поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
ПРОРОКИ: SEM КАК ПРОЯВЛЕНИЕ, SEMAD КАК ЯВЛЕНИЕ. 1/2
Автор: 00mN1ck / 10 мая 2008 / Категория: Нарты-Арии и Арийская идеология
Пророчества и толкования, которые в Нартиаде исходят как правило от Сослана и его жены «бедуха-сатæна»-«фемиды», имеют системный строй и относятся к самым проблемным сферам жизни. Они касаются, главным образом, отношений между Женщинами и Мужчинами, Бедными и Богатыми, Покровителями и Покровительствуемыми, Молодыми и Старыми. Как явствует из анализа идеологической системы Нартиады пророчества раз в год доставлялись из Мира Истины досточтимых предков и делалось это в праздник «нового света (-дня-года)» Nog Bon, на новогоднем карнавале, который начинался в первые недели теплого сезона после зимы. Этот праздник Мирового Брака представлен ныне системой весенне-летних ас-аланских празднеств, начало которых приходится на конец марта – апрель-май. Центром новогоднего культа Нартиады является Склеп-Лабиринт, сюжетом - «охоты-походы» нартов и сиртов к берегам рек-озер-морей, где они «терзают-бьют-привязываются к древу» и этим обретают богатство-Бон, в лесах рвут поросль-ветки-дрова и несут домой; переплывают реки к голым людям, на четвереньках рвущим траву ртом - пасущимся «как скот», женятся там среди них на «сестрах» и пируют...

В современном ас-аланском сохранилось название этих празднеств - Bæl-Dæræn. В Дигории их называют Bældæræbos. По содержанию культовых действий - по привязыванию дев и юношей к древу Фæдгэ Бæлас для обретения богатства-Бон, при том, что богатство-Бон - это Обычаи-Потомство Фæдгэ Бæлас, по срыванию поросли-травы-листьев и разбрасыванию ее в полях, конюшнях, загонах для обретения все того же богатства-Бон - легко выявляется этимология названия празднества. Bælas - «дерево с листвой» (1., 247), Dæræn - «разбрасывание-рассеивание» (2., 356-357). В древности брачные карнавалы актуализировали идею передачи вегетативной потенции весенней природы людям, посевам и скоту - это достигалось магией разбрасывания растущих побегов весенней поросли. Это начало брачных карнавалов и культ эротической энергии alu-balu. Термин «бæлдæрæбос» также является описательным: «бæл» и «дæрæн» названы, а «бос» - это «лента-шнур-связка» и в целом означает «гирляндование»: из поросли-цветов связыали гирлянды, венки-короны весенних «царей» - Бон-Æлдар...

В интересной работе В. Газдановой, к сожалению - не опубликованной, даны широкие европейские параллели этого празднества и отмечены терминологические схождени: baltejn на Британских островах и Bоn-Ældar - Baldr. Нам кажется, что «балтейн» прямо продолжает «бæлдæрæн», а в отношении прямой связи Бон-Æлдар и северо-европейского Бальдра нет никаких сомнений. К этим празднествам надо отнести и «празднование Вод»: поговорка Ærydon qъæbyntæ kuy lasta - «во времена, когда река Ардон несла пироги» - контаминирует с обычаем рыболовов приносить три лепешки и преломив одну, все остальное бросить в воду владыке рек Дофа (< Don-Pa). Это время празднества - «когда реки (Ардон) несут пироги». Дух оргиастических карнавалов, когда нарты и сирты вбирали эротическую потенцию alu-balu Воды, инициируя одновременно подошедшую к полноценному возрасту молодежь в общих купелях, мерцает реминисценциями в ас-аланских календарных празднествах и Нартиаде.

Попутно стоит отметить и значение названий рек-вод: оно сакральное! Æрэдон - это «река ариев (жрецов)» на «горе асов»-Kauk-As в Ас-Алании, то же самое Эридан на «материке асов» в Малой Азии, то же самое Иордан в Палестине...

Календарная последовательность празднеств вряд ли изменилась и можно провести несколько общих композиционных сопоставлений нынешних ас-аланских празднеств с выявленными характеристиками идейно-теологической системы Нартиады. В которой эротические “охоты” нартов и сиртов начинались после схода снега и начала весеннего цветения и роста: в первой книге анализировались представления о Мировом Браке и нарастании оплодотворяющей «мужской силы природы» Света-Жара, от которой в этот период «можно забеременеть» даже если просто «не носить нижнего белья» или «сидеть разведя ноги», или можно «понести плод» от поедания молодой травы и поросли, и т.д. Сюжеты «брака» всех живых существ и людей весной - Мирового Брака – составлявшие композиционную основу Нартиады эпохи Нартамонгæ, «переадресованы себе» витязями эпохи Уасамонгæ и представлены свадебными сюжетами с батр-Асом и Ас-мазом (ацамаз), а также циклом свадебных гимнов Ацамаза. Но анализ их не входит в нашу задачу.

Самые общие ритуальные индикаторы – типа «срывания поедания молодой травы и поросли», «срывания трав и поросли в лесах и лугах с последующим разбрасыванием в полях, домах, скотных сооружениях», производившиеся в праздник Bældæræn - свидетельствуют о единстве представлений, связанных с Мировым Браком. В вертикальной проекции тернарной модели Брак неба-верха-света-жара-Отца из «верхнего квартала»-wælæsyx и воды-земли-подземелья-лабиринта-склепа-древа-низа-Матери из «нижнего квартала»-dælæsyx передан браками обитателей срединной сферы людей и зверей в «срединном квартале»-astæwsyx. В горизонтальной «топографии» тернарной модели нарты и сирты воплощали «в серединной части мира» образы брачного карнавала всех трех кварталов «сокварталия»-æmsyxtæ, утверждая и повторяя сюжет и идею создания трехсложной структуры «общины-мира»-bæstæ покровителями.

Ритуальные акты в виде охот-походов в лес с привязываниями к древу для обретения богатства, при том, что богатство-Bon обретается только как плод брака Света-Неба и Воды-Земли (в склепе-лабиринте), указывают на ритуальный и брачный характер этих «балцев-браков» к Древу «у вод (или посреди вод)», где совершаются инициации, брак и обретается богатство-Bon. Мальчик-Девочка-Лошадь-Собака-…-Свет-богатство, рождавшиеся на этих инсценированных брачных карнавалах как «новый свет-день-(-год)-Бон», представляли «богатство-свет»-Bon всей космической общины-мира-Bæstæ, структурированной как мировое "сокварталие"-Æmsyxtæ в горизонтальной и вертикальной проекциях: в горизонтальной – это зеркально отраженная земная структура неба-Сослан трех уровней - «головы-груди-колен», в которые «бьет колесо Солнца»; в вертикальной – те же три уровня «верх-середина-низ» и обе выражены схемой трех кварталов wælæsyx-astæwsyx-dælæsyx.

Sos//Soz-Rauk-(run-ran-luna-lan) сам есть Свет-Истина «сослан - жрец культа тепла-света» Соз-Рук: образы златокудрого мальчика и девочки-satæna, рождающихся в Склепе в каждый новый свет-день-год-Nog Bon, представляют рождение «истинного пророка» и «истинной фемиды» космической и земной «общины-мира». Они «рождались в Склепе» - выходили из «истинного мира почивших предков» и это «рождение» воплощало акт «рождения Истины-Света». Мальчик æm-Bojny воплощал «владыку первого новогоднего света-дня-Истины» Bon-Ældar (Бальдра): он «рождался на заре со светом этого дня» и был «светом этого дня», рос с нарастанием силы света и угасал с убыванием света, «как свет умирая» к ночи. Зима и Ночь были «убежищем антиистин»-Syrtdana.

Мальчик «сослан-жрец» культа «света-тепла-созрук» ростом и возрастом выражал меру и силу Первого Света-дня-Бон нового года-Бон, воплощал «хозяина юного света первого дня-Bon теплого сезона года-Bon» - æm-Bojn-læpu-Ældar. А «мерой и хозяином света всех дней теплого сезона года-Bon» был зрелый нарт-муж Bon-Ældar: «мальчик» и «муж» Soz-Ruk//Sos-Lan-Ældar-Bon-Ældar воплощали образы мужского пола новогодних карнавалов - это «Рождение Нового Света-Тепла-Истины» после «смерти - времени господства мрака антиистин» зимой. Свет-Bon-Rauk и Тьма-Tar противостоят как Добро и Зло, Nartdana-Syrtdana. То есть Bon-Ældar-Sos-Rauk и Sat-Æna - это титулы «царей-рукодержцев» и «цариц-фемид», вокруг которых разыгрывался сюжет Мирового Брака: они и воплощали идею брака как «рождения-смерти-рождения» света-тепла-истины Bon-Sos, Soz-Rauk и т.д.

Рождение златокудрого сослан-созрукa в Склепе, при том, что Сослан-Созрук сам же и охраняет Склеп, сам же и вынимает из Склепа перводевочку, первособаку и перволошадь и все это тоже богатство-Bon, дополняет композицию: Истина тоже является составляющим богатства-Bon. В ней представлены «мальчик-свет-Bon-Sos-Rauk-Sos-Lan»-День и «муж-свет-Bon-Sos-Rauk-Sos-Lan»-Год: мальчик символизировал Рождение Первого нового света-дня-Бон, а Смерть его к ночи переходила в Рождение нового света-дня-Бон, и череда из «рождений-смертей-рождений» мальчиков составляла протяжение света-года-Bon. То есть мальчик-сослан и муж-сослан воплощали на карнавале меры света-дня-истины-Бон и света-года-истины-Бон. И «рожден Бон» в Склепе, что делает рождение «мальчика-света» продолжением смерти отца Ахсартага - это снова идеология и идеологема «рождения-смерти-рождения» Dzæwæggag с ее ступенями восхождения к Свету-Истине-Ruxs. В которой рождение мальчика-света от оплодотворишего в Склепе Дзерассу Света-витязя предстает как явление «света-истины из светлого рая Ruxsbæstæ досточтимых предков».

И мы хорошо знаем, что жрец-вождь Сослан культа тепла-света Соз-Рук был не только «охранителем Склепа», но и Пророком, доставлявшим нартам истины из Истинного Мира предков Рухсбæстæ, а советчицей его там является Фемида «бедуха-сатана».

То есть в праздник Ног Бон «мальчик-жрец света-сослан» и «муж-жрец света-сослан» выступали также воплощениями новых и старых истин – «устами младенцев глаголет истина» и это «непорочные младенцы» – «не познавшие еще терзания-брака-смерти во грехе плоти»: жрец-вождь Сослан пророчествовал о достоинствах знаний младших и ввел норму - отныне знание-Zond не зависит от возраста и молодежь имеет право заявить свое мнение на молениях-Кавд-Кувд! О том, что «дети-пророки» - это своего рода «стандарт идеологии», говорят сюжеты о пророчествах, повторяющие пророчества Сослана - жреца культа Соз-Рука. Как могут дети пророчествовать? Суть ответа в том, что Знание детям-пророкам дал не опыт - его мог дать только бог Хуссау! Но персонаж, с которым в ас-аланской традиции связываются «мудрые дети», не Сослан - жрец света-тепла СозРук, а пророк и пророки с именем-титулом Sem. Иногда эти «семы» имеют фамилии – Sanaty, Berdyqoty, Qæchmæzty…

Сюжеты о «семах» хорошо известны (3.), в той или иной степени они известны почти во всей Ас-Алании, или хотя бы известно само имя «сем». Впрочем, sem – это как-будто и не имя, а скорее термин, означающий «мудрое (изречение)», «весть-предвестие (чего-либо)», «знание», «знамение».

Связь Сема, или «семов», с идеологией и сюжетами Нартиады видна не только из параллельных по форме и содержанию пророчеств Сослана и Сема, но и из ас-аланских поговорок и пословиц. К примеру – «зондæй Санатэ Семэ бафæрс, хинæй – Сэрдонэ (-за умом обращайся к Санаты Сему, а за ворожбой – к Сэрдону)» (4., 54.). Сама оппонентная пара «сем-сэрдон» продолжает оппозиции «сослан-сэрдон», «нарт-сирт», «нæртон-сиртон», то есть по отношению к «знанию семов» эти «сэрдоновы знания» оценены как «антизнание»: противостояние «положительного знания» - «отрицательному знанию» очевидно.

Значение термина-имени «сем» как «пророчества-знамения вообще» видно из многих выражений, но вот свидетельство одного из лучших знатоков ас-аланского языка Елбаздуко Бритаева: fyccag gjurnalty sæft maxæn kuylympyjy sem næu – «утрата первых (осетинских – А.Ч.) журналов для нас не есть знамение неудачи (в будущем-А.Ч.)». (5., 84). Или: cas fændy sem-sem kuy fækænaj – wældaj zond dyl næ baxæссæn - «сколько ни повторяй сем-сем - большего ума от этого к тебе не пристанет», cas fændy sem-sem kænaj – umæj dyl zond næ baftdzæn – «сколько ни повторяй сем-сем - от этого ума тебе не прибавиться» и т.д.

Отсюда видно, что по значениям sem – это нечто, чем умпожается, укрепляется и подтверждается «знание»-zond. И поскольку «знание»-zond неотделимо от «религиозного знания», постольку значения sem вписаны в контур понятий «вести-предвестия-пророчества-знания-мудрости-истинности» - во всех этих смыслах здесь обнаруживается органическое единство с идеологией Нартиады. Поэтому обратимся к анализу сюжетов о «семах», или Семе, и начнем с темы «рождения пророка Сема».

Более других известно рождение пророка ущельской общины Куртат в северной части Ас-Алании – Сема Санатэ. В селе Læc у мужчины и женщины из «породы»-фамилии Санатæ родился сын, которого женили – эта пара представляет родителей Сема, имена их не известны, хотя в одном варианте из южной части Ас-Алании имена их приводятся. Перед семом родилось шесть мальчиков, но все они погибли от «внутреннего огня» - при рождении из горла младенцев вылетал огонь, раскаленные угли, что говорит о «внутреннем огненном материале-плоти» Сема и ясно указывает на аналогию: свет-огонь оплодотворил в Склепе Дзерассу и родился «здатокудрый мальчик - жар-Сос - свет-Рук - жрец-Сослан» - пророк Нартиады! Но мы помним, что при всех высоких актах Нартиады злокозненные «сэрдоны»-Syrtdana-женщины строили козни, но более всего – против Сослана - жреца культа Соз-Рука… А значит то же самое должно быть с Семом! Так и есть: братья Сема, оказывается, умирали не от вылетавшего из «их горла огня», а от того, что этому огню «удивлялись» роженицы – ævgъædybadæg ustytæ –«женщины после родов».

Итак, братья Сема - это тоже Пророки! У них тоже из горла вылетала Истина-Свет-Огонь! Братство Семов - есть «братство пророков»!

И это еще одна параллель к оппозиции «истинного знания-света-Bon-Rauk» и «знания неистинного сэрдон-Syrtdana», выраженная в оппонентных парадигмах Нартиады Nartdana-Syrtdana: «сослан»-«сэрдон», «сем»-«сэрдон», «пророки»-«лжепророки», нарты-сирты, выраженное и в рождении пророков-Семов «удивлением рожениц огню», от которого «умирают новорожденные пророки». Очевидно, что перед нами позднее переосмысление идеологемы «рождения-смерти-рождения» Dzæwæggag, а «смерть утробных мальчиков-сывæллон» в среде «женщин после родов» означала их переход-рождение в трехлетнем возрасте в возрастном разряде «мальчиков-лæппу». Тогда начиналась первая ступень инициаций - с первой «смертью»-отходом мальчиков от «сиртов-матерей», а завершался отход еще одной инициационной «смертью непорочного детства» в 17-18 лет с переходом в репродуктивный возраст нартов.

Если наш анализ верен, то какое-то участие в «смертях-рождениях» Семов должен принимать Вепрь-Кабан-«урызмаг», или уже и витязь-uАs в «шкуре кабана» – тогда идеологическая схема Нартиады выдержана полностью, чего и следует ожидать в сюжетах рождения Пророков.

Именно так построен сюжет рождения Сема: на «седьмой год» - а это уже хорошо известный нам семилетний период возрастных переходов Dzæwæggag, - в дом несчастных родителей, терявших сыновей каждый год, явился Счастливый Гость. Он попросил Свиной Жир – вот и «кабан-вепрь», но не как «шкура геракла» или «брачный зуб-клык», но «свиной жир» - и предложил смазывать разогретым жиром рождающегося Сема по мере «выхода из чрева». Все сказано предельно образно и прочие детали сюжета только усиливают и без того уже ясный вывод о том, что перед нами «сублимированный» вариант идеологемы «рождения-смерти-рождения» Dzæwæggag. Вот его основные параметры: в доме родителей Сема каждый год в течение шести лет умирали мальчики от того, что из горла их вылетал огонь и этому удивлялись женщины - это Дом Братства Пророков! То есть Сем родился на седьмой год в Доме жрецов, в котором ежегодно проходили обряды инициаций - «рождения-смерти-рождения» - и мальчики покидали общность «ежегодно удивлявшихся этому» матерей-рожениц; образ Счастливого Гостя – это великий витязь Уасстэрджи, который никак не может иметь связь с чем-либо «свиным» - это непререкаемое условие, но все становится ясным в ракурсах Нартиады, где «брачные урызмаги-шкуры» вождей-сосланов перешли по наследству к ранним витязям-Ас иерархии Gamauas в сюжетах рождений в Склепе.

Не вдаваясь в детали, отметим все же одну: родители Сема «не должны показать Гостю своего горя и достойно принять Гостя, скрыв боль от постоянных смертей своих сынов» - здесь это выглядит моральной и нравственной нормой, но это Норма в том смысле, что в идеологии Dzæwæggag «смерть» означала «рождение-переход» в другой уровень и другое качество. Напомним, что эту инициационную норму выдерживали «сэрдоны-матери» и в Лабиринте, когда Витязь в «шкуре-урызмаг» группами «убивал их детей». Поэтому родители Сема, как и женщины-роженицы, как и «сэрдоны-сирты» Лабиринта, выражают не Горе «от смерти детей», а «удивление» от «вылетающего из их горла огня».

Все эти нормы поведения в обрядах «рождения-смерти-рождения» заключают условие выражать не горе, а ритуальные заместители этого как то – ритуальное удивление женщин способностям инициируемых, ритуальную сдержанность мужчин на инициационных Кувдах, ритуальную выносливость посвящаемых против усталости, бессоницы, боли, в том числе и ожога – огонь вылетает из горла и этому удивляются женщины. «Сэрдонов-детей» в Лабиринте тоже испытывали на «огнестойкость» - кипятком… Как свидетельство сдачи экзамена гость-Витязь «отнимает души умерших мальчиков у ангела смерти Удхæссæг, котрый отнял их и уносит в виде белых ягнят, и возвращает жизнь мальчикам» - этим они «рождаются в новом качестве» после «смерти прежнего возрастного состояния» возрастной иерархии Gama.

На этом можно остановиться, ибо уже ясно, что рождения пророков-Семов выстроены в полном соответствии с идейно-теологическими установками Нартиады. Но участие в рождении пророка великого Витязя Уасстэрджи призвано подчеркнуть и ряд нормативных деталей: приобщенность пророка Сема огненному началу Мира; признаки ритуальных функций Дома Родителей пророка – по этим признакам Дом является проекцией Лабиринта-Syrtdana и Дома-Молельни «породы-братства» жрецов Алæгатæ - и образцовость поведения родителей Сема, которые по сути сюжета – жрецы; Сем – седьмой по счету сын и при этом «младший брат-жрец», то есть как «младший пророк» - судя по акценту на этот признак - он должен реализовать идею равенства Старших и Младших в функции Знания, провозвещенному пророком-первожрецом Сосланом.

Все это призвано свидетельствовать о высшей природе дара Сема, или «братства семов», и их причастности общему строю жизни, предустановленному Творцом. Этой установке соответствует как обстановка появления Сема на свет, так и обстановка выхода Сема в общество-Свет – и то, и другое есть рождение Чуда и продолжение Чуда.

Кормить грудью Сема невозможно из-за огня, вырывающегося из горла – «свиной жир» вовсе не погасил в Семе огня! Поэтому молоко ему цедят и вливают в рот – это известная инициационная композиция, манифестирующая ранний отказ мальчиков от матерей: отказ от грудного кормления есть признак наступившего быстрого возмужания. От молока огонь «перестал вырываться наружу» - горит «внутри». Витязь-Гость - Великий Витязь Веры - дал мальчику имя «сем» и удалился: наречение имени – это один из главных индикаторов обрядов инициаций древности! Для мальчиков они начинались в возрасте трех лет: они вступали в статус лæпу (лæппо), с которым Дюмезиль связал скифский титул lipo-(-ksaj), а мы уточняем, что это возрастной статус ary-pay//poy – «введенных жрецами в возраст охраняемых-защищенных» - прошедших инициации и этим вступивших под покровительство святых и бога Хуссау.

Но Сем не в три года, а в три месяца прошел этот путь, овладев и речью. И не только человеческой – Сем знал языки зверей и птиц… Собственно, на этом заканчивается то, что принято считать «утробным младенчеством»-syvællon и с чего начинается «отрочество»-læppo, переходящее в «юность»-tyr, tærna. Высшая природа пророческих способностей Сема проявляется в трехмесячном возрасте – с освоением им языков «природы и человека». Вечером, когда все ушли доить скот, трехмесячный Сем донял старика-деда воплями: угрожая тем, что иначе сгорит, он требовал отнести его на Ныхас Лаца – это один из самых престижных ас-аланских Ныхасов в ущельской общине Куртата. Угроза достигает цели – значит мудрый дед мудрого младенца поверил угрозе, вынул из колыбели и отнес его на Ныхас в подоле шубы. И затаил ношу – присутствие младенцев на Ныхасе недопустимо: «скверна»!

Но из села Кора доносился звук ударов – это километра два от Ныхаса Лаца: пахарь ладил соху к пахоте – значит событие весеннее и мы знаем, что инициации тоже начинались в празднество Ног Бон – нового света-дня-года. Младенец стал кричать из-под полы – «перестань бить по гипон (часть сохи – А.Ч.) – соха трескается» и старики, обнаружив Сема, должны бы учинить скандал его деду за осквернение Ныхаса! Однако вместо этого они принимают предложение Сема и посылают в Кора двух юношей (!) – узнать, действительно ли соха треснула… Подтверждение этого прорицания Сема стало компенсацией за незаконное присутствие младенца на Ныхасе. В сюжете сразу несколько подтекстов: доказанная Семом истинность оправдывает незаконный поступок его мудрого деда; при этом произошло Чудо на лацском Ныхасе и этим еще раз подтвержден высокий статус этого Ныхаса в Ас-Алании; последнее и основное – это то, что истинность доступна всякому возрасту, если на то есть воля Творца!

И это говорит о предназначении Сема как пророка – он реализует одну из основных установок Нартиады о том, что знание-Зонд принадлежит любому возрасту, а не только старикам! Среди пророчеств Сослана, в том числе и о Знании младших (6., 115-136), находятся все пророчества Сема. И мы помним, что и это пророчество принадлежит Сослану, то есть Сем – это подтверждение пророчеств Сослана, а значит именно он был избранником Творца-Хуссау! О том – как это пророчество закреплено мы уже говорили: на молениях-Кувд первая молитва произносится старшим и обращена к Хуссау, но кубок он передает самому младшему - первым должен пригубить кубок и отведать ритуального пирога самый младший. Возвращение кубка младшим - это основная часть церемонии начала кувдов - является формой санкционирования Младшим истинности сказанного Старшим.

Огненная природа Сема прозрачно намекает на природу его способностей и освобождает от необходимости их объяснения. Хотя, впрочем, возможно и логическое объяснение его способностей на уровне бытового сознания: звуки весенней рабрты по дереву должны связываться с подготовкой земледельческого инвентаря к весенним работам, из деревянного инвентаря соха – наиболее важное орудие труда. А поскольку весь деревянный инвентарь готовили в собственном хозяйстве, то неодинаковая твердость, вязкость, упругость, выражаемые «голосами» напряженной под усилием древесины, много говорит опытному слуху. То есть логика такого рассуждения была понятна слушателям легенд о Семе. Их могла поражать лишь способность младенца к узнаванию, когда этому не предшествует жизненый опыт. При том, что пахарь с опытом, а более того – и мудрейшие старики Ныхаса с еще большим опытом, не распознали информации, заключенной в звуках обрабатываемой древесины.

Объяснения этим способностям Сема на уровне бытового сознания не существует и это ориентирует слушателей на высшую природу его "знания живого и неживого" - Сем знал все «языки» Мира-Природы… Таким образом, младенец Сем приподает сулным людям Ныхаса урок мудрости, которая у него не от возраста и опыта, а от Творца! При этом пророчество Сослана, реализованное в жизни младенцем Семом, пересказывается им как «сон на Ныхасе» и это еще одна ассоциация с инициационными «вещими снами-смертями» и «пробуждениями-рождениями» Нартиады и Аргъау: Сема вновь жжет внутренний огонь и он снова на Ныхасе, где рассказывает сон – из чрева беременной суки на него лаяли неродившиеся щенки. И мудрецы Ныхаса «снова не знают» его значения, прося младенца-Сема объяснить свой сон…(!) И он «цитирует» Сослана Нартиады – «наступит время, когда младшие будут наставлять старших». Тот факт, что сам Сем уже реализовал частный случай этого пророчества примером с сохой, обеспечивает доверие к его будущим предсказаниям, которые имеют общий источник с пророчествами Сослана – это истины Нартиады.

Следовательно, Сем – это Пророк и в том смысле, что Провидение сотворило его в соответствии со всеобщим порядком Жизни, устроенной по замыслу Творца-Хуссау. Второй сон младенца Сема подтверждает общий источник пророчеств Сослана, Сема и Нартиады – это творец-Хуссау: два чувяка замшевой и свиной кожи лезли на дерево, свиной добрался до вершины, а замшевый сорвался с половины. И снова Сем просветил мудрых старцев: в будущем не будет «черного люда» и аристократов-уасданов, все будут равными. Перед нами новое свидетельство связи сюжетов с Семом с сюжетами мирового древа Fædgy Bælas из Нартиады и Argъaw. Направление ствола Древа символизирует вертикальную проекцию времени Жизни, на которой периоду неравенства отведена нижняя половина протяженности времен. Ее преодолеют и Чернь, и Аристократы, но верхнюю половину времен осилит Чернь. И снова мы имеем перед собой отражение жизненных истин Нартиады, предсказанных в пророчествах Сослана.

Очередное предсказание Сема толкует видение, в котором в степи борются мужская папаха и женский платок, попеременно оказываясь победителем. Сем толкует это как проявление Жизни полов: между Женщинами и Мужчинами непрерывно идет Борьба за верховенство и она бесконечна! Легко заметить, что и это пророчество идет от вечной оппозиции мужской и женской идеологий Nartdana-Syrtdana.

И что не менее показательно – оба последних пророчества отражают и оппонентные идеологии Нартамонгæ-Уасамонгæ со сменой хороших времен плохими - ævydy-vydony ræstæg, с продолжением в будущее, где снова будут хорошие времена – без аристократов-uasdan. То есть Истина в том, что борьба Богатых и Бедных когда-то уйдет из Жизни! Но борьба полов – Вечна! А поскольку мы знаем, что уасданы - это витязи-Ас, выходит, что предсказанное Сосланом и Семом «будущее» будет снова без Войн! Люди «поднимутся вверх по стволу Древа» - это ориентир Верха и направления к Творцу, то есть люди станут всемогущи и свободны как святые. Но люди станут сильнее не физически – «куриное яйцо будут катать рычагом» - грубой силой они ослабнут, хотя будут передвигать горы, летать как птицы и передвигаться в самоходных колесницах. Это картина Будущего, в котором Знание уравняет Чернь и Элиту: эра «технологического коммунизма»...

В ретроспекции - след деревянных летающих голубей и самоходных колесниц Нартиады и Argъaw, снова проекция логики, согласно которой перед нартами жили гумиртæ, сæнтмеритæ, уæйгутæ, сгинувшие из-за своей звериной тупости при могучей физической силе. Они не умели даже использовать огонь для обогрева…

Жрецы-«сосланы» и Пророки-«семы» предрекают время, когда мир будет управляться Разумом, а не силой, поэтому время Оружия и Насилия сильных над слабыми сменится временем Справедливости Мудрых. Однако главным выводом, который вытекает из буквальных совпадений пророчеств Сослана и Сема, является вывод о том, что провиденциализм Сослана-Пророка являет основание для системной оценки провиденциализма Сема-Пророка. Другими словами, пророчества Сослана как элементы и Проявления идейно-теологической системы представляют собой Явление, отягощенное другими функциями «сосланов - жрецов культа тепла-света» Соз-Рука, а Семом они воплощаются уже без каких-либо иных социальных функций. То есть Сем, в отличии от Сослана, не воин и не вождь, а только Пророк и в этом смысле «жрец без примесей», как ранние Жрецы-сосланы. Того времени, когда еще не наступила эпоха палеометалла и Оружия, и жрецы были отправителями культа тепла-света Соз-Рук – это явление эпохи дифференциации общественных функций и усложнения социума.

И, следовательно, с «сосланами-жрецами» связаны и иные социальные функции и явления, в то время как с «семами» - только Пророчества и Толкования. Поэтому есть все основания для формулирования двух определений того, что связано с функциями Сослана-Пророка и Сема-Пророка, концентрированнее выраженых Семом и «семами», нежели Сосланом и «сосланами». Вследствие чего мы разделяем Sem как проявление и Semad как явление, относя к первому Сема как конкретного Пророка из «породы-братства пророков»-myggag Санатæ, ко второму - всех Пророков вообще, включая «Сосланов - жрецов культа Соз-Рука» и «семов»: они «пахумпартæ (-букв. «пророки»)». Можно в общем разделить и времена: явление Семад нельзя отделить от Нартиады, а по заметной своей «антиуасданской» направленности оно восходит ко времени оппонентных идеологий Нартамонгæ-Уасамонгæ. Отдельное проявление Сема Куртатского – это частный вопрос датировки, не существенный для нашей темы.

Стадиальные ступени идеологии Нартамонгæ-Уасамонгæ профилировали все сферы духовной жизни и это, в первую очередь, выражали Пророки! И мы уже знаем, что представлено это в именах-титулах, тем более, когда они от Бога Хуссау и высших иерархов Gamauas, один из которых - uAs-Styr - нарек имя-титул пророку Сему. А «породу»-myggag Sanatæj мог дать только Бог Хуссау: с древнейших времен идеологии и династической доктрины Нартиады создание «пород» - исключительная прерогатива Бога Хуссау! Соответствие ступеням Nartamongæ-uAsamongæ «пород»-фамилий Sanatæ - San-uAstæ иллюстративное. Обе «породы» связаны с Нартиадой: о «породе-братстве» Семов сказано; к «породе» Сан-уАстæ (Сануастæ) принадлежат Ростом и Безан нартовских записей В.Ф. Миллера (7., 61), и это один из многих признаков того, что «Эпос о Даредзанах» является средневековой переработкой некоторых сюжетов Нартиады - является «младшим эпосом» ас-алан.

И, следовательно, Амиран (Бадри) были героями «породы генетических» Витязей, а Ростом и Безан имели корни в жреческой «породе» и затем, в ходе переворота Нартамонгæ-уАсамонгæ военизировались: вместо «санатæ» стали «сануастæ».

Нартамонгæ-уАсамонгæ и Санатæ-Сануастæ - датировка самого ас-аланского явления Пророков разделяется между эпохами ævydy-vydony ræstæg. Это самый общий критерий - более конкретных критериев нет... Какая-то связь возможна с абарисами-парисами с их стрелами Аполлона: сам термин paxompar восходит к pati-gama-bara (8., 238), и если первая часть pati имеет какое-то отношение к pat-«лететь» - фат-«стрела» (9., 424-425), то все это идеально вписывается в контекст моления Ахсартага, с которым он послал Фат-«стрелу» к богу Хуссау, предвестив ее возвращение еще с одной Стрелой - эти две Стрелы убьют Ахсара и Ахсартага, выбравших Смерть как Доказательство Истинности брата перед братом в отношении супруги одного из них! Но независимо от этого движение пророков восходит, несомненно, ко временам гиперборейских маршрутов «счастливого снопа» и абарисов-парисов со стрелами Аполлона - бога пророчеств и пророков, которому был посвящен Дельфийский оракул.

Несомненно, что и «порода-фамилия братства пророков» Sanatæ - творения Бога Хуссау - информативна! Корень sana встречается как название ущелья в Уаллагирском ущелье Sanaty-Kom и название горы «казбек» - Sæna, ас-аланы зовут ее также «Чэрэстийэ-хох» - «гора Христа». Регион горной Ас-Алании напитан религиозной терминологией: топонимия почти сплошь сакральная! И если продолжить следовать прежней логике - системе Нартиады, то открывается любопытная картина, отвечающая на вопрос: что связывает ороним Сæна и теоним Христа? Связь есть, только надо строго следовать Нартиаде, в которой «купель» является «посвящением-инициацией» межвозрастных переходов идеологемы «рождения-смерти-рождения» Dzæwæggag! И «купель» является в христианстве «крещением»! А ас-аланское «купание» nad (najyn) восходят к индоевропейскому sna (10., 151-152), что не оставляет места иным вариантам: sina//zene восточных проекций представлено на «горе асов» как sæna и sana.

Теперь можно несколько уточнить функции: Санатæ - это Жрецы «купелей-посвящений-крещений», Сем - это Пророки, предвещавшие - Amonæg - инициируемым Судьбы во время этих актов! Вот причина того, почему Семы не уйдут к творцу-Хуссау, когда он отзовет Пророков на Небо... Они оставлены для культа и сохранения Веры! Вряд ли можно полагать, что современные ас-аланские æxsnad-«крещение», æxsnajd-«крещенный», æxsnon-«крестный» и другие производные от индоевропейского sna - xsna (-«купель-омовение») термины являются отложением времени принятия христианства, ибо связь их с «купелями-инициациями» посвящаемых в Нартиаде очевидна.

Кроме того, Семад как культовый акт представляет Нартамонгæ и, отчасти, Уасамонгæ, ибо признак для разделения этого явления между обоими стадиями культа есть: Санатæ - Сан-уАстæ. Так как отмеченный «антиуасданский» мотив имеет ясный уточняющий фон: в контексте неприятия грубой Силы с одной стороны и узкого значения «уасданства» как «дружинного воинства» с другой, Семад предстает явлением, оппонентным цивилизации uAsamоngæ по разделу насилия как проявления не «природной тупости», а эпохи Войн. Тем более, что Семад с явной симпатией характеризует Будущее как Время справедливости сильных Знанием-Мудростью. И поскольку такое «знание» представлено как «знание от Творца-Хуссау», то Семад – это и выражение высших идеалов, в первую очередь моральных и нравственных идеалов ас-аланской Веры. Этот вывод поддержан и этимологией имени Пророка: В.И. Абаев связывает семантику sem с «ревностным исполнением культового действия, свзанного с жертвоприношением», сюда же примыкает название культового в прошлом массового танца simd-«шествие в честь бога» (11., 29-30, 33).

Близость звучания предложенного для названия «явления Пророков» и потому преимущественно религиозного термина Semad, и преимущественно карнавального, но тоже религиозного Simd, оказалась «незакономерной случайностью» и для ее переоценки в «неслучйную закономерность» есть веское основание. Это сюжет, в котором Сем как раз и занят «ревностным исполнением культового действа, связанного с жертвоприношением»: Сем совершает жертвоприношение и объясняет его смысл. Все его действия непонятны тем, кому Сем показывает и разъясняет свои действия, то есть он впервые знакомит паству с известным только ему Обрядом и выражаемой им Истиной. Другими словами, Сем учреждает новый ритуал жертвоприношения - это деяние Пророка.

В одном из своих постоянных путешествий Сем и его двенадцать друзей проходили степью и догнали отару с пастухом. Мотив путешествий Сема всегда один – «он смотрит мир» - bæstæuynæg. Сем приветствует пастуха пожеланием умножения скота, то есть Семад – это явление, связанное и с правилами этикета. Пастух взаимно вежлив – оба они являют то, что называется æгъдау – «обычай», но в строгом смысле это не обычай, а дорожно-походный этикет - уасдандзинад. Участие в разговоре людей не мешает Сему слышать разговор овец – Пророк знал все языки «природы». Диалог овцематки с немощным ягненком, отставшим от отары, понятен только Сему: «почему ты отстаешь, я много резвее этого скота (намек овцематки на то, что причина отставания ее ягненка не в плохой наследственности), да и кормила я тебя лучше, чем другие своих (намек на то, что худоба ягненка не от голодания)». На это странный ягненок, слабость и худоба которого необъяснимы, отвечал – «счастье-амонд этого скота заключено в моем курдюке - трудно нести такую тяжесть».

Сами понятия amond-«счастье» и fos-«скот» и fyrka-«барашек» достаточны для констатации того, что перед нами развивается религиозный сюжет из сферы культов изобилия-благодати Farn с образом «барана-фарна» Færni-Fyrka. Для ночлега Сем выбирает обитель пастуха и настаивает на том, чтобы для ужина был предназначен именно этот «слабый ягненок» - такое поведение по этикету предосудительно для гостя! Неэтично для гостя указывать гостеприимцу на свои застольные предпочтения! При этом имея свидетелями собственной неэтичности «друзей» и Пастуха… Пастух – это образ всех вообще попутных слушателей сюжетов о Семе и он ведет себя сдержанно, не выражая осуждения Сему и это снова этикет. То есть и «друзья Сема», и Пастух, при встрече взаимно вежливые, продолжают являть высший этикет уасдандзинад! При том, что Сем явно его нарушает – он сам выбирает жертвенного ягненка fyrka (
И при этом совершает действия – ритуал заклания – неизвестные гостеприимцу: кровью ягненка облит центральный столб жилища Пастуха! На вопрос гостеприимца – «зачем он так поступил», последовал ответ Сема – «счастье твоего скота было заключено в этом ягненке и теперь останется в центральном столбе твоего жилища». В этом разгадка «неэтичного» поведения Сема – он ведал, что творит священнодействие, ибо Пастух мог не знать, а Сем не мог не знать, что центральный столб есть «заместитель» древа Обычая-Потомства Fædgy Bælas, которое имеет одним из образов «Столб в море кровного родства»! После такого пояснения мотивы его поведения уже ясны всем. И когда продолжая нарушать этикет Сем сам разрезает мясо на куски – это уже ориентирует их на ожидание нового «знания» и оно является в виде маленького чуда: Пророк так «чудесно» нарезал куски, что «маленький, худенький» ягненок заполнил весь котел! И двенадцать друзей с Пастухом не смогли съесть за ужином «чахлого» ягненка…

Все детали сюжета ориентируют воображение на Чудо: ягненок с отменной при его невзрачности родословной, хорошо вскормлен и вовсе не слаб – его давила тяжесть курдюка-fæxsyn, в котором заключалось счастье всей отары – это не что иное, как воплощение изобильного начала, связанного с общей идеей Фарна. В контексте действий Сема существенно иначе выглядит «неэтичное» поведение Пророка: Сем ведал, что творит священнодействие и для его «пастушьей» паствы оно творилось впервые, а все Первое-Radam - священно! В этом контексте впервые творится и сам Этикет, начиная с нормы первого приветствия при встрече в пути. То есть «нарушения Сема» предшествуют этикету – он складывается из учредительских актов Сема и поэтому поступки Сема не следует оценивать с позиций «готового» этикета: для «начального» времени сложения этикета это пока не нарушения.

Учредительский акт Сема в сфере жертвоприношений складывается из отдельных действий: Сем выбирает животное для жертвы, Сем режет животное и это означает введение правила «резания жертвы» - это функция Дзуары-Лæг (-«заклающего жертву служителя»), Сем окропляет кровью жертвы центральный столб «кровного родства» Обычаев-Потомков жилища, Сем приготовляет жертвенную еду, Сем возглавляет трапезу, Сем разъясняет смысл своих манипуляций – все эти действия составляют учреждаемый Семом ритуал жертвоприношения и характеризуют явление Семад как «ревностное исполнение культового действия». Что соответствует семантике термина-имени sem по В.И. Абаеву. Контекст всех чудесных свершений Сема, начиная с его детства, предстает как предустановление Творца-Хуссау: судьба Сема – это судьба избранника Божьего, избранничество отмечено великим витязем Уасстэрджи – «исполнительской» свитой высших иерархов Gamauas единого Творца-Хуссау. Который обезопасил рождение Сема и нарек ему имя – этим отмечено и высшее предназначение «братств-семов», и избранничество.

А.Р. ЧОЧИЕВ "НАРТЫ - АРИИ И АРИЙСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ 2", Москва 2000
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • "Ростелеком" обнуляет тарифы на пользование wi-fi в точках доступа, построенных по проекту устранения цифрового неравенства
  • «Владикавказские аланы» – на «Алых парусах»
  • Танец для любимой певицы
  • Маяки дружбы
  • Поэзия – моя отрада, моя жизнь!
  • Премьера нового сезона «Игры престолов» состоялась в московском метро при поддержке «Ростелекома»
  • «Ростелеком» приглашает на турнир по «World of Tanks» во Владикавказе
  • Настоящий Кавказ – добрый Кавказ
  • Интернет в Санибе и Молодежном. «Ростелеком» провёл «оптику» в три населенных пункта Пригородного района Северной Осетии
  • Мелодия "Хонгæ" на новой гармони
  •   Архив
    Август 2017 (20)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
    Апрель 2017 (40)
    Март 2017 (56)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru