поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Цхинвал: поиски политических решений
Автор: 00mN1ck / 24 августа 2007 / Категория: Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отн.
В сентябре 1991 года Южная Осетия оказалась в положении, когда перед ней реально возникла альтернатива - или объявить перед нависшей грозной опасностью о массовом исходе насе­ления и до последнего осетина покинуть свою историческую ро­дину, или же искать такие политические решения, которые сох­ранили бы единство народа и повысили его боеспособность. К этому времени из 90 тысяч жителей в Южной Осетии оставалось 30-35 тысяч. Всего Грузию покинуло около 200 тысяч осетин, из них 150 тысяч осетин в качестве беженцев оказались в Северной Осетии. Оставшееся в блокадной Юго-Осетии население предс­тавляло собой ядро Южной Осетии, состоявшее в основном из молодого поколения, отчаянно боровшегося с грузинским фашизмом. Оно решительно не собиралось отступать, было наст­роено бороться до конца. Героическая борьба югоосетинской молодежи с грузинским насилием - особая историческая страница, и о ней, несомненно, будет еще сказано. Но наряду с осе­тинскими вооруженными формированиями, сражавшимися с врагом, важно было иметь в Южной Осетии политическое руко­водство, которое бы хорошо ориентировалось в сложной и быст­ро менявшейся обстановке. Здесь, в Цхинвале, не было «вож­дей-лидеров», как-то было в Грузии, в политическом руковод­стве Южной Осетии не всегда было единство, и это отражалось на принимаемых решениях, подчас носивших взаимоисключаю­щий характер. С другой стороны, кроме подлинного патриотиз­ма, в Южной Осетии не было иных идеологических установок, в том числе сколько-нибудь агрессивных, которые могли бы быть отнесены к политическому экстремизму. В этом, собственно, прежде всего и состояла слабость ориентированного главным образом на помощь Москвы осетинского сопротивления гру­зинскому фашизму. Что же до отчаянной борьбы Южной Осетии в вооруженном противостоянии грузинским ордам, то здесь сказывались два очень важных фактора: а) традиционное уме­ние осетин создавать воинство, способное противостоять пре­восходящим силам; б) нацистские формы насилия, к которым постоянно прибегали грузинские войска, а также сам по себе фашистский характер геноцида, устроенного Грузией в Южной Осетии, вызывали адекватное сопротивление у оставшихся в Цхинвале защитников.

1 сентября 1991 года руководство Южной Осетии, так и не дождавшись поддержки со стороны Москвы, вновь вернулось к обсуждению политического статуса своей автономии. Состояв­шаяся в этот день сессия Совета народных депутатов отменила "Постановление» от 4 мая 1991 года, принятое под давлением Москвы и возвратившее Южную Осетию к статусу автономной области. На этой же сессии народные депутаты еще раз подт­вердили свое решение о преобразовании автономной области в автономную Республику. Важность принятого нового постанов­ления заключалась в том, что оно позволяло напрямую обра­титься к Верховному Совету РСФСР с просьбой о «воссоедине­нии Южной Осетии с Россией». Несомненно, идея о воссоедине­нии Южной Осетии с Россией во многом диктовалась желанием защитить Южную Осетию от вооруженного насилия. Но в то же время у нее была вполне самостоятельная историческая и политическая подоплека. В «Обращении» к Верховному Совету РСФСР и Президенту РСФСР Б.Н. Ельцину указывалось, что еще в 1920 году Южная Осетия, присоединившаяся к России в 1774 году, подтвердила свою приверженность традиционным полити­ческим связям и рассматривала себя как «неотъемлемую часть России»- Это подчеркивалось и в «Меморандуме трудовой Юж­ной Осетии», принятой в 1920 году. «Южная Осетия, - говори­лось в нем, - входит в состав Советской России на общем осно­вании непосредственно». Отдельным пунктом в «Меморандуме» заявлялось: «Посредственного вхождения в Советскую Россию через грузинскую или иную республику, хотя бы и советскую, мы ни под каким видом не допускаем». В «Обращении» к Президен­ту России отмечалось и другое, не менее важное - согласно До­говору от 7 мая 1920 года, состоявшемуся между Россией и Гру­зией, было признано «право всех народов бывшего Кавказского наместничества на самоопределение вплоть до самостоятель­ного государства». Именно на основании этого договорного норматива в 1920 году Грузия получила статус «независимого и суверенного государства»; на этот Договор любили ссылаться Гамсахурдия и его соратники, добиваясь выхода из состава СССР, но как только заходила речь о Южной Осетии, также вхо­дившей в Кавказское наместничество на правах «Осетинского округа» и имевшей право воспользоваться Договором от 7 мая 1920 года, грузинские политики, искажая историю, начинали ссылаться на то, что Южная Осетия - не Южная Осетия, а «Шида Картли», т.е. внутренняя Грузия. Наряду о «Обращением» к Президенту России, сессия Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономии направила в Верховный Совет Северо-Осетинской ССР свое решение об объединении Южной и Север­ной Осетии. Уже указывалось, что события в Южной Осетии, в особенности ее воссоединение с Россией и Северной Осетией, воспринимались во Владикавказе неоднозначно. Здесь, в Северной Осетии, сказывалась крайняя консервативность в поли­тических кругах, не всегда способных объективно оценить слож­ные социальные процессы, ведшие к распаду СССР. Цепляясь за старое, отжившее и надеясь на сохранение великой державы, руководство Северной Осетии, оказавшее несомненную по­мощь Южной Осетии, не всегда разделяло политические реше­ния, принимавшиеся в Цхинвале, - часто они рассматривались как, по меньшей мере, непродуманные. Появление в республике огромной армии беженцев создавало немалые проблемы для небольшой территории, на которой расположена Северная Осе­тия. Это вызвало негативную реакцию со стороны некоторой части населения, обвинявшей южных осетин во многих бедах. Были и такие, кто в былом «романтическом» духе воспринимал «конфликт» между Грузией и Осетией и, уповая на «дружбу», счи­тал возможным возвращение к миру и статусу-кво. Отчасти это объяснялось тем, что в Северной Осетии абсолютное большин­ство населения войну Грузии с Южной Осетией склонно было относить к случайному восхождению Гамсахурдия к власти. Счита­лось также, что объявление об объединении Северной и Южной Осетии еще более обострит ситуацию и грузинские войска при­мутся за выселение оставшегося в Южной Осетии населения. Однако главным обстоятельством, мешавшим трезвому подходу к вопросу об объединении Осетии, являлось отсутствие у руко­водства Северной Осетии политической воли; собственная трусливость и политическая близорукость преподносились как необходимая осторожность и даже как «мудрость». Между тем радикальное решение югоосетинской проблемы, как ее видели в самой Южной Осетии, было в условиях распада СССР и образо­вания новых государств самым оптимальным. Что же до опасе­ний, будто объединение Южной Осетии с Северной Осетией усилило бы натиск грузинской военщины, то Тбилиси и без того предпринимал все возможное и невозможное, чтобы окончательно расправиться с Южной Осетией. Отвечая на инициативу Южной Осетии, ставившей вопрос об объединении двух частей Осетии, Верховный Совет Северной Осетии отделался фор­мальной бюрократической отпиской. В его постановлении, сос­тоявшем из двух пунктов, отмечалось: «1. Просить Государствен­ный Совет страны, президента РСФСР Ельцина Б.Н. и Верхов­ный Совет РСФСР принять незамедлительные меры с целью обеспечения защиты населения Южной Осетии от физического истребления. 2. Поручить Президиуму Верховного Совета Северо-Осетинской ССР, комитетам и комиссиям Верховного Совета рассмотреть обращение сессии югоосетинского областного Со­вета народных депутатов к Верховному Совету Северо-Осетинской ССР и внести предложения на очередную сессию Верховно­го Совета Республики». Стоит обратить внимание, что во втором пункте постановления Верховного Совета Северной Осетии нет даже упоминания вопроса, по которому поручалось «подгото­вить предложения», т.е. умалчивалось о воссоединении Южной и Северной Осетии. Было ясно, что никто ни в комитетах, ни в са­мом Верховном Совете Северной Осетии не собирался готовить вопрос об объединении Южной и Северной Осетии и решать од­ну из ключевых национальных задач осетинского народа. В том же «Постановлении», о котором идет речь, было записано - «об­ратиться к мировому сообществу с призывом оказать содей­ствие в прекращении геноцида осетин в Республике Грузия» -такое заявление, несомненно, было важным, но в данном случае оно скорее было прикрытием все той же нерешительности, с которой действовало в отношении Южной Осетии Северо-Осетинское руководство. «Обращение Верховного Совета Северо-Осетинской ССР в ООН, главам государств, парламентам наро­дов мира» действительно было составлено, но его политический эффект мог равняться нулю, поскольку в октябре 1991 года, ког­да отправлялось это «Обращение», ведущие страны мира были в ожидании распада СССР, и на фоне такой перемены проблема Южной Осетии вряд ли могла показаться им сколько-нибудь зна­чимой. Более важным явилось «Обращение» Верховного Совета Северной Осетии к Президенту РСФСР, V съезду народных депу­татов РСФСР и Верховному Совету РСФСР. В нем на конкретных фактах войны Грузии с Южной Осетией подтверждался тоталь­ный геноцид, организованный грузинскими властями в отноше­нии населения Южной Осетии. Оно возымело действие - съезд народных депутатов РСФСР заслушал вопрос «О положении в Южной Осетии» и констатировал, что «обстановка в Южной Осе­тии... приняла катастрофический характер. Столица Южной Осе­тии - город Цхинвали и населенные пункты Знаурского района ежедневно подвергаются ракетно-артиллерийскому обстрелу. Около сотни сел области сожжены и разрушены»... Съезд народ­ных депутатов РСФСР обязывал Президента России «немедлен­но осуществить согласованные меры по разрешению конфликта в Южной Осетии»... Он также вносил предложение об объявле­нии в отношении к Грузии «жестких экономических санкций», и вместе с этим съезд предлагал «потребовать от Республики Гру­зия возмещения расходов, в которую обошлось РСФСР оказа­ние помощи Южной Осетии».

Энергичная поддержка Южной Осетии со стороны Российс­кой Федерации, оказание ей материальной помощи, солидар­ность народов России, в особенности казачества Северного Кавказа, а также Абхазии и Приднестровья вселяли надежду на победу в отечественной войне осетинского народа с грузинским нацизмом. Воодушевленный этой поддержкой, Верховный Совет Республики Южная Осетия принял решение «О возобновле­нии деятельности Верховного Совета Юго-Осетинской Советс­кой Республики». В конце ноября 1991 года Постановлением Верховного Совета Юго-Осетинская Советская Республика по­лучила окончательное наименование - «Республика Южная Осе­тия». На этом же заседании Верховный Совет Республики Юж­ная Осетия подтвердил свою просьбу к Президенту России и Верховному Совету РСФСР о «воссоединении Южной Осетии с Россией». Возвращение к республиканскому политическому статусу, происшедшее за два месяца до распада СССР, явилось важным решением для Южной Осетии, которой предстоявший распад СССР грозил исчезновением не только как политико-административному, но и как культурно-этническому образова­нию. Своевременность этого политического шага характеризо­вала депутатский корпус Верховного Совета Южной Осетии как вполне профессиональный, демонстрировавший высокий уро­вень политической культуры. Особенно здесь стоит отметить роль А.Р. Чочиева, первого заместителя председателя Верховного Совета Республики Южная Осетия, проводившего заседание, посвященное возвращению Южной Осетии к ее республиканс­кому статусу. Наряду с укреплением политико-административ­ной структуры, Верховный Совет принял также решение «О соз­дании республиканской гвардии и Комитета обороны Республики Южная Осетия»; председателем Комитета обороны был назна­чен З.Н. Гасиев, командующим вооруженными силами Респуб­лики - Тезиев О.Д. В отличие от Грузии, у которой в войне с Юж­ной Осетией участвовали не только регулярные войска, но и криминальные бандформирования, в Южной Осетии Конституцией Республики предусматривались официально созданные воору­женные силы и категорически запрещались какие-либо иные формирования, не предусмотренные Конституцией. В условиях продолжавшейся войны и приближавшихся в СССР перемен важным было решение Южной Осетии о введении на территории Республики чрезвычайного положения сроком на 6 месяцев. Од­новременно была объявлена всеобщая мобилизация среди граждан Южной Осетии в возрасте от 18 до 60 лет

"Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений" М.М. Блиев. 2006г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Мариинские вечера
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Аншлаг за аншлагом
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • "Разговор с Отечеством"
  • Немое кино и живая музыка
  •   Архив
    Октябрь 2017 (32)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru