поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Матара, сын Даууая
Автор: 00mN1ck / 19 января 2007 / Категория: Осетинские сказки
Давным-давно жил-был хан. У него был единственный сын. Он был заносчив и мешал носить воду женщинам-водоноскам. Женщины, бедняги, носили воду на спине в кадушках, а ханский сын выходил и ради развлечения стрелял в кадушку. Он разбивал ее, и вода проливалась на женщин.
Однажды вышла на реку знахарка с кадушкой. Ханский сын пустил свою стрелу и в нее; он попал в кадушку на ее спине, и кадушка разлетелась в щепки, а вода облила знахарку до нижней рубашки.
— Да лишишься ты своей гордости, заносчивости! — прокляла его знахарка.— Бывали и другие ханские сыновья, но они давали людям возможность свободно ходить по воду! А ты даже по воду не даешь ходить! За твою надменность перед нами, бедными женщинами, пусть бог вложит в твое сердце образ Уаци-рохс-Зардирохс *, чтобы тебе опротивели все люди, кроме нее, и чтобы слово перестало доходить до тебя! Пусть это тебя постигнет в наказание за то, что ты оскорбляешь нас!
Ханский сын тотчас же ушел домой. Он зашел к себе, запер за собой три двери и свалился на постель.
Родители всполошились, ищут своего единственного сына:
— Где он? Что с ним? Может быть, он спит? Но и для сна есть предел!
Некоторое время они выжидали, надеялись, что сын сам покажется, но так как он не показывался, они стали стучаться к нему. Где там! Он не открывает двери, никому не дает ответа, не отзывается ни на чей зов.
Жители ханского села тоже всполошились. Разговоры о том, что ханский сын запер за собой двери и на зов не откликается, дошли и до них. Собрались все, и стар, и млад, по очереди стали стучаться к нему в окно и в двери — но он не отзывается на их стук и зов.
Тогда один из стариков сказал:
— Его постигло какое-то горе. Быстро пошлите вестника к его дяде по матери Матара.
Посадили на коня юношу, который выделялся среди своих товарищей, и наказали ему:
— Скачи быстро, и днем, и ночью, и доставь сюда его дядю по матери Матара!
Юноша тотчас ускакал на коне как вестник тревоги; прискакал к Матара, дяде ханского сына по матери, и сообщил ему тревожную весть:
— Твой племянник, ханский сын, запер за собой три двери, никому не отвечает ни на зов, ни на стук, не открывает дверей! С ним что-то случилось, езжай к нему скорей!
— Едем скорей! — сказал Матара.
Быстро оседлал коня, сел на него и заспешил, как по тре-
воге, к своему племяннику. Прискакал к ханскому дому, быстро соскочил с коня и, даже не поздоровавшись, быстро направился к двери.
— Открой дверь! — постучал он. Но тот и ему не открыл двери. Матара позвал его еще раз, но он не ответил.
Тогда Матара ударил дверь своей пяткой, и она свалилась. Выломав таким образом три двери, он прошел к своему племяннику и застал его лежащим ничком на постели.
— Что с тобой? — спрашивает его Матара.— Какая беда с тобой приключилась? Что ты растревожил людей?
Ханский сын молчит, ничего ему не отвечает. Тогда Матара схватил его за руку, сбросил его с постели и говорит:
— Что ты молчишь? Что с тобой приключилось? И тогда ханский сын, племянник его, сказал ему:
— Знахарка прокляла меня, и тотчас же Уацирохс-Зарди-рохс вошла мне в сердце: ничего больше я не понимаю, не слышу ни отца, ни матери, ни людей. Что она из себя представляет я не знаю, но охвачен страстной любовью к ней!
— Не унывай из-за этого! •— сказал ему Матара.— Если я жив буду, мы ее заполучим! Теперь ни о чем больше не беспокойся, выкинь из головы свои тревожные мысли!
Матара сейчас же отправил двенадцать арб привезти сталь. Из привезенной стали он сделал лук и стрелу. После этого он выступил в дорогу вместе с ханским сыном.
Когда они несколько отъехали от своего села, Матара обратился с молитвой к богу богов:
— О мой бог, бог богов! Я пускаю эту стрелу, заставь ее идти впереди меня, и пусть она, проводя борозду, как плугом, придет туда, где находится Уацирохс-Зардирохс, а там пусть застрянет в земле!
Матара пустил свою стрелу, и она пошла впереди них, проводя борозду, как плугом. Они ехали по готовому пути и прибыли туда, где находилась Уацирохс-Зардирохс. Семь великанов собрались вокруг стрелы от лука Матара, застрявшей в земле, по очереди пытаются вытащить ее, но не могут. Они взялись за нее все семеро, но и всемером не смогли вытащить ее из земли. В этот самый момент предстал перед ними Матара со своим сестричичем *, ханским сыном.
— День вам добрый! — обратился Матара с приветствием к великанам.— Почему вы трогаете вещь гостя? Что вам до нее?
Семь великанов, страшно перепугавшись, что этот гость грозит им бедой, отвечают ему:
— Мы собрались вокруг нее, как перед чудесным явлением. Что она принадлежит гостю, мы этого не знали. Как мы ни бились с ней, не смогли вытащить ее из земли.
— Мы ваши гости,— сказал им Матара.— Мы не враги и не насильники, но хотим с вами породниться. Если вы нам скажете, что из себя представляет ваша сестра, и захотите узнать, кто мы такие и каковы наши обычаи, то мы побеседуем с вами.
Великаны сказали ему:
— Многие приходили к нам сватать нашу сестру, но не в состоянии были выполнить условия, которые мы им предлагали. Мы поступали с ними так, что они уже не возвращались к себе домой.
— А каковы ваши условия? — спрашивает их Матара.
— Завтра мы отправляемся на охоту. Пусть он один принесет дичи столько же, сколько приносит каждый из нас.
— А сколько же приносит каждый из вас? — спрашивает их Матара.
— А приносим мы,— отвечают они,— кто тушу оленью, а кто целое дерево с корнями и ветками.
Матара говорит великанам:
— Будьте готовы к утру! Я согласен с этим вашим условием. Каковы другие ваши условия?
— Это наш первый калым. А второе условие таково: пусть жених взберется на самую вершину дерева, которое стоит у порога нашего дома; пусть при этом он возьмет с собой кувшин топленого масла. Когда он достигнет вершины, пусть перевернет кувшин вверх дном так, чтобы не было пролито ни одной капли масла, поставит кувшин перевернутым в развилке между двумя ветками и слезет с дерева.
Третье же условие таково: когда мы вернемся с охоты и принесем оленьи туши и целые деревья, он должен все оленьи туши разделать, как тушу одного оленя, а целые деревья расколоть на дрова так, как будто имеет дело с одним деревом. Если он выполнит все три условия, то будет нашим зятем.
— Хорошо,— сказал Матара.— Деревья — его задача, а идти на охоту с вами — моя задача. Наш обычай такой: ко-сарты в доме невесты готовит не жених, а другой, кто приходит с ним.
Утром великаны отправились на охоту, взяв с собой Матара в качестве восьмого охотника.
После охоты каждый из великанов несет кто оленью тушу, кт0 — целое дерево, а Матара на одном плече несет оленью тушу, а на другом — целое дерево. На условленном месте они сошлись, и когда великаны увидели Матара, они опять перепугались:
— Этот человек грозит нам погибелью! — сказали они. Великаны пришли домой, и каждый сбросил свою ношу.
Матара тоже пришел в дом великанов. Целое дерево он сбросил со своего плеча на землю, и оно разлетелось на мелкие щепки. Затем он схватил оленью тушу за морду и содрал с оленя шкуру, как сдирают на бурдюк — целиком. Оленью тушу он изрубил на части и побросал в ушат. Потом он говорит семи великанам:
— Ослы! Разделайте свои косарты сами, расколите свои деревья на дрова! Нам некогда!
Те тоже принялись за разделку оленьих туш, с трудом отрывая целые куски; от страха перед Матара руки перестали им подчиняться. Разделали они свои оленьи туши, покололи свои деревья на дрова и говорят:
— Теперь должно быть выполнено другое наше условие: пусть жених взберется на дерево.
Жених, ханский сын, стал взбираться на дерево с кувшином масла в руке. Добрался до вершины дерева, перевернул кувшин вверх дном, и масло пролилось.
Великаны сбежались с криком:
— Вот, вот, масло у него пролилось!
— Эй, ослы! — сказал им Матара.— Он с вершины дерева увидел свою родину, сердце его сжалось от тоски по ней, и он пролил свои слезы; то — слезы его, а не масло.
Великаны присмирели. Ханский сын спустился с дерева. Великаны согласились выдать за него свою сестру Уацирохс-Зардирохс. Молодым вручили ключи от двенадцати дверей и сказали:
— В этих палатах проводите время радостно, любуйтесь на диковины, которые находятся в них. Открывайте одиннадцать дверей, но ни в коем случае не открывайте двенадцатой двери!
На другой день великаны отправились на охоту, а вместе с ними и Матара. Охотились они несколько дней. Молодые ради удовольствия прогуливались по своим палатам.
Однажды ханский сын пристал к Уацирохс-Зардирохс:
— Я открою и двенадцатую дверь! — говорил он.
— Нельзя ее открывать,— убеждала она его. Удерживала она его день, два, а затем он не послушался се
и открыл двенадцатую дверь. А в этой палате находился связанный цепями Кантдзити Налуаюг *, и был источник воды. При виде ханского сына великан прикинулся жалким и обратился к нему с такими словами:
— Эй, какой ты молодой, красивый человек! Вот в таком жалком положении я живу столько лет! Руки мои, колени мои, шея моя изнемогли от цепей, онемели. Прошу тебя, полей па меня воды вон из того источника, чтобы раны мои немножко успокоились!
Ханский сын пожалел великана и облил цепи его водой пз источника, который находился в той же палате. Цепи со звоном посыпались на пол. Великан вскочил, схватил ханского сына, второпях сунул его за одну из балок чердака, схватил Уацирохс-Зардирохс и бежал с ней.
Великаны и Матара вернулись с охоты и нашли двенадцатую дверь открытой. Они обошли все палаты, но ни зятя своего, ханского сына, ни сестры своей Уацирохс-Зардирохс, ни Кантдзити Налуаюга нигде не оказалось. После долгих поисков они нашли ханского сына еще живого на чердаке, засунутым за одну из балок.
Семь великанов заплакали и сказали:
— Этот великан в течение многих лет сватал нашу сестру Уацирохс-Зардирохс, но мы отказывали ему. Когда же он нам надоел, мы связали его цепями и содержали его в таком положении в двенадцатой палате. А теперь и вас, и нас постигло большое несчастье!
Они плакали и рыдали, не зная, что им предпринять. Тогда Матара сказал им:
— Я оставляю у вас своего племянника аманатом, а сам немедленно отправляюсь на поиски Уацирохс-Зардирохс. Если в мое отсутствие что-нибудь с ним случится, то я истреблю вас всех.
Матара тотчас же выступил в путь. Он пустил из своего лука стрелу, обратившись к богу с молитвой:
— О бог богов, бог мой! Доведи мою стрелу, как по борозде от плуга, туда, где находится Кантдзити Налуаюг!
Стрела полетела, оставляя за собой борозду. Матара напра-
вился по ней и набрел на некоего человека — он отпускал на свободу пойманного зайца, а когда заяц пускался из всех сил наутек, он бросался за ним и повил его за задние ноги.
Матара застал его за таким занятием и обратился к нему с приветствием:
— Да будет день твой добрым, славный человек! Что это? Чудо, какой ты бегун: ловишь на всем бегу зайца за задние ноги!
— Э! — ответил он.— Я не чудо. Чудо — это сын Даууая Матара, который привез на двенадцати арбах сталь и сделал из нее себе лук и стрелы!
— В таком случае Матара — это я,— сказал тот.
— Тогда ты мне брат,— ответил ему хозяин зайца.— Я пойду вместе с тобой туда, куда направляешься ты, и буду оказывать тебе братскую помощь.
Их стало двое, и они вместе направились дальше. Шли они, шли и набрели на некоего человека: он скручивает деревья друг с другом и играет ими.
— Что ты за чудо,— говорит Матара,— скручиваешь вместе целые деревья и играешь ими!
— Я не чудо,— отвечает тот.— Чудо — сын Даууая Матара, который на двенадцати парах быков привез сталь и сделал из нее себе лук и стрелы.
— В таком случае это я,— сказал ему Матара.
— Тогда и я тебе брат и пойду с тобой туда, куда ты держишь свой путь.
Пошли они дальше втроем и набрели в одном месте еще на некоего человека: он приложил ухо к земле, прислушивается.
— Что ты за диво! — говорит ему Матара.— Ухо свое ты приложил к земле, какие вести она тебе сообщает?
— Не я диво,— ответил тот.— Большее диво, чем я, сын Даууая, Матара, который на двенадцати парах быков привез сталь и сделал из нее себе лук и стрелы. А я прислушиваюсь к муравьям: они рассказывают разные истории, и я их выслушиваю.
— В таком случае я — Матара,— сказал ему тот.
— Если ты Матара, то я тебе брат и отправляюсь с тобой туда, куда ты держишь свой путь.
Их стало четверо. Матара поведал своим новым товарищам, которые назвались его братьями, о своих испытаниях, о том, что он разыскивает похищенную Уацирохс-Зардирохс.
— Если будет нужно, мы пожертвуем ради тебя своей жизнью,— заверили его новые товарищи.
По готовой дороге, по борозде, проведенной стрелой, как плугом, они вчетвером пошли вместе дальше. Сколько тянулась борозда, бог один знает, но в одном месте она оборвалась. Стрела застряла в земле. Они остановились около нее и увидели каменные плиты. Матара приподнял одну из них и обнаружил в глубине комнату, в которой Кантдзити Налуаюг спал, а Уацирохс-Зардирохс сидела у его изголовья и прогоняла от него мух.
Матара заставил своих товарищей опустить его на веревке в эту комнату и сказал:
— Когда пошевелю веревку, поднимите меня обратно!
Товарищи опустили Матара по веревке в эту комнату, и он неожиданно предстал перед Уацирохс-Зардирохс. Она ему говорит:
— Ты погубил и себя, и меня! Зачем ты спустился? Он уничтожит нас обоих! Довольно того, что я погибла, а зачем ты еще губишь себя?
— Брось это,— сказал ей Матара.— Лучше ты узнай, где у него спрятана душа. Притворись плачущей и скажи ему: «Ты уходишь на охоту или целую неделю спишь, а я остаюсь одна, и мне нечем развлечься. Укажи мне, где находится твоя душа, чтобы я могла развлекаться ею в твое отсутствие».
Так научил ее Матара. Когда великан проснулся и увидел, что Уацирохс-Зардирохс печальна, он стал ее расспрашивать, почему она грустит.
— Ты уходишь, а я остаюсь одна,— сказала она ему.— Или же ты целую неделю спишь, а когда просыпаешься, то снова отправляешься на охоту, и я томлюсь от одиночества. Скажи мне, где находится твоя душа, чтобы я в ней находила опору себе.
— Моя душа находится в нашем очаге,— ответил он и ушел на охоту. В его отсутствие она разукрасила очаг и стала ему радоваться.
Три раза он ее так обманул, а на четвертый раз говорит ей:
— Э, глупая! Если бы моя душа находилась в таких местах, то я не дожил бы до сегодняшнего дня. Душа моя находится вот где: в таком-то месте есть болото, а в болоте обитает вепрь. Если ты подойдешь к вепрю на расстояние двух верст, то он издаст свист, и этот свист отнесет тебя на край неба. Люди для него косят сено и складывают стога вокруг болота наподобие
стола. Он начинает есть сено из первого сложенного стога. К нему и подойти невозможно, и ружье его не берет. У него на лбу имеются три белые щетинки, и в них никто не попадет. Внутри у него находится заяц, в зайце — ларец, а в ларце — три ласточки, они — моя душа. Ты никак не сможешь до них добраться, не сможешь им радоваться!
Так сказал он ей и опять впал в недельную спячку.
Матара снова спустился по веревке к Уацирохс-Зардирохс и спрашивает ее:
— Ну, какие вести?
Она передала ему все то, что сказал ей великан. Матара предупредил Уацирохс-Зардирохс:
— Может случиться, что он перед своей гибелью закричит, но ты не подходи к нему близко. Он будет просить, чтобы ты к нему подошла, но ты не поддавайся обману!
Он пошевелил веревку, по которой его спустили к Уацирохс-Зардирохс, и товарищи снова подняли его наверх. Он сказал им:
— Живите пока вот в таком-то месте, а я явлюсь к вам через некоторое время.
Он бросился бежать к тому болоту, в котором обитал вепрь, и застал там людей, которые косили для вепря сено и складывали его в стога по берегам болота.
— Как обстоит дело с вашей работой? — спросил их Матара.
Они поведали ему о тяжелых днях работы у вепря.
Матара вместе с ними приступил к устройству стола из стогов, но сделал так, чтобы в столе для него была бойница. Когда стол из стогов сена был сложен, вепрь вылез из болота. Он подходил к столу, свистел и убегал обратно. Наконец, он не стерпел и в ярости напал на стол, сложенный из стогов сена. Матара из бойницы пустил в него стрелу, которая попала ему в лоб между трех белых щетинок и пригвоздила вепря к земле. Матара выскочил из своей засады, набросился на него, вспорол ему брюхо, как обычно вспарывают брюхо дичи, и выхватил оттуда зайца. Вспорол зайца и достал из его брюха ларец. Открыл ларец и в ту же минуту свернул шеи двум ласточкам. Великан вскрикнул только, но встать он уже не мог.
Матара объявил людям, находившимся у вепря в неволе, что они свободны от своих повинностей. Они поблагодарили его, а сам он с одной ласточкой в ларце бросился бегом к своим товарищам.
Великан, который был еще еле живой, обратился к Уацирохс-Зардирохс :
— Подойди ко мне ближе, мне нездоровится, коснись меня своей рукой!
Но она уже и близко не подходит к нему.
Тем временем Матара опять спустился по веревке к Уацирохс-Зардирохс и спросил великана:
— Укажи, где находится все твое имущество!
Великан указал все свое имущество и просил пощадить его, не лишать жизни, но Матара свернул голову и третьей ласточке, и великан умер. •
Тогда Уацирохс-Зардирохс сказала Матара:
— Людям нельзя доверять. Пусть тебя поднимут на веревке раньше, чем меня. Хотя твои товарищи назвались твоими братьями, но все-таки они могут обмануть тебя. Увидев меня, они больше не спустят веревку, чтобы поднять и тебя.
— Я не считаю это достойным для себя,— сказал ей Матара.— Полезай сначала ты!
— Не делай этого! •— еще раз говорит ему Уацирохс-Зардирохс.— Полезай наверх раньше меня, иначе это может стать для тебя дорогой гибели. Если товарищи обманут тебя, ты выйди в сени и тотчас набрасывайся на одного из двух баранов, которые стоят на привязи. Твое счастье, если ты ухватишься за рога белого барана, а если ухватишься за рога черного барана, тебя ожидает несчастье.
Матара все-таки отказался подняться наверх первым, и товарищи сначала вытащили наверх Уацирохс-Зардирохс. А опустить веревку за ним уже и не подумали. Он долго ждал, и когда увидел, что веревку не опускают, он выбежал в сени, с разбега ухватился за рога черного барана, и баран швырнул Матара в седьмой подземный мир.
Очутившись в седьмом подземном мире, Матара не растерялся; он направился по неизвестной дороге и дошел по ней до окраины одного села. Остановился он как гость в доме бедной Женщины, которая встретила его приветливо.
— Ты, гость, должно быть, голоден, испеку чурек,— сказала старуха, вынесла в корыте муки и пыталась замесить ее вместо воды собственной мочой, но Матара остановил ее:
— Что ты делаешь?!
— Да съем я твои болезни,— сказала старуха.— Дракон захватил нашу реку и никому не позволяет набирать воды!
— Гостю он разрешит набрать воды,— сказал Матара, схватил два ведра, зачерпнул воды и понес.
Дракон зашипел на него, но Матара сказал ему:
— Гостю простительно!
Старуха испекла чурек, накормила своего гостя, а затем говорит ему:
— Завтра мы должны отвести дракону нашу дань. Ежегодно по жеребьевке мы должны давать девушку и юношу. Жре-бий этого года пал на дочь нашего хана.
— Что это за порядок такой? — спрашивает Матара,— что он с ними делает?
А старуха говорит ему:
— Мы провожаем их всем селом только до определенного места, боимся подойти ближе к дракону. Дальше они направляются уже сами.
— А когда их отправляют? — снова спрашивает Матара.
— Завтра,-— ответила ему старуха.
Матара вооружился и исчез куда-то, так что старуха даже об этом не узнала.
Дочь хана и сына бедняка, на которых пал жребий, провожало все село с плачем и рыданием. Их довели до условного места, дальше которого уже не мог проводить их ни хан, ни бедняк, отец юноши, никто из села, и сказали:
— А теперь мы навеки расстаемся с вамп и никогда боль-гае не увидимся!
И село с плачем вернулось обратно, а бедняги, ханская дочь и сын бедняка, вдвоем направились дальше сами к дракону.
Матара пробежал поперек дороги, как будто бы встретился с ними невзначай, и говорит им:
— Да будет путь ваш прямой! А они ему отвечают:
— Пусть путь проклинающего тебя не будет прямее того пути, по которому мы сегодня идем!
Он спрашивает, как будто бы ничего не знает:
— Кто вы такие? Куда вы идете? Что вас печалит?
— На нашей реке сидит дракон,— отвечают они.— Ежегодно мы платим ему дань девушкой и юношей, Я — дочь хана, а это — сын бедняка, мы идем на свою гибель: дракон дыхнет в нашу сторону, ветер отнесет нас к нему, и он нас съест.
— В таком случае я немножко пройдусь с вами,— говорит им Матара.
А те отвечают:
— Мы погибаем, гость, а ты уже не губи себя! Мы не знаем, кто ты такой, никогда тебя не видели.
— Нет, не беспокойтесь обо мне,— говорит Матара.— Я гость, и, может быть, он простит мне, если я ему скажу: «Почему ты не позволяешь идти им по своей дороге?».
Пошли они вместе и дошли до условного места. Матара спрашивает:
— Это уже то место, где вы должны остановиться?
— Да, здесь мы должны остановиться,— ответили они.
— Он сам к вам явится, или вы сами к нему подойдете?
— Сейчас он покажется,— ответили они ему,— и дыхнет в нашу сторону. Ветер от его пасти настолько силен, что он подхватит и отнесет нас прямиком в его пасть.
Матара на это им говорит:
— Вы стойте тут! Когда он покажется, то, если ветер его так силен, ложитесь вот в этом углублении борозды!
Дракон не замедлил показаться и обращается к Матара:
— Кто ты такой? Ты не входишь в положенную мне дань!
— А что тебе мешает, если вместо двоих будут трое? — отвечает ему Матара.
Тогда дракон подул на них, ханская дочь и сын бедняка быстро легли в борозду, а Матара даже не сдвинулся с места. Дракон подул в другую сторону, а Матара опять не сдвинулся с места. Тогда дракон подскочил к Матара и, извиваясь, говорит ему:
— Кто ты такой? Ты не входишь в положенную мне дань. Почему ты вступил на мою землю?
— Я — гость,— отвечает Матара.— На этот раз ради меня откажись от своей дани!
— Добраться бы мне до тебя,— кричит дракон,— тогда я тебе покажу ради «гостей твоих»!
Дракон подул и стал наступать на Матара, пышет на него пламенем из пасти. Матара при себе имел лук и стрелы, сделанные из стали, которую он привез на двенадцати парах быков. Прицелился он в дракона и влепил ему стрелу прямо в лоб. Стрела пригвоздила его к земле. Дракон крутил хвостом и ударял им землю — головой он уже ничего не мог делать — и кричал, что мир погибнет.
Матара подступил к нему, выхватил свой меч и стал рубить дракона. Изрубил его и сложил в сажени, как складывают
дрова. Изо лба дракона он вытащил свою стрелу и положил ее на место. Затем подошел к ханской дочери и сыну бедняка и сказал им:
— Милые мои, уходите невредимыми домой! С сегодняшнего дня вы можете пить воду свободно, а я отправляюсь дальше по своей дороге.
Ханская дочь сказала ему:
— Ты оказал нам такое добро, что нельзя отпустить тебя без того, чтобы ты не повидался с моей матерью и моим отцом.
— Я не из вашей страны,— сказал Матара,— я направляюсь по своему делу, нельзя мне больше оставаться здесь.
Матара ушел своей дорогой, а огорченная ханская дочь осталась одна с сыном бедняка. Они повернули обратно и дошли до своего села. Село было напугано их возвращением, люди стали плакать, приговаривая:
— Они нас погубили! Теперь дракон сожрет нас всех! Дорогой сын бедняка сказал ханской дочери:
— Говори, что дракона убил я, а не то я убью тебя! Может быть, хан вознаградит меня чем-нибудь.
Ханская дочь испугалась и сказала ему:
— Я буду говорить, что дракона убил ты.
Люди не верили словам ханской дочери, но она все-таки продолжала уверять их:
— Дракона убил мой напарник, сын бедняка. Не бойтесь больше дракона!
Все-таки люди не верили, что дракон убит, и решили проверить:
— Пустим на реку двух черных быков, появившихся на свет в дни Тотура и не пивших воды в течение целого года, и по их животам видно будет, что дракона на реке больше нет.
Они выпустили двух черных быков, умиравших от жажды. Те бегом пустились к реке, напились воды так, что их расперло, и возвратились домой со стоном, еле-еле двигая ногами.
О драконе не стало и слуху. Хан приказал:
— Скорее приведите ко мне этого молодого человека!
Он устроил в своем дворце пир для всего сельского общества и объявил собравшимся от мала до велика:
— Хан выдает свою дочь за того, кто освободил нас от дани, которая с незапамятных времен наложена была на нас драконом.
Когда народ от мала до велика собрался на ханский пир, он еще раз спросил:
— Все ли жители присутствуют, не остался ли еще кто-ни-
будь?
Старуха, у которой остановился Матара, сказала:
— У меня есть гость, молодой человек, не из нашей, а из другой страны.
Хан послал за ним пригласить на пир, но он отказался прийти. Хан посылал за ним три раза, но он все отказывался. Тогда хан сам пошел пригласить его, приняв во внимание, что он гость.
— Что ты за гость, который не выполняет просьбы людей? — сказал ему хан.
Матара согласился и явился на ханский пир.
— Вот этот молодой человек убил нашего врага, которому мы с незапамятных времен платили дань,— сказали ему,— теперь хан выдает за него свою дочь. И по этому случаю все общество собралось здесь.
Ханская дочь вышла на середину и, увидев Матара, сказала:
— Приведите сюда вот того гостя!
Матара подвели к ханской дочери, и она рассказала народу все, как было:
— Мой напарник,— сказала она в заключение,— говорил ложь; он напугал меня и заставил меня говорить, что дракона он убил.
Люди, собравшиеся на ханском дворе, стали наносить молодому человеку, напарнику ханской дочери, словесные оскорбления за то, что он лгал. А хан сказал Матара:
— Матара, эту девушку бог предназначил для твоего счастья, с сегодняшнего дня ты будешь моим зятем.
— Я не жених,— ответил Матара,— но если когда-нибудь я попрошу у тебя помощи, то помоги мне. А она, пока я буду жив,— моя сестра.
Свадебный пир не состоялся, люди разошлись по своим домам, а Матара вернулся к бедной старухе, которая приютила его.
— Что мне делать? — сказал он ей в раздумье.— Я — земной человек. Каким способом мне найти родину свою, мой мир? Как мне выбраться отсюда?
Старуха сказала ему:
— Из нашего подземного мира на землю поднимается только одна орлица. Она каждый раз сносит три яйца и выводит птенцов, но каждый раз руймон поедает их, и она остается без потомства. Если ты сможешь каким-либо способом спасти птенцов от руймона, то она доставит тебя на землю, на твою родину.
Старуха указала ему и место, и дерево, на котором было гнездо орлицы. Матара нашел это дерево, подошел к нему и взобрался на него. Через какое-то время на это же дерево начал взбираться и руймон, чтобы сожрать птенцов орлицы. Матара схватил франкский * свой меч и принялся рубить им руймона. Он отрубил ему голову. Под деревом осталось валяться изрубленное на куски тело руймона.
Птенцов орлицы, которые сидели в гнезде и видели, как Матара изрубил своим мечом руймона, охватила радость; от восторга они ошалели, не знали, как его отблагодарить.
— Мы не отпустим тебя от себя до тех пор, пока наша мать не вернется с земли,— сказали они.
Они задержали Матара у себя и всячески ему угождали.
А тем временем пошел такой проливной дождь, про который обычно говорят, что небо и земля колотят друг друга. Матара спрашивает:
— Что это за необыкновенный проливной дождь? Это удивительно!
И они ему объяснили:
— Каждый год руймон поедает птенцов нашей матери, и наша мать, возвращаясь к себе, плачет. Она думает, что руймон опять сожрал ее птенцов. Этот проливной дождь — ее слезы.
Через некоторое время выглянуло такое палящее солнце, что у паршивоголового парша на голове лопалась волдырями.
— Что это за диво? Никогда я не видел такого палящего солнца! — спрашивает Матара у птенцов орлицы.
— Наша мать узнала, что мы живы,— ответили они,— и для нее озарился весь мир. Вот теперь от восторга она может проглотить тебя. Мы тебя спрячем.
Тем временем прилетела орлица.
— Живо, скажите мне, кто спас вас? Я от восторга могу умереть! — сказала она.
— Сказали бы мы тебе,— говорят ей птенцы,— но ты его от восторга проглотишь. Мы боимся его тебе показать.
— Покажите его мне, я ничего ему не сделаю, не бойтесь! — отвечает она своим птенцам.— Если я ему что-нибудь сделаю, то что я еще сделаю своему врагу?
Они показали ей Матара. От восторга орлица проглатывала его и выбрасывала обратно; она не знала, как его лучше отблагодарить. Наконец говорит ему:
— Солнышко мое, все мое — твое! Скажи мне, что тебе желательно, и я все сделаю для тебя.
Матара поведал ей про свои испытания и попросил ее об одном: доставить его на землю, на свою родину.
— Необходимо без задержки достать семь буйволиных туш и семь бурдюков вина,— сказала орлица,— и я доставлю тебя на землю, на родину твою.
Матара поспешно вернулся к хану, дочь которого он спас от дракона, рассказал ему про свое положение и просил у него помощи. Хан сказал ему:
— Да съем я твои болезни! Хорошо, что в чем-то тебе понадобилась моя помощь!
Он тотчас же отправил с ним семь буйволиных туш и семь бурдюков вина. Орлица нагрузила все это на свои крылья и усадила на них Матара.
— Всех стран света семь,— сказала она ему.— С каждым кругом я буду подниматься до очередной земли и буду клекотом давать тебе знать, что я голодна, а ты каждый раз бросай мне в пасть по буйволиной туше и выливай по бурдюку вина.
Орлица летит, клекотом дает знать Матара, что нуждается в подкормке, и Матара бросает ей в пасть йо буйволиной туше и выливает по бурдюку вина. До седьмой страны оставалось немного, а орлица опять издает клекот. У Матара ничего больше не было, чтобы бросить ей в пасть. Второпях он вырвал мускулы икр со своей ноги и бросил их орлице.
Они достигли земли, родины Матара. Матара слез. Они взаимно поблагодарили друг друга, и он пошел, прихрамывая на одну ногу. А орлица кричит ему вслед:
— Почему ты прихрамываешь на одну ногу?
— Я долго сидел,— говорит ей Матара,—и кровь застоялась в моих ногах.
— Вернись! — сказала она ему.
Он вернулся к орлице, и она ему говорит:
— Покажи свою ногу!
Выплюнула ему на ногу мясо, которое задержала под языком, и икры ноги его стали лучше, чем были до этого.
Орлица повернула в обратный путь, а Матара идет по земле своей родины и не узнает ее: она стала казаться ему незнакомой. Он удивляется: это — моя родина, но я ее не узнаю!
Вдруг полил проливной дождь, и Матара спрятался от него в дупле дерева. Когда дождь перестал, он сухим выскочил из дупла, видит: бежит мимо него весь промокший от дождя черт.
— Скажи мне, каким образом ты остался сухим,— спрашивает черт Матара,— и я тебе подарю кое-что.
— А что это такое, что ты хочешь мне подарить? — спрашивает его Матара.
— А это зеркало. Если его перевернешь вот так, то и земля перевернется вверх дном,— сказал черт. — Покажи-ка мне его,-— сказал Матара. Черт передал ему зеркало и сказал:
— Не считай эту страну своей родиной. Но если ты перевернешь зеркало, ты очутишься в своей стране, на родной земле, и все станешь узнавать.
Матара взял зеркало в руки и сказал черту:
— Вот тебе дупло дерева. Когда будет идти дождь, залезай туда, и ты останешься сухим.
Пока черт рассматривал дупло дерева, Матара перевернул зеркало в обратную сторону, и черт провалился в седьмой подземный мир, а сам он очутился на своей родине и начал все узнавать. Он направился по знакомой дороге и обратился к богу с мольбой:
— О бог богов, бог мой! Я молю тебя, чтобы стрела моего лука, проводя борозду подобно плугу, подошла к тем, которые, зная мою правоту, заставили меня перенести эти испытания, и застряла в земле около их жилища!
Он спустил стрелу. Стрела подобно плугу провела по земле борозду до тою места, где находились его товарищи и Уацирохс-Зардирохс. Матара пошел по борозде и скоро предстал перед своими товарищами. Уацирохс-Зардирохс сидела около них. Из-за нее они не поладили между собой. Каждый из них хотел сделать ее своей женой; так они проводили дни и плакали.
Когда Матара неожиданно предстал перед ними, они были смущены и почувствовали себя неловко. Уацирохс-Зардирохс, увидев его, вскочила со своего места и обняла его со словами:
— Мне удалось еще свидеться с единственным братом!
Три его товарища, обманщики, так были напуганы, что не могли даже подняться с места, как этого требует обычай.
Матара достал стрелу от лука и обратился к ней:
— Если я перед своими товарищами ни в чем не провинился, то пойдешь ты, стрела моя, вверх одна, а назад вернись утроенной и порази каждого из них в голову! Если же они были правы в отношении меня, а я виноват, то вверх пойди в тройном виде, а назад вернись одна и порази меня в голову!
Он пустил стрелу свою, и она ушла вверх одна, а назад вернулась утроенной, и каждая из трех стрел поразила каждого из трех его товарищей в голову, пригвоздила к земле, разрубила каждого из них на куски.
Матара убрал свою стрелу, взял Уацирохс-Зардирохс за руку и сказал ей:
— А теперь, сестра моя, идем!
Шли они, шли и прибыли в дом семи братьев-великанов как раз в годовщину отъезда Матара. Шесть великанов разложили ханского сына на чурбане, чтобы зарезать его, а седьмой брат, не желая этого, просит своих братьев:
— Не делайте этого, оставьте его в живых, они еще явятся! Матара застал их' за таким делом и обращается к ним:
— Что вы собираетесь делать? Я из-за вас перенес столько испытаний, а вы теперь разложили моего племянника, чтобы зарезать его?
Он выхватил франкский меч свой и отрубил у шестерых великанов головы. Сложил их имущество и вывез его. Вместе с Уацирохс-Зардирохс и своим племянником, а также седьмым великаном они вернулись домой. В их отсутствие мать и отец от печали по сыну ослепли, выплакали свои глаза. Когда же они вернулись благополучно, то на радостях, от восторга они снова прозрели.
И сегодня они еще живут и поживают.
Как вы не видели ничего из того, о чем говорилось, так пусть минуют нас всякие болезни, всякие напасти!
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Аланская баллада
  • Разведка туристом
  • Безусловность условности
  • «Визитная карточка» в творчество
  • Со звездами
  • Подвигу Реваза Несторовича Габараева жить в веках!
  • Дугъ
  • Мерси, Баку!
  • Дождливые квартиры
  • Традиции искусства
  •   Архив
    Май 2017 (32)
    Апрель 2017 (40)
    Март 2017 (56)
    Февраль 2017 (51)
    Январь 2017 (62)
    Декабрь 2016 (65)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru