поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Опыт систематизации обряда инициации amongæ — "обучений, наставлений"
Автор: 00mN1ck / 8 марта 2008 / Категория: Нарты-Арии и Арийская идеология
Два четких индикатора новой социальной организации зафиксировали Геродот и Диодор. Геродот описал теоретическую схему нового социума, состоящего из трех функциональных подразделений, управление которыми бог-Отец Таргитай отдал своему младшему сыну Колаксаю и он, стало быть, сын бога — bagatyr; Диодор описал метод, которым эта теоретическая схема внедрялась в жизнь — профессионалы военных дружин bal силой уничтожили род naf со всеми его основными институтами. Нетрудно заметить, что испытание, которое бог-Отец учинил сыновьям, являет собой типический пример инициации: перед ребенком разбрасывают разные инструменты и то, чего он коснется первым, определяет профессиональный выбор. Но в варианте Геродота бог-Отец пошел на уловку, разбросав перед сыновьями три предмета, защитив их при этом от первых двух сыновей огнем и отдав третьему — Колаксаю. Потому Колаксай не просто сын бога, но и его избранный сын, поставленный царем над остальными. Потомки Колаксая — суть высшая аристократия. И мы связываем сына бога из нартовского эпоса Baga-Tyr-As (Батр-Ас, Ас-Бæгатыр, Ос-Бæгатыр) с развитием идеи богоизбранности, разработанной скифскими (или арийскими) жрецами примерно к VII—VI векам до нашей эры.

Внутреннюю схему борьбы военной аристократии против рода и родовых институтов, отмеченную Геродотом и Диодором как сторонними наблюдателями, показывает нартовский эпос. Сын бога и сам юный бог Baga-Tyr-As уничтожают молитвенные дома, в которых арийские жрецы Алагата проводили инициации, а также и все культы Amongæ, принятые в системе возрастной идеологии и соответствующих ей верованиях. Этим вводился иной критерий ценности человека, связанный не только с его естественными возрастными качествами, но и с индивидуальным выбором своей социальной судьбы: инструменты разбросаны перед всеми сыновьями, но взять их смогут только достойные, которых определяет сам Бог. Эта дистанция между системой верований Нартамонга, освящавшей возрастные переходы как одно из выражений универсальной схемы "рождение-смерть-рождение", и системой верований Уаса-монга, освящавшей эти переходы как результат индивидуального выбора по воле бога-Отца, разделяла варварство и цивилизацию. В эпосе переход от варварства к цивилизации вписан в универсальную схему "смерти-рождения": нарты гибнут — асы (as-maz, Ацамаз) оставлены на расплод Богом. Это макроуровень теоретической схемы, ее историософическая проекция.

На микроуровне универсальная схема "работает" так же: по решению Мужей Суждения ангел смерти Удхæссæг забирает души трехлетних "утробных младенцев" — это "смерть детства", их одевают в мужские одежды — это "рождение в первом мужском поколении" кæстæртæ. Оно завершается с достижением половой зрелости и вступлением в брачные связи — это "смерть" кæстаер и "рождение" мужей nartæ. Немощным старикам, в связи с завершением мужской судьбы на земле и во избежание обратного перерождения в syrton, обеспечивали переход в поколение ушедших предков — их убивали, предварительно повергая в наркотический сон крепкими напитками. Можно в общих чертах реконструировать сюжет этих обрядов:

— Мужи Суждения (tærhonylægtæ) собираются на ныхасе, а это означает, что решение о праздновании принимали высшие авторитеты общества;

— они призывают ангела смерти Udhæssæg, что говорит о его центральной роли в обрядах Амонга как "изымателя душ" посвящаемых в фазе ритуальной "смерти". Следовательно, после очередного "рождения" посвященные обретали другую душу, с чем, очевидно, связывалось наречение новым именем как соответствующего вновь рожденному качеству;

— к празднествам посвящаемым шили комплекты мужской одежды, при этом трехлетним — по полной мужской форме малого размера, десятилетние и семнадцатилетние — получали еще и коней с оружием;

— оружие получали все; только трехлетние — деревянное, игрушечное, а десятилетние, и особенно — семнадцатилетние, получали полный комплект оружия;

— маршрут перехода трехлетних мальчиков от материнского святилища Мады Майрам к месту пира-моления у мужских святилищ, посвященных Уасстырджи, выражает идею "перехода-переправы" из женского сообщества в мужское; мальчики несли на остриях стрел кусочки ткани, которые оставлялись в женском святилище вместе с прядью волос;

— пришедшие к мужскому пиру-молению мальчики "представлялись" Уасстырджи; молитвами-тостами их наставляли быть достойными старших и предков, оставивших после себя этот мир и этот порядок — fydælty farn. Очевидно, что Ангел Смерти Удхаессаег воплощал идею связи с предками.

Следующие этапы обрядов инициации Амонга тоже возможно обозначить, сопоставляя традиции осетин с данными нар-товского эпоса:

а) идеологический фон, в совокупности с нормативностью всех действий обрядов Амонга, указывает, что это многолетний наставительно-испытательный процесс культового характера, сопряженный с календарными празднествами;

б) организационный аспект обряда проступает вполне наглядно и полностью подтверждает вывод о стадиальном переходе мужских обрядов Нартамонга в воинские обряды Уасамонга: в одних сюжетах ведущие обряд персоны — это Narty histærtæ ("старшие нарты"), в других — ас, почитавшийся сыном бога и юным богом Baga-Tyr-As (Батр-Ас);

в) перемена места проведения обрядов также подтверждает стадиальный переход от Нартамонга к Уасамонга: первые совершались в молитвенных домах племени арийских жрецов Алагата, вторые — в молитвенных домах племени воинов-жрецов Асата, при этом воины-жрецы асы силой разрушали молитвенные дома конкурентов Алагата;

г) суть перехода от Нартамонга к Уасамонга можно выразить так: на место культа идеальных мужей Nart, фаллического по своей природе, воины возвели свой культ As, или Was. Этим, взамен идеи групповой общности и судьбы ровесников, определявшейся возрастом, утверждена идея индивидуального выбора и соответствующий социальный тип личности: вместо без личного физического и "физиологического" типа "Мужей-Самцов" явлен индивидуальный тип "Воина-Жреца";

д) переход от коллективного образа мужей nart к индивидуальному образу as, или was, засвидетельствован и в терминах: nart представлен в термине Нартамонга в форме множественного числа, was в термине Уасамонга — в форме единственного числа;

е) можно утверждать, что культы Нартамонга принадлежат родовой эпохе с ее групповыми формами брака нартов и сир-тов, а Уасамонга — это культы племенной эпохи с утверждавшимися формами индивидуального брака.

Материальные атрибуты культов Амонга представлены "Сокровищами Предков" — это волшебная чаша, волшебный котел и волшебные напитки rong, æluton, bægæny, то есть обряд связывался с культом предков через завещанные ими сокровища. Ж.Дюмезиль сопоставил чаши и кубки с атрибутами ритуальной практики скифов, подчеркнув, "что в культах индоиранцев священные напитки, а стало быть чаши и кубки, играют первостепенную роль"[151]. Каждый из атрибутов культа Амонга обладает только одним свойством: напиток, приготовленный в котле, хранится в нем семь лет, то есть годен все это время; чаша сама поднимается к устам достойных; если лоб новорожденного смочить чудесным напитком, то он не нуждается в кормлении грудью, или же год не нуждается в материнском молоке, что, по идее, означает то же самое. Разумеется, все "чудесные свойства" связаны с тем всеобщим пиететом и благоговением, с которыми относились к сокровищам предков — fydælty hæzna, каковыми почитались сами обычаи Амонга.

Отвлекаясь от сильно идеологизированного фона, легко извлечь смысл, заложенный в рациональные свойства культовых атрибутов Амонга и на этом основании выявить установочные принципы его идеологии.

1. Напиток в котле действенен "только" семь лет. Не вдаваясь в подробности того, как долго хранили древние арии напитки (по семь лет или дольше), отметим, что срок действенности напитка соответствует семилетним циклам четырех ступеней самостоятельности культов Амонга. Семилетняя действенность напитка соответствует принципу функциональной однородности возрастных групп. То есть, испив священный "посвятительный" напиток на празднике в самом начале периода, вос-питуемый семь лет считался "причащенным" и "принадлежал" к "этой" ступени самостоятельности, к "этой" группе ровесников. По-видимому, восходящей иерархии возрастных групп соответствовал переход от слабых напитков к более крепким: первое семилетие отмечалось пивом bægæny, следующий возраст — пивом æluton, переход в зрелые мужи осуществляли посредством rong. Это вполне в духе обычаев осетин: на обряде цоггаг мальчикам окропляли лбы пивом, в десять лет подросткам можно было уже иметь свой кувд с питьем пива, а по достижении совершеннолетия, с семнадцати лет, можно было пить все. В связи с этим понятна особая щепетильность скифов, которые пили только неразбавленное вино — пить разбавленное почиталось "детством" (syrton), что было непонятно грекам.

2. Чаша сама поднимается к устам достойных. Перед нами форма иррационального осмысления одного из главнейших принципов идеологии Амонга — принципа долженствования: все, что манифестировано обрядами и ритуалами Амонга, составляет непререкаемый порядок жизни и всеобязательный долг каждого, поскольку оно ниспослано свыше во времена предков. В "самостоятельности" чаши выражен намек на божественный промысел и высшее авторство обрядов и связанных с ними верований: обычаи установлены богами еще во времена сотворения мира и предков и не зависят от людской воли — для людей они реализуются как высшие предустановления, сами себя обусловливающие. В эпосе это разделение, на чудесное и земное, различается ясно: в одних случаях Хамыц прицепляет чашу или кубки к поясу — rony sæ væry, и это вполне земное, в других — чаша "чудесно", "сама собой", поднимается к устам сына бога, юного бога Baga-Tyr-As (Батр -Ас). Первая, земная реализация ритуала, принадлежит старому культу Нартамонга. А "чудесная самостоятельность" является принципом нового культа Уасамонга и ориентирует воображение на то, чтобы расширить значимость деяния до пределов Вселенной и Верхней сферы Неба. Типологически самостоятельность чаши равнозначна "самовозгоранию" золотых даров Таргитая, "самопроизвольно" погасших для Колаксая и этим определивших божественный выбор в пользу младшего сына Неба. Но теперь культ Уасамонга самостоятельностью чаши возносит на Небо Воина и Жреца, земного сына бога, юного Baga-Tyr-As, который становится Главным Божеством новой религии и пантеона As-Maz-Was-Styr-Was-Xo-... ("Ас-Могучий-Ас-Великий-Ас-Хо-роший-Ас-Добрый-...").

3. Напиток так чудесен, что если смочить им лоб младенца, то он не будет нуждаться в материнском молоке, или в материнском кормлении в течение года. Очевидно, что перед нами идея отчуждения от женщин-матерей, выраженная разрывом зависимости от кормления "немужской едой". В окроплении пивом на обрядах цоггаг так же реализуется идея "отхода" от женщин и приобщения к мужчинам. Выстригание волос в виде креста, с оставлением пряди в святилище святой матери Мады Майрам, и отправление к мужским святилищам — это выражения начавшейся "переправы" в мужчины.

В заключение представим некоторые выводы и реконструкции:

а) название первого обряда в возрастной иерархии мужских "рождений", известного у осетин как cæwæggag, coggag, должно быть восстановлено в Nartmæcæwæggag — "в мужи(пай-тае) — отправление (coggag)". Нынешнее цоггаг является усечением Нартмаецаеуаеггаг;

б) возрастная иерархия qomyl представлена как четыре "ступени возможностей" или "ступени достаточной силы" для осуществления определенных занятий. Два первых семилетних цикла были возрастом наращивания возможностей к труду и объединены общим наименованием kuystqom ("для труда сильные"). Но каждый из них имел и свое наименование. Первый семилетний цикл — cæwynqom ("для ходьбы сильные"), второй — fijawqom ("для пастуха сильные", достаточные). Два следующих семилетних цикла тоже имели общее наименование hæstqom ("для боя сильные").

Первый семилетний период функциональной самостоятельности начинался с освоением самостоятельного передвижения на ногах, понимаемого как способность, позволяющая освоить остальные мужские навыки. Он продолжался с трех до десяти лет.

Второй семилетний цикл был связан с прочным освоением основных навыков мужской сферы труда, продолжался с десяти до семнадцатилетнего возраста и подготавливал юношей к мужскому рождению nærton guyrd. В возрасте, внешним проявлением которого было появление вторичных половых признаков — nogquyntæwadzæg — проводились обряды включения юношей в брачную систему рода и они "рождались" как мужчины — nærton guyrd. Это и было окончательной переправой-переходом из женской общности syrton в мужскую общность nærton;

в) третий семилетний цикл, включавший комбинированный военно-брачный поход протяженностью в один год — afædzbalc, и трехлетний поход — ærtæazybalc, был связан с освоением первого брачного и военного опыта — в походах первого вида, и прочного военного опыта — в походах второго вида. По-видимому, этот цикл и представлял собой то, что названо нартов-ским рождением nærton guyrd — окончательное взросление и переход в мужчины. Тот факт, что в семилетние походы ходят "выпуклоголовые" нарты, говорит не о возрастном, а о социальном признаке, который соотносится с эпохой культов Уасамонга;

г) в двадцать три года начинался четвертый семилетний цикл, который весь приходился на семилетний поход — avdazybalc. После него мужчина считался полностью состоявшимся — æhhæst. Начиная с сорокапятилетнего возраста, "мужчина шел назад" — к немощности. И если этот путь тоже оценивался в два семилетних цикла — своего рода nartæjcæwæggag ("из нартов уход"), то этот "цоггаг наоборот" должен был заканчиваться к шестидесяти годам обрядом "ухода к предкам нартов" в молитвенном доме Алагата. И тоже с причащением священными напитками, сопровождавшим переправу-переход стариков в бессмертие истинного мира предков. Тот факт, что предки осетин совершали обряды убиения стариков в шестидесятилетнем возрасте, оказывается вписанным в систему возрастной иерархии qomyl;

д) с кругом представлений о переправах-переходах из поколения в поколение, из "жизней" в "смерти", связано "учение о трех рождениях", фрагменты которого различимы в похоронной обрядности. Согласно этому учению, бытие вечно и на всем его протяжении человек рождается трижды: первый раз — когда выходит в светлый мир (ruxs dunemæ kuy racæwy), второй

— когда женится (kuy slæg væjjy, букв. — "когда мужем становится"), третий — когда покидает бренный мир и переходит в мир истины (mæng dunejæ æcæg dunemæ kuy bafty). Земная жизнь трактовалась как непрерывная полоса испытаний, самостоятельное преодоление которых составляет смысл человеческого существования. Преодоление испытаний по мере взросления заключает условие — осуществлять это достойным образом, в зависимости от чего боги распределяли места в истинном мире предков на том свете. Поэтому на переходах от ступени к ступени стоит центральная фигура "переправ-переходов" из "жизней" в "смерти" — ангел смерти Ud-hæssæg. Но его описательное имя "уноситель душ" — это функция стража переправы, экзаменатора на переходе. Собственное его имя имеет общую основу с названием обрядов Амонга — это имя Aminon

— "наставник, указующий". Особенно требователен Аминон на последней ступени бренной жизни и первой ступени мира истины, у врат царства мертвых. Таким образом, вся система мировоззрения древних ариев предстает во множестве цельных фрагментов, которые возможно выстроить в порядок.

Но это особая тема. Здесь отметим, что Похититель душ и Наставник определял программу воспитания на каждой возрастной ступени "этапных смертей", всякий раз определяя достойность их завершения и в зависимости от этого переводя в следующую ступень деяний.

Особую роль в обрядах Амонга играли спиртные напитки, что говорит об их специальном предназначении в обрядах "смерти-рождения". Нет сомнения, что они создавали у посвящаемых известное состояние, при котором легенды и предания о подвигах предков или героев старших ступеней усваивались в обстановке особого душевного и духовного подъема, если принять во внимание, что, вопреки нынешним представлениям, напиток под названием bægæny не являлся пивом в обычном смысле, а представлял собой отвар конопли (название его этимологизируется из kanab—"конопля")[18] — то эффект его понятен. Состояние наркотического сна придавало особый смысл переходным сновидениям обрядов "смерти-рождения", способствуя воссозданию видений из истинного мира предков, навевавшихся "идеологической обработкой" посвящаемых. Содержание видений легко представить — оно пересказано в сюжетах путешествий героев Нарты в мир истины — царство мертвых, текстах посвящений коней покойникам. Отношения богов и обожествляемых предков в потустороннем и небесном мирах выступали стержнем сюжетов, предлагавшихся испытуемым.

Показательно, что состояние наркотического сна kwyris и опьянения представлялись едиными — об этом говорит выражение fækwyris i — "опьянел". Сновидения трактовались как причащение к миру истин, постижение истин, а состояние опьянения мыслилось как "священное", "чистое". Интерпретация "причащения" к зрелости через испитие священных напитков как своего рода озарения истиной и очищения от скверны "утробного неведения", трактуемого как "младенческое незнание", предполагает особое отношение к необычным состояниям души. Логическая схема подобных представлений вполне понятна и, кажется, может быть подтверждена этимологически: идеосе-мантика "опьянения" и "ритуальной чистоты" как будто общая. Несмотря на то, что rasyg ("пьяный") не этимологизируется однозначно, оба варианта [44] благоприятствуют сопоставлению поразительно созвучных терминов: rasyg, дигор. rasug ("пьяный") и ræsug, дигор. ræsog ("чистый"). Этимология возводится к др. иранскому "свет, огонь", но отсюда же производятся ræsugъd — "прекрасный, красивый"[45] и sygъdæg — "святой, чистый"[56]. Сакральное значение терминов хорошо известно.

В пользу этой логической схемы говорит и этимология слова, обозначающего крепкий медовый напиток rong, диапазон значений которого — от "дух" до "жизненная сила"[46]. Другими словами, испитие священных напитков и сопровождавшее его состояние понималось как "вхождение духа, жизненной силы" в тело, "посещением духом, божеством". Необычные состояния человека — наркотический сон, экстатический транс, опьянение и т.д., понимались как общение с духами и обожествленными предками. В обрядах инициации эти средства применялись для приведения посвящаемых в состояние наркотического "сна-смерти", способствовавшего созданию иллюзии приобщенности к великим предкам и божествам. На это ориентирует указание на происхождение священных чаш и котлов — они "сокровища предков", что направляло воображение посвящаемых на установление "связи" с великими родоначальниками. Переживания приобщенности к божествам и обожествляемым предкам, интенсифицированные видениями наркотического "сна-смерти", составляли психологический стержень инициации Амонга.

А.А. Чочиев "НАРТЫ - АРИИ И АРИЙСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ", Москва 1996
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Задержана председатель Комитета по делам занятости населения
  • Заявление бюро партии «Яблоко» о губительном воздействии завода «Электроцинк на здоровье жителей Северной Осетии
  • «Ростелеком» приглашает на турнир по «World of Tanks» во Владикавказе
  • Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
  • Журналист из Ростова-на-Дону победил в спецноминации VI международного конкурса журналистов «Ростелекома» и отправится в Японию
  • «Ростелеком» обсудил вопросы развития информатизации на Юге России с представителями власти ЮФО и СКФО
  • Поэт, солдат, гражданин
  • Аншлаг, еще аншлаг!
  • Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
  • Межконфессиональный диалог в РСО-А состояние проблемы
  •   Архив
    Июнь 2017 (35)
    Май 2017 (36)
    Апрель 2017 (40)
    Март 2017 (56)
    Февраль 2017 (50)
    Январь 2017 (62)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru