поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Предпосылки возникновения осетинских казачьих станиц
Автор: 00mN1ck / 29 января 2015 / Категория: Интересные материалы » Новая история
А. В. Лолаева
к .и. н., доцент СОГПИ

Предпосылки возникновения осетинских казачьих станицПервые тесные связи горцев с казачьим населением Терека относятся к XVI в., когда появились станицы Гладковская, Курдюковская и Щедринская. С этого времени численность станичников увеличивалась за счет не только беглых крестьян, но и горцев. Со многими горскими обществами казаки поддерживали тесные экономические связи. Известно, в частности, что осетины имели довольно оживленную торговлю со станицами Щедринской и Червленной. Но самое тесное сотрудничество осетин и терских казаков началось с XVIII в., когда был заложен Моздок. Среди русских крепостей, основанных на так называемой Кавказской укрепленной кордонной линии по левому берегу Терека, Моздок был по времени вторым после Кизляра городом, ставшим во второй половине XVIII в., важным стратегическим, торговым и административным центром России на Кавказе. До основания Моздока единственным крупным административным центром России на Восточном и Центральном Кавказе был Кизляр, который постепенно стал терять прежнее значение. Его покинула и Осетинская духовная комиссия, переместившись в Моздок.1

Первые осетины-горцы появились в Моздоке в 1764г. В это время здесь проживало 6 осетинских семей. В 1785г. в Моздоке уже насчитывалось 223 осетина, составлявших 88 семейств. Со дня появления осетин в Моздоке их стали привлекать к военной службе. 2

Данные о переселении осетин с 1764-1778гг., в Моздок имеются в особой ведомости, составленной комендантом Моздока плац-майором Коченковым.3 В целом освоение обширного края требовало заложения на Кавказcкой пограничной линии новых крепостей-городов, которые бы отвечали и стратегическим, и торговым целям, находились бы ближе к поселениям горских народов и наконец обеспечивали бы удобное сообщение с Грузией. Одним из таких крепостей-городов на среднем течении Терека стал Моздок, что означает в переводе с кабардинского «темный глухой лес». И действительно, местность эта представляла собой густое лесистое урочище, окруженное бескрайней степью. 4

Живописные места урочища давно привлекали внимание горских феодалов. Так, в 1755г. здесь хотел поселиться князь Давлет-Гирей, однако просьба его была отклонена. То, что не удалось Давлет-Гирею, смог осуществить владелец Малой Кабарды Кургоко Кончокин (крещенный Андрей). После крещения он попросил в письме на имя кизлярского коменданта, чтобы ему разрешили выехать «к императорскому двору». 5

В Петербурге его тепло встретили и обещали удовлетворить все его просьбы. Однако «непредвиденные обстоятельства (смерть Елизаветы Петровны, падение Петра III и воцарение Екатерины II) задержали решение этого вопроса. И только в 1762г., по поручению Сената, Коллегия иностранных дел собрала необходимый материал по истории русско-кабардинских и русско-осетинских отношений и подготовила доклад «по прошению крещенного Кургоки Кончокина». На основании этого доклада Сенат разрешил ему занять под «поселение место на Моздоке». 6

Императрица пожаловала Кончокину (с немалым жалованием) и титул князя Андрея Черкасского-Кончокина, а для поощрения желающих принять святое крещение и поселиться в Моздоке повелела выдавать «из доходов Кизлярского края узденям по 10 р., простым людям по пяти, а холопам вполы против того». 7 Благодаря этой мере, «число выбегавших из гор стало быстро расти, и в следующем году в Моздоке уже насчитывалось более двухсот душ новокрещенных переселенцев. Из них была образована так называемая Горско-Моздокская казачья команда». 8

Сама постройка поселения и на первый случай небольшой форпост была поручена инженеру-полковнику Гаку, который немедленно приступил к работам, и в следующем 1763 году форпост уже построили. Дальнейшая постройка Моздока, однако же, несколько замедлилась вследствие неожиданных претензий, предъявленных со стороны кабардинцев. Российское правительство считало Моздокское урочище вне кабардинских владений, основываясь на Белградском договоре с Турцией, а кабардинцы присваивали его себе. Кроме того, близость Моздока давала полную возможность зависимым сословиям и пленникам бежать от своих владельцев под защиту русской крепости, где после святого крещения они становились людьми вольными, ни от кого независимыми. Кабардинские князья имели полное основание опасаться, что при таких условиях они рискуют потерять своих подвластных. 9

Комендантом будущей крепости Сенат назначил подполковника Петра Ивановича Гака, поручив ему одновременно вести агитацию среди горцев и приглашать их на поселение в Моздок. 10

После основания крепости «при первом случае без разглашения старания употребить о призыве на поселение в здешнюю сторону осетинцев». 11 Уже во второй половине XVIII в. при составлении проекта крепости Моздок в центральных государственных учреждениях России решался вопрос о характере управления переселенцами. Наиболее разумным Коллегия иностранных дел признала тогда «дозволить горским переселенцам пользоваться «казачьими вольностями», при этом имелось в виду дальнейшее постепенное их слияние в управлении с казачьим населением Северного Кавказа и привлечение горских переселенцев к военной службе.

С учреждением в Моздоке комендантского управления все моздокские осетины были причислены к ведению коменданта крепости. 12

Строительство Моздока началось 5 июля 1763г. Первыми строителями были русские солдаты: они строили казармы, магазины, возводили крепостную стену. 13 Заселение Моздока производилось за счет местных переселенцев независимо от того, где они проживали в горских обществах или на территории Русского государства. В объявленном приглашении говорилось, что в Моздок на постоянное жительство приглашаются «осетины, кабардинцы, а также всякой нации люди как-то: чеченцы, кумыки, и др. горцы, желающие принять святое крещение. 14 Для поощрения горских выходцев, а также с целью подъема и развития сельского хозяйства и торговли Коллегия иностранных дел утвердила специальную инструкцию «о таможенных привилегиях для горских народов, поселенных при Моздоке». По данной инструкции местные жители, поселившиеся в Моздоке, получали широкие права для беспошлинной торговли и производства. Поселенцам разрешалось на первый случай «на несколько времени заграничный товар продавать и менять беспошлинно. А когда сей дикий народ, говорилось далее в инструкции, несколько к новому сему переселению привыкнет, то и обыкновенную пошлину забирать от них не невозможно будет». 15 Одновременно поселенцы получали земли для пашен и садов по обширности здешнего места сколько потребно, хотя в дальнейшем администрация отказалась от практики вольного надела и в 1767г. произвела раздел земли, по которому «пашенная, сенокосная и огородные места всем размежеваны по нациям, и для домового потребности, в лесе, во всех сторонах особливые засеки отведены». 16 Прибывающие на поселение горцы, беглые люди с семьями и одиночные селились, как правило, отдельными слободами, придерживаясь национального признака (осетины, кабардинцы, армяне и др.), совершенно не соблюдая порядка застройки. Многие жилые дома (сакли, хаты) ставились без связи друг с другом, и каждый, пользуясь правом первого поселенца, выбирал себе место наиболее удобное, оставляя худшие участки своим согражданам, которые прибывали позднее. Улицы были узкие и кривые и подчас на них не могли разъехаться две повозки.

Такая застройка города заметно выделяла Моздок из среды других городов России, и облик его долгое время оставался каким-то «старомодным» и внешне интернациональным. 17

Моздокские осетины, переселявшиеся сюда в течение XVIII-XX вв. из разных мест горной Осетии целыми аулами, отдельными семьями и родственными группами, могут быть разделены на три группы. К первой группе относятся осетины, переселившиеся почти из всех районов Осетии, начиная с основания Моздока до начала XIX в. Эти осетины называют себя «цайта» (что означает в переносном смысле «колодец»). Цайта жили как в Моздоке, так и на хуторах на расстоянии 50км от города, в моздокских степях. Вторую группу составляют осетины-дигорцы, выселившиеся на Кавказскую линию в начале XIX в из Дигорского ущелья, поселившиеся в 25км от Моздока, на левом берегу одного из притоков Терека Ерашти (или Дзерашти), по имени которого они и были названы. Ерашти живут в Черноярском и Ново-Осетинском станицах, а также на нескольких хуторах. К третьей группе относятся осетины, переселившиеся преимущественно из Закинского, Нарского, Алагирского и Куртатинского ущелий горной Осетии в конце XIX-XX вв. и разместившиеся недалеко от Моздока на двух больших хуторах. 18

Уже в 1763г. в Моздоке начитывалось 200 крещенных осетин и черкесов, которые разместились на северо-западной стороне крепости отдельным «форштатом» (селением), обнесенным рвом. В центральном Государственном военно-историческом архиве хранится план крепости Моздок, по которому он был укреплен земляным валом и рвом, причем только со стороны степи. В середине крепости была сооружена деревянная церковь, вокруг которой располагались два дома для Гака и Кургоко Кончокина. Почти со всех сторон поселение окружали солдатские казармы. Рядом с Моздоком в степи находились «места для поселения разного звания народов». Оно было обведено глубоким рвом. Здесь селились осетины и беглые кабардинские холопы. Укрепляя крепость Моздок, царское правительство переводило на Кавказскую линию казачьи полки с Волги и Дона. В Моздоке имелся самостоятельный гарнизон. Крепостное вооружение состояло из орудий. К гарнизону новой крепости была причислена так называемая моздокская горская команда, состоявшая из осетин и кабардинцев, переселившихся в Моздок с самого его основания. В 1770г. на Кавказскую линию было переселено еще 517 семейств волжских казаков, которые были поселены от Моздока вниз по левому берегу Терека. Здесь же по соседству с казаками, селились на хуторах осетины, черкесы, а также некоторые другие коренные народы. Уже в это время Моздок стал неприступной крепостью, отражавшей набеги крымского хана и протурецки настроенных кабардинских феодалов. Проезжая через Моздок в 1770г., известный путешественник академик А. Гюльденштедт отмечал: «Моздок–пограничная военная крепость Моздокской линии. Он расположен в лесистой низменности на левом берегу Терека и доступен только с одной стороны. Сама местность представляет собой открытую возвышенную степь». 19 По словам ученого, Моздокская крепость в то время населялась кавказскими народами: «В ней живет только одно христианское население, а также принявшие христианство осетины, черкесы и др. горские народы». 20

Как справедливо отмечает Б.К. Мальбахов, с середины XVIII века Россия в своих северокавказских делах наряду с Кабардой и Дагестаном большое внимание стала уделять Осетии, Чечне и Ингушетии. Стремясь ввести их в сферу своего влияния, царизм пытался переселить их с гор на плоскость, то есть на плодородные земли. 21

Земли, куда предполагалось переселить осетин и ингушей, принадлежали кабардинским князьям и частично кумыкским феодалам. И такая постановка вопроса их, конечно, не устраивала.

Согласно источникам, строительство на пастбищных землях кабардинских феодалов, в непосредственной близости от их родовых усадеб, мощной военной крепости, массовый выход горцев-крестьян на плоскость и бегство их к Моздоку, где они, приняв христианство, получали определенные льготы и личную свободу, вызвали резкое недовольство местной северокавказской знати. Местные феодалы поняли, что крепость Моздок становится оплотом царизма на Северном Кавказе, а это угрожает их экономическим и политическим правам и привилегиям. Кабардинские феодалы стали требовать прекращения строительства Моздокской крепости и возвращения «беглых холопов». 22

Вокруг Моздока складывалась сложная ситуация. Генерал И.Ф. Медель весной 1769 года при помощи калмыков перекрыл все подступы к Моздоку и в неравной схватке разбил отряд кабардинцев, готовившихся к нападению на Моздок.

Один из самых авторитетных в то время на Северном Кавказе князей Касай Атажукин сформировал позицию кабардинцев, сказав, что они не против России выступают, а за уничтожение Моздока. 23

Многочисленные исследования убеждают в том, что в XVIII веке от Кизляра, основанного в 1735 году, Моздока в 1763году, появляется линия военных укреплений, положивших начало возведению Кавказкой линии. Цель возведения Линии излагается в официальных документах того периода. Суть ее в том, что «единственно надежным средством для прочного утверждения нашего владычества на Кавказе есть занятие горного и предгорного пространства нашим вооруженным казачьим населением». 24 Не сумев решить вопрос о возврате Моздока дипломатическим путём, решено было отправить в Петербург кабардинскую депутацию в 1764году.

Их попытки договориться с русской администрацией были безуспешными. В 1770г. в Петербург последовала новая делегация кабардинских феодалов с тем же требованием – «очистить Моздокское урочище, возвратить перебежчиков». 25

В Петербурге им вручили грамоту, в которой говорилось, что «заведенное в Моздокском урочище селение никогда не будет уничтожено». 26 В то же время Астраханскому губернатору было велено продолжать укреплять Моздок, возводить в нем новые постройки. Для успешного осуществления этих мероприятий в 1770г. на место подполковника Гака был назначен новый комендант Моздока - полковник П.Г.Иванов. Был заменен и состав Осетинской духовной комиссии, руководителем ее стал протопоп Афанасий Лебедев, благодаря которому число новых поселенцев-осетин в Моздоке выросло, построено новое здание Моздокской осетинской школы. 27 Осетинская миссионерская школа должна была готовить преимущественно миссионеров, проповедников среди горских народов. В нее принимались дети старшин и горских владельцев. Многие осетинские «почетные старики, а также фаршаглаги охотно отдавали своих детей в Моздокскую школу». 28 И в последующий период, как передовые представители осетинской интеллигенции, так и офицеры, представители русских властей, подчеркивали стремление осетин к получению грамоты и знаний. Например, профессор Краснов писал: «Осетины один из немногих народов Кавказа, не только способный к восприятию культуры, но делающий на этом поприще большие успехи. Они тяготели к нам, еще, когда Кавказ не был нашим, вступали с нами в союзы и помогали нам. Осетины жаждут образования, они охотно открывают школы, посылают детей туда, изучают русский язык и многие из них владеют им в совершенстве». 29

Как видно из рапорта кизлярского коменданта в Коллегию иностранных дел, в 1766г. в Моздокскую школу было определено 4 ученика – дети старшин Нарского, Мамисонского, Закинского ущелий, которым дано было указание «содержать во всяком лучшем довольствии, дабы тем возбудить в прочих желание на отдачу своих детей». 30 Учащиеся получали стипендию по 2 рубля в месяц. При школе был и пансион. Насколько большое значение придавалось Моздокской школе правительством, видно из того, что Екатерина II 27 июля 1771 г. предписывала астраханскому генерал-губернатору Якобию восстановить пришедшее в негодность здание Моздокской школы или поставить новое, указывая на то, что «нет лучшего способа по обстоятельствам осетинцев учинить их прямыми христианами к здешней стороне приверженными, как просвещением из них молодых людей». 31 В школе обучали детей русской и осетинской грамоте, пению и священной истории, но ведущая роль принадлежала религии. Открытие духовенством в 1764 году в Моздоке первой осетинской школы было значительным событием в деле распространения грамотности среди осетин. Большинство осетин, дети которых обучались в Моздоке, жили на прилегающих хуторах. Школа просуществовала до 1792г., став основой преобразования нации, сыграв известную роль в жизни осетинского народа. В Моздоке была открыта и первая осетинская типография в 1770г. католикосом Антоном. 32

Среди русских миссионеров следует отметить пришедшего на смену Лебедеву протопопа Болгарского. Деятельность протопопа Болгарского отмечена также более активным распространением христианства в Осетии, крещением в Моздоке горских старшин, в том числе осетинских. При нем и после него христианскую веру приняли и стали офицерами русской армии многие представители осетинских обществ – старшины Саломон Гуриев из Куртатинского общества, Георгий Аршинов из Закинского, Петр Шаликов из Нарского и др. Подтверждением тому, что Моздок все более становится центром православного христианства в регионе, является учреждение в нем в 1793г. по указу Синода епископской кафедры с присвоением архиерею титула епископа Моздокского. Первым епископом был Гай Токаов, составитель первой осетинской печатной книги. При четырехлетней деятельности Гая в Моздоке было построено еще несколько православных церквей, в том числе церковь Успения, в которой хранилась Иверская икона богоматери. Церковь предназначалась специально для горских поселенцев Моздока, в частности–осетин. Об этом свидетельствует и сообщение генерала Вельяминова, в котором отмечается: «Находящиеся в Моздоке новокрещенные осетинцы и черкесы, уже с давнего времени поселившиеся, имеют у себя церковь деревянную во имя Успения божья матери, построенную в 1797г». 33 В XIX вв. Моздок оставался по-прежнему крупным центром православной церкви. В нем насчитывалось 8 церквей, в том числе одна осетинская. Для укрепления влияния христианства среди горских народов и в частности осетин царское правительство в середине XIX вв. решило построить в Моздоке большой каменный храм для чудотворной иконы Иверской Божьей Матери. 34

Говоря о значении Моздока, об осетинах, Д. Лавров отмечал, что Моздок с начала своего основания стал притягательным пунктом для осетинского населения почти во всех обстоятельствах его жизни. На протяжении XVIII-XIX вв. Моздок был крупным торговым пунктом региона. Всего жителей в городе было 10471 чел. По данным 1877г. состав населения Моздока был следующим: купцы – 253, мещане – 5053, дворяне – 17, войска – 563, воинских чиновников – 791, осетин – 1666, кабардинцев – 1433, ногайцев – 708. 35

В ходе военно-хозяйственной колонизации Северного Кавказа русская администрация провела ряд мероприятий, направленных на увеличение численности казачьего населения, в том числе и за счет местного населения. Первая такая попытка была связана с основанием Моздока, когда в 1768г. была сформирована горская казачья команда из числа беглых осетин и кабардинцев. Семьи этих казаков составили в Моздоке свободное общество, известное под названием «казачьей братии». Сообщая о происхождении общества, майор Кудинов писал: «По преданию, общество казачьей братии составилось в Моздоке из бежавших кабардинцев и осетин, которые, учинив побег от своих владельцев, поселились в Моздоке, а по разыскании их владельцами были им возвращаемы, во избежание чего сии переселенцы по прибытии в Моздок, один из семейства записывался в казаки и тем самым избавлял остальных (членов семьи) от возврата их владельцам. От сего случая семейство определенного в казаки именовалось казачьей братиею». 36 В январе 1827г. генерал Ермолов предписал всех казачьих братьев – 110 человек – зачислить в казаки и передать их командиру Горской казачьей команды капитану П. Дадымову. Казенная же палата передала в военное ведомство не только «казачьих братьев», но и всех осетин, живущих в Моздоке. Однако эти осетины выступили против обращения их в казачье сословие и в прошении на имя Тифлисского губернатора просили «избавить их от казачьей службы, к которой ни они, ни предки их не привыкли». Несмотря на просьбу, 15 июля 1829 г. генерал Паскевич потребовал от начальника Кавказской области генерала Еммануэля обьяснения, почему, «вместо предназначенных к поступлению в казачье сословие из Моздокских осетин и черкес, заключающихся в числе 771 души, поступило только 110 новокрещенных черкес, отчего это произошло и кто виноват, что 661 душа азиатцев до сего времени не принята в военное ведомство». 37

С получением данного предписания генерал Еммануэль приказал полковнику Верзилину принять в Горский полк моздокских осетин и переселить их на земли, «тому полку принадлежащие». Вскоре Верзилин сообщил «по начальству, что упомянутые осетины и черкесы, по их упрямству, еще в полк не приняты», а в октябре 1830г. они подали в Моздокскую городскую управу просьбу, в котором жаловались, что «они зачислены в казачье сословие без испрошения на то Высочайшей воли, и что с того времени им воспрещается всякая отлучка из города, чем они лишены средств к заработкам, а тем самым и способов к выполнению лежащих на них городских повинностей». 38 Они просили разрешения на кратковременные отлучки из города «для извоза главнейшего их промысла». В 1834 г. генерал Еммануэль прибыл в Моздок и, «желая заставить осетин и черкесов там живущих повиноваться станичному начальнику по случаю обращения их в казаки», то они, будучи собраны для объявления им о том в квартире генерала Еммануеля, подняли всеобщий крик, что они не хотят быть обращенными в казаки, и генерал Еммануель, не успевши уговорить их, представил по-прежнему состоять им под ведомством Моздокского коменданта. 39

Через пять лет в 1839г., несмотря на требование генерала Головина об исполнении давно существующего намерения правительства обратить в казаки моздокских осетин и черкес, «генерал Граббе предложил моздокскому коменданту полковнику Ильяшенкову подготовить свое заключение со всей подробностью: «могут ли они обращены быть в казаки без употребления тех мер, какие предлагал генерал Вельяминов», т.е., без применения силы оружия. В рапорте полковник Ильяшенко сообщил, что моздокские осетины «не уклоняются совершенно от воли правительства и просят о своем выше предписании довести до сведения начальства, которое, войдя в их положение, исходатайствовало бы им соизволения на прежних правах с тем, что, в случае военных действий с соседственными народами, они обязываются выставить из среды себя 60 человек конных во всем вооружении». Если же «Его Императорскому Величеству угодно будет отказать им в просьбе, то они по первому объявлению сделаются покорными Высочайшей воле переходом в казачье сословие». 40

Более успешно протекала агитация среди осетин, переселившихся на моздокскую равнину во 2-й половине XIX в. и основавших селения Черноярское и Новоосетиновское. Их переселение происходило под прикрытием русских войск и казаков, о чем сообщал в своем рапорте генерал Булгаков на имя Кавказского наместника генерала Тормасова: «Осетины, страдающие от кабардинских владельцев и жительствующие по обе стороны р. Урух, изъявили мне желание переселиться в кордонной линии Кавказской и быть водворенными между Екатериноградом и Ерашти-селе осетинском, на Тереке лежащем. Они объявили желание, равно и ныне там жительствующие, отправлять казачью службу». 41

Постепенно привлекая к службе на Кавказской линии горцев, российское командование готовило осетин-ерашти к переходу в казачество. Уже в 1816г. генерал Ермолов в письме генерал-майору Дельпоццо писал: «Прошу не упустить из виду и приготовить осетин самым осторожным образом к тому, чтобы со временем составить из них некоторое ополчение, первоначально для внутренней стражи, дабы испытать их способности, а потом для охранения кордона». 42 В 1824г. во время формирования Горского казачьего полка осетины-ерашти официально вошли в состав полка, а их селения – Черноярское и Новоосетиновское были переименованы в станицы. 43 По сообщению М. Энгельгардта и Ф. Паррота, из Моздокских осетин составили отдельный полк, который конвоировал почту или путешественников во Владикавказ. Полк получал от правительства провиант, порох и свинец, но не вносил за пользование угодьями ни каких налогов. 44 По мнению Н.Г. Волковой, численность всех моздокских осетин в 1865г. составляла 500 человек. 45

Для лучшего управления народами, населявшими эти населенные пункты, командованием Кавказской линии, а позже и русской администрацией широко использовалось обычное право горцев. Живя в городе и на хуторах, представители осетинского народа составили свое общество, которое управлялось выборными старейшинами. Осетинское общество было учреждено по предписанию генерала Ермолова в 1816г., осетинам предлагалось избрать в своем обществе «старейших и более уважаемых», которые должны заниматься разбирательством возникающих между осетинами ссор, распределять повинности и наблюдать за их исполнением.

Общее управление Моздоком находилось в руках горской управы, членами которой были главным образом богатые помещики и крупные торговцы разных национальностей. 46 В начале XIX в. Моздок еще представлял собой город-крепость, был обнесен земляным валом и окружен глубоким рвом, имел несколько ворот, около которых дежурила охрана и стояли пушки. На плане крепости, составленном, по-видимому, в XVIII в., отмечено, что Моздок имел четверо ворот: Осетинские, Георгиевские, Астраханские и Кизлярские. Существование в крепости Осетинских ворот показывает, какое значение имело это поселение в ту пору для Осетии, с которой царское правительство хотело установить тесные контакты, в первую очередь для привлечения переселенцев в моздокские степи.

В «Актах Кавказской археологической комиссии» по уезду за 1801г. числилось всего 123 осетина. Отдельное общество, как уже отмечалось, составляла горская команда, или «казачье братия». В ревизских сказках дан поименный список членов Моздокской горской команды. Все горцы, названные в списке, носят русские имена и фамилии (Степанов, Медведев и т.д.), которые они приняли после крещения и перехода в российское подданство. Нередко можно было встретить в Моздоке и на хуторах осетин с фамилиями Медведев, Соколов, Яковлев и др., предки которых входили в состав моздокской горской команды и несли в течение многих лет наряду с русскими поселенцами казачью службу на линии. 47

Между горцами, поселившимися в Моздоке, и русскими казаками росла и крепла дружба, закалявшаяся в многолетней борьбе против Турции и крымского хана. Члены горской команды называли себя не иначе как братьями казаков. Моздокская горская команда играла исключительно важную роль в развитии русско-осетинских связей. Она не только несла охранную службу в Моздоке, но и конвоировала торговые караваны и путешественников по Военно-Грузинской дороге. Многие ее члены были переводчиками, доставляли важные правительственные донесения в Грузию и обратно. Немало осетин- казаков были удостоены офицерских чинов и высших наград за мужество и отвагу. Так, член горской команды Д. Бугулов, по представлению графа Гудовича – тогдашнего главнокомандующего Кавказской армией, получил чин капитана. 48

Моздок, население которого начало складываться в середине XVIII в. из горских переселенцев, родство их жизненных интересов заложили основы тесной дружбы между поселившимися в городе и на хуторах представителями разных народов. Тем не менее, у каждого народа вплоть до недавнего времени сохранялось традиционное своеобразие быта. Осетины, например, жившие в Моздоке и около него на хуторах, очень долго соблюдали архаические погребальные обычаи (посвящение коня покойнику, скачки, стрельба в цель), и сохраняли многие дохристианские верования, принесенные ими из горной Осетии. Почти у всех живших в Моздоке кавказских народов удерживался обычай избегания. А.С. Грибоедов отмечал, что, проезжая по Моздоку, он не видел ни одной женщины: «многие из них выглядывали из домиков своих, но лишь взглянут, тотчас скрываются». 49

Станицы казаков-осетин были очень сходны с соседними русскими казачьими станицами, построенными с правильной уличной планировкой, расположением в центре станицы станичного управления, школы и других общественных учреждений, а также церкви. Осетинские казацкие станицы сближало со многими русскими станицами и то, что они располагались вблизи от Терека и имели на левом берегу свои лесные участки, обеспечивавшие их строительным материалом и топливом. Наконец, каждую осетинскую станицу отличало наличие своего кладбища. Моздокский регион с самого начала его освоения играл важную роль в развитии русско-осетинских отношений и установлении близких контактов со многими народами Кавказа. 50


Примечания:

1. См.: Калоев Б.А. Моздокские осетины. М., 1995. С. 8-9.

2. См.: Бентковский И. Моздокские крещеные осетины и черкесы, называемые «казачья братья»// СГВ. 1880. №№ 3-7.

3. 3. Киреев Ф.С.Осетинский феномен в истории терского казачьего войска. // Дарьял, №3, 2003, С. 273.

4. Калоев Б.А. Указ.соч.,С. 10.

5. Там же. С. 9.

6. Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991. С. 80.

7. Материалы по истории XVIII в. // СОИГСИ, 1934. Т. IV. С. 297; КРО. С.220.

8. Заседателева Л.Б.. Терские казаки сер.XVI-нач. XX вв. М.: МГУ,1974. C. 421

9. См. : Зопоев Ю. Терские казаки осетины. // Дарьял 1992, №1. С. 130.

10. Бутков П.Г. Материалы для истории кавказских казаков. Ч. II. C. 51.

11. См.: Указ. Соч., С. 82

12. См.: Блиева З.М. Осетия в системе административного управления XVIII- XIX вв. Владикавказ

13. См.:Указ.,соч., С. 83.

14. См.: Калоев.Б.А. Указ.,соч, С.10.

15. Скитский Б.В. Очерки по истории осетинского народа с древнейших времен до 1867 г. С.128

16. Омельченко И.Л. Указ., соч., С. 84

17. См.: Там же С.85-86.

18. См.: ЦГВИА . Ф.ВУА. д.22163.

19. Цит. по: Калоев Б.А. Моздокские осетины. М., 1995

20. Там же. С. 11.

21. См.: Мальбахов Б.К. Взаимоотношения Кабарды с Россией: от военно-политического союза к установлению российской администрации (середина XVIII-первая четверть XIX в.). Автореферат докт. дис. на соиск. ученой степ. докт. истор. наук. Владикавказ, 1999. С.31.

22. Там же. С. 32.

23. См.: Там же. С.33

24. Там же. С. 47.

25. Бентковский И. Историко-статистические сведения. С. 12.

26. Там же. С. 23-24

27. См.: ОРФ. СОИГСИ. Ф.1. Оп.1. Д35. Л.11-12.

28. Известия СОИГСИ. Орджоникидзе, 1954. Т.19. С. 198-199.

29. Там же. С.200-201.

30. Там же. С. 203-203.

31. Калоев. Б. А. Моздокские осетины. М., 1995. С.14.

32. См.: Известия СОИГСИ. Орджоникидзе, 1954. Т. 19. С. 205

33. Копия « Донесения» протопопа Болгарского; хранится в ЦГАДА. Ф.23.д.11.л. 1-15.

34. См.: АКАК. Т.VI. ч.I. С. 412

35. См.: Лавров Д. Заметки об Осетии и осетинах. М., 1883. Вып.3. С.229.

36. Омельченко. И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991. С. 91.

37. Там же. С. 92.

38. Там же. С. 93

39. Там же С. 94-5.

40. ОРФ. СОИГСИ. Гутнов Ф.Х. Классовая структура осетинского общества XVIII-вв. С. 197-198.

41. Там же. С. 198-199.

42. Омельченко И.Л Указ., соч., С. 96.

43. См.: Киреев Ф. С. Осетинский феномен в истории терского казачьего войска.// Дарьял. №3. 2003. С. 274

44. См.: ОРФ. СОИГСИ. Ф. 1. Оп.1. Д.241-а. С. 200-204.

45. См.: Кавказский календарь на 1848. С. 64.

46. Калоев Б.А. Указ., соч., С. 22.

47. Там же. С. 43-44.

48. См.: ЦГА. РСО - Алания. Ф. 291. Оп.1. Д.65. Л.91.

49. . Калоев Б.А. Указ.,соч., С.33

50. См.: Денискин В.И. Появление и расселение казачества


Лолаева А.В. Предпосылки возникновения осетинских казачьих станиц // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 4 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2012.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Лаборатория голоса
  • Творить сердцем
  • 400 тысяч фильмов посмотрели абоненты «Интерактивного ТВ» «Ростелекома» в 2016 г. на Юге в сервисе «Видеопрокат»
  • Аспар
  • Еще одна ученица дирижера Тамерлана Хосроева удивила Москву
  • Парижские тайны Владикавказа
  • Сказка о горячем сердце
  • Северная Осетия значительно переплатила за госзакупки в сфере здравоохранения
  • Сказка о красках
  • Большой бизнес не спешит в Северную Осетию
  •   Архив
    Март 2017 (43)
    Февраль 2017 (51)
    Январь 2017 (63)
    Декабрь 2016 (65)
    Ноябрь 2016 (23)
    Октябрь 2016 (31)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru