поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов
Автор: 00mN1ck / 9 января 2021 / Категория: Интересные материалы » Современность
Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годовНесмотря на свою малочисленность, осетины жили и живут во всех республиках и регионах бывшего Советского Союза. Однако преобладающая их часть проживала в двух бывших союзных республиках – в РСФСР и Грузии. Остальные республики в расселении осетин играли сравнительно малую роль.

Осетины на юге Кавказа, в первую очередь в Грузии, живут с древних времен, хотя об их количестве имеется скудная и довольно противоречивая информация. Первый учет населения (перепись), который проведен в Грузии в этническом разрезе, датируется 5 апреля 1770 г. Судя по этим материалам, число осетинских семей в Грузии составляло тогда 5460 [1, 151]. Если учесть, что в те времена в Грузии число членов семьи в среднем составляло 5 человек, то оказывается, что численность живших там осетин к моменту указанного учета составляла минимум 27,3 тыс. человек.

Сравнительно чаще этнодемографическая информация о регионе начала появляться после присоединения Грузии к России. Согласно источникам, динамика численности осетин в Грузии в ХIX в. выглядела следующим образом: 1800 г. – 29,3 тыс. чел.; 1832 г. – 32,3 тыс. чел.; 1865 г. – 45,5 тыс. чел.; 1886 г. – 71,0 тыс. человек [2, 79, 112]. По данным первой переписи населения Российской империи 1897 г., в Грузии (в административных границах советского периода) проживало 81,5 тыс. осетин [2, 112]. В дальнейшем численность осетин в этом регионе увеличивалась довольно быстро, и к последней Всесоюзной переписи населения (1989 г.) в Грузии проживало 164 тыс. осетин, в т.ч. за пределами Южной Осетии 98,8 тыс. чел.

На протяжении всей своей истории, в том числе и в советское время, Грузия являлась одной из наиболее многонациональных республик. Однако программный лозунг грузинских националистов «Грузия для грузин», естественно, был отталкивающим фактором для представителей нетитульных наций. Вследствие масштабной эмиграции этнический состав населения республики сильно изменился. Так, между переписями 1989 и 2002 гг. численность русских в Грузии (без Абхазии и Южной Осетии) уменьшилась с 264,1 до 67,7 тыс. чел., т.е. на 74,4 %, азербайджанцев – с 307,0 до 284,8тыс. чел. (7,2 %), армян – с 359,7 до 248,9 тыс. чел. (на 30,8 %), греков – с 85,6 до 15,2 тыс. чел. (на 82,3 %) и т.д. В 1989 г. удельный вес нетитульных национальностей составлял 29,9 % от общей численности населения республики, а к началу 2002 г. – всего 16,2 %; соответственно, доля грузин выросла от 70,1 до 83,8 %.

Надо отметить, что в отличие от осетин, представители всех отмеченных и других этнических групп не подверглись насильственному гонению и притеснению – из Грузии мигрировали они под влиянием иных социально-экономических и морально-психологических факторов.

По данным последней Всесоюзной переписи населения (1989 г.) в Советском Союзе проживало 597,7 тыс. осетин. Из них 67,3 % – в России (в том числе 56,0 % в Северной Осетии), 27,4 % – в Грузии (в том числе 10,9 % в Южной Осетии) и 5,3 % – в остальных 13 республиках. Структура расселения осетин довольно интенсивно менялась в пользу России. Например, тридцатью годами раньше, по данным переписи 1959 г., в России было зафиксировано 52,2 % проживающих в стране осетин, в Грузии – 34,2 %, в других республиках – 13,6 %. Это означает, что еще в советское время Россия притягивала осетин намного более других республик.

Однако Грузия по‑прежнему остается вторым основным регионом проживания осетин после России, несмотря на резкое сокращение их численности в этой стране. Изучение динамики и социально-демографической структуры осетинского населения в Грузии является актуальным и дает возможность, помимо прочего, оценить глубину и результаты этнополитического конфликта в регионе.

Соответствующие статистические материалы свидетельствуют, что тенденции воспроизводства осетинской части населения Грузии, относительные показатели его естественного и механического движения, половозрастная структура, динамика общей численности и пр. были близки к аналогичным показателям для всего населения Грузии.

Ввиду недостаточной текущей статистической информации демографические процессы в этническом аспекте изучаются главным образом на основе материалов переписей населения. По данным первой полноценной советской переписи населения 1926 г., в Грузии проживало 113,3 тыс. осетин, из них 60,4 тыс. – в Южной Осетии и 52,9 тыс. человек – в других районах республики (табл. 1).

Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


За 1926‑1989 гг. численность осетин в Грузии увеличилась на 44,7 %, из них в Южной Осетии только на 7,9 %, а во внутренних районах Грузии – на 86,9 % (за этот же период численность всего населения автономной области увеличилась на 13,2 %).

Низкие темпы роста численности населения автономной области, в том числе и осетин, объясняется интенсивным оттоком населения как в другие регионы Грузии, так и за пределы республики. Основные показатели социально-экономического развития, в том числе уровня жизни в Южной Осетии, всегда отставали от соответствующих показателей в других регионах Грузии. Это и определяло масштабы и направления миграционных потоков не в пользу автономной области.

Указанные темпы динамики численности осетинского населения в Грузии внесли соответствующие коррективы в соотношение удельного веса осетин, проживающих в Южной Осетии и в других районах республики. Если в 1926 г. в Южной Осетии насчитывалось 53,3 % всех осетин, проживающих в Грузии, то к 1989 г. этот показатель сократился до 39,8 %. Соответственно возросла доля осетин, проживающих во внутренних районах Грузии – с 46,7 до 60,2 %. Одновременно сокращалась доля осетин среди всего населения Южной Осетии и, наоборот, росла доля грузин: в 1926 г. доля осетин в Южной Осетии составляла 69,4 %, в 1989 г. сравнительно меньше – 66,2 %; грузинского населения – соответственно 26,9 и 29,0 %.

Темпы роста численности осетин во внутренних районах Грузии значительно отставали от темпов роста всего населения республики, в том числе грузин. За анализируемый период численность всего населения Грузии увеличилась в два раза, а грузинского населения – в 2,1 раза.

Несмотря на действие нескольких сдерживающих факторов (война, до- и послевоенные репрессии, голод 30‑х годов и т.д.), темпы роста осетинского населения в первой половине исследуемого периода, как в Южной Осетии, так и в других районах Грузии, значительно опережали темпы 1959‑1989 гг. За 1926‑1959 гг. численность осетин в Грузии в среднем за год возросла на 0,7 %, в том числе в Южной Осетии – на 0,2 %, во внутренних районах республики – на 1,4 %. Те же показатели за последние тридцать лет были значительно ниже: 0,5, 0,1 и 0,9 % соответственно.

В целом в Грузии, в том числе и в автономной области, темпы роста численности осетин уменьшились в результате:

1. резкого ухудшения демографических показателей воспроизводства населения и особенно уровня рождаемости. За 1959‑1989 гг. коэффициент естественного прироста осетин в Грузии уменьшился в 2,2 раза; тот же показатель среди грузин уменьшился ровно в два раза;

2. интенсивного оттока населения, в основном молодежи;

3. ассимиляция осетин во внутренних районах Грузии.

В советский период ассимиляция осетин в Грузии главным образом носила скрытый характер. Однако ей способствовали на разных уровнях и разными методами. Можно привести множество фактов, свидетельствующих о наличии единого подхода (программы) ассимиляции осетин в Грузии, в том числе:

1. в учебные программы школ республики было включено все негативное, что было написано в истории и литературе об осетинах. В то же время в этих программах не находилось места для положительной информации об осетинах, то есть подготавливалась почва для негативного восприятия всего, что имело отношение к осетинам;

2. при получении паспорта молодых осетин уговаривали поменять фамилию или национальность;

3. подводилось «научное обоснование» того, что считающие себя осетинами в Грузии на самом деле по происхождению грузины. В первую очередь это касалось осетин, фамилии которых имели грузинские патронимическими окончания: -швили, -дзе, -ури.

Такой «научной деятельностью» занималась комиссия, специально созданная в Институте истории и этнографии Академии наук Грузии. Официально целью этой комиссии было «установление исторической справедливости» и возвращение людям, ошибочно считающими себя осетинами, фамилий своих предков, т.е. грузинских. Реальная же задача этой комиссии сводилась к ускорению процесса ассимиляции осетин.

В разгар этноконфликта и гонений по этническому признаку встревоженные люди обращались к комиссии с просьбой о получении соответствующих документов. В щедро раздаваемых комиссией справках значилось, что данная фамилия попала в осетинскую среду, приняла осетинскую национальность и язык. «Историческая справедливость» в подобных справках «подтверждалась» архивными материалами с указанием дел и папок. Однако этих «исторических» документов никто из осетин никогда не видел. Никто не знает также, куда исчезла эта «осетинская среда» (подробнее см.: [3]).

Статистический учет ассимиляционных процессов, естественно, не велся и не ведется. Однако косвенным путем, с учетом показателей рождаемости, смертности и миграции в этническом разрезе, можно довольно точно рассчитать масштабы данного процесса. Таким образом нами установлено, что в течение 30 лет, с 1959 до 1989 года, численность осетин во внутренних районах Грузии должна была увеличиться на 54 тыс. человек, а не на 21,3 тыс., как это указывается в официальной статистике. Это означает, что во внутренних районах Грузии ежегодно ассимилировалось минимум 1,1 тыс. осетин. За указанный период рост осетинского населения составил 127,5 %, а грузинского – 147,0 %. Ставится логический вопрос: за счет чего фиксируется такая разница в темпах роста численности населения, если показатели воспроизводства осетин были значительно лучше по сравнению с аналогическими показателями для грузин? Масштабы миграционного оттока осетин не дают такую разницу, тем более из республики довольно интенсивно уезжали и сами грузины.

Грузино-осетинский конфликт 90‑х годов прошлого века резко активизировал указанный процесс – скрытая и в определенной степени естественная ассимиляция превратилась в явный геноцид осетин. Во внутренних районах Грузии осетин убивали, выгоняли с мест проживания, насильственно ассимилировали.

Подобные действия грузинских националистов соответствующим образом отразились на численности осетин в республике. Как уже было отмечено, ко времени проведения Всесоюзной переписи населения 1989 г., т.е. к началу активной фазы этнического конфликта, в Грузии (без Южной Осетии) проживало 98823 осетин, в том числе 1165 чел. в Абхазии. Это означает, что численность осетин во внутренних районах Грузии составляла 97658 чел. (хотя есть все основания предполагать, что последняя цифра сильно занижена).

Последняя перепись населения в Грузии проводилась в январе 2002 г. По данным этой переписи во внутренних районах Грузии проживало 38028 осетин. Сюда включается численность осетин, проживающих на территории Южной Осетии, контролируемой тогда грузинскими властями. Численность осетин на этой территории составляла минимум 2,3 тыс. человек (1100 чел. в Горийском, 100 чел. – в Карелском, 55 – Сачхерском и 1110 – в Ленингорском районах). Это означает, что в Грузии, без де-факто суверенных республик Абхазия и Южная Осетия, в 2002 г. проживало 35663 осетин, что на 63,5 % меньше, чем до начала первого грузино-осетинского конфликта.

Ассимиляции осетины, по сравнению с другими этническими группами, проживающими в Грузии, поддавались легче. Это объясняется тем, что осетины и грузины имеют много общих традиций; оба этноса в основном исповедуют христианство; между их представителями очень много смешанных браков и других родственных связей; большая часть осетин свободно владеют грузинским языком, преобладающая их часть родилась на территории республики и т.п. Из всех осетин, проживавших в Грузии к моменту переписи 2002 г., на территории этой страны родилось 98,0 %, и лишь 2,0 % – за пределами Грузии, в основном в России; среди самих грузин этот показатель составлял 99,3 %, удельный же вес родившихся за пределами Грузии среди других этнических групп значительно больше.

Значительная часть осетин (16,3 %) родным языком считала грузинский: в 1989 г. таких осетин было намного больше – 33,4 % от общей численности осетин в Грузии. Кроме этого, из всех осетин в Грузии в 2002 г. свободно владели грузинским языком 61,9 %. Такой высокий удельный вес свободно владеющих языком титульной нации не зафиксирован среди других национальностей.

В структуре осетинских семей в Грузии высока доля смешанных. Общеизвестно, что в биэтнической семье (когда муж и жена являются представителями разных национальностей) не определены этнические, физические и культурные традиции будущего поколения. Дети в таких семьях не могут принадлежать ни к национальности матери, ни к национальности отца. Юридически они принимают национальность отца, фактически же они принадлежат нации, среди которой функционирует семья. В нашем конкретном случае в Грузии есть большая вероятность того, что дети в грузино-осетинских семьях становятся грузинами. На самом деле так и есть – такие дети ориентированы на грузинскую идентичность.

Биэтнические браки уже давно стали традиционными для осетин, проживающих в Грузии (и не только в Грузии). Смешанные браки осетин в Грузии в основном заключаются с грузинами и их интенсивность довольно стабильна. За 1979‑1989 гг. из всех грузинских мужчин, вступивших в смешанный брак, 19‑21 % женились на осетинках, а 22‑27 % грузинок вышли замуж за осетин. Количественно браков грузинских мужчин с осетинками больше, чем браков осетинских мужчин с грузинскими женщинами. Высокий удельный вес смешанных браков является еще одним существенным и, в данном случае, естественным фактором ассимиляции осетин в Грузии.

Как бы то ни было, ни хорошее знание языка и традиций титульной нации, ни тесные родственные связи с грузинами не спасли осетин от этнического конфликта, от притеснения и гонений начиная с конца 80‑х годов прошлого века. С этого времени численность осетин быстрыми темпами уменьшалась во всех административных районах и городах Грузии (табл. 2, прил. 1).

Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


В таблицу 2 включены административные районы и города, которые играли заметную роль в расселении осетин, где к последней Всесоюзной переписи населения (1989 г.) проживало не менее 200 человек данной этнической группы. За исключением городов Кутаиси, Батуми и Онского района, все перечисленные в таблице административные единицы находятся в Восточной Грузии. Несмотря на то, что осетины проживали во многих городах и районах Грузии практически на всей ее территории (что наглядно иллюстрируется данными приложения 1), Западная Грузия в системе их расселения всегда играла все же небольшую роль. Поэтому некоторые данные, представленные в приложении 1, вызывают сомнение. Например, труднообъяснимо, каким образом могла увеличиться численность осетин в некоторых районах Западной Грузии (Харагаулский, Чохатаурский, Абашский, Ванский и др.) и откуда вообще могли там появиться осетины после переписи 1989 г., в период их интенсивного оттока из республики.

Определенные погрешности имеет и информационная база для анализа национального состава сельского населения Грузии. Так, в материалах переписи 1989 г. несколько осетинских сел (Корети Ахметского района, Шавшеби Горийского района и т.д.) зафиксированы как грузинские, в то же время, судя по данным переписи того же года, в некоторых селах (Куцахта, Бочорма, Ахалшени, Кробани, Гударехи и др.) осетины не проживали, но в 2002 г. они уже значатся, и.т.п. Эти недочеты не столь масштабны и могут являться результатом механических ошибок, непрофессионализма счетчиков или невнимательности респондентов и т.д. В отдельных случаях увеличение численности и удельного веса осетин в некоторых селах в 2002 г. объясняются, скорее всего, более серьезным подходом к фиксации национальной принадлежности как со стороны счетчиков, так и со стороны респондентов. Дело в том, что статистические сводки по итогам каждой из переписей составлялись по разным методикам. По методике переписи 1989 г. в том или ином населенном пункте фиксировалась национальность двух основных этнических групп, проживающих в данном населенном пункте. Если же удельный вес представителей одной этнической группы превышал 80 %, то в статистических сводках отмечалось название только этой национальности. В других случаях указывалась и вторая по численности этническая группа. В материалах же переписи 2002 г. удельный вес представителей отдельных национальностей указан более точно.

В целом, при всех видимых недочетах, материалы переписей наглядно показывают общую тенденцию изменения национальной структуры населения и в том числе динамику численности осетинского населения в Грузии.

В 1989 г. в Грузии было зафиксировано 167 осетинских сел (где осетины составляли 81 % и более от общей численности жителей села) с населением 20,7 тыс. чел. По переписи 2002 г. таких сел в Грузии было всего 37 с населением 4,2 тыс. чел. Как видим, и численность осетинских сел, и население в них за 13 лет уменьшились в несколько раз. Данный процесс во всех районах республики происходил быстрыми темпами.

Осетины особо жестокому притеснению подверглись в тех районах, где они жили компактно, имели связи с Южной или Северной Осетией, и тем самым трудно поддавались ассимиляции («огрузинению»). В таких районах между переписями населения 1989 и 2002 гг. резко уменьшилось численность осетин, с карты Грузии исчезли целые населенные пункты. А в тех селах, которые сохранились на карте республики, живут или грузины, или малая часть осетин (см. прил. 2).

В 1989 г. в Горийский район входило 29 осетинских сел, из них ко времени переписи 2002 г. полностью исчезло 23 села. В остальных шести селах осетин осталось по несколько человек. В Борджомском районе было 11 осетинских сел, из которых к 2002 г. с карты Грузии исчезли девять. Ко времени последней переписи в с. Диди Митарби проживало 30 грузин и 18 осетин вместо 436 осетин в 1989 г. В Патара Митарби в 1989 г. проживали 103 осетина, а в 2002 г., благодаря деятельности выше указанной комиссии, они «превратились» в 64 грузина. В Карельском районе функционировало 26 осетинских сел, из которых к моменту последней переписи осталось только три села, в которых удельный вес осетин превышал 80 %. Из 22 осетинских сел (хоть и небольших) в Казбекском районе к 2002 г. осталось только три с общим населением 45 чел. В Тетрицкаройском районе из 10 осетинских сел осталось лишь одно с населением 20 чел.

Приблизительно такая же ситуация сложилась и в других перечисленных в таблице районах Грузии.

Осетинские села и во внутренних районах Грузии были сравнительно малолюдными. По данным 1989 г., в среднем в каждом из этих сел проживало 123 человека, а в 2002 г. еще меньше – 115 человек.

В других равных условиях размер села зависит от вертикальной зоны его расположения, от его высотности над уровнем моря. Ни одно из 163 осетинских сел не расположено в равнинном поясе. Из всех указанных сел в предгорной зоне находятся 10,5 %, низкогорной – 35,6 %, в среднегорной – 42,9 % и в высокогорной – 11,0 %. Как видим, большинство осетинских селений Грузии расположено в среднегорной и высокогорной зонах.

Поселенческая структура осетинского населения, проживающего в Грузии, несколько иная и представлена следующим образом: в предгорной зоне живет 33,2 % населения, в высокогорной – 1,4 %, низкогорной – 46,3 %, среднегорной – 19,1 %. Такое отклонение в пользу более низменных зон в структуре населения по сравнению со структурой населенных пунктов объясняется разнолюдностью сел в зависимости от расположения села над уровнем моря. В предгорных осетинских селах в Грузии проживает в среднем 417 человек, в низкогорных – 160 человек, в среднегорных – 55 человек, в высокогорных – 15 человек. Такая закономерность, естественно, распространяется и на грузинские села, однако во всех перечисленных административных районах Грузии доля осетин, проживающих в горной и высокогорной зоне, намного выше аналогичного показателя для грузин или других национальностей соответствующих районов. Ввиду такого расселения осетины более, чем представители других национальностей, были заняты в животноводстве и вносили большой вклад в производство продуктов этой отрасли хозяйства. С другой стороны, в горных и высокогорных селах затруднено создание нормальных социально-экономических условий жизни, из‑за чего на протяжении многих лет из этих сел интенсивно мигрировало население, особенно молодежь. Ввиду такого положения многие осетинские села Грузии обезлюдели намного раньше начала конфликта между осетинами и грузинами. Основная же часть оставшихся сел обезлюдела уже в результате этноконфликта 90‑х годов прошлого века. Есть большая вероятность того, что большинство осетинских сел, в которых в 2002 г. проживало по несколько человек, в настоящее время (2013 г.) уже не функционируют.

Согласно докладу Института Центральной Азии и Кавказа «Национальные меньшинства и государства на Южном Кавказе: оценка защиты национальных меньшинств в Грузии и Азербайджане», политический климат в Грузии заметно изменился после «революции роз» 2003 г. Однако в том, что касается создания правовых механизмов защиты прав национальных меньшинств, руководство республики не сумело добиться успеха. После провозглашения независимости в 1991 г. Грузия стала членом ведущих международных организаций – ООН и ОБСЕ – и начала процесс ратификации ряда международных правозащитных инструментов. Вступление Грузии в Совет Европы в 1999 г. наложило на нее прямое обязательство создать правовую структуру, отвечающую международным стандартам защиты прав человека и меньшинств.

Ратифицировав FCNM в 2005 г., парламент Грузии принял специальную резолюцию, в которой сделал некоторые уточнения по имплементации Конвенции. В частности, парламент подчеркнул, что не может гарантировать полную имплементацию конвенции, пока не будет восстановлена территориальная целостность Грузии, и обратился к Совету Европы с пробой помочь в разрешении конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. В отношении поддержки использования и развития языков национальных меньшинств (согласно положениям Конвенции) парламент Грузии отметил, что государство обязано предоставить национальным меньшинствам возможность изучения государственного языка, но не признал обязательство государства поддерживать и способствовать развитию языков национальных меньшинств. Все это означает, что нынешнему правительству Грузии не удалось добиться успеха в создании эффективных механизмов защиты прав национальных меньшинств, соответственно, по сегодняшний день продолжается отток из Грузии представителей нетитульных нации, в том числе осетин. Одновременно с уменьшением общей численности, под воздействием разных факторов, возрастная структура осетинского населения в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 гг. сильно ухудшилась (табл. 3).

Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


На ухудшение возрастной структуры населения с разной интенсивностью воздействуют следующие факторы: 1. снижение уровня рождаемости; 2. повышение смертности и, следовательно, средней продолжительности жизни; 3. война и этнополитические конфликты; 4. масштабы, направления и возрастная структура миграционных потоков населения.

Возрастная структура осетинского населения в Грузии деформировалась под влиянием всех этих факторов. Среди осетинского населения показатели естественного движения ухудшались в течение многих лет. Общий коэффициент рождаемости среди осетинского населения в 1959 г. составлял 25,5 промилле, коэффициент смертности – 5,7 промилле. В 1989 г. эти показатели выглядели намного хуже – 17,2 и 8,1 промилле соответственно. Есть все основания предполагать, что такая тенденция продолжалась и после 1989 г. Во-первых, такая тенденция фиксируется в целом по Грузии, и осетины не могут быть исключением. Во-вторых, в условиях резкого уменьшения численности и доли молодежи до 30 лет рождаемость не может расти.

Еще интенсивнее возрастная структура населения в нашем случае ухудшается под влиянием последних двух факторов – этноконфликта и в результате интенсивного оттока населения, в первую очередь молодежи.

Уровень демографического старения населения оценивается с помощью многих показателей. Например: удельный вес населения старше 59 лет в общей численности населения; соотношение численностей населения старше 59 лет и до 20 лет; удельный вес населения старше 65 лет в общей численности населения; удельный вес населения старше 80 лет среди населения в возрасте 60 лет и старше; удельный вес населения старше трудоспособного населения в общей численности населения и т.д.

Наиболее чаще процесс старения оценивается на основании изменения удельного веса населения в возрасте 60 лет и старше. Данный показатель в 1989 г. среди осетин, проживающих в Грузии, составлял 16 %, а в 2002 г. – уже 31,8 %.

По шкале демографического старения населения Э. Россета сильно устаревшим считается население, где удельный вес людей 60 лет и старше превышает 18 % [6, 117]. Следовательно, по возрастной структуре осетинское население Грузии после переписи 2002 г. можно оценить как очень старое.

При анализе процессов формирования и использования рабочей силы, как правило, рассматривается возрастная структура населения по трем основным возрастным группам – до трудоспособного, трудоспособного и старше трудоспособного возраста. Сравнительный анализ такой структуры за указанный период в Грузии затруднен. Дело в том, что в Грузии изменены границы трудоспособного возраста. В данные возрастные группы в 1989 г. включались мужчины 16‑59 лет, женщины 16‑54 года, а в 2002 г. – мужчины 15‑65 лет, женщины 15‑60 лет. Однако об интенсивности старения осетинского населения можно судить с помощью сравнения этого процесса среди разных этнических групп, проживающих в Грузии. Например, по данным переписи 2002 г. удельный вес населения пенсионного возраста среди осетин составлял 26,2 %, среди грузин – 14,8 %, среди азербайджанцев – 9,1 %, среди армян – 17,8 %, среди русских – 30,6 %, а в целом в Грузии – 15,0 % [7, 111]. Как видим, самый высокий уровень старения зафиксирован среди русских и осетин. Представители именно этих этнических групп интенсивно мигрируют из Грузии, а среди мигрантов, как правило, основную часть составляет молодежь.

Нарушение возрастной структуры и старение естественно повышают средний возраст населения. По данным переписи 2002 г. средний возраст осетин в Грузии составлял 44,5 года. Данный показатель в целом по Грузии и среди самих грузин составлял 36,1 лет. Наиболее высокий средний возраст был зафиксирован среди русских и украинцев – 47,9 и 51,5 лет соответственно.

Со своей стороны, нерациональная возрастная структура является предпосылкой дальнейшего ухудшения показателей естественного движения и уменьшения численности отмеченных этнических групп в регионе.

По всей вероятности, за прошедший после последней переписи период такое ухудшение уже произошло среди этнических групп Грузии с регрессивной возрастной структурой. Однако нынешняя этнодемографическая статистика не дает возможности провести подобный анализ – для этого нужны специальные обследования. К сожалению, в настоящее время отсутствуют возможности проведения таких исследований в Грузии. Надо надеяться, что такие возможности появятся уже в ближайшее время.

Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов


Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов




     1. Гамрекели В., Цкитишвили З. Демографические сведения 5 апреля 1770 года // Мацне. 1973. Серия «История». № 1. (На груз. языке).
     2. Джаошвили В. Ш. Население Грузии в XVIII‑XX столетиях. Тбилиси, 1984. (На груз. языке).
     3. Каберты Н. Г. О масштабах и методах ассимиляции осетин в Грузии // Материалы
I Международной конференции «Республика Южная Осетия: признание и перспективы» (Цхинвал, 7‑8 марта 2009 г.). Цхинвал, 2009. С. 52‑57.
     4. Демографический энциклопедический словарь / Гл. ред. Д. И. Валентей. М., 1985.
     5. Итоги первой национальной всеобщей переписи населения Грузии 2002 года. Тбилиси, 2003. Т. 1. (На груз. яз.)
     6. Итоги первой национальной всеобщей переписи населения Грузии 2002 года. Сельское население Грузии. Тбилиси, 2003. Т. 2. (На груз. яз.)
     7. Населенные пункты и население Грузии: Стат. сборник. Тбилиси, 1991. (На груз. яз.)
     8. Национальный состав населения Грузии: Стат. сборник. Тбилиси, 1991. (На груз. яз.)



Об авторе:
Каберты Нодар Гаврилович — кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой менеджмента Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова



Источник:
Каберты Н. Г. Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов // Известия СОИГСИ. 2013. Вып. 9 (48). С.92-101.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Машикули – каменное ожерелье башни
  • Динамика численности и расселения осетин в Грузии между переписями населения 1989 и 2002 годов
  •   Архив
    Январь 2021 (2)
    Ноябрь 2020 (1)
    Сентябрь 2020 (2)
    Август 2020 (5)
    Июль 2020 (3)
    Июнь 2020 (8)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2021 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru