поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Два Беслана…
Автор: 00mN1ck / 31 августа 2007 / Категория: Новости
Хорошо, когда над тобой мирное небо и ничто не мешает парить под небесами, мечтая о невозможном…
Почему-то в моей памяти увязли лишь какие-то отдельные фрагменты из детства, проведенного в Беслане. Чаще всего мне вспоминается, как в конце мая внезапно пошел проливной дождь. Такой, о котором говорят “стеной”. Все было, как в тумане - стена падающей с неба воды заслоняла собой мир. Но страшно не было. Удивительно, но в те времена чувство страха, уверенно поселившееся в душе сегодня, напрочь отсутствовало. Мне было десять лет и я спешила на школьный праздник. Вода, льющаяся потоком, в момент заполнила все пространство, затопив наш скромный скарб: плавали веники, метлы, щетки. Оставленные у дверей галоши корабликами отправились в путешествие по “бескрайним” дворовым просторам. Я с восхищением смотрела на первое в своей жизни “стихийное бедствие”, даже не подозревая об этом - все казалось какой-то забавной игрой и не более…
Тогда я еще не знала, что всего через год мне придется увидеть первые в жизни похороны - одноклассника, веселого живого мальчика, жившего по соседству с нами. Менингит. Это было непонятно, и мой первый “опыт смерти” навсегда врезался в память и круглыми пятикопеечными медяками, лежавшими на глазах того, чужого…
Тогда я еще не знала, что самое главное мое испытание придет много лет спустя, когда я сама уже буду родительницей.
Тогда я еще не знала, что трагедия, случившаяся в Беслане, перевернет все так, что возврата не будет. Никогда. И город навсегда останется опаленным огнем, разведенным теми, кому неведомы понятия Родины, дома, семьи. А безысходность трагедии накроет на многие годы маленькие уютные бесланские дома черным саваном траура.
Тогда я еще не знала, что моя двоюродная сестра однажды уже никогда не прижмет к себе черноволосую головку своей удивительно обаятельной и улыбчивой, буквально вымоленной у Бога единственной дочери Эльвиры.
А мой жизнелюбивый и веселый одноклассник, потерявший единственную, 13-летнюю красавицу дочь, замкнется в себе и будет жить лишь по инерции.
Яркая звезда 12-летней Эммочки, которой все соседи и знакомые прочили большое театральное будущее, закатилась, не успев даже взойти на небосклон. Когда в снятом террористами ролике вижу, как она сидит на полу с испуганным лицом и вытянутыми в белых кроссовках ногами, то в очередной раз ужасаюсь нереальной реальности произошедшего: невинный агнец, заколотый грязными руками...
Неизменно веселая гармонистка Сима, может, впервые в жизни не знала, что ей делать и как себя вести в переполненном заложниками зале, а трехлетняя Рада, названная в мою честь, так и не успела со мной познакомиться - погибла вместе с матерью. В три года…
Не могу не вспомнить еще одну удивительную трехлетнюю девчушку, мою маленькую родственницу Светочку. Незадолго до произошедшего я сказала ее бабушке, что эта “дама”, когда вырастет, добьется в жизни многого, такой она была инициативной и, непривычно говорить так в адрес ребенка, деловой. Все оказалось неправдой, ибо через 3 месяца ее застрелили в спортивном зале 1-й Бесланской школы…
Почему я обо всем этом вспоминаю? Потому что все это очень прочно и навсегда вросло в мое тело и душу, черным облаком обволокло сердце. Это нелегко. Это очень трудно!
Появление в мирном пражском небе вертолетов сразу наводит меня только на одну мысль - Беслан. А во время любого ливня я, помимо своей воли, оказываюсь в доме у родителей, на коленях у своей кровати и отчаянно молюсь, молюсь, молюсь… В доме лишь больная мама, свекровь и моя дочь. Все остальные стоят на лобном месте - у Дворца…
Как фрагменты выходят из прошлого черное от горя лицо моей старшей сестры, которая отказывается пить и есть: у нее в спортзале находится дочь, моя племянница Яна… Появляется образ отца, который дрожащим голосом рассказывает нам все последние новости, он - единственное звено, которое связывает нас, оставшихся дома, с ужасом, произошедшим в километре от наших ворот.
Режущими уши взрывами врываются в мозг воспоминания о шквальном огне, накрывшем город в 13.05. Ухнуло сердце, разорвавшись на тысячи мелких кусочков - все… Мир раскололся…
Почему я обо всем этом вспоминаю? Наверное, потому, что и третья годовщина трагедии не принесла успокоения. Не принесут ни пятая, ни двадцать пятая… Будут все так же, как сегодня, бередить душу. И останутся вопросы, на которые уже никто никогда не даст вразумительных ответов.
Почему я обо всем этом пишу? Наверное, потому, что чем дальше мы идем в “светлое демократическое будущее”, тем тоскливее становится по совсем иным временам: когда на солнце не бывало вспышек, когда массово не горели леса и не оказывалось под водой пол-Европы, когда мир не знал откровенного и жестокого террора, а ливни были совсем не страшными…
Издалека всегда все кажется лучше. И Родина. Все воспринимается не таким мрачным и однотипным, недостатки легко смазываются, ибо расстояния на самом деле обладают удивительно волшебной силой. Мне приятнее думать об Осетии хорошо, готовить моим чешским друзьям и знакомым национальные блюда, рассказывать им о нашем крае, на что они, охая и ахая, расспрашивают в деталях обычаев, кажущихся им по меньшей мере странными. И я без устали и не без расчета “несу культуру” в массы - не хочется терять индивидуальность, подстраиваясь и приспосабливаясь под невыразительные общеевропейские мерки.
Моя многолетняя знакомая чешка много раз собиралась со мной в Осетию, но каждый раз лишь теоретически - в ее представлении, нас всех должны были повязать уже на выезде из Польши. Мои увещевания о том, что никакой реальной опасности ни ей, ни ее сыну не грозит, не помогли - образ пылающего в огне террора Кавказа устоялся в сознании местных основательно.
Рада МАЛИЕВА,
журналист газеты “Информ Прага”, Чехия.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Русский театр собирается на гастроли в Петрозаводск и готовится к премьере
  • Виолончель Александра Рамма
  • Спектакли ТЮЗа "Саби" увидели Карелия и Калмыкия
  • Россия" – в гостях у Осетии
  • Прощание по-итальянски
  • Сияние "Солнечного павлина"
  • Мариинская "Иоланта"
  • Художественный фильм "Коста"
  • Из Веймара – с любовью
  • Спектакль про непридуманное
  •   Архив
    Ноябрь 2017 (18)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru