поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Как сдвинуть с места Чашу Уацамонга или продолжение темы - «Кто мы и куда идем»?
Автор: 00mN1ck / 13 апреля 2009 / Категория: Образование, Культура
Бибо Цахилов

Как сдвинуть с места Чашу Уацамонга или продолжение темы - «Кто мы и куда идем»?Хочу откликнуться на «Открытое письмо нашей интеллигенции и всем тем, кто, может быть, захочет с божьей помощью сделать что - нибудь для своего народа, последнего хранителя Уацамонга», автором которого является Мира Цховребова.

Поэтичность и патриотический дух данного обращения, а также его женское авторство невольно обращают внимание на роль женщины в общественной жизни Осетии.

В этой связи, прежде всего, хотелось бы сказать о том, что в Осетии и, особенно в южной ее части, участие женского интеллектуального потенциала в области государственного строительства является минимальным. И это в корне неправильно. Даже поверхностный анализ положения дел на некоторых ответственных участках, где руководителями все же удалось назначить представителей прекрасного пола, позволяет сделать вывод о том, что женщины справляются со своими обязанностями значительно лучше.

Осетия помнит немало выдающихся женских имен, навсегда оставивших в ее истории яркий и благодатный след. Некоторые из них в самые трагические страницы осетинского народа буквальным образом спасли его от полного уничтожения. Как, например, Задалески Нана.

Женщина - осетинка, не только хранительница Фарна, она всегда отличалась активной общественной позицией. Таковой она является и согласно великому Нартовскому эпосу. Чего стоит образ одной только Нарты Сатана, без которой это бесценное наследие народной мудрости и фантазии трудно представить вообще.

Без всякого преувеличения можно говорить о том, что вклад осетинской женщины в победу Южной Осетии, в борьбу за ее освободительное движение, не меньше, а, может быть, даже больше чем мужчин. Понятно, что такое утверждение не может исходить от банальных оценок, отправляющих нас на поля сражений, где, понятное дело, основными действующими лицами являются мужчины. Ведь, очень важно, насколько женщины были едины в этом священном порыве со своими мужьями, отцами, братьями. Какие слова и действия, какое поведение в целом характерно было осетинским женщинам в эти тяжелейшие годы, как в моральном, так и в материальном плане.

Не всякий народ может вынести и не сломаться под грузом того неимоверно огромного напряжения, которым характеризуется весь этот период времени, длиною почти в 20 лет. Вынести все это было бы невозможно без понимающего и сознательного выбора женщин Южной Осетии. Жить с постоянной опасностью потери родных и близких людей (для женщины эта важнее, чем собственная жизнь и связанные с ней риски) и при этом находить силы воспитывать детей (причем, удивляет, что не в духе ненависти, а в гуманистическом восприятии окружающего мира) - это самый настоящий героизм. Без всякого сомнения, можно утверждать, что такое поведение югоосетинских женщин было вполне осознанным, рассчитанным на изначальную жертвенность во имя самой главной ценности на Земле - свободы. Если такой выбор делает женщина, то здесь не может быть ошибки, потому что он проверен самым надежными и сильными человеческими чувствами - женской интуицией, материнским желанием видеть своих детей счастливыми, любовью женщины, которая, как известно, в принципе не может быть агрессивной.

Конкретные поступки женщин Южной Осетии, проявленных в определенных ситуациях в ходе освободительной войны, также заслуживают самых лестных эпитетов. Это касается, скажем, и деятельности женщин - депутатов Парламента Южной Осетии, особенно первого его созыва и группы политически активных женщин, в народе прозванных «девятым» или же женским полком. Несмотря на то, что в те нелегкие времена ходило много разных толков о несовместимости положения осетинской женщины в традиционном осетинском обществе с активностью, которую проявляли члены так называемого «девятого полка», сегодня абсолютно очевидно, что их действия диктовались только интересами народа. Более того, их женская интуиция во многих ситуациях оказывалась намного верней и правильней мужских логических умозаключений.

Если ко всему этому добавить, что Осетия сегодня переживает определенный нравственный кризис дефицита честности (отсюда и коррупция, и возрастающее недоверие к власти), носителями которого в основном являются мужчины, то становится вполне очевидным предложенный выше тезис о явной недооценке так называемой женской доли в общем деле государственного строительства.

Что касается так называемого мужского «негатива», то он, конечно же, имеет свои причины - давние и более близкие. Скажем, катастрофическое уничтожение цвета осетинской интеллигенции во время нескольких сталинских репрессий, а также огромный человеческий урон, нанесенный немногочисленному осетинскому народу второй мировой войной (погиб каждый второй мужчина). Именно эти трагические обстоятельства создали объективные предпосылки для создания сегодняшней ситуации, и было бы неправильно не учитывать все это.

В контексте всего сказанного Открытое письмо Миры Цховребовой как нельзя лучше подтверждает мысль о том, что женщины более ответственны за то, что происходит сегодня и за то, что может случиться завтра. Это письмо лишний раз убеждает в том, что и сегодня женская половина Осетии выполняет, может быть, не всегда заметную, но очень конструктивную, созидающую миссию. И образцы такой чисто нравственной позиции можно наблюдать сплошь и рядом. И не только в самой Осетии - женщины Осетии искренне болеют за свою историческую родину, и многое делают для ее благополучия во всех частях мира.

Как искренняя забота о будущем Осетии, как тревога о нравственном ее состоянии воспринимается и Письмо Миры Цховребовой к представителям интеллигенции и всем тем, кто захочет что - нибудь сделать для своего народа.

Это - Письмо - предупреждение о наступившем нравственном кризисе в осетинском обществе, который может разрушить все завоеванные достижения, предоставляющие историческую возможность самостоятельного развития.

Одним из высших проявлений духовных ценностей осетинского народа является Нартовский эпос, памятник культуры, к которому Мира Цховребова неслучайно обращается в своем Письме. Это - один из главных отправных точек нравственных ориентиров осетинского народа. Здесь во все времена можно и нужно искать ответы на непростые вопросы самосовершенствования личности.

Но что получится, если попытаться перевести романтическую направленность данного послания на более приземленные координаты.

Не отрицая того, что этот шедевр народного творения содержит в себе неисчерпаемый источник моральных принципов, в том числе и в зашифрованном виде, как это представлено автором Письма на примерах уаеигов, все же надо признать, что перестроить общество по примеру поведения героев, созданных народом тысячи лет назад, сегодня весьма проблематично. Несмотря на то, что эта идеология наших предков является весьма актуальной и по сегодняшний день, однако, в настоящее время она вряд ли может стать тем спасительным кругом, на который можно рассчитывать при решении конкретных задач.

Если на самом деле «получается, что "уаеиги" не сказочные великаны, а "паразиты" сознания, наши пороки и демоны-искусители, живущие в нас самих и сбивающие с пути истинного», то для победы над этими уаеигами необходима противоборствующая им светлая сила, накопление которой должно происходить в народе естественным путем. Иначе говоря, накопление энергии для «вечной» борьбы сегодня не может заключаться только в знании того, как наши предки справлялись с этим злом и таким образом обретали Истину и Гармонию. Ведь, у тех же Нартовских героев это внутреннее требование борьбы со злом возникает не просто от понимания опасности, исходящей от условных уаеигов, но и потому, что у них есть такая возможность - есть накопленный потенциал нравственности. У них есть, что противопоставить уаеигам.

Если перевести эту мировоззренческую концепцию в сегодняшнюю реальность, то получим следующую проблему: важно, чтобы новые поколения осетин находили в себе столько нравственно здоровой энергии, которая бы позволила им различать явления и события по их первостепенной или второстепенной важности. Чтобы они чувствовали и значимость личных потребностей, но в еще большей степени - важность общественных процессов и свою личную зависимость от них. Чтобы они, на самом деле, понимали, кто мы, куда идем и куда должны идти. Скажем, осознавали бы, например, исключительную важность свободы отдельного индивидуума, но в то же время неактуальность и «никчемность» его существования, его талантов и прочих достоинств в отрыве от общей идеи народа, от общего его замысла и предназначения. То есть именно так, как все это обстоит на самом деле.

Как уже было сказано выше, реализация идеологии предков осетинского народа о необходимости вечной борьбы с темным началом внутри самого себя, конечно же, предполагала наличие и светлой энергии, причем в таком объеме, чтобы она могла подавлять все порочные привычки и соблазны. Но где взять эти силы?

Все основные источники этой древнеосетинской идеологии, конечно же, известные и Мире Цховребовой, свидетельствуют о том, что процедура духовного совершенствования личности начиналась чуть ли не с самого рождения человека. Среда, в которой рос человек, со всей многообразной сложностью естественным образом впитывалась в подсознательную и сознательную основы человеческого мировосприятия, в результате чего и происходило формирование личности. Впрочем, в самом механизме воспитания личности с тех далеких времен мало что изменилось. Просто сильно изменились среда и сами принципы нравственности. Деформировались они и у осетинского народа, причем, в такой степени, что стала совершенно обессиленной само ядро этого многослойного комплекса идеологической системы. Прежде всего, почти утерян стержневой компонент данной системы - Слово. Уже давно определено, что без родного слова разваливается сам фундамент, на котором изначально строится здание национальной самоидентичности, инструмент, благодаря чему строится и формируется нравственный стержень человека. Слово - это характер и поведение человека.

Живой язык - это некий центр, выполняющий функцию связующего звена между растущим организмом, человеческой средой и окружающим миром. Между тем, согласно опубликованному ЮНЕСКО обновленному атласу вымирающих языков, осетинский язык признан таковым в ряду 136 других языков Российской Федерации. Да и нужно ли приводить угрожающие данные ЮНЕСКО, если этот процесс вымирания происходит ежедневно, на глазах у всех. То есть, разрушается связующее звено, которое и делает осетин осетинами.

Рассказывать о причинах того, почему осетинский язык оказался в таком состоянии и почему осетины отказываются говорить на нем и не советуют это делать и своим детям, отдельная и большая тема. Впрочем, об этом написано уже немало. Но, как показывает жизнь, все это бесполезно. Нужно действовать, принимать конкретные шаги. Думается, что декларируемые Программы по развитию осетинского языка (например, такой документ находится на рассмотрении Парламента Северной Осетии и уже одобрен в первом чтении) судя по широкому размаху намеченных там мероприятий и заложенных в них денежных сумм, не внушают особого доверия. Переводы фильмов, художественной литературы на осетинский язык и другие подобные мероприятия в определенной мере могут помочь популяризации языка, но не могут полностью обезопасить его, гарантировать его надежное сохранение. При этом создается такое впечатление, что самые хорошие пункты Программы могут остаться на бумаге. По той простой причине, что среди обязательных, жизненно необходимых компонентов, которые осетин всегда держит в своем сознании, вымыто требование знания родного языка. Нет уже достаточной базы знаний осетинского языка, поэтому и нет основы и гарантий того, что все намечаемые мероприятия могут эффективно реализоваться. Престиж языка низок, он не функционален, нет ни одной государственной организации, если не считать общеобразовательных школ, где бы нужен был осетинский язык.

В такой ситуации можно говорить только о школе, как об единственной возможности спасти положение. Все остальные предлагаемые меры, в том числе и замечательные предложения Миры Цховребовой о создании, например, Центра осетинского языка и культуры, учреждения разных комиссий и фондов или же повышения зарплаты учителям осетинского языка и литературы в несколько раз, могут быть эффективны только в том случае, если будет функционировать и осетинская школа. Иначе они будут выполнять задачу разовых спасательных инъекций. Это, если хотите, будет означать попытка наполнения той же чаши Уацамонгае, у которой, извините, не будет дна.
Нужна осетинская школа, которая бы, начиная с первого класса, а лучше с детских садов постепенно наполняла эту заветную чашу смыслом осетинского бытия. И тогда придет все: и престиж, и любовь, и дух. Только в таком случае может появиться новое качественное поколение, с которым можно связывать все те надежды, изложенные в Письме Миры Цховребовой.

И если согласиться со всем этим, то логичнее было бы начинать с создания Общества поддержки создания осетинской школы, потому что реализовать эту идею в современных условиях является чрезвычайно трудным, почти невозможным.

Трудность воплощения идеи осетинской школы находится, прежде всего, в психологических издержках самого осетинского населения. В результате получается так, что народ, который уже в течение многих лет борется за свою независимость, сам же противостоит любым попыткам создания основы осетинской государственности. Как иначе это объяснить, если известно, что без полноценного функционирования осетинского языка Южную Осетию можно считать каким угодно государством, но только не осетинским. И в таком неосетинском виде эта страна никогда и никому в мире не будет интересна. Одним словом, все эти радужные мечты о собственной государственности после стольких веков и так далее могут оказаться пустыми рассуждениями. Как ни странно и легкомысленно это на первый взгляд звучит, но именно по причине отсутствия осетинской школы. Кому будет интересно иметь дело с еще одним русскоязычным государством с размытой культурой, с непонятными идеологическим, национальным обликом. Скажем, как будет выглядеть нация, если у нее вдруг не станет литературы. Не станет писателей, сочиняющих на родном осетинском языке. Не станет осетинской литературы и за этим в небытие последуют все остальные звенья - театр, эстрада, публицистика и так далее. Сегодня самым младшим членам Союза писателей Осетии - за 50 лет. Это как раз совпадает с тем периодом, когда в начале 60- -х годов пришел конец осетинской школе. Трудно найти сегодня осетинского писателя, кто бы не успел поучиться еще в осетинской школе, получить в ней, если можно так выразиться, свой строительный материал. А что будет через 20 лет или что еще печальнее - через 30?

Вместе с тем, предложенные Мирой Цховребовой инициативы по возрождению осетинского языка, осетинской самобытности, одним словом, меры по самоутверждению нации очень актуальны уже сегодня. Например, мне представляется, что процесс изменения окончаний осетинских фамилии, придания им исторически правильного облика необходимо прорабатывать уже сегодня. Я думаю, что, эта идея, кроме всего прочего, имеет и политическое значение. Народ, у которого в настоящее время есть свое государство, исторически не может оставаться в плену прежних социально - общественных условий, когда он вынужденно соглашался менять свои фамилии по воле существовавших политических режимов, в результате чего исконно осетинские фамилии приобрели грузинские и русские формы. И о каких обидах здесь может идти речь? Кстати, решение этого вопроса сняло бы массу других вопросов, устранило бы путаницу, которая наблюдается в фамильных вопросах внутри Осетии, установило бы четкость и в вопросах определения национальной идентичности в отношениях с другими народами. Может кому - то и покажется преувеличением, но обретение своего собственного лица хотя бы и в виде правильного написания фамилий, является своеобразным государственным символом, близким по значения с флагом и гербом.

Неправильно откладывать все эти вопросы на потом. Вот завершим восстановление экономики, вот создадим необходимую инфраструктуру, вот сделаем это, то, а только потом приступим к проблемам, касающихся языка, культуры, школ, к вопросам, способствующих развитию национального самосознания. Такая психология имеет место быть, но она уже она привела к тому, что за почти 20 летний период независимости в этом плане не сделано ничего. В то время как некоторые важные мероприятия в этом направлений можно было выполнить без дополнительных затрат. Скажем, возвращение осетинским фамилиям правильных окончаний можно было осуществить одновременно при проведении массовой паспортизации населения. Можно вспомнить и другие примеры такого характера. Ведь, надо помнить о том, что восстановить экономику можно за несколько лет, а на решение вопросов, о которых идет речь, уходят десятилетия.

Рассуждая обо всем этом, необходимо признать, что решением национальных вопросов сегодня удобнее заниматься в Южной Осетии. Северная часть, как известно, находясь в составе другого государства, не может так же свободно, как это можно делать на Юге, заниматься этими проблемами. Речь даже не всегда может идти о запретах, но все же существуют определенные законодательные, а чаще всего моральные и психологические препятствия. Поэтому вполне логично, что в этом плане Южная Осетия может стать площадкой инициатив и новаторских идей, после чего Северная Осетия уже в силу объективной необходимости (все - таки, один народ) могла бы эти инициативы генерировать и у себя. Как это случилось, например, с осетинским национальным флагом. Уже мало кто помнит, особенно в Северной Осетии и особенно среди молодого поколения, что родиной этого флага в конце 80 - х годов стала Южная Осетия. Прежде чем признать его на Севере он подвергся многим унижениям со стороны партийной номенклатуры, но сегодня он является государственным флагом всей Осетии, является гордостью и любимым символом всего народа. И уже не важно, в какой части Осетии впервые появился осетинский флаг. Главное, что он есть.

Но вернемся к Уаеигам. В Письме Миры Цховребовой приводится мысль о том, что в Нартовском эпосе «уаеиги - это паразитические энергии, возникающие и существующие за счет неконтролируемых мыслей и связанных с ним эмоций», то есть уаеиги - это текущая энергия, дух. И что «Нарты первоочередной своей задачей ставили стеречь себя от уаеигов».
Не вдаваясь в научные тонкости этих увлекательных исследований, трудно отрицать существование самой их сути - существования, например, паразитической энергии, мешающей нормально развиваться осетинскому народу, прежде всего, внутри самого себя. Энергия, которая, гуляя себе восвояси, без всякого сопротивления, порождает всевозможные человеческие пороки, в том числе и такие, как жадность, зависть, ложь, ненависть и многое другое. Думаю, что такая шальная энергия угрожает нашему народу и со стороны, со стороны народов, где понятие о необходимости сопротивления «уаеигам - паразитам» и вовсе отсутствует. Отсюда и такие удивительные результаты, отсюда все то, что имеем сегодня, чем гордимся и что должны сберечь, чего бы это не стоило осетинскому народу.

Грузинская агрессия 2008 года является практической демонстрацией этого научного учения об уаеигах - паразитах, злых духах. И цхинвальские пацаны, их героическая стойкость - это тоже пример, но уже обратного характера, это уже из примера Нарты Сослана, борющегося с Уаеигами.

Этот противовес разнозарядных энергии существует изначально, задача лишь заключается в том, как приумножать дух положительного заряда - ведь его не может хватить навсегда. Опять - таки в пример можно привести защитников Южной Осетии, многим из которых, скорее всего, и неизвестны герои Нартовского эпоса.

Итак, где взять силу, которая бы приумножала светлую энергию народа, где взять энергию к совершенствованию. Разумеется, прежде всего, в собственных духовных источниках. Благо, они в неисчерпаемом количестве. И Сказания о нартах один из них.

И, конечно же, опять - таки в языке, который сам является олицетворением духа. Ведь, глупо отрицать, что в самом Слове заключена и энергия и некий посыл на будущее развитие народа. Без живого функционирования языка этот посыл перестает существовать, а значит, перестает существовать само значение народа, всякие планы на будущее в принципе перестают быть настоящими, истинными, они превращаются в бутафорию, в пустую болтовню.

И если собрать сегодня представителей осетинской интеллигенции, скажем, в местечке Даргафс, как это сделала у себя интеллигенция Германии дважды, когда их страна оказывалась в критическом положении, то есть большие сомнения, что в Даргавсе осетинская интеллигенция может прийти к какому - нибудь единому решению, такому, которое бы в корне поменяла положение вещей. Во - первых, потому что в Осетии просто - напросто нет такой интеллигенции - смелой, свободной от номенклатурных условностей и во - вторых, нет конкретного понимания того, что надо делать. Например, по поводу той же осетинской школы. Нет понимания и все. Ведутся давнишние и бесконечные разговоры, иногда принимаются половинчатые меры, которые в результате ничего положительного не дают. Это из того же разряда, когда предлагается журналистам учить своих интервьюируемых правильно говорить по - осетински. Но это разве выход? И что это дает? Притом, учитывая, что журналисты зачастую и сами не очень то владеют своим родным языком, впрочем, как и все 90 процентов населения.

Да, нет сегодня Коста, нет Елбыздыхъо, которых упоминает Мира Цховребова, нет других авторитетных личностей. Нет отчаянного порыва по поводу того, что какие - то вещи надо делать немедленно. Нет людей, которые могли бы жертвовать и совершать поступки. Мира Цховребова называет некоторые фамилии, но что они решают? Кроме того, что добросовестно занимаются своим делом ежедневно. И продвигают осетинскую культуру, но не решают главного вопроса - создания осетинской школы. И это не их вина, потому что несколько человек - это не сила, тем более сила организованная, к которой могла бы прислушаться власть. А именно власть должна и обязана решить сегодня этот вопрос.

Осетинская школа - это как посеянная земля, на которой со временем должны появиться всходы. Без такой посеянной земли все остальные мероприятия, в том числе и те, о которых шла речь выше, будут иметь такую же силу, если, скажем, в пустую, непросеянную почву вносить различные минеральные удобрения. Напрасный труд.

Главным препятствием на пути к созданию осетинской школы, как уже было отмечено выше, стоит психологический кретинизм, который, как его не бей фактами, не сдвигается с места. Причина - в комплексе национальной неполноценности, которую за многие десятилетия советского, да и до советского периода глубоко внедрили в сознание осетина. Ему внушили, что его нация является второсортным, а язык - ненужным. Годы проходят, времена и нравы меняются, однако этот психологический барьер никак не преодолеть. Кроме «ненужности» языка перед осетинами стоит огромный Уаеиг - страх, который все время нашептывает осетинам: изучение родного языка может помешать усвоению других - главных языков, русского, в первую очередь, а там и английского, может быть, который для осетин также становится нужнее, чем родной осетинский. Но что такое осетинская культура без того же Коста, Васо, Елбыздыко, Алихана, Арсена, Нигера, многих других выдающихся осетин, которые все родом из осетинской школы. Они сначала овладели хорошо своим родным, что не помешала им стать не только выдающимися учеными, писателями, поэтами, общественными делами, это не помешала им овладеть в совершенстве и русским языком и другими языками тоже. Возьмите сегодняшних писателей, благодаря которым существует еще осетинская художественная литература. Все они выходцы из сел, и все они начинали постигать мир в осетинской школе. Но, как уже было сказано выше, это уже последнее поколение писателей. После него нет никаких причин появлению новых поколений литераторов, потому что уходит сам фундамент, на котором можно стоять. Так что все примеры указывают только в одном направлении - осетинская база, иначе говоря, осетинская школа, затем все остальное. Другое направление ведет к абсолютной неграмотности населения (что, кстати, уже отчетливо наблюдается), к духовному обнищанию и одичанию.

Есть ли выход из положения, можно ли преодолеть этот психологический тупик? Да, есть. На мой взгляд, он компромиссный, но на сегодняшний день - это единственная возможность вернуться к полноценному изучению родного языка в школах. Это - Концепция полилингвальной школы, разработанная известными осетинскими учеными Русланом Базаровым и Тамерланом Камболовым. Проект уже внедряется в школах, работает под эгидой ЮНЕСКО, и на всероссийском масштабе получил весьма лестные отзывы со стороны крупных педагогов России и даже за рубежом. Суть этой образовательной системы заключается в обучении на трех языках - осетинском, русском, английском, но все это осуществляется поэтапно, не мешая друг другу и что важно, значительную роль в этом процессе на начальном этапе отводится осетинскому языку, так называемому национальному компоненту. Эксперимент длится уже несколько лет, причем с некоторых пор он реализуется и в Южной Осетии, и уже продемонстрировал свои явные преимущества, по сравнению с той же общеобразовательной школой. Это - признано даже скептиками и теми, кто изначально яростно сражался против самой идеи. Проблема в том, что концепция этой новаторской школы распространяется очень медленно. Каждый год, как говорится, по чайной ложке. Это уже неплохо. Но с такими темпами можно и опоздать. Есть большой риск того, что к тому времени, как новая школа заработает полноценно и бесповоротно, Уаеиги - паразиты одержат полную победу, окончательно вытеснив всю положительную энергию из нашего сознания, и таким образом, лишив возможности самой борьбы.

Речь идет о реальных рисках. Поэтому, зачем откладывать то, что уже можно сделать сегодня или в ближайшей перспективе - перевести всю образовательную систему на рельсы полилингвальной школы. Разумеется, речь идет о начальном образовании. Опять - таки, можно начать это жизненно необходимое дело в Южной Осетии, в свободном, признанном государстве. Для этого главнее всего воля руководства Южной Осетии, его твердая убежденность в правильности выбора. Несмотря на то, что сопротивления будет неизбежным.
И еще о том, с чего начал свой разговор - о роли женщины во всех этих начинаниях. Эта роль - решающая, потому что именно женщина, кто бы что не говорил, главный человек в семье, ей принадлежит основная роль в воспитании детей. Поэтому ее мудрая позиция, ее природное положение спасительницы нации должны среагировать вовремя, они первыми могут прийти к правильным выводам, найти силы для преодоления несуществующих, фантомных угроз, по поводу, скажем, таких паразитических мыслей, что их дети могут остаться безграмотными. Надо просто задуматься об этом и все станет ясно.

И еще. Нельзя, конечно же, говорить, о том, что все мужчины во власти порочны - воры, коррупционеры, лживы, пустословы и так далее. Но власть без женщин, как показывает практика, хуже и ненадежнее чем с ними. Поэтому женщинам надо без оглядки брать на себя всю ответственность за судьбу своей Родины. Ближайшая возможность проявить себя - парламентские выборы в Южной Осетии, а там и до президентских - рукой падать.

Письмо Миры Цховребовой к осетинской интеллигенции - хороший повод не только поговорить на злободневные темы, но и попытаться предпринять конкретные шаги. Скажем, обратиться с предложениями к руководству Осетии. Все - таки собраться и поговорить, но не всем колхозом, а тому кругу людей, кто изначально разделяет эти и подобные взгляды. Кто понимает неотложность времени и готов, несмотря ни на что, поднимать эти вопросы.

И еще об одном штрихе Письма. «Рано или поздно мы придем в Россию, к своему народу. Что мы успеем сделать, с тем и придем. Не хотелось бы с пустыми руками и без достоинства». Это предпоследний абзац Письма, можно сказать, завершающий и, надо полагать, один из самых главных его смысловых аккордов.

Да, Россия - это наш народ, можно сказать, что наше государство, но, думаю, что все сказанное не надо понимать, как подготовка к сдаче экзаменов на зрелость нашего народа. Пусть даже перед Россией. Озабоченность нашим деформированным национальным самосознанием - это личная драма и личная боль осетинского народа и никто, кроме самого себя, не избавит его от психологических комплексов, ложных страхов, от национального нигилизма в целом.

Справиться ли народ со своей бедой, это уже другая история. Если суждено ему совершить внутреннюю нравственную революцию и преодолеть навязанные рабской идеологией комплексы, то это будет означать готовность нации предстать перед современным миром в своем прежнем, истинном качестве - в качестве полноценного, а не «второсортного» осетинского народа.

И тогда это будет совершенно другая ситуация. И тогда мы придем не куда - нибудь и ни к кому - нибудь, а к самому Богу.
#1 написал: Алаг (16 мая 2009 10:57)
Язык производен от культуры. Он постоянно меняется. Вымирают те языки, которые не соответствуют сегодняшней культуре, а выживают те языки, на которых эту культуру творят. Поэтому первостепенно сохранение культуры, как определенной формы жизни поддерживаемой внешней силой. Этой силой является религия. Благо предки сохранили основы этой религии для нас в НК. Есть и люди которые стремятся ее понять и восстановить. Но нет поддержки ни от интеллигенции, ни от власти.
Если даже удастся сохранить осетинский язык на основе христианской, мусульманской или современной культур, то говорящие на этом языке осетинами не будут. Но если сохранить осетинскую культуру, в основе которой лежит религия Уасдин, то на каком бы языке не говорил ее носитель, он будет осетином - Усданом.

#2 написал: taymuraz (7 июня 2011 06:21)
не религия это, а Вера Наша Древняя. И дело не просо в выборе слов, а в Древних Образах за словами. религия удел безродных, потерявших связь.

#3 написал: tayzas07 (7 июня 2011 06:25)
не религия это, а Вера Наша Древняя. И дело не просто в выборе слов, а в Древних Образах за словами. религия удел безродных, потерявших связь.

#4 написал: tayzas07 (18 июня 2011 02:35)
Пишите на Осетинском или Русском, не используйте здесь этот безОбразный язык fellow (тем более что в написании ошибка)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Участники форума «Машук-2017» обменялись 13 Тб информации по сетям «Ростелекома»
  • Королева
  • «Ростелеком» выступил телекоммуникационным партнером Всероссийского форума профессиональной навигации «ПроеКТОриЯ»
  • Осетины
  • "Ночь кино-2017" приглашает…
  • Фиагдонские мосты
  • Фиагдон ждет в гости "Южную палитру"
  • Раскрасить Фиагдон
  • Не забудешь, не спишешь
  • "Я счастлив, что мою музыку поют, играют, любят…"
  •   Архив
    Сентябрь 2017 (37)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
    Апрель 2017 (40)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru