поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Персидская школа во Владикавказе
Автор: 00mN1ck / 21 марта 2014 / Категория: Владикавказ, Новая история
Л.К. Хубаева,
соискатель СОИГСИ им. В.И. Абаев

Персидская школа во Владикавказе16 июля 1902 года вице-консул Персидского консульства во Владикавказе Давуд-хан подал прошение на имя начальника Терской области и наказного атамана Терского казачьего войска:

«Озабочиваясь введением грамотности в среде детей соотечественников на средства добровольных пожертвований, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство не отказать в ходатайстве о разрешении открыть в г. Владикавказ при вверенном мне Вице-консульстве русско-персидскую школу под мою ответственность за ее существование».

В ответе, направленном вице-консулу 18 августа 1902 года, были попунктно расписаны условия, необходимые для открытия школы. Первым условием было наличие подходящего удобного помещения и указание на наличие источника финансирования учебного заведения.

21 декабря 1902 года персидское училище было открыто. Относительно материальной базы персидской школы можно сказать, что, судя по детально описываемому в различных отчетах школьному имуществу, в сравнении с остальными школами этнических групп Владикавказа персидская школа выглядит довольно обеспеченной. К примеру, персидские ковры всегда считались признаком роскоши, и само собой, что в школе представителей этой национальности ковры имелись. Еще ряд предметов в обиходе говорит об отсутствии, по крайней мере, на время открытия, особых затруднений.

Заведующим училища, носящего название «Навруз», на момент открытия был назначен А. Терегулов, преподавателем языков — персидско-подданный Мурза-Усейн Хан (?). Данное училище, «открытое для местных персов», являлось, по свидетельству 3. В. Кануковой, «единственным на всем Северном Кавказе»[2, 121].

Из отчетной ведомости за 1907 года видно, что персидское население, по данным 1905 года, составляло 1600 человек — 1000 мужчин и 600 женщин. На это время в училище служит три учителя: один законоучитель, один учитель со спецподготовкой и один имеющий начальное и среднее образование. Зарплата их составляет 200 рублей, что тоже немного превышает зарплату преподавателей остальных училищ. По сведениям той же отчетной ведомости за 1907 год, учащихся в названном учебном году здесь было 32 человека, все мужского пола.

В ведомости сохранились также краткие биографические данные первых учителей, которые, по сути, и явились устроителями персидской школы Владикавказа. Так, к примеру, означена сословная принадлежность Кочарлинского, чья фамилия, часто встречающаяся в учебном делопроизводстве, переписках, прошениях, принадлежит к крестьянскому сословию [3]. В тот период, когда заведование школой находилось в компетенции Кочарлинского, от учеников персидской школы учебным властям поступает жалоба на одного из учителей, который, по свидетельству учеников, оскорбляет последних. В ней «доведенные до глубины прискорбной души учителем» дети выражают надежду избавиться от него [3].

В донесении учебному начальству округа Кочарлинский опровергает факт издевательства. Возможно, это вызвано нежеланием, чтобы какая-то тень пала на вверенное ему заведение. В подписанном им опровержении он заявляет, что «кроме деликатности и вежливости как со стороны преподавателей по отношению к ученикам, так и со стороны учеников по отношению к преподавателям ничего дурного и предосудительного не было и нет» [4].

Скорее всего, как это бывало и в других школах, факт издевательства был сильно преувеличен.

При училище было «общежитие, в котором проживали ученики, именующиеся пансионеры, т.е. те, которые остаются в нем на ночь в силу того, что некоторые дети, чьи родительские дома находились в отдаленных от училища местностях, не могли ежедневно добираться от дома до школы и обратно». Заведовала общежитием дочь обер-офицера Аблизова [4].

Характерная особенность ученических общежитий во всех школах — это пункт правил, касающийся питания. В ней встречается фраза: «пища должна быть свежей и простой», и это там, где методы или способы воспитания детей, да и условия, не допускали их избалованности.

В отчете за 1903-1905 годы зафиксированы источники денежных средств, что также позволяет судить о материальной базе школы.

К примеру, членские взносы на 1 ноября 1903-1905 года составляли 1000 рублей; общее количество взносов составляло 3149 рублей; 233 рубля составляли пожертвования; 63 рубля — прибыль от продажи фотокарточек; 240 — прибыль от платы за право учения, итого — 5791 р. На это время чистый капитал училища составлял 400 рублей.

Как и в других училищах, согласно правилам, для надзора за персидским училищем назначался смотритель. Интересен факт, что в среде персов-мусульман, кроме учителя мусульманского курса, имелся и преподаватель православия. Помимо приготовительного курса, курс учения в школе был разделен на 4 класса. Возраст учеников составлял пределы от 8 до 15 лет, причем дети 15 лет могли быть принимаемы в первый раз в любой класс. Урок продолжался 1 час. При школе существовал совет, который избирался один раз в полугодие либо при возникшей необходимости — один раз в месяц[5].

Устав Владикавказского персидского Общества, утвержденный в 1911 году, видимо, является аналогом уставов персидских обществ в других регионах. Целью Общества означено содействие улучшению материального и нравственного состояния бедных персидско-подданных Владикавказа и области. Помощь выражается в снабжении одеждой, пищей и приютом, в крайних случаях денежным пособием в медицинской помощи под наблюдением врача, определении бедных в богадельные дома, малолетних в сиротские дома, ремесленные и другие учебные заведения, обеспечении неимущих средствами, чтобы вернуться на родину[5].

В состав Общества входили люди неограниченным числом за исключением несовершеннолетних учащихся и подвергшихся ограничению прав по проступку.

Капиталы Общества хранились в госбанках, суммы расходовались с разрешения общего собрания членов Общества, каждый из которых, по всей видимости, имел право быть в курсе расхода капиталов, ибо являлся постоянным вкладчиком денежных средств на нужды Общества. Все решения на собрании выносились простым большинством голосов. Для контроля за денежными суммами была создана ревизионная комиссия, на плечах которой лежал и контроль за денежными суммами, т.е. в ежемесячная проверка имущественных книг, годовых отчетов и смет общества.

Членам Общества выдавались свидетельства, оформленные в форме билета или диплома, удостоверявшие принадлежность человека к Обществу.

Подробные отчеты о деятельности Общества (как и других обществ) представлялись в двух экземплярах, атаману и в военное министерство.[5]

В 1914 году Владикавказское персидское училище было переведено в более удобное помещение на 2-ю часть Церковной улицы, в дом 15 (ныне ул. Димитрова).


Литература

1. ЦГА РСО-А, ф. 147, оп. 1, д. 41, л. 3.

2. Канукова 3. В. Старый Владикавказ. Историко-этнологическое исследование. Владикавказ, 2008.

3. ЦГА РСО-А, ф. 123, оп. 1, д. 456, л. 33.

4. ЦГА РСО-А, ф. 123, оп. 1, д. 46, л. 33.

5. ЦГА РСО-А, ф. 199, оп. 1, д. 103, л. 138.


Источник:
Хубаева Л.К. Персидская школа во Владикавказе // Известия СОИГСИ. Школа молодых ученых. 2010. Вып. 4. С. 63 - 66.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • Мариинские вечера
  • Аншлаг за аншлагом
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • "Разговор с Отечеством"
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • Немое кино и живая музыка
  •   Архив
    Октябрь 2017 (34)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru