннонии). Переход из Пан-нонии в Галлию был предпринят Аланами независимо от гуннов. Однако связи между аланской ордой, ушедшей на запад, и теми, кто остался в Дакии, вероятно, не прерывались. Даже после миграции западной ветви Аланов в Африку, западные и восточные Аланы находились в связи друг с другом и таким образом стали посредниками между гуннским ханом Аттилой и королем Вандалов и Аланов Гейзери-хом...

...После смерти императора Гонория (423 год) Аэций поддержал кандидатуру некоего чиновника Иоанна. По просьбе Аэция хан Руила обещал послать в Италию сильную армию Гуннов и Аланов. Армия, однако, прибыла слишком поздно; Иоанн был уже свергнут сторонниками Валентиниана, племянника Гонория. Правительство Константинополя послало корпус наемных войск с целью помочь Валенти-ниану. Командовал этими войсками Ардабур, бывший по происхождению Аланом. Благодаря своим алан-ским связям Ардабур сумел достичь соглашения с экспедиционными силами хана Руилы.

Битвы не произошло и Аэций получил прощение. Он вернулся в Рим и постепенно восстановил свое влияние при римском дворе...

...Пока константинопольский двор обещал не привлекать Гуннов в свою армию, правительство Рима, благодаря дружественным отношениям Аэция с вождями гуннов, использовало помощь как Аланов, так и Гуннов в борьбе с Германцами. С помощью Аланских и Гуннских наемных войск Аэцию удалось закончить войну с Бургундами и Вестготами и выбить последних из Нарбоны в Южной Галлии (435—439 гг.). Вслед за этим Аэций выделил земли для поселения в районе Нарбонны аланскому вождю Сам-биде и его орде (439 год). Марсель-ский священник Сальвиан, который писал между 439 и 451 годами, отзывается об этих Аланах как о нахальных людях, но менее вероломных, чем Готы. Годом позже (около 440 г.) другой аланский вождь Эохар получил для своей орды земли в Арморике между течением Нижней Луары и Сеной. Имя Эохар может быть выведено из осетинского языка: ieukhar по-осетински значит «едящий просо». В галльской хронике (примерно 440 год) указывается, что при переселении на свои новые земли Аланы встретили значительное сопротивление коренного населения, которое однако было сломлено. Как след колонизации Арморики Аланами, можно рассматривать название реки Дон, притока Виллены.

Теперь вновь обратимся к Гуннам. Как уже упоминалось, вскоре после заключения договора с императором Феодосием Аттила увел свою орду на Кавказ (около 434 года). К 440 году ему удалось установить полный контроль на регионом Северного Кавказа и он был готов вернуться на запад, чтобы получить дань, обещанную ему правительством Константинополя, которое выплачивало ее очень медленно. Положение Западной Римской империи стало очень шатким... Дунайская граница оказалась практически без защиты...

...Гуннская армия была грозной силой. Ее основу как и у всех кочевых народов, составляла кавалерия. Как кавалеристы, Гунны и Аланы не имели себе равных. Кажется вполне вероятным, что отдельно от Аланских отрядов в гуннской армии действовали и отряды Славян. Славянский язык должен был быть широко распространен в государстве Аттилы. Согласно Приску, когда византийское посольство пересекло Дунай на своем пути в ставку Аттилы, местные жители угостили греков напитком, который они называли μεδος , что на славянском означает «мед». Слугам посланников был предложен другой, сделанный из ячменя, напиток, называвшийся χαμος что соответствует славянскому слову «квас».[9 ]Еще одно славянское слово упоминает Иордан: strava, что означает погребальную тризну.

5. Последние годы правления Аттилы.

(Стр. 143—146). Хотя прежняя политика Аэция была направлена на то, чтобы разбить Германцев с помощью Гуннов, теперь он попытался получить поддержку Германцев против них (Гуннов). Ему удалось создать мощную коалицию, в которой согласились участвовать Вестготы, Бургунды и Франки. Со своей стороны, Аттила был тоже очень активен на дипломатическом поприще. Ему удалось разрушить единство франков, и в то время как старший из двух братьев-правителей поддержал Аэция, младший встал на сторону Аттилы. Поскольку Вестготы были союзниками Аэция, Остготы соединили свои силы с Аттилой. Король Вандалов и Аланов, Гейзерих, тоже заключил договор с Аттилой.

Война 451 года проходила на полях Галлии. Компания началась с попытки Аэция и Аттилы успеть раньше к укрепленному городу Аврелиане (ныне Орлеан), находившегося в руках Сангибана, правителя Аланов, которые жили в Арморике. Аттила надеялся, что Санги-бан сдаст город и перейдет со своими Аланами на его сторону. Однако обстоятельства сложились наоборот, так как Аэций первым достиг Орлеана, приведя с собой Вестготов. Аланы подчинились Аэцию, в некоторой степени неохотно.

Аттила к тому времени обошел город с севера и остановился в «Мориакском лагере», возле современного Труа. Здесь и произошла в июне 451 года знаменитая «Битва народов». На стороне Аттилы кроме Гуннов и восточных Аланов были Гепиды, Остготы, Герулы и часть Франков. Силы Аэция состояли из Римских легионов (набранных в основное из Галлов и Германцев), Вестготов, Бургундов, Франков и ненадежных Аланов Арморики. Битва была кровавой, но не стала решающей. Так как большая часть поля битвы осталась под контролем Вестготов, Аэций стал хвалиться, что победа осталась за ним. Однако он не возобновил сражение. Через некоторое время Аттила увел свою орду назад в Пан-нонию, между тем как Вестготы отступили на юг к Тулузе.

Однако гуннская угроза не исчезла, и осенью 451 года Аттила начал готовиться к вторжению в Италию. Положение этой страны было безнадежным. Хотя Аэций мобилизовал готов на защиту Галлии, он не отважился призвать их в Италию, дабы они сами не захватили ее. Весной 452 года хан начал свою итальянскую компанию. Он повел войска через горные проходы Юлианских Альп, не встречая сопротивления, и захватил Аквилею. Взяв эту крепость после затяжной осады,, он пошел на Милан. Здесь он встретил послов Рима — Папу Льва и двух сенаторов. После совещания с ними Аттила прекратил кампанию и вернулся в Паннонию.

Римляне приписали отступление великих воинов заступничеству святых Петра и Павла. Спустя столетия Рафаэль обессмертил встре-ччу между ханом и Папой в своей картине в Ватикане. Однако были и свои причины, способствующие решению Аттилы. Из-за неурожая предыдущего года в Италии распространились голод и чума. Византийские войска в Империи грозили разрушением гуннских коммуникаций. Никакого мирного договора подписано не было и Аттила не оставил своих притязаний на руку Гонории. Но он решил пока нанести удар не по Риму, а по Византии. В разгар подготовки к кампании против Константинополя он отпраздновал свою свадьбу с юной германской красавицей Ильдико. Утром после брачной ночи он был найден мертвым (453 год). Неизвестно, умер ли Аттила от удара или был отравлен невестой, о чем ходили слухи.

6. Регион Азова, Таврида и Северный Кавказ в IV — первой половине V века.

(Стр. 146—150). Этнический состав населения изучаемого региона был разнообразным. Все (здешние) племена были объединены под политическим контролем Гуннов. Среди них были остатки коренных племен, например Меотов; также греки — потомки греческих колонистов Скифского периода; остатки германских племен Готов и Герулов; многочисленные Аланские общины, частично смешавшиеся с местным населением, например Касогами (Черкесами). Как известно, часть Аланов или Асов смешалась со Славянами (Антами). Таким образом, если встречаются свидетельства, касающиеся Асов или Антов, не всегда бывает ясно, имеются в виду иранские, славянские или смешанные ирано-славянские племена. В общем, Иранский элемент был более резко выражен среди восточных, чем среди западных Антов. После миграции аланской орды из Дакии в Испанию и Африку, иранский элемент среди бессарабских Антов стал уменьшаться и они со временем практически превратились в чисто славянские племена.

Асы и Анты в Азовском регионе и Тавриде продолжали представлять симбиоз иранцев и славян. Среди Асов Северного Кавказа (Осетины), иранцы преобладали, хотя там тоже могли существовать славянские общества, как анклавы на иранской территории. В регионе Дона иранские и славянские общества сосуществовали, возможно, с начала христианской эры; большая часть их пережила гуннское нашествие и просуществовала до XII века, вначале которого русский князь Ярополк, сын Владимира Мономаха, воевал с Ясами (Асами) на Нижнему Дону, в греческих источниках, опирающихся на расположение старого города Танаис и относящихся к III веку н. э., часто упоминаются имена иранского происхождения. Такими, к примеру, являются:

Φιδας (осетинское «fida» — отец),

Φουρτας (осетинское «furt» — сын),

Μαδαχος (осетинское «mada» — мать),

Λεμανος (осетинское «liman» — друг),

Σορχαχος (осетинское «surkh» — красный) и другие.

Необходимо вспомнить, что Роксоланы (Rukhs-As) проникли в Тавриду еще во II веке н. э. В течение II и III веков Аланы-Асы достигли южного побережья Таврического полуострова. В 212 году они основали город Сугдею (ныне Судак). Старый греческий город Феодосия стал известен как Аб-дарда; иранское его название переводится как «Семь сторон». Судя по иранским именам в надписях Пантикапея (ныне Керчь) этого периода, среди жителей город-да было немало Аланов. В этой связи можно упомянуть такие имена как: Фидас, Лиман, Фарнак и др.

Имеется также ряд топонимических свидетельств, подтверждающих экспансию Асов в степи северной Тавриды: ряд поселений в районе Евпатории и Перекопа имеет в своем названии корень «Ас», например, Ас, Беюк-Ас, Ку-чук-Ас, Терекли-Ас и др. Также в северной части полуострова есть речка Ас. Название готского города Дорас или Дори (Эски-Керман) можно рассмотреть под этим же углом зрения. «Дор» по-осетински означает «скала»; Дорас — Дор - Ас — скала Асов (сравнить можно с Дар-и-Алан — «Вратами Алан», Дарьялом). Форму Дори следует рассматривать как сокращенное Дор-и-Ас.

Другая группа Асов жила на Кавказской стороне Боспора. Здесь, как свидетельство иранского их происхождения, можно вновь приобрести имена из надписей Анапы и Тамани, например: Каре, Цаваг, Кофарн, Алексарф и другие. Древнее название реки Кубань, Антикит, можно отнести в его первой части к Антскому или асскому. Позже, когда на берегах Кубани Антов заменили Касоги (Черкесы), они использовали имя реки как свое самоназвание. Адыге является вариацией от Антике (Антикит); это другое название Черкесов. Для полноты картины необходимо упомянуть название холма Ассодаг (Ас-Даг) в дельте Кубани, недалеко от Тамани. Согласно арабскому автору X века Ибн-Рустэ, один из значительных кланов северокавказских Асов носил название «Рухс-Ас», т. е. «светлые Асы». Возможно, от названия этого клана происходит и название города Малороса, упоминаемое неизвестным географом VII века из Равенны. «Мал» по-осетински означает «болото», «трясина». Таким образом Малороса означает «Болото Росов» (Рухс-ов). В Равеннском манускрипте Малороса упоминается среди боспорских городов, как близкий к Киммерии. Последний находился на Таманской стороне Керченского пролива, и кажется вполне возможным, что Малороса находилась в дельте Кубани, возле Фанагории, возможно, на месте нынешнего Темрюка. Между прочим, Равенский географ вообще не упоминает Фанагорию. Дельта Кубани болотиста на всем протяжении; таким образом, первая часть названия — «Мал» — совпадает с местными условиями.

В III в. н. э. в Тавриде с боями появились Готы. Сперва они заняли только гористую часть, но позже попытались установить свой контроль над всем полуостровом. Около 362 года они захватили Пантикапей, бывший столицей Боспорского царства, Примерно 15 лет спустя в Тавриде появились Гунны. Зимой 377 или 378 года часть их переправилась через замерзший Керченский пролив с Кавказа на Крымскую сторону. Возможно, эти Гунны принадлежали к орде, ставшей позднее известной как Утигуры. Они оттеснили Готов назад в центральную часть Крымского полуострова; сами Гунны не задержались в Крыму надолго, но, пересекши степи Тавриды и Перекопский перешеек, присоединились к основной гуннской орде в устье Днепра.

После ухода Гуннов Готы вновь попытались установить свой контроль над восточной частью полуострова. В любом случае около 400 года Боспор (Керчь) вновь оказался под их властью, о чем можно судить из сообщения Иоанна Хрисостома. Мы уже видели, что к началу IV века христианство твердо установилось в Тавриде. Старейшая христианская община в Крыму находилась в Херсоне. На первом вселенском соборе в Никее (325 год) Тавриду представляли 2 епископа: Филипп Херсонский и Кадм Боспорский. Возможно, что к епархии последнего относились и Готские приходы. Позже Готская конгрегация находилась в прямом подчинении константинопольскому патриарху. Иоанн Хрисостом был благосклонно настроен к Готам и передал последним церковь в пригороде Константинополя, где им разрешалось вести службы на своем языке. Около 400 года Иоанн посвятил в сан первого епископа из Таврических (Боспорских) Готов, Юнилу. Его местонахождение было, возможно, в Боспоре (Керчь). Юни-ла умер в 404 году и о его ближайших преемниках ничего не известно. Епархия епископа Готов позднее находилась в Дори (Эски-Керма-не).

7. Падение Гуннской империи.

(Стр. 150—155). После смерти Аттилы власть в гуннском государстве поделили его сыновья, ни один из которых не унаследовал административных способностей отца. Момент показался подходящим для восстания покоренных гуннами народов. Создалась коалиция германских племен, в которую вошли Гепиды, Ругии и Герулы. Остготы держались в стороне от борьбы. Один из сыновей Аттилы, Эллак, попытался подавить мятеж, но его сил оказалось недостаточно для выполнения этой задачи. Его армия была разбита и он сам погиб в бою (454 год). Это поражение разрушило единство гуннов. Остатки орды Эллака ушли на восток от Карпатских гор. Двое оставшихся сыновей Аттилы, Денгизик и Эрнак. на какое-то время сделали своими ставками Дакию и Бессарабию. Аланы, ранее жившие здесь, вынуждены были пересечь Дунай и перейти в Добруджу. Этими Аланами правил царь Кандак, чьим секретарем был Остгот Пария, дед историка Иордана. Отдельно от Аланов некоторые группы Гуннов постепенно проникли на правый берег Дуная и получили земельные пожалования как союзники империи.

В последние годы правления Маркиана (умер в 457 г.) и в первой половине правления его преемника Льва I управление политикой Византии было в руках Аспара, сына алана и готской женщины. Благодаря своим аланским и готским связям, Аспар был в курсе движения гуннских орд в районе Дуная. Один из его заместителей по имени Анагаст, командовавший армией во Фракии, согласно свидетельству хроник, был «скифом». К V веку термин «скиф» стал довольно расплывчатым, и означал всех северных варваров в целом. Позднее он время от времени использовался для обозначения Славян. В этом случае он обозначает Антов. Анагаст — это типичное Антское имя.

Несмотря на распад империи Аттилы, гуннская угроза не исчезла. В 468 году Денгизик и Эрнак послали послов в Константинополь с требованием открыть дунайские рынки для их купцов. Когда требование было отвергнуто, Денгизик перешел Дунай и вторгся во Фракию. Однако Гунны были разбиты войсками Анагаста, а Денгизик был убит в бою. Анагаст послал голову хана в Константинополь, где ее пронесли по всем главным улицам, а затем выставили на деревянном шесте.

Война не закончилась с уходом большинства Гуннов из Дакии. С величайшими трудностями Аспару и Анагасту удалось разбить основную массу орды Денгизика. Ее остатки вновь перешли Дунай и отступили на восток, следуя примеру Эрнака, младшего хана, не поддержавшего брата в его нападении на владения Византии.[10] Знаменательно, что из двух победоносных византийских полководцев один (Аспар), был Аланом, а второй (Анагаст) — Антом. В свите каждого из них были сотни Аланов и Антов. В известном смысле, Дунайская война 468—469 годов была войной Аланов и Антов против их бывших властителей, Гуннов. В результате победы Аспара и отступления Гуннов на восток Дакия и Бессарабия были открыты для славянской колонизации. Возможно даже, что движение Славян в регион Нижнего Дуная, частично являлось результатом продуманного плана византийских дипломатов. Традиционным методом византийской дипломатии в ее постоянных усилиях обезопасить северные границы империи было противопоставление варварских племен друг другу. Как мы видели, Аэций использовал этот метод в начале V века, а в дальнейшем, в VI веке, византийское правительство сперва заключило договор с Аварами против Болгаро-Гуннов, затем попыталось использовать Болгар против Аваров и так далее. Оказывается, Аспар планировал поселить Славян на Нижнем Дунае с целью отвести гуннскую угрозу. Вполне вероятно, что он рассчитывал на их поддержку в борьбе за власть в империи. Необходимо принять во внимание, что Аспар был на грани восстания против императора Льва. Зять последнего, Зенон, командовал отрядом верной Льву исаврий-ской гвардии и Аспар поспешно собирал своих сторонников, чтобы одолеть Исаврийцев. В связи с этим он мог вспомнить и о Славянах.

В 471 году Аспара и двух его сыновей под подходящим предлогом пригласили во дворец Льва и там интриган и его старший сын Арда-бур были вероломно убиты. Младший сын, Патриций, известный также как Патрициол, был ранен, но сумел скрыться. Один из командовавших в свите Аспара офицеров, Остриc, попытался штурмовать дворец, в надежде отомстить за убийство своего вождя. Однако, его отряду помешали ворваться во дворец исаврийцы, и Остриc бежал во Франкию, Судя по имени, он был либо Аланом, либо Славянином[11].

Дальнейшая судьба Анагаста неизвестна. В любом случае Алано-Готская свита Аспара была расформирована, и главной опорой императора теперь стали Исаврийцы. После смерти Льва в 474 году императором был провозглашен его зять Зенон, командовавший Исаврийцами.

8. Анты с конца IV до середины VI века.

(Стр. 155—160). После нашествия гуннов и особенно после распада Гуннской империи политическая и этническая ситуация в Понтийских степях оказалась довольно запутанной. Аланские и славянские общества оказались в окружении тюркских и угорских племен. Согласно свидетельству Прокопия, восточной границей бессарабской группы Антов была река Днестр. Что касается группы, жившей в районе Донца, то они теперь были отрезаны от моря Гунно-Болгарскими ордами. Тем не менее ряд поселений Антов продолжал существовать как в районе Нижнего Донца, так и на Северном Кавказе, где Анты были смешаны с Асами, или Аланами.

Вышесказанное в определенной степени подтверждается данными топонимики и археологии. Мы уже видели, что имя «Ас» отражено во многих местных наименованиях в Южной России. Учитывая тесные связи между Асами и Антами, можно допустить, что в ряде случаев имя «Ас» использовалось для обозначения Антов. Конечно, проблема эта достаточно запутана. На наш взгляд, Анты могли называться Асами, так как они были Славянами, которыми правили Аланские кланы. С другой стороны, Асы не всегда отождествляются с Антами, поскольку во многих случаях они были чистыми Иранцами, без всякой примеси славянской крови. Таковы были Асы, они же Осетины, Северного Кавказа. В дельте Кубани, предположительно как и в Крыму, существовали и иранские, и славянские Асы (т. е. Анты). Следовательно, названия ряда населенных пунктов в Крыму, происходящих от имени «Ас», могут рассматриваться как следы экспансии Антов. В этой связи можно также упомянуть города Кичкас (Кучук-Ас) на Нижнем Днепре и Яссы в Молдавии. Остров Березань в устье Днепра также был известен как Аас.

...Поскольку, на наш взгляд, Анты были Славянами, организованными Иранцами (Аланами), Антский правящий класс должен был иметь Иранское происхождение. Характерно, что имеющиеся в хрониках имена вождей Антов являются во многих случаях иранскими или наполовину иранскими. Например, это такие имена как Ардагаст, Пейрагаст, Келагаст. Эти имена составные. Вторая часть каждого из них «гаст» известна из Керченской надписи как отдельное имя. Последнее

может быть Иранским, Кельтским, Фракийским или Славянским, но факт его использования в Бос-порском царстве указывает на то, что оно в любом случае было ассимилировано Иранцами. Некоторые Славянские имена, например, Доб-рогаст, имели аналогичные происхождение.

9. Византия, Анты и Болгары в первой четверти VI века.

(Стр. 160—166). В 514 году в империи разразился кризис, потрясший империю гораздо болезненнее, чем восстание Мунда. Но этот раз восстание начал Виталиан, выходец из федератов Малой Скифии (Доб-руджи). Согласно Иоанну Малалу (John Mallalas), он был фракийцем, но этот термин уже утратил всякую этническую коннотацию и являлся географическим, означающим «житель Фракии». Таким образом, термин «фракиец» стал синонимом термина «Гет». В «Истории церкви» Захария Ритора Виталиана называют Готом. Марцеллин называет Виталиана скифом, но в то же время, говоря об убийстве византийского полководца одним из помощников Виталиана, он указывает, что тот был убит «Готским кинжалом». Этим Марцеллин явно подразумевает, что тот был убит по приказу Гета, а так как это был приказ Виталиана, то, следовательно, Виталиан и был Гетом.

Можно считать Виталиана «Гетом» или Готом, или, возможно, потомком и «гетских» и готских предков. Кто были предки Виталиана? Нам известно, что его отца звали Патриций или Патрициол. В связи с этим необходимо вспомнить, что так же звали и одного из сыновей Аспара. Не был ли Виталиан внуком Аспара? Если предположить это, то многое в умонастроении Виталиана станет понятным: его самоуверенность, его повелительный тон в своих переговорах с правительством Константинополя. Хотя следует заметить, что Аспар был арианином, а Виталиан приверженцем православия. Но вполне вероятно, что после смерти Аспара его сын Патриций (которого мы считаем отцом Виталиана) мог отказаться от Арианства и принять православие. Если считать Виталиана внуком Аспара, то необходимо согласиться с тем, что в его венах текла как Готская, так и «Гетская» (Алан-ская) кровь. В любом случае очевидно, что Виталиан был тесно связан с местным населением Добруджи, которое было частично Аланским и, возможно, частично Антским.

Глава V. Аваро-Антская эпоха
2. Вторжение аваров и появление тюрков.


(Стр. 178—185). В начале 558 года орда Аваров достигла границ региона Северного Кавказа и столкнулась с Аланами. Аланский царь, находившийся в дружественных отношениях с Византийской империей, сообщил о приближении Аваров командующему византийской армией в Закавказье Юстину; тот, оценив важность этого сообщения, немедленно послал гонца в Константинополь.

5. Таврида и Северный Кавказ в VI веке.


(Стр. 191—195). В регионе Тамани жили помимо Готов и некоторые Асские кланы. Основным их поселением здесь, вероятно, была Малороса. Среди этих Асов, возможно, были и Асы-Славяне (Анты). Южнее устья Кубани жили Касоги (Черкесы), а к востоку от них между средним течением Кубани и Кавказским хребтом была сконцентрирована основная часть северокавказских Асов или Аланов (Осетин). Аланы жили родами и племенами. В VI веке один из аланских племенных вождей объединил весь народ под своей властью. Византийские источники называют его Саросием. Возможно, что в этом случае произошла подмена собственно имени титулом, Менандр называет его «вождем (hegumenus) Аланов», что является переводом иранского Sar-i-Os, означающее «Глава Асов».

Согласно Прокопию, земля Аланов протянулась вдоль Кавказского хребта на восток до «Каспийских ворот». Под этим названием Прокопий подразумевал Дарьяльский проход (Дар-и-Алан—«Врата Алан»). С юга соседями Аланов были Сваны, с запада Абасги, однако между Аланами и Абасгами Прокопий упоминает еще одно племя, Брухиев. Вскоре после того как Абасги приняли христианство (около 540 года), христианская вера стала распространяться и среди Аланов.

К востоку от Аланов, в Дагестане находились владения Гуннов-Сабиров. Так как Прокопий не указывает северных границ обитания Аланов, можно предположить, что одиночные аланские поселения находились как по течению Кубани, так и к северу от нее. Также существовали поселения Аланов и в регионе Нижнего Дона. Контролируя большинство горных проходов западной и центральной части Кавказского хребта, Аланы владели стратегическим положением на путях с Северного Кавказа в Закавказье. Последнее было в то время поделено между Византийской Империей и Персией. Естественно, обе страны пытались использовать Аланов в качестве союзников. В 541 году Аланы помогли Персам в их кампании против Лазики (Грузии). В 549 г. они выступили на стороне Византии, от которой совместно с Сабирами получили в награду 300 фунтов золота. Однако в 551 году Аланские воины вновь упоминаются на персидской службе. В 558 году вождь Аланов Са-росий оказал огромную помощь Византии, своевременно сообщив о появлении Аваров. Позднее он защитил послов Византии, направляющихся к кагану Тюрков, когда Персы пытались подкупить Аланов, чтобы те убили послов. В 571—572 годах Саросий, согласно политике Византии, поддержал антиперсидское восстание в Армении. Четыре года спустя Аланское государство было потрясено Тюрками. Но вскоре в Тюркском каганате начались неурядицы и, возможно, Аланам удалось (хотя бы .временно) отстоять свою независимость.

КОММЕНТАРИИ

1. Китайские хроники упоминают о переименовании народа Ань-цай в Аланья; из этого видно, что речь идет об аорсах или собственно аланах классических авторов, так сам термин «аланы» появляется только с I века н. э. (Кузнецов В. А., Очерки истории алан. Орджоникидзе, 1984. С. 5).

2. Тохары — народ индоевропейского происхождения, обитавший во 11 веке до н. э. в Средней Азии, в Бактрии, которая по их имени стала называться Тохарстаном (это название бытовало до XIII века н. э.). В конце I века н. э. — I веке н. э. тохары образовали Кушанское царство и стали называться «ушанами. Ряд исследователей считает тохаров потомками Ю—Чи и относит их к арийцам. (Бартольд В. В. Собр. соч. в 9-ти томах. М., 1963. Т. 2, ч. 1. С. 112).

3. Осун (У-Сун, Усуни) — кочевые племена Центральной и Средней Азии. Под ударами гуннов около 160 г. до н. э. они переселились вслед за Ю-Чи в Семиречье и на Тянь-Шань, где подчинили себе саков и часть Ю-Чи. В 42 году до н. э. разгромлены гуннами. (СИЭ. М., 1973. Т. 14, С. 898—899).

4. Цитируемый источник явно свидетельствует о том, что уже античные авторы усматривали принципиальное различие между аланами и гуннами, считая первых более цивилизованными, нежели остальные варварские племена.

5. Согласно «яфетической теории» Н. Я. Марра, кавказские и семитические языки состояли в родстве. На основе этой теории было создано учение о единстве языкотворческого (Глоттогонического) процесса развития всех языков мира и их стадиальном развитии. В современной науке эта точка зрения отвергнута. (Марр Н. Я. «Племенной состав населения Кавказа. Петроград, 1920; СИЭ. М., 1966. Т. 9. С. 139).

6. Высказывание Аммиана Марцеллина красочно иллюстрирует отношение античных авторов к варварам-кочевникам как к абсолютно диким, хотя и отважным народам. Нет сомнений в том, что и для кочевников образ жизни европейцев был столь же непривычен и дик.

7. Внимание гуннов, как и других номадов, к Северному Кавказу не случайно, ибо здесь проходили важнейшие караванные (военно-торговые) пути. Естественно, гунны стремились установить свой контроль над ними, что во многом облегчалось политической зависимостью алан от гуннов.

8. По мнению ряда авторов, город Яссы действительно возник в XIII—XVI веках во время второй волны миграции аланов и стал одним из крупнейших торговых центров региона.

9. Относительно упомянутого Г. В. Вернадским напитка следует обратить внимание на невольную ошибку В. В. Латышева, признавшего в меде «наш православный русский мед», а в камосе — кумуз, перешедший в кумал при изготовлении его из ячменя. Однако, по всем историко-этнографическим данным мед не является особенностью сугубо славян или русских, поскольку он и по-осетински называется также («мыд»). Трудно понять при чем здесь определение «православный», когда в исследуемое Г. В. Вернадским время в Паннонии значительной массы славян (тем более православных) еще не было. Местное население с 30-х годов I века н. э. состояло преимущественно из языго-сарматов и продолжало оставаться их прямыми потомками до конца XIII века, когда там уже возобладали венгры, половцы, яссы и другие племена из донских и днепровских степей.

10. Г. В. Вернадский со ссылкой на Ж. Бромберга говорит, что гунны-протоболгары обитали только лишь в районе Азовского моря (но не на Балканах и в Трансильвании) с конца V века н. э. и вплоть до вторжения Аваров. (Vernadsky G. Op. cit. Charter IV, прим. 100).

11. Некоторые из авторов (Ф. И. Успенский) считают Остриса славянином и выводят его имя из славянского «острый». Сам же Г. В. Вернадский выдвигает любопытную версию согласно которой данное имя происходит от осетинского «styr» — «большой». (Vernadsky G. Op. cit. Shapter IV, прим. 106; Успенский Ф. И. История византийской империи в 2-х томах. СПб-Л. 1914—1927.).

БЕКУЗАРОВ А. Х.
младший научный сотрудник
отдела истории Северо-Осетинского института
гуманитарных исследований.



ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Dio Cassius (Д и о н Кассий). His-toria Romana. Ed. Dindorf. Leipzig, 1863— 1865.

2. Strabo (С т р а б о н). Geographica. Ed. N. L. Jones. «Loed Classical Libraru».

3. Ammianus Marsellinus (А м м и а н Марцеллин). Res Gestae.

4. Pomponius Mela (П ом ионий Мела). Chronographia. Ed. Frick. Berlin, 1880.

5. Pliny (Плиний). Naturalis Historia. Ed. Jahn. Leipzig, 1870.

6. Apollinagis Sidonius, C. Sollius (Аполлинарий Сидоний К. С о л -лий) Carmina. Ed. P. Mohr. Leipzig, 1895.
7. Nicephorus Kallistus Xanthopulus (H и-кифор Каллист Ксанфопул). Chursh History. PG. 147.

8. Isidore of Seville (Исидор Севилье к и й). Etymologiae, PL, 82.

9. Drepanius Latinius Pacatus (Дрена-ний Латиний Пакат). Panegiricus Theodosio Augusto Dictus. Paneguricus Theo-dosio Augusto Dictus. Panegyriei Latini. Ed. A. Baehrens. Leipzig, 1874.

10. Ravennas Anonymus (Неизвестный из Равенн ы). Cosmographia. Ed. J. Schmets. Itineraria Romana. 11. Leipzig, 1940.

11. Philostorgius (Ф и л о с т о р г). Historia Ecclesiastica. PG, 65.

12. Olympiodorus (Олимпиодо р). Fragmenta. Ed. Dindorf. H. GM, 1.

13. Socrates (Сократ). Historia Ecclesiastica. PG, 67.

14. Salvianus (С а л ь в и а н). De Gu-bernatione Dei. Ed. Pauly. Vienna, 1883.

15. Chropica Gallica. Ed. Mommsen. MGH. Pustores Antiquissimi. Vol. 9. 1892.

16. Jordanis. Romana et Getica. Ed. Th. Mommsen. MGH. Austores Antiquissimi. Vol. 5. Berlin. 1882.

17. Jordanis (Иордан). Getica.

18. John Chrusostom (Иоанн Хри-c о с т о м). Epistolae. PG, 52.

19. John of Antioch (Иоанн Антиох) Excerpta de Insidiis Constantine Porthyroge-nitus. Ehcerpta Historica, III.

20. Priscus (П р и с к). Fragmenta. Ed. Dindorf, HGM, I.

21. Chronicon Paschale. Ed. Dindorf. Bonn. 1832.

22. Malalas John. (Иоанн М а л а л). Chronographia. Ed. Dindorf. Bonn. 1831.

23. Theophylactus Simocatta. Historiae. Ed. De Boor. Leipzig, 1887.

24. Menander Protector (Менандр Протектор). Eragments. Ed. Dindorf. HGM, 11.

25. Agathias (Агафий). Historiae. Ed. Dindorf, HGM, II.

26. Procopius (П р о к о п и й). History of Wars.

27. Ptolemy (Птолемей). Geographia. Ed. Noble. Leipzig, 1843.

28. Rostovtzeff M. The Sarmatae and the Parthians. SAH HI, shap. III.

29. Барсов H. П. Очерки русской исторической географии. 2-е изд. Варшава. 1885.

30. Миллер В. Ф. Осетинские этюды // Ученые записки Московского университета. Отдел историкофилологический. М., 1887. ч. Ill

31. Миллер В. Ф. Осетинско-русско-немецкий словарь. Л., 1927—1934. В 3-х томах.

32. Tarn W. W. The Greeks in Bactria and India. Cambridge, 1938.

33. Vernadsky G. On The Origins Of The Antae. JAOS, 1939, 59.

34. Charpentier Jarl. Die Ethnographische Stellung der Tocharer. ZOMG, 1917, 71.

35. Grousset R. L'Empire des Steppes. Paris, 1939.

36. Mc. Govern W. M. The Early Empires of Central Asia. Chepel Hill, N. C, 1939.

37. Mapp H. Я Племенной состав населения Кавказа. Петроград, 1920.

38. Vasmer M. Untersuchungen uber die altesten Wohnsitze der Slaven, I: Die Ira-nien in Sudrussland. Leipzig, 1923.

39. Гертц К К Собрание сочинений. 1 — 2 т. СПб. 1898.

40. Minorsky V. Hudud-al-Alam. Loudon, 1937.

41. Vasiliev. A. A. The Gotr in the Crimea. Cambridge, Mass, 1936.

42. Кулаковский Ю. История Византии. Киев, 1910—1915. Тт. 1—2.

43. Bromberg J. Toponimical and Hislori-ccal Miscellaines. Byzantion, 1937, 12; 1938, 13.

44. L. S. Le Nain de Tillemont. Histoire des Empereurs. 1739, Vol. VI.

45. Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. 2-е изд. Киев 1914.

46. Bury J. В. History of the Later Roman Empire. London, 1923. Vols. 1 —11.

47. Успенский Ф. И. История Византийской империи. СПб.—Л., 1914—19 Т. т. 1—2.

48. The History of the Decline and the Fall of the Roman Empire by Edward Gibbon, ed. by J. B. Bury. London, 1898. 7 vols.

49. Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. Л., 1936.

50. Миллер В. Ф. Этнографические следы иранства на юге России. // ЖМНЛ. 1886, 27.

51. Граф Толстой И. И и Кондаков Н И Русские древности. В 6-ти томах. СПб., 1889—1899.

52. Lot F. Les Invasions Germaniques. Paris, 1935.

53. Niederle L. Slovanske Starozitnosti. Vol. 1. (2-nd ed. 1925—26);

53. Niderle L. Slovanske Starozitnosti. Vol. I. (2-nd ed. 1925—26); Vol. II. (1906— 10); Vol. Ill (2-nd ed. 1927); Vol. IV (1924). Prague.

54. Deguignes. Histoire Generale des Huns. Paris, 1756. Vol. I. in 2 parts.

55. Rostovtzeff M. Bog-Vsadnik. 1927. SK I.

56. Кулаковский Ю. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев. 1899.

59. Mommsen Th. «Index Locorum» to Jor-danis's «Romana and Getica». 1872.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Эрдоган и археологи мира с фестивателя-2019 должны оплатить ОТВЕТ НА ВОПРОС — ПОЧЕМУ ВСЕ ОВАЛЫ ХРАМОВ ГЕБЕКЛИ-ТЕПЕ БЫЛИ ЗАСЫПАНЫ ЗЕМЛЕЙ
  • Полтавский предприниматель Баляшкин Денис Игоревич помогает бездомным животным!
  •   Архив
    Август 2019 (2)
    Июль 2019 (7)
    Июнь 2019 (3)
    Май 2019 (13)
    Апрель 2019 (5)
    Март 2019 (8)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2019 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru