поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Халин-Бараг и три брата
Автор: 00mN1ck / 19 января 2007 / Категория: Осетинские сказки
Жили муж и жена. Они прожили долго, но детей у них не было, а они об этом горевали.
Однажды явился к ним Халин-Бараг и предложил:
— Я сделаю так, что у вас появятся дети, три мальчика, но только с тем условием, что одного из них вы отдадите мне.
— Мы дали бы тебе их всех,— сказали муж и жена,— лишь бы у пас родился кто-нибудь и прошла бы молва, что у нас были
дети.
— Ладно,— сказал Халин-Бараг.
Он достал из кармана три яблока и сказал женщине:
— Съешь эти три яблока, и через год у тебя родятся трое сыновей, один из которых будет отдан мне.
Женщина съела три яблока и через год, как и сказал Халин-Бараг, у нее родились трое златокудрых сыновей. И в это же время у дверей их дома проросли три яблони.
Стали расти и деревья, и сыновья.
Однажды явился к ним Халин-Бараг. Муж и жена встретили его очень приветливо, приняли, как гостя, а затем Халин-Бараг сказал:
— Все это хорошо, но как насчет того, о чем мы договаривались?
Позвали они сыновей и сказали им:
— Мы договорились с Халин-Барагом так: если у нас родятся сыновья, то одного из них мы отдадим ему.
Сыновья переглянулись между собой, и старший из них ска-' зал:
— Я, как старший, не считаю достойным себя послать кого-либо из младших. Я отправлюсь с Халин-Барагом.
Халин-Бараг взял его с собой и посадил на коня за своей спиной. Долго вез его и привез в большую пещеру, которая находилась в горе. Он вышел наружу нарубить дров, а из угла яе-щеры заговорил с юношей человеческий череп:
— Юноша, сейчас Халин-Бараг съест тебя, если только ты не сумеешь вывернуться. Когда он тебе скажет: «Разведи огонь!», ты ему ответь: «А что такое огонь? Я не умею разводить огонь! Покажи мне, как это делается, и тогда я его разведу». Когда ты разведешь огонь, он скажет: «Подуй на огонь!», а ты ему ответь: «Я не знаю, как надо дуть на огонь, подуй сначала ты». Халин-Бараг наклонится и начнет раздувать огонь. Когда огонь разгорится сильно, возьми из-за двери большую лопату и толкни ею Халин-Барага в огонь. Прояви мужество и смелость, не давай ему выйти из огня. Если только ты его выпустишь, это будет твоей гибелью.
Так сказал ему череп, и юноша учел его наставление. Тем временем Халин-Бараг занес дрова и приказывает юноше:
— Разведи огонь!
Юноша прикинулся удивленным и спрашивает:
— А что такое огонь? Покажи мне, что это такое, а я буду делать так же, как и ты.
Халин-Бараг развел огонь и говорит юноше:
— Подуй на огонь!
Тот опять прикинулся удивленным:
— А что значит «подуй на огонь»? Подуй сам, а я буду делать так, как ты.
Халин-Бараг нагнулся и стал раздувать огонь. В это время юноша тихонько придвинул к себе лопату; когда пламя разгорелось сильно, он толкнул Халин-Барага в огонь, стал бить его лопатой и не дал ему возможности выйти из огня.
Когда Халин-Бараг сгорел в огне, череп сказал юноше:
— Теперь уже не бойся ничего! Этот Халин-Бараг всю свою жизнь таскал сюда людей и поедал их. Если ты не веришь, то посмотри вон по углам, сколько там валяется человеческих черепов.
Юноша осмотрел все утлы и убедился, что Халин-Бараг, действительно, пожирал людей.
— Ты, очевидно, голоден,— сказал тогда череп и указал ему комнату, в которой хранилась всякая еда.
Когда юноша поел, черен опять говорит:
— Вон в конюшне стоят три его коня, а вон там на стене его доспехи; если тебе захочется развлечься, то возьми его доспехи, оседлан одного из его коней и прогуляйся, но только далеко не уезжай!
Юноша все понял и запомнил.
Однажды он оседлал одного из коней, взял доспехи и поехал прогуляться. Ехал он, ехал, бог знает, сколько времени, и вдруг ему стал слышаться то плач, то пение. Юноша подъехал поближе н видит: свинопас пасет свиней.
— Почему ты то поешь, то плачешь? — спросил он свинопаса.— В чем дело?
— Я — свинопас алдара,— ответил тот.— Алдар выдает замуж трех своих дочерей, мне дадут хвосты и прочее, чтобы я поел, вот потому я и пою. А плачу я вот почему: когда вечером я гоню свиней домой, они отказываются переходить через мост до тех пор, пока я не поцелую у каждой из них зад.
Юноша сказал ему:
— Давай сделаем так: отдай мне свою одежду, а тебе вот моя одежда и не показывайся больше, а вечером я сам пригоню свиней в дом алдара.
Свинопас согласился, и они поменялись одеждой. Юноша отпустил своего коня, вырвал из его гривы щетинку и положил ее в карман для газыря. Вечером он погнал свиней в село'; когда они
подошли к мосту, он взял большую дубину; каждая свинья поворачивала к нему свой зад, ожидая, что он поцелует его, но вместо этого свиньи получали от него удар дубиной. Так, избивая их, он загнал всех свиней во двор алдара.
Когда он загонял их в свинарник, с его головы слетела шапка. А в медной башне сидели три дочери алдара; младшая из них увидела на голове юноши золотую прядь и проговорила:
— Кто из нас что увидит, то пусть принадлежит ей!
Двое старших сестер окинули взглядом все вокруг и, ничего не заметив, сказали ей:
— Ты могла увидеть только свинопаса внизу. Пусть он принадлежит тебе!
Загнав свиней в свинарник, юноша улегся спать там, где обычно спали свинопасы. А утром снова погнал свиней пастись.
Алдар решил выдать своих дочерей замуж и сделал так: приказал собрать всех мужчин своей страны, вручить каждой дочери яства и бокал; тот, кому каждая поднесет их, и будет ее суженым.
Вот собрал он всех холостых мужчин, посадил их в своем доме за столы и вручил дочерям яства и бокалы с напитками. Стали они обходить людей. Старшая дочь преподнесла свой бокал одному из мужчин, средняя тоже. Младшая же дочь долго обходила людей, а затем занесла яства и бокал обратно в комнату, бросила их о землю и сказала:
— Чего шутки шутите? Не все женихи здесь!
Когда дошло это до ее отца, алдара, он вновь разослал гонцов п поручил им:
— Приведите всех мужчин, кого только найдете!
Долго ходили гонцы по всем местам, но никого из мужчин больше не нашли.
Тогда младшей дочери снова вручили в руки яства и бокал; она обошла всех людей и опять вернулась обратно в комнату, сказав:
— Не все здесь!
Алдар снова призвал гонцов:
— Я вам приказываю: идите и соберите всех людей!
— Нигде никого больше нет,— сказал один из гонцов.— Только в твоей степи есть еще твой свинопас!
— Идите и приведите его! — приказал алдар гонцам. Один из гонцов пошел и привел свинопаса. Он подошел к
тем, которые сидели у нижнего края стола, и никто из них даже
не сдвинулся с места, чтобы он тоже мог сесть с ними. Свинопас сел несколько в сторонке. Дочери алдара опять вручили яства и бокал, она опять обошла всех; дошла до свинопаса и преподнесла ему яства и полный бокал.
Люди, увидев это, возмутились про себя и сказали:
— Недостойно даже приходить к ним, раз они никого не па-шли лучше свинопаса!
Все оскорбились и встали, даже не прикоснувшись к яствам и напиткам па столах. Ушли все домой, только зятья алдара остались там.
Алдар стал оделять дочерей и зятьев. Двух старших дочерей он оделил щедро, выделил им хорошие дома, а младшей дочери за то, что она избрала себе в мужья свинопаса, дал паршивого хромого коня и домик, в котором обычно жил свинопас. Она стала жить там со своим мужем, а он продолжал пасти свиней алдара.
Однажды алдару вздумалось узнать, кто из его зятьев на что способен. Посоветовался он со знахаркой:
— Что мне делать? — спрашивает он ее.— Как мне узнать способности каждого из моих зятьев?
Она посоветовала ему:
— Притворись больным, пригласи к себе своих зятьев и скажи им: «Я не выживу, если только не выпью молока лани, которая пасется где-то на большой поляне дремучего леса».
Алдар так и сделал. Притворился оп больным, призвал к себе своих зятьев и сказал им:
— Я не выживу, если только не выпью молока лани, которая пасется где-то на большой поляне дремучего леса.
— Пусть не болит у тебя из-за этого голова,— сказали два старших зятя.— В течение двух дней мы достанем тебе молока этой лани.
Вернулись они по домам, а утром оседлали своих коней и выехали. Свинопас тоже сел на своего хромого коня и выехал за ними. Доехали старшие зятья до околицы села, обернулись назад и, увидев, что их свояк-свинопас едет за ними, возмутились:
— А он-то, позорящий нас, зачем едет за нами? Надо его вернуть обратно!
Когда свинопас приблизился к ним, они его спрашивают:
— Куда ты едешь?
— Я еду с вами на поиски молока лани,— ответил оп им. Они не разрешали ему ехать с ними, а так как он не подда-
вался на уговоры, они избили его. Он отстал от них на своем хромом коне.
Старшие зятья алдара уехали, а свинопас сошел с хромого коня, достал щетинку своего коня, поджег ее, и в тот же миг конь предстал пред ним и спросил:
— Что тебе нужно?
— На большой поляне дремучего леса пасется лань,— ответил свинопас.— Необходимо достать молока этой лани.
— Не волнуйся из-за этого! — говорит конь.— Садись на меня и поехали!
Свинопас сел на коня, ударил его плетью, и они быстро пронеслись мимо своих свояков. Увидев это, свояки в испуге перекрестились и сказали:
— Каким бы ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
Доехал свинопас до большой поляны дремучего леса, быстро изловил лань и надоил от нее молока. Молоко он спрятал, а сам, проезжая мимо каких-то чабанов, попросил у них овечьего молока и налил его в бурдючок.
На обратном пути свинопас нагнал своих свояков, которые возвращались в село алдара. Увидев их, он опять приударил своего коня и пронесся над их головами. Свояки опять перекрестились:
— Каким бы ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
— Я и не ангел, и не дух-покровитель, а земной человек,— ответил свинопас.— А вы откуда?
Они рассказали ему:
— Наш тесть-алдар болен, мы искали для него молоко лани, но не нашли.
— И мой отец тяжело болен,— говорит им свинопас.— Я тоже искал молоко лани, и вот везу небольшой бурдючок.
Двое зятьев алдара стали его умолять:
— Продай нам это молоко!
— Отрежьте для меня свои правые уши,— сказал им свинопас,— тогда я вам дам молока лани.
Зятьям алдара нельзя было не купить молока. Он отрезал у них правые уши, спрятал их в свой карман и дал им не молоко лани, а овечье молоко, которое выпросил у чабанов. Сам же сел на своего коня и очень быстро доскакал до околицы села. Там он отпустил своего коня на волю, вырвав предварительно из его
гривы щетинку, а затем сел на своего паршивого хромого коня, и тот, прихрамывая, доставил его во двор алдара.
Две старшие дочери алдара увидели его и, издеваясь, сказали своему отцу:
— Вон едет твой зять!
Тем временем прибыли и двое старших зятьев алдара с папахами набекрень. Хвастаясь перед алдаром, они преподнесли ему молоко, которое достали для него.
Алдар выпил это молоко и притворился, что оно ему не помогло. Он снова призвал к себе знахарку и спрашивает ее:
— Молоко они достали, но на чем их еще испытать? Знахарка посоветовала ему:
— Скажи им: «За семью горами есть источник, который оживляет мертвого; достаньте мне этой воды, иначе я не выживу».
Алдар приказал опять позвать к нему двух старших зятьев. Жена свинопаса дала знать своему мужу об этом и попросила, чтобы он тоже выслушал тестя. Зашел свинопас в дом алдара. Две старшие дочери и два старших зятя алдара, увидев его, стали над ним издеваться, но он скромно стал на свободное место и слушает оттуда.
Говорит алдар своим зятьям:
— Мне не выжить, если только я не выпью воды из источника, который находится за семью горами и вода которого оживляет мертвых.
— Мы беремся достать этой воды,— сказали два старших зятя,— и доставим ее в двухдневный срок.
Они разошлись по своим домам, а утром опять оседлали своих коней и выступили в дорогу. Свинопас, младший зять алдара, тоже сел на своего хромого коня и выехал вслед за ними. Выехав за околицу села, двое старших зятьев оглянулись назад и видят, что свинопас тоже едет за ними. Остановились они и спрашивают его опять:
— Куда ты едешь?
— Возьмите и меня с собой,— сказал он им.
Они рассердились, избили его и бросили у дороги. Когда свояки скрылись, свинопас поднес огонь к щетинке, которая хранилась у него, и конь тотчас предстал пред ним:
— Что тебе нужно?
— За семью горами находится источник,— сказал свинопас.— Нужно достать воды из него.
— Не волнуйся из-за этого! — сказал конь.— Садись на меня и отправимся туда!
Свинопас сел на своего коня, приударил его и пронесся над головами своих свояков.
Увидев это, они опять осенили себя крестным знамением и сказали:
— Каким бы ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
Свинопас быстро оказался за семью горами, достал воды из источника, оживляющего мертвецов, затем набрал бурдючок воды и из простого источника и захватил его с собой.
Один бог знает, сколько времени разъезжали двое старших свояков по голым степям. В каком-то месте он нагнал их и, узнав, что это его свояки, оп опять приударил своего коня и пронесся над их головами. Они опять осенили себя крестным знамением и сказали:
— Каким бы ты ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
— Я и не ангел, и не дух-покровитель,— сказал свинопас,— я — земной человек.
Затем он спросил, откуда они едут, и они сказали ему:
— Наш тесть-алдар болен; мы искали для него воды из источника, оживляющего мертвецов, но не нашли его и едем обратно ни с чем.
— Мой отец тоже болен,— сказал свинопас,— и я нашел тот самый источник и захватил из него воды один бурдючок.
Двое старших зятьев стали умолять его, чтобы он продал им этой воды.
— Отрежьте свои мизинцы,— сказал он им,— я вам ее продам.
Так как они похвастались перед алдаром, что достанут для него этой воды, у них не было другого выхода; они отрезали свои мизинцы и отдали ему. Свинопас же отдал им простую воду; сам сел на своего коня и ускакал. Доскакав до околицы села, он сошел с коня, оторвал из его гривы щетинку и отпустил в степные просторы. Сам же сел на паршивого хромого коня, выделенного ему алдаром, и подъехал к своему домику. Две старшие дочери аддара опять подняли его на смех и сказали своему отцу:
— Вон едет обратно твой зять!
Тем временем прибыли и двое старших зятьев. Они принесли бурдючок воды и положили его перед алдаром. Алдар выпил и
опять сделал вид, что эта вода ему нисколько не помогла. Призвал он опять к себе знахарку и спрашивает:
— Чем еще я могу их испытать? И знахарка посоветовала ему:
— За двумя горами, которые бьются, как два барана, в каком-то месте есть шуба, которая бортами своими играет, как на гармошке, подолами своими танцует, а рукавами своими хлопает, как в ладоши. Скажи своим зятьям: «Достаньте мне эту шубу, иначе нет мне спасения!».
Алдар позвал своих зятьев; свинопас тоже зашел за ними и издалека слушает.
Алдар говорит зятьям:
— За двумя горами, которые бьются, как два барана, в одном месте есть шуба, которая бортами играет, как на гармошке, подолами своими танцует, а рукавами своими хлопает, как в ладоши. Если вы мне ее не достанете, то мне уже не спастись!
Они уверили его, что достанут шубу, и выступили в дорогу. Младший зять тоже сел на своего паршивого хромого коня и направился вслед за ними. Выехав за околицу села, они оглянулись назад и говорят:
— Зачем ты нас срамишь, зачем ты едешь с нами?
Опять поколотили его тяжко, оставили его у дороги, а сами ускакали.
Свинопас, зять алдара, пришел в себя от побоев, достал щетинку из карманчика для газыря, поднес к ней огонь, и конь тотчас предстал пред ним. Спросил он хозяина, что ему нужно, и тот рассказал ему о шубе. Конь замотал головой и сказал:
— Ее очень трудно вынести, но ничего не поделаешь, садись на меня!
Выступили они в дорогу. Одним махом он пронесся над головами двух старших зятьев. Те опять осенили себя крестным знамением и сказали:
— Каким бы ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
В скором времени он доехал туда, где горы бьются, как два барана, и конь сказал ему:
— Теперь смотри: как только две горы разойдутся, ты нанеси мне плетью такой удар, чтобы от бедра моего отскочила кожа на подошвы, а на ладони твоей вскочил волдырь.
Свинопас приготовился, и как только две горы отделились друг от друга, он так ударил плетью своего коня, что у того от
бедра отскочила кожа на подошвы, а на ладони его вскочил волдырь, и они оказались за горами.
Подъехали туда, где находилась шуба; шубу свинопас захватил с собой, и они вернулись туда, где две горы бьются, как бараны. Когда горы снова разошлись в разные стороны, он опять нанес своему коню удары плетью, и они пролетели между горами. Они уже почти проскочили, когда две горы снова столкнулись друг с другом, и хвост коня остался между ними. Увидев это, свинопас и шубе был не рад.
Едет он горюя по дороге, и явился к нему в образе бедняка Уастырджи:
— Откуда ты возвращаешься так поспешно,— спрашивает он его,— и почему ты такой печальный?
Юноша поведал ему свою историю и затем сказал:
— А печален я потому, что хвост моего коня оказался между двумя горами и горы оторвали его.
— Посмотри-ка, хвост твоего коня на своем месте, о чем ты еще горюешь!
Юноша оглянулся и действительно увидел, что хвост коня на месте. Он сразу повеселел. Они поблагодарили друг друга, и юноша поехал дальше своей дорогой.
По пути в каком-то селе он прикупил обыкновенную шубу и захватил ее с собой. Через некоторое время далеко в степи он заприметил своих свояков. Он опять ударил коня плетью и очень быстро пронесся над их головами; те снова осенили себя крестным знамением и сказали:
— Каким бы ангелом, каким бы духом-покровителем ты ни был, помоги нам!
— Я — не ангел и не дух-покровитель,— говорит он им в ответ,— я — земной человек! Откуда вы едете?
— Наш тесть-алдар болен,— ответили они,— а за горами, где две горы бьются, как бараны, есть такая шуба, которая бортами играет, как гармошка, подолом танцует, а рукавами хлопает, как в ладоши. Мы ездили искать для него эту шубу, но не смогли ее достать и едем обратно с пустыми руками.
Он опять им сказал:
— И у меня отец мой болен; ему говорили про эту шубу; я ездил раздобыть ее и раздобыл.
Те стали умолять его, чтобы он уступил шубу им. Он сказал:
— Если вы разрешите мне вырезать по ремню из кожи на ваших спинах, то я уступлю ее вам.
У них не было иного выхода: он срезал по ремню пз кожи на их спинах и отдал им обыкновенную шубу, а сам сел на своего коня и быстро очутился у околицы села. Коня своего он отпустил на свободу, но сначала вырвал щетинку из его гривы и спрятал ее в карманчик для газыря. Сам же сел на паршивого хромого коня, и тот, прихрамывая, завез его во двор алдара.
Жена алдара и две его старшие дочери, увидев его, хохотали над ним до упаду.
— Вон опять приехал твой знаменитый зять! — сказали они
алдару.
Тем временем показались два старших зятя; на головах у них папахи набекрень, руки в повязках, спины согнуты. Зашли они к алдару и поднесли ему обыкновенную шубу. Шубу положили, но она не играет, не танцует, не хлопает, будто в ладоши.
Пока они вели там разговоры и ожидали, когда шуба начнет играть бортами, как гармошка, танцевать подолами и хлопать рукавами, как в ладоши, явились к алдару младший зять с женой и принесли молоко лани, ключевую воду, оживляющую мертвецов, и шубу.
Подошел младший зять к алдару и говорит:
— Какие гордецы твои зятья, папахи носят набекрень!
Он взял в руки молоко лани, живую воду и шубу, положил их перед алдаром и говорил ему:
— Вот тебе молоко лани, а то молоко, которое для тебя достали твои зятья, было обычное молоко, которое я им продал; если ты не веришь этому, то заставь их снять свои папахи.
Алдар заставил их снять папахи п увидел, что у них не хватает по одному уху. Тогда свинопас достал из кармана их уши и положил их перед алдаром:
— А вот тебе их уши!
Затем свинопас сказал алдару:
— Твои зятья достали не оживляющую мертвецов ключевую воду, а простую воду, которую я им продал. Если не веришь этому, то осмотри их руки, я отрезал у них по одному пальцу и за это продал им простую воду.
Алдар приказал им развязать повязки на руках и увидел, что у них не хватает по одному пальцу. А свинопас достал из своего кармана их пальцы, положил перед алдаром и сказал:
— И шуба, которую они принесли, не та, которая бортами играет, как гармошка, подолом своим танцует, рукавами хлопает, как в ладоши. Это простая шуба, которую я продал им,
срезав с кожи на их спинах ремни. Если не веришь этому, то прикажи им снять рубашки.
Алдар приказал им снять рубашки и увидел, что все так, как сказал его младший зять. Тогда свинопас положил перед алда-ром ремни, которые он вырезал с их спин, а сам поднял шубу п бросил ее на середину пола. Она ну давай играть, танцевать и хлопать!
Когда алдар убедился, что все так, как рассказывает младший зять, он сошел со своей постели, отнял все, что дал своим двум старшим зятьям, и прогнал их так, чтобы их и во дворе не было. Зятю же свинопасу он отдал лучшие свои дома и оделил всем остальным, что нужно ему было из скотины и прочего. Он узнал, что младший зять его, свинопас,— златокудрый юноша. Проживши там некоторое время, зять алдара стал советоваться с женой:
— Я пошел бы побродить,— сказал он ей,— укажи мне, с какой стороны у вас находится Черная скала.
Жене, дочери алдара, не хотелось, чтобы он уходил, и она скрывала от него это. Но когда он пристал к ней, она указала, с какой стороны находится Черная скала, и сказала:
— Туда уходило много людей, но обратно никто не вернулся.
Узнав, с какой стороны находится Черная скала, юноша подготовился к охоте и ушел бродить. Выйдя за околицу, он достал из карманчика для газыря щетинку своего коня, поднес к ней огонь, и конь тотчас предстал пред ним. Юноша сел на коня и направился в сторону Черной скалы. Когда он проезжал кустарником, впереди пего неожиданно выскочила лисица. Младший зять алдара бросился преследовать ее и стрелять, но она добежала до своей норы под Черной скалой; юноша доскакал туда и последовал за ней в нору, но лисица ударила его своим хвостом, и он окаменел.
Когда его не стало, то дерево, которое было посажено перед воротами отцовского дома во имя его, стало сохнуть. Семья его: мать, отец и братья — узнали, что старшего сына их уже нет в живых.
— Я еду на поиски своего брата,— сказал средний брат.
И он поехал. Ехал он, ехал и приехал к Халин-Барагу; вошел он в пещеру, а череп говорит ему:
— Где ты пропадал, где ты бродил, почему ты ушел так далеко? Ведь я тебе говорил, чтобы ты далеко не уходил. А теперь поешь чего-нибудь!
Средний брат понял, что старший брат ушел отсюда. Он ничего не открыл черепу, переночевал гам, а утром оседлал коня, выехал оттуда и приехал в село алдара, к своякам своего брата.
Когда люди увидели его, то каждый из них поспешил сообщить алдару добрую весть, что зять его нашелся и заявился домой.
Средний брат понял, что брат его был зятем алдара. Он заехал в дом алдара, убрал своего коня и доспехи; узнал он также, которая из дочерей алдара была женой его старшего брата.
Когда наступила ночь, он зашел в спальню брата. Жена брата постелила постель, и юноша лег спать. Жена брата тоже разделась и легла с ним рядом, как с мужем своим. Когда он убедился, что она его не узнает и считает его своим мужем, он взял меч, положил его на постель между собой и ею и сказал:
— Пусть этот меч изрубит на мелкие куски того из нас, кто этой ночью прикоснется к другому!
Женщину охватило подозрение: наверное, моего мужа заполонила та девушка, которая в облике лисы бродит под Черной скалой, и он живет с нею, иначе что это за новость!
Они проспали всю ночь до утра, а утром юноша сказал жене своего брата (так, как будто он был ее муж), что он едет на охоту.
Женщина, опечаленная, сказала:
— Воля твоя, поступай, как хочешь!
Юноша уехал; ехал он, ехал и попал в темный лес; выскочила перед ним чернобурая лисица; он бросился преследовать ее, стал в нее стрелять, но она спаслась, успела уйти в свою нору под Черной скалой. Когда и он доехал до этой норы, лиса ударила его своим хвостом, и этот юноша тоже окаменел.
Когда средний брат окаменел, то дерево, посаженное во имя его перед воротами, стало сохнуть. Увидев это, мать, отец и младший брат стали плакать. Младший брат говорит отцу и матери:
— Я еду на поиски брата!
Приехал и он в дом Халин-Барага. Черен и говорит: —• Как долго тебя не было! Где ты пропадал? Почему ты так далеко отлучился? Может быть, ты вздумаешь гоняться за чер-нобурой лисой Черной скалы? Так знай, что в погоне за ней погибло много людей. Но ты поступи вот как: прежде всего нреп-ко закрой камнями вход в нору чернобурой лисы под Черной скалой и только после этого ищи ее! А теперь убери своего коня,
подкрепись, поешь, и если ты поедешь еще, то садись на третьего коня.
Младший брат понял, что его братья ушли отсюда и погибли, и узнал, почему они погибли.
Утром он вывел оставшегося третьего коня, оседлал его, сел на него и отправился охотиться. Ехал он, ехал и тоже попал в село алдара. Когда люди увидели его, они, соревнуясь друг с другом, поспешили сообщить алдару, что зять его вернулся.
Младший брат понял, в чем дело; зашел он в дом алдара; ал-дар обрадовался, что он вернулся благополучно. Юноша же, поняв, что братья его погибли, уже не открылся алдару.
Ночью жена старшего брата, приняв юношу за своего мужа, завела его в свою спальню, постелила постель, и младший брат лег с ней спать. Но и он положил между собой и ею меч, сказав:
— Пусть этот меч изрубит на мелкие куски того из нас, кто дотронется до другого!
Жена брата ничего не сказала ему, но опечалилась про себя и подумала: «Зачем он еще сюда является, если живет с девушкой, которая в облике чернобурой лисы обитает под Черной скалой?».
Так они провели ночь вместе; он узнал, где погибли его братья. Утром он оседлал своего коня и направился прямиком к Черной скале. Он подъехал туда, нашел лисью нору и, как его наставлял череп, крепко закрыл вход в нору. Затем он направился в дремучий лес искать чернобурую лису. Когда он проезжал кустарником, выскочила перед ним чернобурая лиса; он бросился ее преследовать, стрелять в нее; лиса быстро прибежала под Черную скалу, но увидела, что вход в нору закрыт. Ничего не оставалось ей делать, и она превратилась в красивую девушку.
Младший брат, увидев ее, спешился с коня и подошел к ней. Девушка сказала ему:
— Никто, кроме тебя, еще не осилил меня умом. С сегодняшнего дня я буду принадлежать тебе!
Юноша расспросил ее, куда девались его братья.
— Открой вход в нору,— сказала она,— и я тебе их покажу.
Он открыл вход в нору, девушка вошла туда и вынесла войлочную плеть; она ударила ею окаменевших братьев, и они стали такими, какими были.
— А вот это что за камни? — спросил ее младший брат.
— Это я превратила в камни всех тех, кто являлся за мной сюда,— ответила девушка.
Юноша попросил ее, чтобы она вернула всех в прежнее состояние. Девушка принялась ударять войлочной плетью по камням, и площадь перед Черной скалой наполнилась замечательно статными молодыми людьми. Они некоторое время провели там, радуясь друг другу, а затем каждый отправился домой.
Два младших брата рассказали старшему, как каждый из них попадал в дом алдара и как они проводили ночь в одной постели ' с его женой. Это показалось старшему брату оскорбительным, и он убил их обоих. Девушка-лиса, увидев это, тоже была оскорблена и захотела узнать, действительно ли они совершили нехорошее дело.
Они выехали оттуда и прибыли в дом алдара. Алдару и его людям было очень приятно, что зять вернулся да еще с пленницей.
Наступила ночь, и молодой человек удалился в свою спальню. Когда он лег в постель со своей женой, та взяла свои булатные ножницы, положила их между собой и мужем и сказала:
— Пусть эти ножницы изрежут на мелкие куски того из нас, кто дотронется до другого!
Мужу это показалось удивительным:
— Почему ты так говоришь? — спросил он ее.
— А почему ты после возвращения с охоты дважды положил свой меч между нами? — ответила жена.
Вот тогда старший брат убедился, что братья его были ни в чем неповинны и он напрасно убил их.
Девушка — чернобурая лиса, услыхав это, взяла с собой зятя алдара, и вместе они подошли к покойным; девушка — чернобурая лиса ударила их войлочной плетью, и братья стали тем, кем они были раньше.
Три брата и девушка — чернобурая лиса вернулись в дом алдара. Алдар убедился, что три брата были очень сильно похожи друг на друга, и это ему было очень приятно. Он собрал все село и устроил свадебный пир в честь младшего брата, который поймал девушку — чернобурую лису, обитавшую в пещере под Черной скалой.
Прожили три брата какое-то время в доме алдара, а затем их взяло беспокойство за отца и мать, и они выехали домой. Те два дерева, которые были посажены во имя их перед воро-
тами, стали снова расти, выбросили листву. Мать и отец, увидев это, в восторге стали обнимать деревья и даже пе отходили от них, не заходили больше в комнату.
Тем временем братья с дочерью алдара и девушкой — черно-бурой лисой доехали до дома Халин-Барага. Череп, увидев их, в восторге стал перекатываться из угла в угол и говорить:
— Отдохните, закусите чего-нибудь!
Тогда братья сказали девушке — чернобурой лисе:
— Этот череп наш спаситель. Если можешь, преврати его в прежнее состояние!
Девушка — чернобурая лиса взяла войлочную плеть, ударила ее череп, и он стал тем, кем был, но только в семь раз лучше. Череп этот оказался женщиной. Они ей очень обрадовались, приласкали ее, затем она рассказала и показала им, сколько Халин-Бараг сожрал людей и сколько человеческих скелетов было на этом месте.
Девушка — чернобурая лиса взяла войлочную плеть, принялась ею ударять по скелетам, и стали оживать красивые девушки и молодые люди. Их было очень много. Они радовались друг другу, пили, ели, а затем старший и младший братья выбрали в супруги для своего среднего брата самую красивую девушку.
После этого все распрощались друг с другом, и каждый из них направился к себе. Три брата с тремя своими женами прибыли домой и застали своих отца и мать под деревьями; они так состарились, что даже обросли грибками. Увидев своих сыновей, они в восторге заключили их в свои объятья, а затем девушка — чернобурая лиса взяла опять войлочную плеть, ударила ею старика и старуху, и те превратились в жениха и невесту, какими они были в дни молодости.
Девушка — чернобурая лиса обратила внимание на ветхие, невзрачные их дома; она дала мужу в руки ножичек и сказала ему:
— Иди по степи вот с этой палкой и строгай ее; на том месте, которое ты обойдешь, появится крепкий забор, а посредине двора — трехэтажный дом, в котором будете жить на всем готовом.
Тот так и сделал, и, действительно, появился мраморный забор, а посреди двора — трехэтажный дом.
Они перешли жить туда и стали жить там на всем готовом И сегодня еще они там живут.
Как из всего этого мы ничего не видели, так пусть не посетят нас ни напасти, ни болезни, и так пусть пропадет у меня желтуха!
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Участники форума «Машук-2017» обменялись 13 Тб информации по сетям «Ростелекома»
  • Королева
  • «Ростелеком» выступил телекоммуникационным партнером Всероссийского форума профессиональной навигации «ПроеКТОриЯ»
  • Осетины
  • "Ночь кино-2017" приглашает…
  • Фиагдонские мосты
  • Фиагдон ждет в гости "Южную палитру"
  • Раскрасить Фиагдон
  • Не забудешь, не спишешь
  • "Я счастлив, что мою музыку поют, играют, любят…"
  •   Архив
    Сентябрь 2017 (37)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
    Апрель 2017 (40)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru