поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Гендерные аспекты моды в Терской области в начале XX в.
Автор: 00mN1ck / 9 марта 2014 / Категория: Авторские статьи, Культура
И. Воротникова, соискатель СОГУ

Для современной науки характерен интерес к гендерным исследованиям, которые рассматривают социально-исторические явления с учетом социальных аспектов пола. Реформы середины 80-х гг. XX в. изменили позиции женщины в обществе. Они создали условия для возникновения новых форм женского движения, для рождения множества общественных объединений, которые начали добиваться не просто формально-юридического, но и реального равенства. Современное женское движение проявляет повышенное внимание к так называемой женской истории.

При изучении газетных публикаций конца XIX в. обращаешь внимание на изобилие рекламных объявлений, многие из которых были рассчитаны на привлечение внимания женщин. Книги, чтение, превратившись в обычное времяпрепровождение обеспеченных девушек и женщин, во многом определяли их кругозор.

Первые женские журналы появились в начале XIX в.(«Журналы для милых», «Московский Меркурий»), Для жительниц Терской области были доступны столичные издания: журналы «Модистка», «Модный свет и модный магазин», «Русский БазарЪ», «Радуга», которые выпускали издатели и журналисты-мужчины, стараясь учесть все интересы и заботы своих читательниц.

Важную роль в развитии женского движения играли такие серьезные журналы как: «Женское образование», «Женский вестник», «Женское дело». Женщины, получившие образование и стремившиеся состояться профессионально, были активными читательницами прогрессивных изданий, а также отправляли в столичные редакции свои корреспонденции. Благодаря публикациям в известных журналах сообщений о положении женщин в провинции получили огласку неблаговидные случаи поведения мужчин, что оказало влияние на формирование общественного мнения. Например, в «Женском вестнике» была опубликована заметка о том, что в «Минеральных Водах городской инженер Торов привлечен к ответственности по обвинению в растлении малолетних, обнаружено несколько его жертв. Городской голова предложил Торову подать в отставку»[1]. Тема сексуальных притеснений и преступлений на этой почве находила отражение на страницах столичных изданий.

Стремление женщин к красоте и украшению себя и своего дома является родовым качеством прекрасного пола. Чрезвычайно перспективным при исследовании частной жизни, по мнению автора является всестороннее изучение проблемы взаимодействия и взаимовлияния гендерных стереотипов и моды.

Преобразования материальной сферы жизни, ее идеологии влекли за собой изменения и моды, стилистики одежды. На первый план выходит функциональность одежды, прически, аксессуаров. С костюмом тесно взаимосвязаны понятия «мода» и «обычай». От слова «обычай» (лат. «consuetude», француз, «costum», итал. «costume», англ. «custom») происходит само слово «костюм», включающий в себя как сам комплекс одежды, так и прическу, грим, обувь, аксессуары, - т.е. все то, что формирует целостный внешний облик человека. Изменение же форм костюма ассоциируется со словом «мода». Исторически в разных языках слова «обычай» и «мода» были взаимосвязаны, но с течением времени превратились в противоположные понятия. Обычай стал олицетворять постоянство, стабильность, неизменяемые стереотипы поведения, а мода - быстропроходящую популярность чего-либо.

В целом, и мода, и обычай - это формы социальной регуляции жизни в обществах различных типов, некоторые способы поведения людей по отношению к тем или иным ценностям и объектам.

Женская мода подчиняется всем законам исторического развития и отражает все направления изобразительного искусства и архитектуры, важнейшие культурные достижения, обычаи, привычки, экономические кризисы, войны, борьбу за эмансипацию и т.д.»[2]. Вторая половина X1X - нач. XX в. были отмечены распространением «реформаторского движения» за упрощение одежды. Много внимания уделялось тогда вопросу реформы женской одежды. Активную деятельность вели врачи-гигиенисты, проектировавшие женскую одежду на основе естественности, гигроскопичности, функциональности. Они призывали женщин отказаться от корсета, сдавливающего грудную клетку и внутренние органы, от излишней роскоши в костюме.

Для женщин успех в жизни означал удачное замужество. Поэтому главной целью женского наряда было привлечь внимание. Вся светская жизнь держалась на женской красоте, уме и обаянии. Умение разбираться в тканях, цветах, фасонах, парфюме и косметике, кроме того, начитанность, знание языков, навыки игры на музыкальных инструментах становились нормой для дамы высшего общества.

Модные формы женского платья, далекие от какой-либо практичности отличались чрезмерной декоративностью, рассчитанной на броский эффект. При всей разностильности женских нарядов XIX в. их неизменный атрибут - широкие длинные юбки. Главной темой моды была декорация. Юбки покрывались рисунками цветочных гирлянд и букетов, расшивались тесьмой, галуном, кружевом, узорными лентами, бархатными отделками, воланами и драпировками. На пошив платья расходовалось не меньше десятка аршин материи, что требовало значительных денежных затрат. Кутюрье Парижа - лидера в индустрии моды, изобретали бесконечное количество форм одежды, разграничивая ее не только по сезонам и назначению, но и по часам дня.

На смену огромным кринолинам в 70-х гг. пришла мода на громоздкие турнюры и драпировки, которые, меняя местоположение, оставались в моде на протяжении всего XIX в. Другим постоянным элементом был корсет, менявший форму от десятилетия к десятилетию и, наконец, пришедший к причудливой форме буквы S.

С конца XIX в. одежда стала анализироваться на соответствие санитарно- гигиеническим требованиям. Начинается движение за функциональность. Медики критиковали многие элементы женского туалета. Среди них - длинные, пышные юбки с кринолинами и шлейфами, обременяющие тело большим весом, собирающие грязь с улиц и служащие переносчиками болезней. Но более всего осуждались корсеты, деформирующие спину и внутренние органы, препятствующие нормальному дыханию, и как следствие вызывающие малокровие, чахотку, неврастении и нервные болезни, которыми так знаменит XIX в. Женская обувь с высокими каблуками и узкими носками, шившаяся долгое время одинаковой для левой и правой ног, добавляла неустойчивости и деформировала ноги.

Мода начала XX в. также пропагандировала нездоровую худобу и бледность. Мотивы манерной усталости, изящной немощи, медленного умирания и хрупкости стиля модерн в продолжение XIX в. сделали «популярными» характерные болезни - нервные расстройства, головные боли. В провинциальных городах дамы большей частью перенимали столичный лоск, не вдаваясь в идейные подробности женского движения. Как писал их современник А.М. Греков: «Пятигорские дамы и теперь хорошо и со вкусом одеваются»[3].

Не менее серьезные перемены произошли в косметологии. Как в столицах, так и провинциальных городах женщины были активными потребительницами модной косметики. Об этом свидетельствует тот факт, что значительная часть объявлений в местной прессе посвящена рекламе косметических и парфюмерных средств, например, женщинам настоятено рекомендуют для сохранения красоты лица пользоваться «Березовой эмульсией и бальзамом». Белизну и бархотистость коже можно было придать пудрой «Велюр». Кстати, можно предположить, что уже тогда косметические средства были ориентированы на различные типы кожи. Имелся и богатый арсенал средств для ухода за волосами это разные краски для окрашивания волос, например, в вине из грецких орехов»[4]. О влиянии использования косметики на нравственность пишет А.М. Греков со свойственной ему иронией: «По части любви к добровольной «штукатурке» своих лиц, пальма первенства должна быть отдана мещанкам Кисловодска», которые по воскресеньям выходят на прогулку «во всеоружии косметиков, которыми нещадно сдабривают ланиты, глаза и даже нос. Страдает затем вкус их, а главное - нравственность. Все эти миловидные личики поголовно развращены с раннего возраста»[5].

Сохранилась иллюстрированная брошюра «Верное средство выйти замуж», в которой в юмористической форме рассказывается о том, как могут помочь косметические средства в личной жизни. Показательным аспектом этого исторического источника являет то, что внимание девушки к косметическим средствам привлекает ее отец, озабоченный проблемой как выдать некрасивую дочь замуж и сделать ее счастливой. Об этом явлении, но уже более серьезно, говорит в своей статье Д. И. Писарев: «Чтобы выйти замуж, многие девушки пускают в ход неблагообразные средства: они стараются понравиться, продают товар лицом, кокетничают, Все это очень нехорошо, но опять-таки в этом виноваты мужчины. Если бы мужчинам не нравились кокетки, если бы мужчины требовали от женщин серьезного ума, тогда бы кокетство сделалось невозможным»[6].

Итак, модернизационные процессы, происходившие в жизни российского общества во второй половине XIX в. имели определенные последствия в социокультурной среде, особенно женщин. Изменения, происходящие в моде, отличались определенной демократичностью и простотой.


Примечания

1. Женский вестник, 1913, №2. С. 62

2. Дзеньковска-Козловска А. Женская мода в XX в. /Перевод с польского О Пустоваловой. М., 1977. С. 5

3. Греков А.М. Среди пятигорских обывателей. //Пятигорское эхо, 1916, №12

4. Терские ведомости, 1891, №10

5. Греков А.М. Указ.соч. С. 39

6. Там же. С. 36

7. Писарев Д.И. Женские типы в романах Писемского, Тургенева и Гончарова. //Собр. соч. Т. I. М.. 1955. С. 233


Источник:
Воротникова И. Гендерные аспекты моды в Терской области в начале XX в. // Историческое обозрение. Сборник научных статей. / Под ред. Н.Д.Малиева. Владикавказ, 2010. 78 стр. С. 16 - 20.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Формы взаимопомощи в традиционной земледельческой культуре осетин
  •   Архив
    Ноябрь 2020 (1)
    Сентябрь 2020 (2)
    Август 2020 (5)
    Июль 2020 (3)
    Июнь 2020 (8)
    Май 2020 (5)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2020 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru