поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Государственная политика в сфере высшего образования в 1920-1930-е гг.
Автор: 00mN1ck / 1 марта 2014 / Категория: Интересные материалы » Новая история
Л.Ч. Хаблиева, к.п.н, доцент

Государственная политика в сфере высшего образования в 1920-1930-е гг.Высшее образование и наука являются важнейшими компонентами культурного и социально-экономического развития российского общества. Масштабы и темпы развития современного социума требуют наращивания инновационного и интеллектуального потенциала, развития всех уровней образования, повышения квалификации человека. Важность данной темы заключается в возможности и необходимости извлечения из исторического опыта уроков, которые могут быть полезными для современной России. В 1920-1930-е гг. в России разворачивалась крупномасштабная культурная революция, которая коренным образом меняла весь уклад традиционной жизни, основой которого стала идея возможности построения социализма в отдельно взятой, отсталой стране. В условиях реконструкции всего хозяйства коренным образом изменились сущность, методы и темпы образования, была кардинально модернизирована высшая школа. Исследуемый период характеризовался исключительно большим вниманием партийно-государственной власти к системе высшего образования. Именно аналитическое сопоставление этого периода с современностью позволяет увидеть и обозначить как позитивный, так и негативный опыт работы высшей школы в советский период, исторически осмыслить не только происходящее, но и прошлое.

В середине 1920-х гг., когда решался вопрос о стратегии развития советского государства, разворачиваются научные и политические дискуссии о судьбе высшей школы, о ее месте в политической системе советской власти. Интеллигенция как общность выполняет важнейшую социальную функцию. Она обеспечивает поступательное движение социума, осуществляет культурный диалог представителей различных поколений и народов в пространстве и времени, её деятельность охватывает все сферы жизнедеятельности общества.

В конце 1920 1930-х гг. политика власти по отношению к интеллигенции и динамика её структурно-функциональных изменений определялась двумя доминантными установками.

В первую очередь, власть выдвинула теорию «обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму». Данная теория подразумевала поиск «классовых врагов» среди «старых специалистов» и ускорила процесс вытеснения интеллигенции из всех сфер жизни общества.

С другой стороны, курс на форсирование темпов социально- экономического развития, индустриализация, увеличили спрос на интеллектуальный труд. В данной ситуации на первый план выходит проблема формирования «новой» социалистической интеллигенции.

В то же время, в указанный период, как и в предыдущие годы, власть не собиралась отказываться от услуг «старых» специалистов. Об это говорится, в частности, в решении ноябрьского пленума ЦК ВКП (б) 1929 года, в котором указывается на необходимость использования «честно и добросовестно работающих старых специалистов»[ 1 ]. В это же время в регионы была направлена «Инструкция по чистке советского аппарата», в которой звучит мысль «об осторожном отношении к чистке специалистов»[2]. Тем не менее, основным мотивом партийных решений 1928-1929 гг., становится мысль о необходимости вытеснения «старых» специалистов из политически значимых сфер жизнедеятельности общества, отстранение их от ответственных административных должностей, использование их преимущественно на производстве. Данная мысль определила политику власти по отношению к интеллигенции.

Параллельно интерпретировалась мысль о «новой», социалистической интеллигенции, как о качественно ином по своей сущности социально- экономическом типе социума. «Новая» интеллигенция стала рассматриваться как идейно-политический, интеллектуально-творческий и нравственный эталон советского общества.

В удовлетворении потребностей страны в «новых» специалистах особая роль отводилась системе высшего и среднего специального образования и выдвиженчеству.

Комплексная пролетаризация учебных заведений рассматривалась как целая система мер, которые включали в себя такие, как доведение удельного веса рабочих и беднейшего крестьянства среди студенчества до 70 - 80%, систематическая чистка учебных заведений от «классово-враждебных» элементов, создание системы научно- педагогических кадров из числа трудового народа, усиление партийно-комсомольскою влияния на обучающихся. Всё это должно было создать условия для подготовки подлинно «красных» специалистов.

На Северном Кавказе проблема подготовки квалифицированных специалистов и формирования «новой» интеллигенции становилась актуальной как в контексте общегосударственных политических и экономических задач, гак и качественным и количественным состоянием интеллектуального потенциала региона.

Советское государство с момента своего возникновения активно создает нормативно-правовую базу, которая обеспечивает первоочередное право рабочих, беднейшего крестьянства и нерусских народов на получение высшего образования. Первым законодательным актом в сфере образования стал Декрет СНК от 11 декабря 1917г. о передаче всех учебных заведений, в том числе и высших, в ведение Народного комиссариата просвещения[3]. В.И. Ленин говорил о необходимости осуществления «безусловного приема лиц из среды пролетариата и беднейшего крестьянства»[4].

Работа развернулась последующим направлениям: подготовка нового Устава высшей школы, формирование системы управления вузами, перестройка сети высших учебных заведений, организация отбора в вузы пролетарского контингента.

В январе 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов был поставлен вопрос о необходимости проведения реформы высшей школы. Комиссия в составе А.В. Луначарского, К.А. Тимирязева, П.К. Штернберга весной 1918 г. представила первые варианты проектов по преобразванию высшей школы. Данные варианты подразумевали демократическую реформу, т.е. открытие доступа всем трудящимся в вузы страны, изменение социального состава студентов, расширение приема в вузы, реформирование старых принципов управления и организации учебного процесса.

Кардинально были изменены правила приема в вузы страны: 2 августа 1918 г. был издан декрет «О правилах приема в высшие учебные заведения» и принято постановление «О приеме в высшие учебные заведения РСФСР», которые были написаны лично В.И. Лениным. Представителям рабочего класса и трудового крестьянства предоставлялось право преимущественного поступления в вузы[5]. Двери высших учебных заведений открывались для широких масс трудящихся, для тех. кому до революции высшее образование было недоступно. Срок подачи заявлений практически во все вузы продлили до конца 1918 г., выросло количество студентов. Но в силу слабой подготовки рабоче-крестьянская молодежь пока в вузах не задерживалась. Изменение внутренней структуры вузов началось по решению Наркомпроса в 1919 г. Ввиду непригодности социального состава средней школы для комплектования высших учебных заведений пришлось в срочном порядке создавать рабфаки с целью организации подготовки кадров рабоче-крестьянского студенчества в интересах быстрой количественной и качественной пролетаризации вузов. 11 сентября 1919 г. вышло постановление Наркомпроса «Об организации рабочих факультетов при университетах», согласно которому все высшие учебные заведения страны должны были не позднее 1 ноября 1919 г. открыть рабочие факультеты[6]. Создание рабфаков стало еще одним шагом к революционному слому старой системы высшего образования. Рабфаки ускорили процесс изменения классового состава студенчества, с их помощью началась пролетаризации высшей школы.

В феврале 1921 г. все вузы РСФСР были переданы в ведение Главпрофобра - Главного комитета профессионально-технического образования Наркомпроса. «Положение об управлении высшими учебными заведениями РСФСР», принятое в марте 1921., полностью ликвидировало автономию высшей школы и создавало новую систему управления вузами. Высшим органом университета становилось правление, которое назначалось Главпрофобром. Председателем правления являлся ректор, в него обязательно входил представитель студентов. Правление созывало Совет университета, в котором наряду с профессорами теперь были представители общественных организаций и органов управления образованием. Подобная система управления создавалась и на факультетах. Новое Положение стало поводом для обострения ситуации в некоторых вузах.

В 1923-1924 учебном году все вузы страны перешли на работу в соответствии с принятым «Положением о высшей школе РСФСР». Это положение фактически являлось уставом высшей школы и действовало до 1930 г. Оно стало тем законом, на основе которого осуществлялось всестороннее руководство вузами в эти годы. Введению в 1922-1923 учебном году новой системы управления вузами во многом способствовали хозяйственные и политические успехи советской власти на пути осуществления новой экономической политики.

По этому положению была проведена реструктуризация факультетов практически во всех вузах страны, прежде всего историко-филологических факультетов в старых университетах и педагогических институтах. Один раз в три месяца все ректоры высших учебных заведений собирались в Москве на ректорские совещания, где обсуждались текущие вопросы и перспективы развития высшей школы в целом и отдельных вузов в частности. В апреле 1922г. ЦК РКП (б) провел Всероссийскую конференцию коммунистических ячеек вузов, в июне того же года оргбюро ЦК РКП (б) утвердило «Положение об организации пролетарского студенчества». В вузах большую роль в решении практически всех вопросов начинает играть организованное пролетарское студенчество. Представители студенчества входили в состав правлений высших учебных заведений и предметных комиссий. К сожалению, значительная часть студенчества была настроена очень агрессивно и враждебно по отношению к представителям профессорско-преподавательского состава, считая их реакционно-настроенными, неспособными перестроить учебный процесс в соответствии с пролетарской идеологией. В 1922-1923 гг. при ЦК РКП (б) было организовано Центральное бюро коммунистического студенчества, на местах стали создаваться его общегородские объединения. Летом 1923 г. при ВЦСПС было учреждено Центральное бюро пролетарского студенчества, которое просуществовало до 1934 г. и руководило объединением беспартийного студенчества в профсекции. Пролетстуд фактически возглавил проведение в жизнь политики Наркомпроса в высшей школе и стал важным политическим инструментом в руках партии. Таким образом, к 1925-1926 гг. уже сложились основные формы и методы руководства высшей школой, но вопрос о том, какой все-таки должна быть советская высшая школа, каковы основные принципы ее деятельности, цель и задачи в деле подготовки специалистов, оставался открытым.

В июле 1928 г. на пленуме ЦК ВКП (б) была принято постановление «Об улучшении подготовки новых специалистов» и дан старт новому этапу в реформировании высшей школы - ее профессионализации. В мае 1929 г. на очередном ректорском совещании в Москве было принято решение о необходимости коренного пересмотра основных положений об управлении вузами.

В целях удовлетворения возрастающих потребностей народного хозяйства в квалифицированных кадрах создавались вузы с резко выраженной специализацией. Все чаще стало звучать предложение о переводе высшего образования полностью на отраслевое подчинение, реорганизации университетов с целью усиления ответственности и последовательного осуществления реформы. Новые вузы формировались путём реорганизации многофакультетных высших учебных заведений по отраслевому принципу в самостоятельные институты и передачи их соответствующим хозяйственным ведомствам и наркоматам. В ходе осуществляемой реформы все руководство вопросами подготовки кадров сосредотачивалось в руках хозяйственных наркоматов и объединений. Также они занимались методическим обеспечением учебного процесса, но под контролем Наркомпроса. В ведении последнего оставались педагогические и художественные вузы, а также университеты в составе факультетов, не выделившихся в самостоятельные учебные заведения.

Реформа позволяла сократить сроки обучения и тем самым повысить пропускную способность вузов, создавала благоприятные условия для укрепления материальной базы, приближала студенчество к производству. Так, в 1930г. на базе Донского политехнического института были созданы семь самостоятельных институтов. Своим рождением этому вузу обязан и институт цветных металлов в г.Орджоникидзе. Статус самостоятельного вуза обрёл, возникший на базе соответствующего факультета Горского сельскохозяйственного института - Дагестанский плодово-виноградный институт.[7]

Наряду с разукрупнением многофакультегных вузов создавались новые учебные заведения. В 1932 году начали самостоятельную жизнь 2-й Северо-Кавказский, Северо-Осетинский и Кабардино-Балкарский педвузы, открытые на базе Горского педагогического института[8]. Безусловно, переход на отраслевую систему организации высшей школы и подготовки кадров позволил решить проблему подготовки кадров, насытил экономику страны необходимыми специалистами. СССР в предвоенные годы удалось выйти на первое место в мире по масштабам подготовки специалистов. Но, к сожалению, это привело к снижению уровня развития фундаментальной и вузовской науки, ухудшилось качество подготовки научных кадров. Были случаи, когда открывались карликовые, нежизнеспособные учебные заведения с узким профилем подготовки специалистов. Это приводило к тому, что сильные в научном и методическом отношении кафедры и лаборатории оказывались раздробленными, распылялись преподавательские кадры. Поэтому в конце первой- начале второй пятилетки некоторые институты были закрыты или слиты в более крупные.

История вузов Северного Кавказа знает множество примеров активного участия студентов и преподавателей в производственных делах предприятий, пропаганде научно-технических знаний, проведении культурно-шефской работы. Так, в 1931 году Горский сельскохозяйственный институт направил в агропоход 390 студентов и 60 научных работников. Ими было пропущено через курсы свыше 111,3 тыс. человек, проведено 112 производственных совещаний, составлено 82 организационно-производственных плана, переведено на сдельщину 212 колхозов[9]. Острой оставалась проблема профессорско-преподавательских кадров. Это объяснялось тем, что научная интеллигенция всё ещё была малочисленной и к тому же не обладала в должной мере профессиональными качествами. Часть старой профессуры по-прежнему с недоверием относилась к мероприятиям по совершенствованию высшего образования, сопротивлялась новому, пыталась тормозить рост кадров. На состоявшемся в декабре 1930 года пленуме Северо-Кавказского краевого комитета партии, анализируя работу учёных, секретарь крайкома ВКП (б) А.А.Андреев говорил: «Мы должны прямо им поставить вопрос в упор: у вас много старого хлама, которым вы пичкаете молодое поколение. Пересмотрите свой багаж, обновите этот багаж, приведите его в соответствие с новыми требованиями»[10].

В пополнении высшей школы преподавательскими кадрами заметнее становилась роль аспирантуры, особенно в таких вузах, как Ростовский университет, Северо-Осетинский педагогический институт, Северо-Кавказский горно-металлургический институт.

Одним из важнейших направлений в деятельности советского государства в 1920-1930 гг. стало решение национального вопроса и создание равнозначных условий для развития всех народов. Подготовка национальных кадров и развитие всех форм образования рассматривалась коммунистической партией как важнейшее средство решения национального вопроса, создания благоприятных условий для развития всех народов. Национальные районы испытывали нужду в образованных и квалифицированных кадрах, и отрешения данного вопроса во многом зависела поддержка советской власти в таких районах. В условиях национальной республики проблема комплектования вузов являлась одновременно вопросом создания интеллигенции из коренной национальности. Решение этой проблемы находилось под строгим контролем партийных организаций вузов.

Таким образом, в годы первой пятилетки высшая школа Северного Кавказа значительно укрепилась в соответствии с запросами и потребностями социально-экономического и культурного развития края. В национальных автономиях сложилась собственная база для формирования кадров интеллигенции. В 1932 году в Северо-Кавказском крае уже обучалось более 2,4 тыс. горских юношей и девушек, из них 13,1 % в медицинских вузах, более 22% - в технических, 30,2'%- в педагогических и 30,3%-в сельскохозяйственных. В большей степени эксперименты, развернувшиеся в конце 1920-х - начале 1930-х гг., затронули учебно-методическую работу. В стране не было ни одного вуза, где бы учебные планы действовали продолжительное время и были стабильны. Подобная ситуация сложилась из-за того, что государство хотело сохранить высшую школу пролетарской по своему социальному составу, стремилось готовить в стенах вузов новую рабоче-крестьянскую интеллигенцию. С другой стороны, низкий уровень подготовки выпускников рабфаков и школы 2-й ступени подталкивали руководство вузов приспособить учебные планы к студенчеству. Высшие учебные заведения были вынуждены работать по переходным планам. На устранение этих и других недостатков были направлены постановления ЦИК СССР от 19 сентября 1932 года «Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах», постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 23 июня 1936 года «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой», «Типовой устав высшего учебного заведения», утверждённый 5 сентября 1938 года. Помимо этого был создан Всесоюзный комитет по высшему техническому образованию, преобразованный позднее во Всесоюзный комитет по делам высшей школы при СНК СССР.

В целях улучшения качества подготовки кадров продолжалась работа по расширению и упорядочению сети вузов и уточнению их специализации. Новые факультеты открываются и в Кабардино-Балкарском педагогическом, Горском сельскохозяйственном институтах. В 1938 году объединяются Северо-Кавказский и Северо-Осетинский пединституты и создаётся единый вуз первой категории - Северо-Осетинский педагогический институт в составе 6 факультетов и собственной аспирантуры. Открываются и новые вузы: медицинский - в Орджоникидзе (1938г.), педагогический - в Черкесске, Грозном (1938п), объявляется набор в Майкопский учительский институт (1940г.). Осуществление указанных мероприятий сопровождалось ростом бюджетных ассигнований, что привело к укреплению материально-технической базы вузов, увеличению контингента студентов.

Решающую роль в жизни высшей школы сыграло постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой», принятое 23 июня 1936 года. В нём указывалось, что к высшим учебным заведениям должны быть предъявлены новые, более высокие требования, обеспечивающие подготовку высококвалифицированных, политически воспитанных, всесторонне образованных культурных кадров, способных полностью освоить новейшие достижения науки, использовать технику и связать теорию с практикой, сочетать производственный опыт с наукой»[11].

В соответствии с этим постановлением основными формами учебной работы становились лекции, лабораторные занятия, консультации. Вводился новый порядок комплектования вузов через вступительные экзамены по основным дисциплинам. С учётом коренных изменений в экономической и классовой структуре советского общества теперь в вузы могли поступать все граждане СССР, при этом преимущественным правом пользовались лучше подготовленные абитуриенты. Вся учебная литература пересматривалась.

К началу Великой Отечественной войны на Северном Кавказе сложилась разветвлённая сеть высших учебных заведений, которые готовили кадры практически для всех отраслей народного хозяйства. К этому периоду вузы Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Чечено-Ингушетии насчитывали 8,5 тыс. студентов.

Потребности экономического, социального и культурного развития ставили перед государством и обществом важные задачи, направленные на совершенствование высшего образования, повышение его уровня. В конце

1920-х гг. по инициативе и при жестком давлении власти произошел поворот в развитии советской высшей школы, состоявший в решительном изменении сети вузов, структурной перестройке управления, изменении организации учебного процесса. Подводя итоги можно сделать вывод, что партия и советское государство 1920-1930-е гг., стремились сделать процесс подготовки кадров в высшей школе массовым и унифицированным. Исторический опыт тех лет говорит о необходимости наличия у государства концепции развития высшей школы, продуманной и последовательной политики по ее реализации без бурь и потрясений.


Примечания:

1. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.5. М., 1984.

2. Там же. C.2I.

3. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и крестьянского правительства. 1918. №39. Ст.507.

4. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.37. С.34.

5. СУ РСФСР. 1918 №57. Ст. 632.

6. СУ 1919. №45. Ст.443.

7. Земзин М.П., Кошеверова С.В. Высшая школа на Дону и Северном Кавказе: Библиографический указатель (1920-1985). Ростов-на-Дону. 1987. С.56.

8. Там же. С. 191,212..

9. Бекижев М.М. Формирование социалистической интеллигенции у народов Северного Кавказа (1917-1941 гг.), Черкесск, 1987. С. 197.

10. ГАРО. Ф.7. Оп. I. Д.978. Л471

11. КПСС о культуре, просвещении и науке. Сборник документов. М., 1973. С.383.


Хаблиева Л.Ч. Государственная политика в сфере высшего образования в 1920-1930-е гг. // Историческое обозрение. Сборник научных статей. / Под ред. Н.Д.Малиева. Владикавказ, 2010. 78 стр. С. 56 - 63.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Cимд по­-бразильски
  • В "Саби" – новый худрук
  • Оптимизация со слезами на глазах
  • Музыка её души
  • Если не они, то кто?
  • Творческая интеграция
  • Бега Кочиев. Жизнь после легенды
  • Объединяющая сила музыки
  • Симд на фоне Колизея
  • Архитектура и… день первый
  •   Архив
    Сентябрь 2018 (10)
    Август 2018 (21)
    Июль 2018 (24)
    Июнь 2018 (22)
    Май 2018 (22)
    Апрель 2018 (26)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2018 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru