поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
К истории художественного перевода в осетинском литературоведении
Автор: 00mN1ck / 21 марта 2011 / Категория: Авторские статьи
М. Л. Чибирова, к.ф.н.

      Художественный перевод - наиболее активная форма литературных связей, важная для любой национальной литературы. Осетинские писатели всегда имели особенно интенсивные творческие связи с русской литературой. Установившимся отношениям дружбы и сотрудничества между народами, их духовному родству во многом способствовали литература и искусство народов России,в частности переводческая деятельность. Вопросы переводимости иноязычной литературы, количество и качество ее стали иметь определяющее значение при оценке литературного процесса в той или другой стране.
      История художественного перевода в осетинской действительности восходит к рубежу XIX-XX веков. Началась она с переводов книг церковного содержания на осетинский язык и через переводы произведений устного народного творчества перешла на новый, более высокий, профессиональный уровень - переводы художественной литературы с русского на осетинский и наоборот.
      В 1774 г. Осетия вошла в состав России. Этот акт носил прогрессивный характер и определил судьбу осетинского народа на последующие времена. Вхождение Восточной Грузии в состав России, русско-персидская и русско-турецкая кампании обострили интерес русского общества к Кавказу и во многом отразили политические, экономические и культурные взаимоотношения России и кавказских народов.
      Честь подлинного открытия Кавказа для русской литературы принадлежит А.С. Пушкину. С его легкой руки «Кавказ сделался для русского заветною страною не только широкой, раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страной кипучей жизни и смелых мечтаний» [30: 647]. Известно пребывание Пушкина на Кавказе, в частности во Владикавказе, сохранились его путевые записи об осетинах. Он и его соратники стремились познакомить русского читателя с истинным положением дел на окраинах царской России, старались донести до читателей благородные качества народов Кавказа: гуманизм, свободолюбие, героизм, мужество.
      В 30-х годах ХIХ в., еще при жизни А.С.Пушкина, в петербургских журналах «Библиотека для чтения», «Сын Отечества», «Репертуар и пантеон театров» начал печататься осетин И.Е.Гогниев (1808-1883). Он был родом из Моздока (станица Черноярская), получил образование в Петербурге, и, находясь длительное время на русской гражданской службе, занимался поэзией и переводами. К сожалению, об этом авторе мы располагаем лишь скудными данными.
      Во второй половине ХIХ века приток молодых людей с Кавказа в русские учебные заведения значительно усилился, что, в свою очередь, ускорило процесс формирования национальной интеллигенции. В Петербурге, Москве, Тифлисе, наряду с представителями других народов Северного Кавказа Ч.Ахриевым, К.Атажукиным, А.Г.Кешевым, У.Берсеем, получили образование осетины Инал Кануков, братья Джантемир и Индрис Шанаевы, Афанасий Гассиев, Дрис Сохиев, Алихан Ардасенов, Гургок Газданов, Магомет Абациев, Михаил Баев, Василий Цораев. Овладев в полной мере богатствами русской культуры, они возвращались в родные края и вели там огромную просветительскую работу, подготавливая почву для развития национальной художественной литературы. В этом деле становления национальной культуры в авангарде передовых представителей народов Северного Кавказа шла осетинская интеллигенция. В результате ее подвижнической деятельности «полувековая напряженная работа целой плеяды русских и горских ученых-филологов, фольклористов, этнографов, публицистов, просветителей, первых поэтов и писателей привела, наконец, к возникновению первой на Северном Кавказе вполне оформившейся национальной литературы - осетинской» [25: 40].
      Ее основоположником явился К.Хетагуров, им же были выработаны основы литературного языка. Борьба за приобщение своего народа к прогрессивной русской культуре являлась одним из краеугольных камней его деятельности. Воспитываясь и формируясь на идеях прогрессивной русской культуры, он всей культурно-просветительной, публицистической и общественной деятельностью способствовал сближению своего народа с русским и другими народами, укреплению между ними дружественных связей. Разоблачая колонизаторскую политику царизма, К.Хетагуров вместе с тем отмечал, что зарождение и развитие в Осетии письменности и просвещения стали возможны только благодаря благотворному влиянию прогрессивной русской культуры.
      Начало переводов на осетинский язык восходит к более раннему периоду. Первые попытки переводческой деятельности в Осетии связаны с христианскими миссионерами, благодаря их деятельности в конце ХVIII века появилась первая печатная осетинская книга на основе церковнославянского алфавита. Так, епископ Иосиф Чепиговский выпустил на осетинском языке «Требник» (1864 г.), «Книгу молебных пений» (1867 г.), «Катехизические поучения» (1878 г.) и др.
      С русского на осетинский язык были переведены (большей частью примитивно) «Священная история Ветхого завета», «Священная история Нового завета», «Евангелие» и др. На начальном этапе на Кавказе и в других национальных окраинах понимание переводческой деятельности на практике ограничивалось буквальным значением, т.е. толкованием иноязычного слова. При недостаточном развитии языка и массовой безграмотности населения духовные миссионеры стремились не к дословному, а к вольному переводу, который был ничем иным, как процессом творческой переработки и приспособления текста оригинала к своим вкусам и наклонностям. В то же время обстоятельства эпохи требовали перевода с изменением оригинала, но с сохранением национального духа и колорита. Так обстояло дело и с народами Кавказа, имевшими развитую письменную культуру.
      В переводах на осетинский язык, осуществленных христианскими миссионерами, лаконизм русской и отчасти грузинской редакции заменялся пространным определением, что было обусловлено запросами читателей. Переводчик главным считал передачу мысли подлинника, а не точное сохранение его стиля. При этом следует иметь в виду, что при всяком переводе, если переводчик стремится к точной передаче мысли подлинника, более вероятным является расширение текста подлинника, нежели сокращение его.
      Господствовавший принцип вольного перевода делал возможным использование произведения в национальных целях и в определенном смысле обогащал осетинскую оригинальную литературу. В исторической обстановке Осетии того времени просто невозможно было следовать методу адекватного перевода. Этот последний применялся, как правило, только при переводе духовных сочинений, требовавших особой осторожности и не предназначенных для прямого и непосредственного восприятия широкими массами. Существовало целое духовное сословие, занимавшееся толкованием и популяризацией этих произведений.
      Пионером в этом просветительском прорыве был Иуане Ялгузидзе – известный осетинский культурный, общественный деятель и поэт первой четверти ХIХ века. Перу Ялгузидзе принадлежит поэма «Алгузиани», которая мастерски переведена с грузинского языка на осетинский Г.Бестауты, а отрывок из нее на русский язык перевел Н.Заболоцкий. Ялгузидзе является также автором первого осетинского букваря на основе грузинской графики. По заданию духовного ведомства он перевел с русского и грузинского языков на осетинский язык более десятка церковных книг, из которых шесть были изданы в Москве и Тифлисе. Переведенные И. Ялгузидзе церковные книги до 1836г. служили в школах Осетии в качестве учебного пособия. Конечно письменности и грамотности в Осетии, в определенной мере способствовали обогащению духовной жизни горцев. Благодаря им осетинский читатель познакомился с неведомым ему миром, что расширило его кругозор. Безусловно, переводы способствовали и развитию национального литературного языка. В этом качестве книги эти представляли определенный интерес и для последующих поколений деятелей просвещения в Осетии. Известно, например, что переводчики церковных книг на осетинский язык, написанных на основе русского алфавита, опирались на переводы И.Ялгузидзе.
      Раннее просветительство в Северной Осетии связано с именем Аксо Колиева, сыгравшего исключительную роль в развитии осетинской письменной культуры. Все специалисты по языку, знакомившиеся с переводами богослужебных книг, осуществленными Колиевым, отмечали, что они являются исключительно точными, а язык их – чистый, сочный, народный. Успех миссионерской деятельности, развернутой в Осетии в 50-60-е годы ХIХ в., вызвал к жизни необходимость продолжения переводов богослужебных книг на осетинский язык. Положительное влияние проповедей на осетинском языке на успех миссионерской деятельности в Осетии прекрасно осознавал также архимандрит Иосиф. При помощи близких ему духовных лиц из осетин, в число которых входил и А.Колиев, он настолько изучил осетинский язык, что составил на нем букварь (с переводом на русский). Под руководством архимандрита Иосифа наиболее подготовленная часть осетинского духовенства −А.Цаликов, М.Сухиев, Г.Мчедлов, А.Аладжиков, С.Жускаев, В.Цораев, Д.Чонкадзе − была вовлечена в такой вид деятельности, как переводы и издание на осетинском языке богослужебных книг религиозно-нравственного и частично учебного характера. Вслед за этим в 1861 году в Тифлисе был издан на осетинском языке старый перевод «Литургии» Иоанна Златоуста, а в 1864г. - «Евангелия». За первым поколением просветителей переводческое дело в Осетии продолжили священнослужители А.Гатуев, Б.Габараев, Х.Джиоев и др.
      Общим же результатом переводов церковных книг на осетинский язык стало то, что во всех осетинских церквах богослужение стало совершаться на осетинском языке. Это оказывало благотворное влияние на мирян, влиятельная часть которых стала рядом с духовенством, тем самым способствуя развитию осетинского языка и укреплению позиций православного христианства в родном крае. В 1844 году выдающийся ученый, корифей осетиноведения, А.М.Шегрен, изучив осетинский язык, опубликовал капитальный труд «Осетинская грамматика с кратким осетино−российским и российско−осетинским словарем». Академик Шегрен не только разработал новый алфавит, но и заложил основу научного изучения осетинского языка.
      С середины ХIХ века наряду с церковной литературой стали издаваться и фольклорные произведения. Начало собирания и публикации произведений осетинского фольклора связано с именами Василия Цораева и Даниел Чонкадзе, записавших на осетинском языке значительное количество фольклорных текстов, которые в 1868 году изданы академиком А.Шефнером отдельным сборником под названием «Осетинские тексты». Тексты были напечатаны с параллельным текстуальным переводом на русский язык, осуществленным В.Цораевым. Следующими были фольклорные записи братьев Шанаевых, опубликованные в переводе на русский язык в «Сборнике сведений о кавказских горцах». Несколько произведений устного народного творчества записал и опубликовал в переводе на русский язык доктор В.Пфаф в «Сборнике сведений о Кавказе».
      В 80-е гг. ХIХ века большое внимание сбору и публикации произведений устного народного творчества осетин уделял выдающийся ученый славистики и кавказоведения академик В.Ф.Миллер. Записи текстов осетинского народного творчества даны Всеволодом Федоровичемна осетинском и русском языках, снабжены они подробными комментариями.
      Первые переводы русской поэзии на осетинский язык восходят к рубежу ХIХ-ХХ вв. и связаны с именем основоположника осетинской литературы К.Л.Хетагурова, который перевел на осетинский язык ряд близких его духу стихотворений как А.С.Пушкина, так и А.Майкова, А.Потоцкого, И. Крылова. Переложение басен («Ворона и лисица», «Волк и журавль», «Гуси») на осетинский язык, скорее можно назвать «перевыражением автора», нежели «переводом» в современном смысле слова. Вслед за ним переводами произведений русской литературы на осетинский язык эпизодически занимались Г.А.Цаголов и другие представители осетинской интеллигенции. Работа эта носила несистематический характер. Представителю осетинской интеллигенции Сико Кулаеву в числе первых удалось сказать свое слово о литературном процессе – он поместил обзорную статью «Современная литература Осетии» в журнале «На рубеже Востока», издававшемся в Тифлисе [26].
      В 80-е годы переведены «Четыре дня» В.Гаршина, сказка М.Лермонтова «Ашик Кериб», «Песня о соколе» М.Горького, а также сказка Г.-Х. Андерсена «Песня птицы». Переведенные произведения выходили отдельными книгами и в журналах «Колос» («Æфсир»), «Наука», «Луч солнца», в газетах «Новая жизнь» и «Осетинская газета». Одновременно с этим происходил перевод с осетинских текстов на русский язык: Гаппо Баевым произведения А.Кубалова «Æфхæрдты Хæсанæ» и «Сказание об одиноком», А. Кубаловым «Нартские сказания» и т. д.
      Народы, обитающиена огромной окраине Российской империи, оставались неведомыми для русского населения, не говоря о том, что проживающие веками рядом народы были чужды друг для друга. Имели место переводы на русский язык отдельных произведений классиков грузинской, азербайджанской, армянской, узбекской и других литератур, но по качеству были они далеки от совершенства. В результате накопился колоссальный материал - художественное творчество народов СССР, лучшие образцы которого необходимо было озвучить для русского читателя, исследовать и изучить [28].
      Нужна была планомерная государственная программа, для создания настоящей переводческой школы. Советская власть взяла на себя эту задачу и провела общепризнанную переводческую работу, результаты которой сказываются и сегодня. Вот как характеризует эту эпоху известная писательница Аделина Адлис: «Русские поэты творили великое дело братания искусств. Пусть в те годы было много отсебятины в переводах. Но иногда в трудах и сомнениях рождались звучные, полные страсти строки на русском языке, тогда чужеязычные стихи становились фактом русской поэзии. Товарищ и брат видел себя обновленно прекрасным в зеркале русского стиха. И если овладевала им ревность к самому себе, тогда он начинал писать смелей и искусней. И если чужеязычный стих рождал в душе переводчика благородную зависть, обновлялся лад собственных стихов, обогащалась этим и русская поэзия. Ей открывались неведомые силы и приемы…» [32: 270].
      Таким образом, в 20-е и 30-е годы ХХ века изучение литературы и искусства народов СССР приобретает общегосударственный размах. Под руководством ведущих русских писателей организуются групповые поездки писателей по республикам для сбора и перевода на русский язык всего лучшего, что имеет тот или другой народ. То было время подготовки Первого съезда советских писателей. В принятом в 1933 году «Обращении бригад Оргкомитета Союза советских писателей к писателям Грузии, Армении, Азербайджана» говорилось о крепнущих идейно- творческих связях советских писателей и о том, что главной задачей, выдвигаемой временем, являлось «освоение и обмен опытом лучших писателей всех республик Советского Союза. Ни одна крупица этого опыта не должна пропасть…» [32: 264].
      Одними из первых привлекли внимание русских писателей произведения К.Л.Хетагурова, в частности его бессмертный «Ирон фæндыр» («Осетинская лира»). Была поставлена задача: ознакомить с этим шедевром осетинской поэзии русскоязычного читателя. А.Гулуев − талантливый поэт и переводчик − первый из осетин примкнувший к русским поэтам в переводе «Осетинской лиры» К.Хетагурова, занял особое место в литературной жизни Осетии 30-80-х годов ХХ столетия. Ему принадлежит заслуга мастерски осуществленного перевода на русский язык многих популярных стихотворений поэта («Додой», «Азар», «Æфсати», «Мæгуыры зарæг» и др.). Начав писать стихотворения на русском языке, он впоследствии создал не менее талантливые поэтические произведения и на осетинском. Прекрасное знание обоих языков позволило ему осуществить целый ряд замечательных переводов осетинских писателей на язык Пушкина, а также русских писателей на язык Коста [33; 10; 20]. В 20-30-е гг. произведения Коста переводил и Гино Бараков.
      Из российской писательской организации первыми занялись благородным делом перевода на русский язык поэзии Коста и других осетинских поэтов А.Ахматова, М.Исаковский, Н.Тихонов, Н.Заболоцкий, Б.Брик, Е.Благинина, А.Шпирт, С.Олендер, П.Панченко, Дм.Кедрин, М. Фроман, Б.Иринин, Б.Серебряков, А.Корчагин, Н.Ушаков. П.Семанин. В итоге впервые в Полном собрании сочинений К.Л.Хетагурова «Осетинская лира» представлена как на языке оригинала, так и в переводе на русский язык, осуществленном вышеперечисленными авторами.
      Одним из самых значимых событий в литературной жизни Осетии стал юбилей А.С.Пушкина в 1937 г. Осетинские поэты интенсивно переводили его произведения на осетинский язык. Так, в первом номере журнала «Мах дуг» за 1937 год напечатаны стихотворения Пушкина «К Чаадаеву», «В Сибирь», «Брожу ли я вдоль улиц шумных» (перевод Г. Плиева), «Зимний вечер», «Памятник» (перевод Нигера), «Утопленник», «Бесы», «Песнь о вещем Олеге» (перевод Г. Кайтукова), «Туча» (перевод Я.Хозиева) и др. Во втором номере журнала напечатана пьеса Пушкина «Каменный гость» (в переводе Нигера). Позднее, в 1939 году, на осетинском языке вышла поэма «Мцыри» М.Ю.Лермонтова (перевод Дабе Мамсурова).
      Подъем переводческого искусства в Советском Союзе в 30-е годы положительно сказался и на развитии осетинской литературы. В те годы на страницах газеты «Рæстдзинад» («Правда») развернулась дискуссия о состоянии и путях совершенствования переводческого дела. В ней приняли участие известные писатели и литературоведы Осетии.
      Таким образом, переводческое дело в Осетии, как и в других национальных республиках и областях, в предвоенные годы достигает заметных успехов. Появляются первые переводы на осетинский язык классиков русской и зарубежной литературы, одновременно совершенствуется техника перевода, хотя вопросы теории и практики художественного перевода остаются еще в зачаточном состоянии.
      В годы Великой Отечественной войны по велению обстоятельств переводческий процесс хотя и пошел на спад, но не прекратился. В послевоенный период многие представители творческой интеллигенции овладели мастерством перевода. Как отмечалось выше, пионером в этом деле оставался А.Гулуев, который наряду с поэзией К.Хетагурова переложил на русский язык произведения Нигера, Георгия Малиева, Созыра Баграева, Харитона Плиева; а с русского на осетинский язык перевел отдельные творения М.Лермонтова, Н.Гоголя, Т.Шевченко, И.Крылова и др.
      В послевоенное время переводческая деятельность в Осетии, как и во всем СССР, планомерно расширялась. В деле развития переводческого искусства в Осетии исключительные заслуги принадлежат профессиональному переводчику А.А.Плиеву. Прекрасное владение осетинским, русским, грузинским, английским языками помогало ему проникнуться психологией других народов, осваивать чужую интонацию, делать переводимых авторов полноправными представителями в осетинской литературе, переносить в родную литературу достижения другой литературы. Плиев внес большой вклад в осетинскую литературу блестящими переводами произведений русских (С.Есенина) и грузинских (Х.Берулава, В.Гаприндашвили) писателей. Он же осуществил перевод этнографического очерка К.Хетагурова «Особа» на английский язык. Большим мастером перевода зарекомендовал себя и Н.М.Доев.
      По мере развертывания переводческого процесса в СССР происходит становление и развитие вызванного им направления – теории и практики художественного перевода. Вслед за центром критическая мысль о переводческом искусстве формируется и в национальных республиках и автономиях. Начиная с 30-х гг. ХХ в., исследованием разных аспекто переводческого дела в Осетии занимались лучшие писательские силы, профессиональные переводчики, ученые-литературоведы, которые внесли и продолжают вносить в теорию и практику художественного перевода свою лепту. Особенно интенсивно развивался художественный перевод в советское время. Осетинский читатель получил на родном языке ряд произведений русской и мировой классики. В переводе Б.Зангиева вышли «Хаджи-Мурат» и «Казаки» Л.Н.Толстого, рассказы М.Горького. Были изданы «Цыгане» (переводчик Г.Плиев.), «Медный всадник» (переводчик Х.Ардасенов), «Каменный гость» (переводчик Нигер) А.С.Пушкина, «Мцыри» М.Ю.Лермонтова (переводчик Д.Мамсуров). В дело перевода художественных произведений с русского на осетинский язык были подключены значительные силы переводчиков. Если раньше осетинский читатель был знаком с отдельными произведениями классиков русской литературы, то в советское время издавались отдельные книги переводов. Все они отличались друг от друга мерой талантливости, своеобразием стиля и другими качествами. Что касается пропорциональности объема переведенной литературы, то до недавнего времени в основном превалировали переводы с русского на осетинский язык.
      Параллельно литературоведами Осетии началась работа по переводам осетинской литературы на русский язык. Произведения осетинской поэзии, прозы, драматургии стали появляться не только на русском, но и на украинском, грузинском языках. Оставляя в стороне прозу и драматургию, отметим: за истекшие восемь десятилетий русские и осетинские поэты-переводчики сделали органической частью русской литературы десятки и сотни произведений осетинской поэзии, значительно обогатив и без того богатую русскую поэзию. Пожалуй, не остался ни один из талантливых осетинских поэтов, произведения которого не были бы изданы на русском языке отдельными книгами или в поэтических сборниках и антологиях. В результате непомерно вырос объем переводных поэтических произведений с осетинского языка на русский, что способствовало поднятию литературного процесса в Осетии на новый, невиданный ранее, уровень.
      Среди деятелей осетинской литературы, которые первыми стали постигать теоретические основы художественного перевода, видное место занимает известный поэт и драматург, литературовед И.В. Джанаев (Нигер). Его взгляды на художественный перевод, изложенные в ряде работ, в том числе «О принципах художественного перевода и переводах Интернационала» [5], не потеряли своей актуальности, стали предметом специальных исследований [31].
      Наряду с переводческой деятельностью некоторые писатели и переводчики предвоенной Осетии занимались и критическим осмыслением процессов художественного перевода. В опубликованных работах А.Гулуева [4], Т.Бесаева [2] освещены взгляды осетинских поэтов, их критические оценки вышедшей книжной переводной продукции. Определенный интерес для деятелей переводного цеха представляют суждения Х. Ардасенова [3], В.И. Абаева [1], Н.А. Дзатцеевой [22: 89-90], И.М. Дзахова [23] и других исследователей.
      Начиная с 80-х годов ХХ века, осетинские литературоведы вносят еще более серьезный вклад в дальнейшее развитие теории и практики перевода. Отдельные ее проблемы затрагиваются в публикациях Гр.Плиева, А.Кодзати, Ш.Джикаева [29; 24; 9; 7]. Труд переводчиков во второй половине ХХ века был настолько продуктивным, что, говоря словами талантливого переводчика с осетинского языка на русский поэта Л.Озерова, «осетины не могут быть в обиде за невнимание к ним со стороны русских поэтов-переводчиков прошлых десятилетий. Это А.Ахматова и В.Дынник, С.Городецкий и Арго, Н.Заболоцкий и Д. Кедрин, М.Исаковский и П.Семанин, П.Антокольский и Ю.Левитанский, В.Шефнер и Р.Казакова, Т.Спендиарова и А.Греков, Н.Рубцов и В. Цыбин, Л.Шершеневский и В.Тушнова, В.Луговской и Б.Окуджава» [27: 115]. Так писал Озеров в 1986 г. За прошедшие с тех пор два десятилетия к перечисленным выше известным именам переводчиков присоединились новые имена. Поэтические произведения талантливых осетинских поэтов К.Ходова, А.Кодзати, В.Малиева, Ш.Джикайты и др. стали достоянием русского читателя, тем самым подняв престиж осетинской художественной литературы на новый, более высокий уровень. В целом осетинская литература внушительно обогатилась за счет переводов шедевров русской и зарубежной литератур. Другое дело - переводы из осетинской поэзии на русский язык: авторские поэтические сборники Гр.Плиева, Г.Кайтукова, Б.Муртазова, М.Дзасохова, К.Ходова, Ш.Джикаева, А.Кодзати, Х.Дзаболова, и переводы отдельных поэтических произведений, появлявшихся на страницах центральной и местной печати. Их перечень занял бы слишком много места. В результате немалых усилий русских и осетинских поэтов в послевоенные годы трижды (1952,1960 и 1984 гг.) издавались антологии осетинской поэзии. Первые переводы многих произведений оказались удачными и без изменения входили в последующие антологии и сборники осетинской поэзии. В большинстве своем переводчики справились с поставленной задачей - передать не букву, а дух оригинала; они чутко вслушивались в осетинскую поэзию, стремились проникнуть в ее глубины и тайны. Однако среди переводчиков с осетинского языка на русский оказалось и немало несведущих, не сумевших передать национальныйй на русский язык колорит переводимых произведений, не избежавших огрехов перевода. Не каждый переводчик ясно осознает высокое предназначение перевыражения произведения на другом языке, до концане понимает, что «перевод - это творчество своеобразного таланта, труда, любви к делу, времени, и непременно – знания законов литературы, специальных − законов перевода» [23: 96-97]. В целом осетинское литературное творчество довольно объемно представлено русскоязычному читателю. Переводы произведений осетинской литературы на русский язык стали значительным явлением в литературном процессе. Достигнутое можно рассматривать как хорошую основу для дальнейшего развития и обогащения осетинской переводческой школы. Сказанное относится не только к прозе и поэзии, но и к устному народному творчеству. Почти все этапы становления, формирования и развития литературного процесса достойно представлены в переводах, и заинтересованный читатель может создать по переводам произведений достаточно ясное представление об эволюции переводного дела в Осетии.
      В те же годы на страницах литературных газет и журналов развернулась оживленная дискуссия о художественном переводе. Самое активное участие в ней принял известный осетинский писатель, литературовед и переводчик (с русского на осетинский и с осетинского на русский язык), Н.Г. Джусойты. В частности из-под его пера в эти годы вышла целая серия основополагающих теоретических и полемических работ [10 – 18]. Можно сказать, что ученый высказался по всем вопросам теории и практики художественного перевода, которые, в принципе, были неоднозначно восприняты литературной общественностью, однако внесли существенный вклад в дальнейшее развитие теоретических основ художественного перевода.
      Для литературного творчества статистика не к месту, но и она иногда может быть свидетельством состояния литературного процесса. О том, какое место ей уделено среди литератур братских народов Северного Кавказа, можно судить и по «Антологии литературы Северного Кавказа», первая часть которой вышла из печати в прошлом году. В первый том, посвященный поэзии, вошла поэзия 16 народов Северного Кавказа; каждый из них представлен от 6-9 до 48 авторами. Исключение составила лишь осетинская поэзия, которая представлена в антологии 76 поэтами. И то, что она так прочно вошла в российские читательские просторы, неимоверные титанические усилия целой плеяды талантливых переводчиков. Новое слово о переводной литературе, о специфических национальных особенностях художественного перевода выступает как обличение, как опровержение апологетам литературоведения Запада, беспочвенно утверждающих о происходящих в России процессах «денационализации» литератур.
      

      Литература:
      
      1. Абаев В.И. Понятие об идеосемантике // Изв.ЮОНИИ, IV ст.1946.
      2. БесаевТ. Почему я в это не верю // Художественный перевод: проблемы и суждения. Сб. статей. Сост. Л.А. Анинский. −М., 1986.
      3. Гагиев Г.Б. Х.Ардасенов − поэт, переводчик, литературовед// Мах дуг. -1962.
      4. Гулуев А. Переведенные с русского на осетинский язык произведения // Мах дуг, № 8. −1954.
      5. Джанаев И.В. (Нигер). О принципах художественного перевода и переводах Интернационала. ОРФ СОИГСИ, фонд И.Джанаева, д1.
      6. Джанаев И.В. О поэме Коста // Известия СОНИИ, IХ,−1940.
      7. Джикаев Ш. В их собственном виде//Вопросы литературы.−1979.−№5.
      8. Джикаев Ш. Средство духовного сближения (История осетинской переводной литературы Советского периода) // Соц. Осетия. −1973.−14 февраля.
      9. Джикаев Ш. Шекспир по- осетински. // Рец. на кн.: «В.Шекспир». -Орджоникидзе, 1981.
      10. Джусойты Н.Г. А.С.Пушкин на осетинском языке // Пушкин. Исследования и материалы. М.−Л., −1953.
      11. Джусойты Н.Г. В их собственном виде// Вопросы литературы. −1979. −№ 5.
      12. Джусойты Н.Г. Все сущее увековечить // Литературное обозрение. −1983. −№ 8.
      13. Джусойты Н.Г. Исправительный перевод // Дружба народов. −1979. −№ 6.
      14. Джусойты Н.Г. Мера верности и совершенства //Вопросы литературы.−1978. −№ 10.
      15. Джусойты Н.Г. Несколько наболевших вопросов// Дружба народов. −1978. −№11.
      16. Джусойты Н.Г. О мудрости и предрассудках переводчика//В мире книг. −1978.−№ 12.
      17. Джусойты Н.Г. О переводе// Литературная газета. −1972. −22 ноября.
      18. Джусойты Н.Г. Что это такое родной язык писателя // Вопросы литературы −1988. −№ 7.
      19. Дзаттиати Г.П. В.И.Абаев - теоретик художественного перевода // Сов. Ирыстон. −1970. −3 ноября.
      20. Дзатцеева Н.А. И назовет меня всяк сущий в ней язык (о переводах А.С.Пушкина на осет. язык) / Соц. Осетия. −1990. −30 мая.
      21. Дзатцеева Н.А. Использование переводных произведений на уроках литературы // Мах дуг,1979. №11. С. 89-90.
      22. Дзатцеева Н.А. Некоторые вопросы художественного перевода на осетинский язык // Фидиуæг.−1961. №11.
      23. Дзахов И.М. Некоторые вопросы переводимости стихов с русского языка на осетинский: Сб. аспирантских работ / СОНИИ. −Орджоникидзе.− 1972.
      24. Кодзати А. О недоброкачественных стихах и переводах // Литературная Россия. −1973. −28 декабря.
      25. Корзун В.Б. Литература горских народов Северного Кавказа. −Грозный, 1966. −С.40.
      26. Кулаев С. Современная литература Осетии // На рубеже Востока. −Тифлис.
      27. Озеров Л. Дела антологические. Заметки об антологии осетинской поэзии // Лит. Осетия. −1986. №67. −С.115.
      28. П.С.Когана Поэзия народов СССР. −М., 1928.
      29. Плиев Гр. От переводчика // Песнь о вещем Олеге. −Орджоникидзе. 1988 (на осет. яз.).
      30. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 10-ти томах. −М., 1963. −Т.6. −С. 647.
      31. Санакоева Л.Л. Осетинская поэзия и русская литература 30-40-х годов: Автореф. дис. канд. филол. наук. −Владикавказ, 2002.
      32. Турабов С. Выношено веками // Дружба народов.− 1978. №8. −С.270.
      33. Хозиев Я. К 100-летию смерти А.С. Пушкина (о переводе произведений Пушкина) // Æрыгон большевик. −1937. −19 января.

Вопросы литературы и фольклора. Сборник научных статей. Выпуск IV. Владикавказ 2010.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
#1 написал: gargarey (7 апреля 2011 14:29)
Как сообщает источник "Голос Ингушетии", 4 апреля около 10:00 мск с.г., в районе метро Фрунзенская, группа осетин в количестве шестидесяти человек напала на 8 ингушей. В результате драки ножевое ранение в спину и в области лопатки получил Катиев Муслим Мусаевич, который был доставлен в Городскую Клиническую больницу №31 г. Москвы. В настоящее время Катиев находится в реанимационном отделении. Напомним, это не первый случай группового нападения осетин на ингушей. Как известно, безнаказанность порождает беззаконие, поэтому удивительным остается тот факт, что силовые органы не реагируют должным образом на подобные преступления.

#2 написал: H.K. (13 мая 2011 20:07)
Грязный ингуш гадит как всегда где попало. Осетины вас, как сказал сам Джохар Дудаев, в 1992году палками прогнали! Вы опять напрашиваетесь!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Спектакль про непридуманное
  • Кусочек армянского солнца
  • Северный адреналин
  • К проблеме этнорелигиозной самоидентификации современных осетин
  • Цветная жизнь - заслуженному художнику РФ Ушангу Козаеву – 65
  • Долго будет Карелия сниться
  • Дочь солнца
  • В согласии с судьбой
  • Турецкая осень "Сармата"
  • Искусство осетинской примадонны
  •   Архив
    Декабрь 2017 (15)
    Ноябрь 2017 (48)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru