поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Забыв слово «война», преступили к созданию империи
Автор: 00mN1ck / 2 августа 2007 / Категория: Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отн.
Как отмечалось, директиву о фронтальном военном наступлении на горцев Большого Кавказа сформулировал Николай I, прида­вавший Кавказскому перешейку, как стратегически важному, особое значение. Идеология установки на «покорение или истребление» рождалась, однако, не столько в Петербурге, сколько в Тифлисе. Она становилась важной чертой российско-грузинс­кого взаимодействия в условиях русско-иранской и русско-ту­рецкой войн конца первой половины XIX века. Выдвинутая еще Ермоловым идея о создании в лице грузинской знати надежной политической опоры в Закавказье, получила новое развитие при Паскевиче. Не без его участия весной 1827 года грузинское дворянство, которое все еще оставалось расколотым на «пророссийски» и «проирански» настроенных, полностью было урав­нено «в правах и преимуществах с российским» дворянством; это было сделано в соответствии с «жалованной грамотой дво­рянству», изданной еще в 1785 году Екатериной II. Такого соци­ального возвышения, какого удостоилось «разбойное дворян­ство» Грузии, не знали феодалы других районов Кавказа. Особая привязанность российской властвовавшей военной и гражданс­кой бюрократии, увлеченной высокой идеей защиты правосла­вия, к грузинским тавадам, любителям громких и лживых фраз, усилилась в ходе русско-турецкой войны, в которой активное участие приняли со своими отрядами грузинские дворяне. Круп­ные победы России в русско-иранской и русско-турецкой войнах фактически были преподнесены с российской щедростью на ал­тарь Грузии; благодаря этим войнам окончательно была снята опасность для Грузии со стороны Ирана и Турции, а закрепление за Грузией западных районов Кавказа и присоединение к ней Ахалцихского пашалыка наметили процессы создания из быв­ших грузинских княжеств - вассалов Ирана и Турции - некое по­добие «Кавказской империи». Город Тифлис из небольшой кре­пости на берегу Куры превратился в столицу созданной Россией в Закавказье страны. Столь неожиданное новшество было за­мечено не только на Кавказе, но и далеко за его пределами; К. Маркс в далекой Западной Европе стал называть Тифлис «центральным пунктом... в Азии».

В грузинской историографии гипертрофически оценивается участие Грузии в русско-иранской и русско-турецкой войнах. На активность в них грузинской знати, ожидавшей свое дальнейшее возвышение, социально остро реагировало грузинское крестьян­ство, опасавшееся новых угроз феодального гнета. По свиде­тельству А.В. Орбелиани, «грузины давно не воевали, забыли да­же слово «война». Когда же весной 1829 года в Тифлисе звучали распоряжения гражданского губернатора о призыве в ряды «милиции» для участия в войне с Турцией с «5 дворов или семейств» по одному вооруженному милиционеру, «весь народ закричал: «не дадим, нет, нет!» Генерал Стрекалов пытался объ­яснить, что призывают не рекрутов, а создается грузинское ополчение, но и это не помогло. На Авлабарской площади Тиф­лиса собрались жители города и близлежащих сел и, угрожая всеобщим восстанием, отвергли идею об участии грузин в войне с Турцией. Присутствовавшие здесь же тавады взялись «образу­мить народ», но «были избиты разъяренной чернью, угрожавшей даже сжечь их дома и истребить сады». Дело о создании грузин­ского ополчения и отправке его на турецкий фронт имело столь бурное развитие, что в него пришлось вмешаться главнокоман­дующему Паскевичу. Он обратился ко всему грузинскому народу с воззванием: «Дошло до сведения моего, - говорилось в нем, -что злонамеренными гнусными людьми рассеиваются между на­родом вредные и нелепые слухи по случаю сбора земского опол­чения. Они говорят, будто требуют от грузин солдат. Такого на­мерения вовсе не было. Ваши солдаты не нужны». Фельдмарша­лу потребовалось добавить, что призыв в ополчение объявлен на ограниченный срок - «в течение нынешнего лета, именно 6 ме­сяцев». Речь шла о завершении войны с Турцией, и чтобы решить эту задачу, командованию требовались дополнительные силы. Поскольку войну с Ираном и Турцией российские генералы рас­сматривали как «защиту Грузии» от ее внешних врагов и, учиты­вая будущие территориальные приращения к Грузии, губерна­тор Стрекалов и командующий Паскевич были уверены, что их призыв к участию в войне с Турцией найдет поддержку среди простого народа. Но их надежды не оправдались. По данным со­ветского историка Г.В. Хачапуридзе, по Грузии «рассылались на­рочные, которые убеждали крестьян не соглашаться идти в сол­даты. Первыми оказали неповиновение Коди, Кумиси, Вашловани и Табахмели. Их примеру последовали и крестьяне других сел». Отличились в русско-турецкой войне тавады - А. Чавчавадзе, Л. Орбелиани, И. Абхазов, Г. Эристов и др., ранее удостоен­ные Петербургом генеральских воинских званий. Война с Турци­ей выявила, таким образом, отсутствие у российских властей в Грузии опоры среди простого народа, разоренного своими вла­дельцами. Эта слишком очевидная реальность, казалось, требо­вавшая необходимых перемен в социальной политике, еще больше подтолкнула российское командование на поиски новых средств расположения к себе тавадов. Одним из таких способов вызвать у грузинской знати уверенность в своем будущем являлось покорение Южной Осетии. Не исключено, что идея о круп­ной карательной экспедиции против осетин рассматривалась с участием генерала Г. Эристова, героя русско-турецкой войны, сородичи которого (да и сам он!) никак не могли добиться в Юж­ной Осетии беспрекословного повиновения.

"Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений" М.М. Блиев. 2006г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Русский театр собирается на гастроли в Петрозаводск и готовится к премьере
  • Виолончель Александра Рамма
  • Спектакли ТЮЗа "Саби" увидели Карелия и Калмыкия
  • Россия" – в гостях у Осетии
  • Прощание по-итальянски
  • Сияние "Солнечного павлина"
  • Мариинская "Иоланта"
  • Художественный фильм "Коста"
  • Из Веймара – с любовью
  • Спектакль про непридуманное
  •   Архив
    Ноябрь 2017 (18)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru