поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
Как самому продать машину в Москве?  
 
Карательные экспедиции царских властей в Осетии (первая половина XIX в.)
Автор: 00mN1ck / 26 февраля 2014 / Категория: Интересные материалы » Новая история
И. Джиоева, аспирантка СОГУ

Карательные экспедиции царских властей в Осетии (первая половина XIX в.)Кавказ, где на сравнительно небольшой территории соседствуют народы, имеющие не только различную социокультурную идентичность, но и находящиеся на разных этапах общественного развития, был и остается для России сложным аспектом в ее истории. Однако, не смотря на трудности, связанные с покорением Кавказа, Россия не оставляла попытки установления своей власти в этих «диких краях».

Политика России на Кавказе не всегда была эффективной, и как следствие - конфликты, т.к. в прошлом имели место, как правильные решения, так и грубые ошибки. Историки до сих пор не пришли к однозначной оценке действий России на Кавказе. Пи для кого не секрет, что кавказский регион до сих пор остается так называемой «горячей точкой». Однако списывать все на неправильную политику российской стороны было бы, по крайней мере, не научно. Как было упомянуто выше Кавказ - полиэтничен, а народы, населяющие его, находятся на разных этапах исторического развития, что, впрочем, не избавляет от ответственности за принимаемые решения и проводимую политику, тем более, если это касается целых народов.

Осетия в геополитических устремлениях России на Кавказе занимала немаловажное значение. Наместник Кавказа барон Розен писал графу Чернышеву: «Один взгляд на карту удостоверяет, что земля осетинская во многих отношениях заслуживает особого внимания правительства». И это не удивительно: через территорию Осетии пролегают важнейшие перевальные пути в Закавказье, а оттуда в страны Ближнего Востока, горные ущелья Осетии «изобилуют золотом, серебряными рудами и минералами, камением изрядным», как было отмечено в докладе Сената Елизавете Петровне[1].

Подписание в 1774 г. Кючук-Кайнарджийского мирного договора развязало руки российскому правительству на Кавказе. В том же году ходатайство о присоединении Осетии к России, поступившее от осетинской делегации, было удовлетворено. С этого времени начинается постепенное вовлечение Осетии в сферу административного влияния Российской империи.

Первая половина XIX в. - один из самых драматических периодов в истории Осетии. Ожесточенная борьба России с Ираном и Турцией за обладание Кавказом сопровождалась карательными экспедициями в Осетию. Политика грубой силы, пришедшая на смену согласованным действиям партнеров, породила сложные по социальной природе повстанческие движения в осетинских обществах. Осетины оказывали насилию российских войск упорное вооруженное сопротивление. Односторонние мероприятия властей, спешивших включить Осетию в систему государственного управления, обосновывались военно-стратегическим положением Осетии, а так же устремлениями Ирана и Турции на Кавказ.

Уже столкнувшись на Северо-Восточном Кавказе с движением мюридизма и ввязавшись в Кавказскую войну, российская сторона была готова на самые жесткие меры во имя прочности имперской власти в Осетии.

С целью окончательного установления российской администрации и усмирения непокорных в Осетию был направлен ряд военных экспедиции, отличающихся особой жестокостью.

Еще в 1804 г. главнокомандующий русской армией на Кавказе П. Д. Цицианов послал карательные войска в Осетию, где вспыхнуло восстание, вызванное устремлениями царской администрации взять под контроль Военногрузинскую дорогу, что существенно ущемляло интересы осетинских феодалов. Причиной для недовольства послужило и потакание части грузинских феодалов, стремившейся подчинить своей власти югоосетинское крестьянство. Как известно, в лице грузинских тавадов Россия видела союзников.

Не менее жестким главнокомандующим был генерал А. П. Ермолов, сменивший на посту Н. Ф. Ртищева, политика которого была слишком либеральной но мнению Александра I.

Жестокие карательные походы Ермолова и его офицера Титова в осетинские общества не достигли желаемых результатов, а лишь подорвали и без того слабое доверие к царе кой России[2]. Признавая Осетию как целостную страну, Ермолов вместе с тем был сторонником российских генералов, признававших феодальные притязания грузинских помещиков на югоосетинское крестьянство. Поскольку Южная Осетия, не признававшая феодальное господство грузинских князей, рассматривалась как «непокорная», то в задачу отряда входило «приведение осетин в подданство»[3].

Не желая налаживать добрососедские отношения с населением Осетии, Россия устанавливала свою власть посредством силовых мер, принесших и без того немногочисленному осетинскому народу столько жертв. Не успели осетины оправиться после кровопролитных походов Цицианова и Ермолова, как в 1830 г. в Осетию были направлены две крупные экспедиции: на юг - экспедиция генерала Ранненкампфа, на север - экспедиция генерала Абхазова. В Осетии всеми силами пытались приостановить военные действия: из Северной Осетии к генералу Ренненкампфу была отправлена специальная делегация, предложившая российской администрации переговоры с обсуждением вопросов российско-осетинских отношениях. Депутация подтвердила приверженность осетин договоренностям 1774 г. о присоединении Осетии к России.

Хотя И.Ф.Паскевич и сам не сомневался в союзническом отношении Северной Осетии к России, в планы правительства не входило мирное утверждение российской администрации. Оно настаивало на насильственном внедрении российского административного режима. Планировалось и другое: карательная экспедиция должна была депортировать осетин из горных ущелий. Царское правительство рассматривало горы как удобное для жителей убежище, позволявшее им сохранять свободу и независимость, что в значительной мере затрудняло создание здесь управленческого аппарата.

Еще недавно горцы сами с охотой переселялись в предгорную зону Северного Кавказа. Однако массовое переселение, состоявшееся в 20-х гг. XIX в., а также резкое сокращение численности населения из-за обрушившихся на горцев эпидемий, сняло остроту вопроса о перенаселенности для горных обществ. Оставшиеся жить в горах не желали покидать насиженных мест.

Впрочем, осетины были согласны не только на утверждение здесь российской администрации, но и на переселение на равнинные земли, как того требовало командование. Главным для Осетии было недопущение вооруженного конфликта с российскими войсками, в которых уже служили многие осетины[4].

Несмотря на заверения, Абхазов, пополнив боеприпасы и продовольствие отряда, 26 июля вторгся в Осетию. Южную Осетию вплоть до Нара блокировал генерал Ренненкампф, в задачу которого входило лишить Северную Осетию возможной военной помощи с юга.

Несмотря на неравенство сил и превосходство российских войск в вооружении, ополчение нанесло чувствительные удары по экспедициям Абхазова и Ранненкампфа. Однако недостаток боеприпасов, усталость людей, ряды которых не пополнялись свежими силами, играли на руку покорителям Осетии.

4 августа 1830 г. генерал Абхазов собрал жителей близлежащих сел, а также представителей осетинских обществ, и зачитал им свое «Объявление».

В нем он обвинил осетинский народ в «вероломстве» — так расценивалось сопротивление народа вооруженному насилию, граничившему с геноцидом.

В «Объявлении» Абхазова главное место отводилось установлению в Осетии российской администрации. Как в Южной Осетии и Ингушетии, в Северной Осетии вводилось приставство. Оно рассматривалось Петербургом и командованием на Кавказе как наиболее гибкая и централизованная форма административного управления. В его ведении находились четыре помощника из числа осетинских алдаров, верно служивших российскому правительству. В Осетии для осетин и ингушей учреждался Окружной суд. Он состоял из председателя (его обязанности исполнял владикавказский комендант), двух гражданских чиновников и двух представителей от народа с правом совещательного голоса.

Что касается Южной Осетии, то здесь Генерал Ренненкампф посредством жестких военных действий должен был установить новый административный режим. Одновременно предусматривалась полная ликвидация традиционных форм управления обществом, веками складывавшихся в Осетии. И. Ф. Паскевич предлагал учредить в Южной Осетии приставство наподобие грузинского моуравства. В задачу Ренненкампфа входило также продемонстрировать на деле способность новой администрации властвовать над населением. С этой целью после военных операций он обязывался привлечь местное крестьянство к такому тяжелому труду, как строительство дорог в горных условиях. Оправдывая действия царского правительства, российское командование обвиняло осетинский народ в неповиновении грузинским феодалам, «грабеже» и «постоянном разбое», якобы вынуждавших правительство применить в 1830 г. жесткие меры по отношению к ним. На самом деле карательные экспедиции свидетельствовали о стремлении российского правительства утвердить в Осетии царскую администрацию и ввести в ее южных районах феодальное господство грузинских князей[5].

Однако стараясь предотвратить восстания осетинских крестьян в будущем, И. Ф. Паскевич решил ликвидировать главную их причину - феодальные притязания грузинских князей Мачабели и Эристави. Всех жителей юга Осетии главноуправляющий причислил к казенным крестьянам, объявив, что осетины никогда не находились во владении этих помещиков[6].

Результатом экспедиций 1830 г. было создание в Осетии приставств как формы колониального управления. Приставами назначались российские офицеры, население облагалось подворным налогом. Под председательством государственного чиновника действовал народный суд, в состав которого избирались судьи от осетинских обществ. В осетинских обществах был установлен политико-административный режим, соответствовавший природе российского самодержавия, главным принципом которого был не этнический, а территориальный. Поэтому при создании российского управления Кавказом Осетия была разделена между несколькими территориально-административными единицами Северного Кавказа и Закавказья, что бесспорно повлияло на дальнейшую судьбу Осетии[7].


Примечания:

1 Блиев М. М., Бзаров Р. С. История Осетии с древнейших времен до конца XIX в. Владикавказ, 2000. С.276

2 Блиев М. М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. Владикавказ, 2006. С.78

3 Блиев М. М. Русско-осетинские отношения (40-е гг. XVIII - 30-е гг. XIX в.) Орджоникидзе, 1970. С. 342

4 Кобахидзе Е. И. Институты власти и управления у осетин (конец XVIII - XIX в.) Владикавказ, 2008. С. 146

5 Тедеева У. Ш. Грузино-осетинские противоречия: социальные и идеологические основы: XIX - 90-е гг. XX в. Дисс... канд. ист. наук. Владикавказ, 2006. С. 6

6 Блиева 3. М. Российский бюрократический аппарат и народы Северного Кавказа в конце XVIII - 80-е годы XIX века. /Под ред. А. А. Магометова. Владикавказ, 2005. С.275

7 Кобахидзе Е. И. Осетия в системе государственно-административного управления Российской империи (последняя четверть XVIII - конец XIX в.): историко-этнологический анализ. Владикавказ, 2003. С. 108


Джиоева И. Карательные экспедиции царских властей в Осетии (первая половина XIX в.) // Историческое обозрение. Сборник научных статей. / Под ред. Н.Д.Малиева. Владикавказ, 2010. 78 стр. С. 29 - 33.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Мариинские вечера
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Аншлаг за аншлагом
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • "Разговор с Отечеством"
  • Немое кино и живая музыка
  •   Архив
    Октябрь 2017 (32)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru