поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Реминисценсии скифского звериного стиля
Автор: 00mN1ck / 21 декабря 2014 / Категория: Интересные материалы » Скифы
А. П. Смирнов:
Скифский период в истории Евразии имел большое значение в развитии культуры. Скифы, кельты, фракийцы и саки связали ее население с передовыми странами того времени, Востоком и античным миром, сыгравшим огромную роль в формировании европейской цивилизации. Однако скифы были не только посредниками между Востоком, античным миром и Европой, но и сами создали высокую для того времени культуру. Они оказали влияние не только на своих непосредственных соседей и на отдаленные области Евразии. Скифские вещи распространились на огромные территории, включая далекий Север.

По скифским и античным прототипам местные мастера создавали свои произведения, давшие значительные эволюционные ряды, поздние стадии которых доходят до нового времени. Это особенно ясно ощущается в таких областях, как Приуралье, где существовала ананьинская культура, развивавшаяся под непосредственным воздействием савроматов.

В науке уже неоднократно обращалось внимание на связь скифского искусства с более поздним искусством других народов, не обнаруживающих генетического родства со скифами. Так, в работе В. А. Городцова прослежена связь поздних изображений женского божества со скифскими и интересно сопоставлена сцена на пластине из кургана Карагодеуашх со сценами на русском полотенце.

Конечно, нельзя говорить о тождестве идеологических представлений, связанных с предметами звериного стиля в течение столь длительного времени. Средневековые мастера использовали только форму, вложив иное содержание в свои произведения. Этот вопрос интересно разобран Б. А. Рыбаковым, который, анализируя прикладное искусство Древней Руси, сопоставил его с народным эпосом, сказками и важными для историка элементами язычества, тесно связанными с христианским вероучением. Интересно отмеченное Б. А. Рыбаковым развитие звериного стиля у русских, у которых встречается изображение различных чудовищ, птиц, переплетенных растительными узорами. По-видимому, он прав, объясняя появление этого стиля желанием господствующего класса обособиться от простонародного искусства с его мирными сюжетами и украсить свои одежды и доспехи устрашающими звериными образами. В качестве примера Б. А. Рыбаков приводит пояс дружинника Северской земли IX в. с изображением хищных птиц, терзающих людей.

Если взять другие области, например Приуралье, то там также есть возможность сопоставить фольклорные данные с отдельными произведениями прикладного искусства.

Д. С. Раевский:
В культурной истории любой страны, любого народа есть явления, заслуживающие того, чтобы быть предметом их особой гордости, явления, привлекающие не только пристальное внимание специалистов, но и способные вызвать активный душевный отклик у самых широких кругов зрителей, читателей, слушателей. Культурное наследие России с ее необозримыми пространствами и многонациональными традициями столь богато и разнообразно, что в нем нелегко выделить сравнительно небольшой круг подобных наиболее значимых явлений. Но и на таком ярком фоне не может и не должен затеряться самобытный художественный феномен... — анималистическое искусство народов евразийских степей I тыс. до н. э., так называемый звериный стиль скифской эпохи. Произведения этого искусства привлекают лаконизмом и совершенством художественных решений, смысловым богатством, способностью создавших их мастеров с максимальным эффектом использовать природу материала — золота, бронзы или кости — и форму украшаемых зооморфными мотивами предметов. (92: 3)


Конечно, наиболее распространенными были сюжеты, отвечающие вкусам населения. Фольклор удмуртов содержит немало преданий о птицах и зверях, которые в своей основе восходят к тотемическим представлениям. Их фольклор населил леса чудовищами, что нашло отражение в прикладном искусстве средневековья. То же можно подметить и у коми.

Совершенно естественно, что произведения прикладного искусства скифов, широко распространившиеся на территории Евразии и в какой-то степени отвечающие религиозным представлениям местного населения, послужили прототипами и легли в основу целой серии вещей. Эти изделия сохранили ряд черт, характерных для скифосибирского звериного стиля. Однако, сравнивая средневековые материалы со скифскими, мы должны помнить о большом хронологическом разрыве, об отсутствии генетической связи между скифами и более поздним населением Евразии.

Если на Юге трудно проследить в памятниках второй половины I тыс. до н. э. и в средние века произведения искусства, которые можно было бы сопоставить со скифскими, начиная с области лесостепи, реминисценции скифского искусства чувствуются совершенно ясно. Здесь сохранилось старое население, генетические корни которого можно проследить с эпохи ранней бронзы. Поэтому совершенно естественно, что древние элементы, в том числе скифские, сохранились в культуре населения до очень позднего времени.

Скифский звериный стиль характеризуется рядом специфических черт, которые исключают возможность ошибок в его определении.

Реалистические приемы передачи в нем выступают весьма четко, сочетаясь со своеобразием в передаче позы зверей, с подчеркиванием плеча и крупа, пасти и характерных черт зверя, со своеобразной стилизацией, известной декоративностью, которая хорошо чувствуется в таких вещах, как келермесская пантера. Эти отдельные черты в некоторых районах сохраняются до позднего времени. Если привлечь древнерусское искусство, то там можно встретить грифонов и львов, поза которых и трактовка отдельных частей тела напоминают скифские прототипы.

В этом отношении богатый материал дает владимиросуздальское зодчество. В богатейшем декоре, который насыщен художественными образами творческой фантазии древнерусских мастеров, можно встретить сюжеты, перешедшие по наследству из далекого прошлого. Здесь следует отметить грифонов и крылатых барсов, львов, известных по памятникам Древней Руси с XI в. Несмотря на огромный хронологический разрыв, нельзя не отметить, что общая поза животных и трактовка отдельных частей тела напоминают памятники прикладного искусства скифов. В скифском искусстве нередки грифоны с распростертыми крыльями, состоящими из продольно трактованных перьев, и с полураскрытой пастью. Таковы грифоны на головном уборе из кургана Большая Близница, в сцене борьбы варваров с грифонами. Такого же характера изображение грифонов, терзающих оленя, на широкопластинчатых браслетах из Куль-Обы. В общих чертах эти грифоны весьма сходны между собой по своей трактовке.

Реминисценсии скифского звериного стиля

Реминисценсии скифского звериного стиля
Детали декора Дмитровского собора во Владимире. XII в.


Несколько по-иному, более дробно, дана разделка крыльев у грифона на пластине из того же кургана Куль-Оба. Нельзя не отметить грифонов на ножнах чертомлыкского меча. Широко распростертые крылья его трактованы в нижней части в виде продольных полос, а в верхней — в виде чешуек. Интересен хвост грифона, заканчивающийся небольшой кисточкой, — весьма возможно, предшественник древнерусских расцветших хвостов, которые встречаются в различных изображениях в искусстве Древней Руси. Следует заметить, что подобная трактовка конца хвоста в виде кисточки, головки птицы или просто утолщения была широко распространена в скифском искусстве.

Русское прикладное искусство знает фигуры львов, лежащих боком, с головой, повернутой к зрителю, оскаленной пастью и хвостом, заброшенным за спину. Поверхность тела покрыта декоративными узорами, которые, по-видимому, означают мышцы. Подобные фигуры можно указать в декоре Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. В такой же позе львы даны в Дмитровском соборе во Владимире, где они помещены в пятах арок и в церкви Покрова-на-Нерли. Такого же характера львы сохранились до позднего времени. Они известны в архитектурном убранстве крестьянских домов Верхней Волги в пределах Горьковской области. А. А. Бобринским издана значительная серия таких изображений. Он описывает деревянные фигуры лежащих львов у подножия клиросов из Ильинской церкви в Ярославле. Головы их повернуты назад, гривы трактованы в виде волнистых рядов.

Фигуры львов в древнерусском и новом искусстве резко отличаются от своих скифских прототипов своеобразием оскала морды и особенно расцветшим хвостом. Если в скифском искусстве этот сюжет только намечен, то в древнерусском он получил свое дальнейшее развитие и представлен рядом вариантов. Особенно богато и разнообразно он использован в русском народном искусстве нового времени.

Весь материал, которым располагает археология, свидетельствует о широком распространении традиции скифского искусства. Кроме Древней Руси и Прикамья, можно прибавить Северный Кавказ, Закавказье, области Средней Азии, где также ряд сюжетов скифского искусства и трактовка этих образов органически вплелись в местное искусство и послужили прототипами для значительных серий вещей. (95: 242-248)


Литература:
92. Раевский Д. С. Предисловие // Переводчикова Е. В. Язык звериных образов. М., 1994.

95. Смирнов А. П. Реминисценции скифского звериного стиля // Скифосибирский звериный стиль в искусстве народов Евразии. М.,-1976.


Источник:
Мировая художественная культура. Древний Египет. Скифский мир: Хрестоматия / Сост. И. А. Химик. — СПб.: Издательство «Лань», 2004. — 800 с.: ил. + вклейка (24 с.). — (Мир культуры, истории и философии). С. 658 — 661.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Куда приводят мечты?
  • Мариинские вечера
  • К нам едет Дирижер!
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • О родном слове
  • Сквозь годы…
  • "Сарматская конница" "въехала" в Прагу
  • Аншлаг за аншлагом
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  •   Архив
    Октябрь 2017 (26)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru