поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Доктринальные направления реформирования системы государственной власти Алании
Автор: 00mN1ck / 20 марта 2014 / Категория: Авторские статьи
Дзанайты Х.Г., доктор политических наук, доктор экономических наук,
профессор, директор Института национального развития



Доктринальные направления реформирования системы государственной власти Алании


«Враг наш, ликующий в бездну нас гонит,
Славы желая, бесславно мы мрем.
Родина-мать и рыдает и стонет...
Вождь наш, спеши к нам - мы к смерти идем».

К.Л. Хетагкаты



Государственная власть, основой которой является принцип бесконтрольного единоначалия то ли в форме института партийных секретарей, президента, губернатора или главы республики, не имеет ничего общего с национальными традициями аланского (осетинского) народа, его представлени-м о справедливом устройстве общества. Поэтому в текущий период актуальным является вопрос об устройстве государственной власти – именно об устройстве государственной власти, а не о замене одних чиновников другими, при сохранении существующей ныне асоциальной политической надстройки. Новые структуры власти должны быть выразителями национальных интересов народа Алании (Осетии).

СООТВЕТСТВИЕ ИНСТИТУТА ПРЕЗИДЕНТА (ГЛАВЫ РЕСПУБЛИКИ) УРОВНЮ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В жизни каждого народа, государства случаются ускорение и замедление темпов своего развития. Ускорение бывает обусловлено общим комплексом субъективных и объективных факторов, когда общество оказывается, сцементировано жизнеутверждающей национально-государственной идеологией, нацеленной на ее всестороннее развитие. Другим необходимым условием общественного прогресса является глубокое понимание национальной, политической элитой тех целей и задач, которые стоят перед нацией и, самое главное, наличие у них политической воли, способной последовательно воплощать в жизнь устремление своего народа. В этой связи «политическую волю», ее наличие у того или иного государственного деятеля необходимо рассматривать, как генезис самых редкостных качеств человеческого ума.

Такие понятия, как «политический лидер» и «личность», в свете существа категорий, которыми оперируют общественные науки, можно считать синонимичными. Человек не может быть полноценным «политическим лидером», если он при этом не является «личностью», т. е. человеком, способным раньше всех и отчетливей всех осознавать злободневные проблемы современности и как никто другой стремиться к их разрешению в практическом плане. Обладание незаурядными природными способностями в совокупности с сильной волей и целеустремленностью является альфой и омегой появления в общественной среде подлинной личности.

Другой необходимой составляющей, которая окончательно формирует облик «политического лидера», «государственника», «личности», является подспудно вытекающая из первых двух составляющих способность на протяжении всей своей жизни сохранять последовательность в своих мыслях и действиях. Поэтому для сложившейся личности не свойственны политические «шатания», смена политических ориентиров, своего мировоззрения. Такое поведение, как правило, присуще людям, которые очень хотят выглядеть личностью, не имея на то никаких объективных данных. По существу, им пожизненно отведена роль политических «флюгеров».

Надо полагать, что усилиями именно этих людей возведен в ранг постулата ложный тезис о том, что «политика – это грязное дело». Активно пропагандируя подобного рода изречения, они тем самым пытаются оправдать любое свое действие или бездействие, закономерно несущие обществу политический и социально-экономический упадок. Вся их «политическая деятельность» сводится к постоянному поиску причин, якобы, не дающих им реализовать свои величественные планы и тем самым оправдать свое бессмысленное пребывание в политической сфере. Настоящей бедой для общества становится приход к власти мнимых личностей, людей, не только не способных, в силу ряда объективных причин, понять существа процессов, происходящих в общественной жизни, но, что самое прискорбное, и не утруждающих себя попытками приблизиться к их пониманию. Главная цель пребывания у власти мнимых личностей («эрзац-элиты») – сохранение стабильного положения выдвинувшей его группы. Длительное сохранение такого порядка вещей ведет не только к застою в развитии общественных отношений, но и отбрасывает данную общественную систему в плане социально-политической эволюции назад. Отсюда, актуальной является задача по отличию подлинного политического лидера от резонера, выскочки с большими амбициями при полном отсутствии качеств, характеризующих личность.

Поэтому представленная работа преследует своей целью не только дать развернутую панораму прошлого, настоящего и будущего государственно-политического устройства Алании (Осетии), но в определенном смысле она являет собой и борьбу за души падших (эрзац-элиты). «Ǽвзæр дæр нахи æвзæр у». То есть, именно в контексте противоречий, возникающих между мнимой личностью и обществом, рассматривается ключевой вопрос, связанный с реформированием системы законодательных, исполнительных органов государственной власти Республики Северная Осетия – Алания, Республики Южная Осетия.

История исследуемой проблемы свидетельствует о том, что длительное игнорирование при государственном строительстве национально-исторических традиций народа лишило аланское (осетинское) общество стабильности. Представители только одного поколения являются немыми свидетелями стремительной смены политических лозунгов, приоритетов государственного строительства. Ортодоксальное мышление господствует и сегодня, неся с собой бездуховность, политический и экономический упадок.

В 1994 году можно было только предполагать об уровне эффективности вводимого в Северной Осетии института президентства [4], [5, [14]. Однако сегодня можно констатировать – в истории государственной власти Алании не было аналогов столь безответственного поведения высших должностных лиц. Подтверждением тому является протестный характер голосования населения РСО–Алания на очередных президентских выборах 1998 г. Только 9,9 % участвовавших в выборах избирателей отдали свои голоса за действовавшего тогда президента РСО–Алания, остальные проголосовали против [12].

В дальнейшем отход от демократических принципов управления усилился, что стимулирует развитие антагонистических настроений в обществе. Оказались нарушенными основные принципы местного самоуправления. Населению было отказано в праве самим избирать глав администраций районов и муниципалитетов [8], [11]. То есть, президентской вертикалью была устранена, пожалуй, единственная конституционная возможность для граждан республики выразить свое отношение к «власти», ощутить себя, через сопричастность к выборной процедуре, представителями одного народа (нации). Стали возможны политические манипуляции постом председателя Парламента РСО–Алания. По сей день парламент функционирует на непрофессиональной основе, допуская совмещение депутатства с работой в коммерческой сфере, госучреждении, что выхолащивает саму суть представительного собрания. Отход от демократических принципов формирования гражданского общества, институтов государственной власти оказывает отрицательное влияние на развитие национального самосознания народа Алании (РСО – Алания, РЮО) в целом.

Функционирование президентской власти в условиях РСО – Алания (1994–2005 гг.) закономерно привело к принижению роли и значения парламента, Конституционного суда РСО – Алания (Комитета конституционного надзора РСО–Алания), главных гарантов народовластия и соблюдения конституционно-го порядка. Многие положения Конституции РСО – Алания и республиканских законов вошли в прямое противоречие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Только после вмешательства в 2000 г. президента РФ удалось привести законодательные акты РСО – Алания в соответствие с законодательством РФ [10]. Негативные последствия введения в конституционном порядке поста президента в равной мере проявляются в социально-политической действительности Республики Южная Осетия.

Таким образом, функционирующая в РСО–Алания, РЮО политическая надстройка в виде института президента (главы республики) не просто не соответствует уровню развития гражданского общества, она стала главным препятствием на пути осуществления демократических реформ в политической и экономической сфере. Внесенные в Конституцию РСО – Алания изменения, связанные с переименованием должности «президента РСО – Алания» в «главу РСО – Алания» (2005 г.) ни в коей мере не коснулось ее содержательной части. То есть, по своей конституционно-правовой основе Республика Северная Осетия – Алания и сегодня остается президентской республикой. Превратное механистическое толкование «эрзац-элитой» сформулированного в «Национальной доктрине Алании» (2000 г.) положения, согласно которому «В Российской Федерации может и должен быть один президент – глава государства Российского» [7] и сегодня тормозит развитие демократических процессов в обществе.

Последние десятилетия не стали для народа Алании ни временем демократизации общества, через развитие национального самосознания и институтов самоуправления народа, ни временем укрепления его ресурсного потенциала через развитие производительных сил и производственных отношений. Напротив, произошел парадоксально-закономерный откат уровня развития общественных отношений в Алании (РСО–А, РЮО) к временам XIX, начала ХХ столетия, когда народ находился под двойным гнетом царской администрации и местной национальной знати, присваивающих весь прибавочный продукт, производимый на ее территории. Данное обстоятельство предопределило отсутствие реального прогресса в развитии его государственности в целом.

Если общественные институты в Алании (XVIII–XIX вв.) разрушались оружием, законодательством, судами царского самодержавия, то сложившийся в конце ХХ, начале XXI столетия административно-бюракратический аппарат, перенес эти методы на всю систему представительных, законодательных органов, не дав, тем самым, развиться эффективному контролю над их деятельностью. Анализ соотношения сфер ответственности и связанных с ними конституционных полномочий властной вертикали РСО–Алания с практическими итогами реализации этих полномочий подтверждает данное положение (табл.1). Налицо их несоответствие и прямо противоположная направленность. Здесь сам собой напрашивается вывод о том, что действующая в Северной Осетии система государственного управления не адекватна целям и задачам развития гражданского общества, национальной экономики.

Таблица 1. Соотношение сфер ответственности и итогов реализации конституционных полномочий органов государственной власти РСО–Алания


п/п

Сфера ответственно­сти органов государ­ственной власти в соответствии с Кон­ституцией РСО–А

Итоги реализации конституционных полномочий органов государственной власти РСО–А

1

2

3

1.

Право на свободу слова, ст. ст. 18, 19, 29, 80

Монополизация государственной властью РСО–А права дос­тупа гра­ждан к республиканским средствам мас­совой информа­ции (телевидение, радио, газеты).


 

2.

Право на свободу перед­вижения по территории РСО–А, ст.ст. 18, 19, 27, 82

Невозможность проезда по территории РСО–А, в Моз­докский административный район республики, в насе­ленные пункты РСО–А: с. Хурыкау, Дачное, Майское. Приграничная с РЮО полоса отчуждения, намного превысив законом установленные нормативы, препятствует гражданам свободно перемещаться по территории Туалгома (Центральной Осетии).

3.

Охрана территориальной целостности РСО–А, ст.ст. 9, 64, 82

Населенные пункты с. Хурыкау, Дачное, Майское де факто вышли из-под контроля Правительства РСО–А. Смещение государственной границы между РФ и РГ на 1500 метров вглубь территории РСО–А; в 1992 году со­вершена вооруженная агрессия банд национал-экстре­мистов на Пригородный р-н РСО–А с целью его оттор­жения (агрессия не предупреждена).

4.

Охрана собственности и общественного порядка, борьба с преступностью, ст.ст. 18, 19, 82, 90

Рост преступности, числа террористических актов, по­хищения людей с целью выкупа. Рост религиозного экстремизма. Один из самых высоких в РФ уровень коррумпированности власти.

5.

Обеспечение единой го­сударственной политики в области экономики, куль­туры, здравоохране­ния, социального обеспе­чения, экологии, ст.ст. 15, 26, 38, 41, 42

Одни из самых низких показателей, характеризующих темпы роста сельскохозяйственной и промышленной про­дукции среди субъектов РФ; ликвидация экономикообразующих комплексов (аг­рарно-промышленный, машиностроительный, комплекс предприятий цветной металлургии, электронно-промышленный); рост младен­ческой смертности; низкий прожиточный мини­мум, установленный властями РСО–А на душу населения; рост астматических, аллергиче­ских, онкологических заболеваний и в результате самый высокий уровень смертности в РСО–А среди всех рес­публик СК; 75–80% продовольственных товаров, потребляемых в РСО–А, завозятся из-за ее пределов; в РСО–А нет ни одной национальной (осетинской) средней школы; непредупреж­дение катастрофы в Кармадонском ущелье РСО–А и др.

6.

Гарантии защиты чести и достоинства личности и народа, ст. 80, 90

По итогам агрессии осени 1992 г . сотни лю­дей погибли, тысячи остались без крова. В XXI столетие аланский народ вступил со статусом разделенного на­рода. Гибель сотен женщин и детей, жертв террористического акта 1–3 сентября 2004 г . в г. Беслан РСО–А. Отсутствие политико-правовой оценки данных событий и событий осени 1992 г .

7.

Право гражданина РСО–А избирать глав админист­раций районов и муници­палитетов республики и самому быть избранным, ст.ст. 8, 32, глава 10.

Гражданам РСО–А (начиная с 2000 г .) в законо­дательном порядке было отказано в праве самим избирать глав админи­страций районов и муниципалитетов, расположенных на территории республики. В Конституции РСО–А сохраня­ется норма, противоречащая федеральному законодательству, согласно которой до­пускается совмещение работы в коммерческой сфере, госучреждении со статусом депутата Парламента РСО–А, что ставит дру­гих граждан республики в неравное с ними положение. Парламентарии РСО – Алания введением антидемократической нормы в Конституцию РСО – Алания ( 2013 г .), препятствующей прямым выборам главы республики, лишили граждан их основополагающего конституционного права.



В условиях, когда наблюдается столь значительная асимметрия между процессами институализации системы государственной власти, местного самоуправления и реальными социальнополитическими потребностями общества в Алании (Осетии) произошло формирование общественно-политических отношений, характеризующихся внутренней противоречивостью. Общественная мораль, уважение к закону, традиционной духовной культуре, чувство гражданского долга – все это отошло на второй план. Определяющим критерием значимости индивида стала степень его приближенности к элитным кругам, сформировавшейся к концу 90-х годов ХХ-го столетия авторитарной, бюрократическо-олигархической общественной системе. Данная система характеризуется социальной неэффективностью, неспособностью адекватно реагировать на запросы массовых слоев населения.

Следует подчеркнуть, что в эпоху воинствующего атеизма (1917–1991 гг.) и всеобщей советизации государственных учреждений через партийную вертикаль осуществлялся сквозной контроль над деятельностью региональных партийных элит. Данное обстоятельство значительно минимизировало возможные злоупотребления с их стороны. Вся страна в этот период находилась под всеобъемлющим диктатом центральных властей через систему партийных органов. Советы народных депутатов, призванные выполнять функции органов местного самоуправления в широком смысле этого понятия, практически не оказывали никакого влияния на принимаемые в стране решения и на жизнь ее населения. Поэтому, с распадом СССР и ликвидацией диктата однопартийной системы, население страны, не имеющее навыков самоуправления, контроля за деятельностью властной вертикали, оказалось неспособно ни к самоорганизации, ни к отстаиванию своих конституционных прав. Прозвучавший в начале 90-х годов призыв первого президента Российской Федерации к региональным элитам: «Брать столько суверенитета, сколько сможете унести…» привел их к фактическому всевластию над целыми территориями, народами, их населяющими. Достаточно отчетливо эта закономерность проявилась в жизни рассматриваемого региона.

Сегодня высшие должностные лица в Алании (РЮО, РСО – Алания) выполняют не функцию управления, руководства деятельностью граждан, составляющих ее народ, тем более не функцию служения народу, а функцию прямого владения им, со всеми вытекающими отсюда отрицательными социально-политическими последствиями. Выше обозначенные политические тенденции привели к отсутствию какого-либо действенного контроля, подотчетности должностных лиц как перед населением региона, так и перед федеральным центром. Манипулирование правящим политическим классом общественным мнением через официальные средства массовой информации, естественно, стало краеугольным камнем проводимой ими политики. Последние, в свою очередь, привело к абсолютно неадекватному восприятию (оценки) в массовом сознании образа политического лидера, как субъекта реального политического действа и мира политики в целом. Одни все оценки сводят к возможностям того или иного деятеля по строительству дорог, мостов, прокладки трубопроводов, иных инфраструктурных систем и объектов. Другие, во главу угла ставят умение относительно пропорционально распределять бюджетные средства между господствующими в обществе элитарными группами, наличие или отсутствие личных связей с политиками федерального уровня и т. д. и т. п.

За всеми этими частностями, не имеющими прямого отношения к реальной политической деятельности, редко кто задается главным вопросом: «Обладает ли тот или иной индивидуум способностью мыслить общегосударственными категориями и отстаивать общенациональные интересы?» Вместе с тем, отсутствие данной способности, которую нельзя купить ни за какие деньги, делает невозможным формирование подлинного политического деятеля, государственника. Отсюда важнейшая функциональная обязанность политического лидера заключается в объединении соответствующей социально-политической общности вокруг задач, носящих не местнический, а общенациональный характер. Длительное игнорирование этого объективного требования привело к ситуации, при которой любой олигарх средней руки, при желании, может установить полный контроль над деятельностью всех ветвей государственной власти РЮО, РСО – Алания.

Зафиксированные в Конституции РЮО, Конституции РСО – Алания, Федеративном Договоре о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и регионами права республик превратились в право одного должностного лица единолично распоряжаться ее национальными богатствами. Данное обстоятельство привело к выстраиванию огромной, несопоставимой ни с размерами территории РСО – Алании (8,0 тыс. кв. км.), РЮО (3,8 тыс. кв. км.) ни с общей численностью населения (соответственно 712,3 тыс. чел. и 36,0 тыс. чел.) государственно-бюрократической надстройки в лице президентской администрации, правительства, и его министерств, парламента, мэрии и местных администраций, что препятствует развитию реального самоуправления народа, демократии. Вышеизложенное закономерно привело к досрочному сложению полномочий (отстранению от должности) второго по счету президента РСО – Алания (2005 г.).

Таким образом, наличие Конституции Республики Северная Осетия–Алания, Республики Южная Осетия, института президентской власти (главы республики), парламента, сочетающего в себе законодательные и представительные функции, не гарантировало гражданам Алании (Осетии) соблюдения их основополагающих прав и свобод. Внутреннее содержание государственно-политического устройства Алании так и не стало соответствовать уровню развития общественного сознания и требованиям народовластия. Последнее привело к стагнации в развитии производительных сил и системному социально-политическому, экономическому кризису. Формирование жизнеспособной системы местного самоуправления, как необходимого этапа в построении правового государства, являющейся органической частью механизма сдержек и противовесов для органов государственной власти было свернуто, так и не начавшись. Очевидно, что здесь мы имеет дело с всеобъемлющим политическим контролем, ведущим к полной унификации взглядов граждан.

Несмотря на то, что переход к новой модели политико-государственного устройства начался более двух десятилетий назад, в массовом сознании так и не произошло качественных сдвигов, предполагающих осознанное восприятие своих собственных социальных и политических интересов. Более того, в условиях полного отстранения населения РСО – Алания, РЮО от власти и демократии в обществе стало формироваться мифологическое сознание, согласно которому человек, избираемый (назначаемый) президентом республики (главой республики), всегда прав и находится вне критики.

Отстранение населения рассматриваемого региона (Алания) от самой возможности влиять на принимаемые в РСО – Алания, РЮО политические, социально-экономические решения стимулирует формирование «интриганского общества». Интриги на юге и на севере, переплетаясь, превращаются в клубок разновекторных интриг, за которыми теряется само ощущение реальности и понимание существа целеполагающих задач, стоящих перед обществом. В этих условиях попросту не остается места для созидательной деятельности, поскольку она не совместима с интриганством, принявшим как в РЮО, так и в РСО – Алания поистине всеохватывающий характер. Интриги порождают слухи, слухи порождают недоверие, недоверие ведет к разобщенности, разобщенность приближает конец всего сущего. Именно интриганство, как один из методов, взятых на вооружение правящей в Алании (Осетии) эрзац-элитой, с целью удержания власти в своих руках, убивает любую инициативу не давая тем самым реализоваться живой творческой энергии масс. Поэтому политическая социализация народа Алании идет медленно, большинство населения и сегодня руководствуется конформистской моделью поведения.

В соответствии с существующими классификациями [13], дифференцирующими отношение государства к проблеме безопасности личности на четыре большие группы, отношения сложившиеся в РСО – Алания, РЮО следует отнести к четвертой группе. Для данной группы характерно обеспечение безопасности государством лишь для избранных (высших представителей чиновничества, привилегированных слоев и групп). Однако в условиях, когда отсутствует эффективная система контроля со стороны государства за практически всеми сферами безопасности: социальной, экономической, политической, духовно-нравственной, информационно-психологической, экологической и др. угрозы приобретают всеобщий характер. Они, в той или иной степени, начинают воздействовать на все без исключения социальные группы общества. Например, все чаще объектами террористических атак, киднепинга становятся как сами высокопоставленные чиновники, бизнес-элита, так и члены их семей. Превышение ПДК вредных для здоровья человека веществ в основных составляющих окружающей среды (воздух, вода, земля) не гарантирует «избранным» и экологической безопасности.

Вышеизложенное позволяет говорить о том, что к текущему периоду (2014 г.) чиновническо-бюрактратический аппарат окончательно подмял под себя общество и государство. Последние привело к парадоксальной ситуации, при которой государство, призванное обеспечивать по основному Закону Конституции РСО–Алания, РЮО безопасность, само стало представлять угрозу для его населения.

Исследование доверия общества к власти (РСО – Алания), проведенное по семи критериям – состояние личной безопасности, состояние социальной защищенности, влияние административно-бюрократической системы на рост личного экономического благосостояния, состояние межнациональных отношений, уровень профессиональной компетентности чиновников, доступность власти, коррумпированность власти – выявило его недостаточно высокий уровень (табл. 2). Полученные данные свидетельствуют о том, что у власти в республике находятся представители «эрзац-элиты», имеющие некоторые общие свойства с элитой. Однако для них характерно отсутствие повышенной вариативности поведения, стремления к удовлетворению общественных потребностей. В этих условиях результирующая социальных флуктуаций не оказывает существенного воздействия на стабилизацию общественных отношений.

Таблица 2. Коэффициенты расчета веса критериев доверия общества к власти


п/п

Критерий


 

Коэффициент

1.

Состояние личной безопасности

0,2

2.

Состояние социальной защищенности

0,1

3.

Влияние административно-бюрократической системы на рост личного экономического благосостояния

0,1

4.

Состояние межнациональных отношений

0,1

5.

Уровень профессиональной компетентности чиновников

0,2

6.

Доступность власти

0,1

7.

Коррумпированность власти

0,2



Взгляд на рассматриваемую проблему с общенациональных, общегосударственных позиций закономерно подводит к необходимости поиска ответа на следующий ключевой вопрос: «Какое общество, сложилось в РСО – Алания?». На обывательском уровне хорошо известно, что в начале 90-х гг. ХХ столетия в Российской Федерации началось невиданные доселе движение от «развитого социализма» к «социально ориентированному капитализму». Однако не многие осознают тот факт, что «эрзац-элита» умудрилась, за прошедший временной период (1991 – 2014 гг.), выстроить в Осетии неофеодальные общественно-экономические, политические отношения. Сказанное в определенной мере коррелируется с утверждением президента Республики Дагестан Р.Г. Абдулатипова: «Пока в Российской Федерации строили капитализм Дагестан скатился к феодализму» [1].

Несогласие с данными утверждениями (констатациями) делает невозможным объяснить, с точки зрения элементарной логики, почему за последние десятилетия в республике прекратили, в своем абсолютном большинстве, функционировать промышленные и сельскохозяйственные предприятия; почему оказалась демонтирована эффективная система среднего, среднего специального и высшего образования; почему при резком увеличении количества остепененных специалистов происходит маргинализация науки; почему граждане и общество в целом оказались беззащитны перед всеми видами угроз. Анахронизм, довлеющих над гражданами неофеодальных общественных отношений, находящихся в глубинном противоречии с их реальными социально-экономическими, политическими устремлениями, омертвляюще воздействует на все стороны и сферы общественной жизни. Бытующая не первое десятилетие в общественно-политической среде подмена понятий привела к тому, что в Республике Северная Осетия – Алания на сегодняшний день нет своего народного правительства, нет своих народных представительных, законодательных, судебных органов власти – народом правят представители «неофеодальной администрации».

«Неофеодальную администрацию» интересует одно – максимизация собственных доходов за счет беспощадной эксплуатации человеческих, природных и производственных ресурсов. Соответственно и порядки, установленные в республике, полностью соответствуют порядкам, характерным для данного строя. В этих условиях массовые группы населения, совершенно закономерно, оказались отстранены от власти и элементарных демократических процедур. Трагизм сложившейся общественно-политической ситуации заключается в том, что, во-первых, эрзац-элита, составляющая не более 0,01 % от общей численности населения рассматриваемого региона имеет саму возможность принятия политических решений, идущих в разрез с жизненно важными интересами массовых групп населения Алании (Осетии); во-вторых, должностные лица облеченные властными полномочиями сами, зачастую, искренне не понимают всей ущербности и пагубности взятого ими на вооружение метода политического диктата; в-третьих, народ с угнетенным сознанием и надломленной волей не способен на созидательную, творческую деятельность, без которой нельзя достичь подлинного прогресса. Отсюда доминирование в правящей политической среде перевернутого сознания неизбежно ведет к усилению антагонистических настроений в обществе.

Ярким подтверждением сказанного, того, за какой опасной чертой оказалось общество свидетельствуют поправки, внесенные парламентариями в Конституцию РСО – Алания в ноябре 2013 г. [3]. Согласно принятым поправкам граждане России, постоянно проживающие на территории РСО – Алания не допускаются к участию в прямых выборах главы региона. Разве могут вассалы сами себе выбирать господина? Конечно же, нет. Созданный правовой прецедент лишил граждан республики их основополагающего конституционного права самим избирать и быть избранными. Более того, он привел к дифференциации конституционных прав граждан одной страны (РФ), что вольно или невольно ведет к ослаблению центростремительных сил и препятствует формированию единой гражданской нации.

Можно соглашаться или не соглашаться с наличием прямой связи между сложившейся общественно-политической ситуацией в Республике Северная Осетия – Алания (2013 – 2014 гг.) и необходимостью отстранения массовых групп населения от непосредственного участия в выборах главы республики, но нельзя не согласится с тем, что такое уничижительное отношение к собственному народу, формирует в его глазах крайне негативный, враждебный образ власти. Инициированные номенклатурно-бюракратическим меньшинством Северной Осетии законодательные поправки уже не гипотетически, а реально на юридико-правовой основе обозначили линию общественного разлома. Данная линия окончательно развела по разные стороны политического поля «НАРОД» и «ВЛАСТЬ». Следовательно степень непредсказуемости развития социально-политических процессов в рассматриваемом регионе возрастает.

В целом выбор обществом Алании (Осетии) стратегии внутреннего развития и своего положения в трансформационных координатах ХХI века происходит на неблагоприятном социально-политическом фоне. Первое. Отказ современной политической элиты рассматриваемого региона от проекта модернизации общественных отношений в направлении правового государства, что делает низкоэффективными ее усилия по консолидации различных общественных сил. Второе. Значительная ценностная дифференциация элитных и массовых слоев населения, что ведет к росту протестных настроений в обществе. Третье. Усиление имущественного расслоения различных социальных слоев населения, что создает дополнительные трудности в его политическом самоопределении. Здесь уместно сказать о том, что никому в истории человечества не удавалось одержать победу в борьбе с собственным народом. В такой борьбе не бывает победителей, ибо проигрывают все: власть, народ, личность. Наглядным тому примером являются события связанные с так называемыми «бархатными революциями», «арабской весной». Последние, уже опоясали широкой дугой нестабильности территорию многих стран от северной Африки до Китая. На наших глазах развернулась национальная драма на Украине, чья территория непосредственно примыкает к территории Кавказа и всего юга России. Поэтому вняв здравому смыслу господствующей в Алании эрзац-элите пора остановить свой безумный, безумный бег по головам собственного народа, по его духовным скрепам и идеалам.

Таким образом, борьба РСО – Алания, РЮО за суверенитет во многом свелась к борьбе за право бесконтрольного использования узкой группой лиц (эрзац-элитой) ее производительных сил и природных ресурсов. Вследствие этого к 2014 г. произошло окончательное закрепление внутреннего рынка, сверхдоходных сфер за представителями эрзац-элиты, формирующейся по местечковому принципу. Эрзац-элита в отличие от элиты характеризуется бездуховностью, безнациональностью, безответственностью и безинициативностью.

Сложившаяся ситуация требует внесения серьезных корректив в государственную политику по данному вопросу. Очевидно, что только полномасштабная «национализация» государственной власти способна остановить ее дальнейшую внутреннюю деградацию и предупредить неуправляемый выброс протестной энергии массовых групп населения.

НОВАЯ СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ


С учетом того, что безопасность личности трудно отделить от безопасности общества и государства, и наоборот, следует считать одним из приоритетных направлений обеспечения безопасности совершенствование политического, государственного устройства общества. Конституирование форм государственного устройства и правления с учетом уровня развития личности и общественного сознания в целом через принятие соответствующих нормативно-правовых актов, есть наиболее безболезненный, относительно быстрый путь решения вышеобозначенной проблемы. Реализация данного курса будет способствовать решению и другой ключевой задачи, повышение социальной активности личности.

Следует подчеркнуть, что новая система государственной власти должна учитывать как национально-исторические особенности развития аланского общества, так и современные условия жизни, глобальные тенденции мирового развития. Создание полноценной парламентской Республики Алания (РСО – Алания, РЮО) должно стать основой предполагаемой реформы, так как в значительной мере именно парламентское правление, характеризуя уровень зрелости нации, способствует ее дальнейшему развитию. Все высокоразвитые страны мира в своем политическом развитии прошли через эволюционное становление своих представительных органов власти – парламентов.

С учетом всего вышеизложенного институализация политической власти в форме «Ныхас», как древней формы парламентаризма, приобретает исключительное значение. Только благодаря глубоко демократическим основам «Ныхаса» аланский народ смог защитить себя от многочисленных внешних и внутренних врагов, отстоять свое территориальное единство в трагичный период своей истории (XIV–XVIII вв.). Существует тесная историческая связь «Ныхаса» со становлением мирового парламентаризма. У древних германцев, свеев, шотландцев, англосаксов, ирландцев и др., которые в эпоху «великого переселения» народов имели самые тесные контакты с аланами, действовали так называемые «совещания», на них выбирались короли, принимались законодательные акты, «совещание» осуществляло и судебные функции. Можно сказать, что становление первых европейских парламентов явилось следствием эволюционного развития, взаимообогащения политического строя этих и других народов, принимавших активное участие в формировании европейских народностей средневековья.

Сказанное подтверждается анализом этнографического материала, который показал, что общественная форма правления «Ныхас» у аланского народа имеет многотысячелетнюю историю. До эпохи «военной демократии», раннего феодализма и вплоть до второй половины XIX века эта форма представительного собрания играла выдающуюся роль в политической жизни народа. «Ныхас» решал самые разнообразные вопросы общественной жизни. Его решения доводились до всех жителей общины и были обязательны к исполнению. Те, кто не выходил по тревоге, уклонялся от вооруженной защиты отечества, на «Ныхасе» изгонялись из общины, а их дома сжигались. Одной из мер наказания было объявление бойкота (хъоды), которому могли подвергнуться отдельные лица, семьи, целый род. Бойкот был древним средством борьбы за сохранение демократических свобод, равенства, взаимной поддержки и общественной ответственности [9]. Вопросы, затрагивающие интересы нескольких обществ или всей Алании (Осетии), выносились на обсуждение «Ныхаса», в состав которого входили представители различных обществ. Основой данного института власти являлось коллегиальное руководство, решения принимались консенсусом.

В зависимости от уровня рассматриваемого вопроса (управления), Ныхас идеально выполнял как функции органов местного самоуправления, так и функции представительного, законодательного собрания с общенациональными полномочиями. Поэтому неоправданным следует считать ликвидацию царским самодержавием в XIX веке сложившейся формы парламентарного правления аланского народа. Народные представительные собрания (ныхас) были в одночасье заменены чужеродными институтами власти в лице старшин, наместников, губернаторов и т.п. Так искусственно аланский народ лишился важнейшего института власти, вызревшего из самой политической ткани общества и являющегося основой развития гражданского общества.

С провозглашением в Российской Федерации новых демо¬кратиче¬ских принципов формирования властных структур, общественных институтов стал возможен и пересмотр основных законодательных актов, регламентирующих их деятельность. Поэтому в сентябре 1990 года была учреждена общественная организация «Хистарты Ныхас» («Совет Старейшин»). На учредительном собрании присутствовало более 400 делегатов – от всех районов как юга, так и севера Осетии. Полномочными делегатами явились люди, снискавшие доброе имя и уважение на протяжении всей своей жизни, бесценные носители национальных обычаев и традиций. На учредительном собрании было избрано правление, утверждены Устав и название общества «Хистарты Ныхас». Впоследствии на общем собрании была принята программа деятельности общества «Хистарты Ныхас».

По существу, в сентябре 1990 года прошел первый в новейшей истории съезд аланского (осетинского) народа, учредивший общество «Хистарты Ныхас». Впервые, со времен ликвидации царизмом института политического самоуправления народа, как следствие исторической закономерности, произошло его воссоздание на объективной национально-исторической основе. Надо полагать, что это событие еще ждет своего внимательного изучения и осмысления широкими слоями общественности. «Хистарты Ныхас», являясь одной из структурно-преобразующих организаций формирующегося в Алании (РСО–А, РЮО) гражданского общества, способствовал демократизации общества в целом.

«Хистарты Ныхас» принял ряд документов по наиболее актуальным вопросам жизни Алании (Осетии):

– Обращение к руководству Южной и Северной Осетий «О необходимости согласованных действий по решению жизненно важных социально-экономических, политических и других задач, стоящих перед аланским (осетинским) народом»;

– Обращение к осетинскому народу, призывающее к единству и возрождению культурных ценностей нации (август 1992 г.);

– Письмо на имя Чрезвычайного съезда народных депутатов Российской Федерации «О недопустимости и незаконности территориальных притязаний Чечено-Ингушской республики к Северо-Осетинской ССР»;

– Обращение к восемнадцатой сессии Верховного Совета СО ССР «О путях урегулирования последствий ингушской агрессии»;

– Открытое письмо к старейшинам ингушского народа «О недопустимости решения территориальных вопросов силой оружия»;

– Обращение «Хистарты Ныхас» к народу Республики Северная Осетия–Алания (декабрь 2001 г.) и другие.

Важное политико-государственное значение имеет обращение к осетин¬скому (аланскому) народу общества «Хистарты Ныхас» от 01.01.1993 года, в котором были сформулированы первоочередные политические и культурные задачи, стоящие перед ним [6]. Данный документ стал ключевым, поворотным событием в возрождении национального самосознания аланского (осетинского) народа.

Однако представители номенклатурно-бюрократического меньшинства Северной Осетии, воспитанные в условиях однопартийной системы и напрочь

не признающие за народом права на какую бы то ни было инициативу, самостоятельное решение, усмотрели в деятельности «Хистарты Ныхас» угрозу своему социальному статусу. Провозглашая лозунг возрождения национальных обычаев и традиций, они явились инициаторами проведения «первого» и «второго» съезда осетинского народа, на которых был учрежден в 1993 г. подконтрольный и подвластный госаппарату «Стыр Ныхас». Характерным является тот факт, что им не пришлось долго искать исполнителей своей воли.

Организаторы второго «съезда», создав по инициативе сверху «Стыр Ныхас», проигнорировав при этом деятельность общественной организации «Хистарты Ныхас», функционирующей к тому времени уже четвертый год, тем самым изначально полностью скомпрометировали саму идею народного представительного собрания Ныхас. В этом заключается кардинальное различие между воссозданным в сентябре 1990 году по инициативе народа (снизу) на всеаланском собрании общества «Хистарты Ныхас», от созданного в мае 1993 года по инициативе правительственных структур РСО – Алания общества «Стыр Ныхас».

Создание «Стыр Ныхаса» без учета мнения народа его национально-исторических традиций не могло привести к положительному результату. К 2002 году вся работа «Стыр Ныхас», которое к этому времени было переименовано в «Аланты Ныхас» была сведена исключительно к озвучиванию решений, принимаемых светской властью Республики Северная Осетия – Алания. Коллегиальность при принятии «Аланты Ныхас» решений была полностью исключена. По-существу, народ РСО – Алания, РЮО получил в лице данной общественно-политической организации еще одну бюрократическую структуру, стоящую на страже исключительно интересов госаппарата всех уровней. Данный закономерный итог в деятельности «Стыр Ныхас» привел к полной отчужденности от него народа Алании (Осетии).

Так, неограниченная законом и общественным контролем власть в РСО – Алания без особого труда изменила вектор успешной гражданской инициативы «Хистарты Ныхас». Здесь можно говорить о феномене непонимания господствующей эрзац-элитой насущных потребностей собственного народа, того, что невозможно провести системные реформы в социально-политической, экономической сферах, не считаясь ни с общественным мнением, реальным состоянием экономики республики, ни с интересами массовых групп населения. Вышеизложенное ведет к развитию процессов самоорганизации общества, носящих стихийный характер и соответственно затягиванию кризисных явлений в Алании.

Приведенные выше доводы позволяют по прошествию 24-х лет с момента воссоздания «Хистарты Ныхас» и 21-го года со времени организации «Стыр Ныхас» утверждать, что не каждое собрание граждан является съездом народа. То, что называют «первым», «вторым» и т. д. съездами осетинского народа, таковыми по своей сути не являются. Подготовка, созыв, цели, задачи съезда, а теперь и плачевные результаты выполнения принятых на них решений однозначно свидетельствуют об этом. Инициаторы по проведению этих съездов, не имея на то никаких полномочий, сами того не осознавая, взвалили на себя непосильную ношу.

Ныхас это не борьба за то или иное руководящее кресло, возможность заниматься распределением тех ли иных ресурсов. Ныхас это высшее проявление человеческой культуры, культуры общества в целом. Именно с этих этических позиций необходимо, прежде всего, рассматривать данную форму самоорганизации и самоуправления аланского народа. Поэтому только сформированная по национально-историческому признаку организация, придерживающаяся в своей работе традиционного народного обычного права, связанного с функционированием представительного собрания «Ныхаса», легитимна, выступать от его имени. Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующий вывод: «Ныхас» – это организация людей, объединенных общностью интересов, согласием в вопросах морали и права, основанном на жизненном опыте, на мудрости народной, ответственности перед народом. Несоответствие данным критерием является серьезным препятствием (ограничением) для стремящейся во власть эрзац-элиты.

Неформальное воссоздание насильственно отторгнутых институтов общественного самоуправления аланского народа Ныхасовет) подспудно позволит решить задачу по восстановлению деградирующих сегодня институтов семьи, фамилии. Проблема заключается в том, что если главным смыслом подвижнической деятельности ир – ас – алан было служение идеи – жить ради Подвига, то Подвиг этот свершался, прежде всего, за семейные, фамильно-родовые, национальные ценности и интересы. Других ценностей, за которые следовало бы отдать свою жизнь в природе и обществе не существует. По-видимому, забвение именно этих аксиоматичных истин и привело Аланию (Осетию) к столь плачевному текущему состоянию национального языка, культуры, территориально-государственного устройства, уровня социально-экономического, политического развития. Поэтому полноценное развитие этих институтов, являющихся первоосновой формирования здоровой нации должно стать краеугольным камнем проводимой в Алании государственной политики.

Практическая реализация выше изложенных предложений позволит народу Алании осознать, что никакие эффимерные «общечеловеческие ценности», политические и религиозные идеологемы не стоят человеческой жизни. Обозначенное направление развития гражданского общества приведет к отказу от навязанных народу чуждых «ценностей». Произойдет восстановление традиционных смыслов и стимулов, способствующих ведению добродетельной, благообразной семейной жизни, созидательной общественной и профессиональной деятельности.

Очевидно, что сегодня на общественных началах заниматься решением вопросов, связанных с далеко зашедшим процессом ассимиляции аланской нации, не представляется возможным. Более актуальной проблемы для государственных структур на сегодняшний день не существует, так как, если исчезнет нация, как исторически сложившаяся устойчивая общность людей, не будет и государства. Поэтому целесообразно создание в республике профессионального парламента – «Адамон Ныхас» («Народный Совет»), состоящего из двух палат: избираемой нижней палаты – «Ныхас» («Совет») и неизбираемой верхней палаты – «Хистарты Ныхас» («Совет Старейшин»). Здесь термин «Хистар» - «Старший» обозначает не возрастную категорию, не количество прожитых индивидуумом лет. Он обозначает, прежде всего, уровень миропонимания и мироощущения свойственный наиболее просвещенной части социума. Надо полагать, что уход от господствующей сегодня утилитарной трактовки понятия «Хистар» позволит сформировать верхнюю палату парламента Республики Алания на традиционалистской основе. Последние придаст ее работе дух здорового консерватизма.

Выдвижение от территориальных обществ «Совета Старейшин» представителей в верхнюю палату республиканского парламента целесообразно осуществлять на основе консенсуса (согласия). Данный консенсус достигается в ходе формирования родовых и фамильных союзов и делегирования ими своих представителей в территориальные общества «Совета Старейшин».

Полиэтничный состав социума Алании предопределяет полиэтничный состав членов парламента. Последние достигается путем объединения в верхней палате парламента представителей от всех народов, исторически проживающих на ее территории. Предложенный подход исключает порочную идейную основу, на которой формировалась бы национальное самосознание с националистической ориентацией аланского народа. «Совет Старейшин», обладая правом законодательной инициативы, утверждает все законы, принятые нижней палатой. Таким образом, интеграция «Хистарты Ныхас» с высшим законодательным и представительным органом власти становится возможной лишь на путях конституционной реформы.

Обозримая история президентских выборов в РЮО, РСО – Алания наглядно продемонстрировала неспособность высших должностных лиц своевременно в осмысленной, цивилизованной форме слагать с себя свои конституционные полномочия и, тем самым, сохранять к себе уважение граждан. Президентские выборы, зачастую превращаясь в зрелище глубоко аморальное разрушающе воздействуют на национальное самосознание, и, соответственно, на консолидацию общества. Поэтому целесообразно, чтобы главой республики являлся премьер-министр, он же глава правительства, выдвигаемый партийным блоком (избирательным объединением), получившим на выборах наибольшее число голосов избирателей. Победившая на выборах партия формирует правительство на срок действия депутатских полномочий. В отличие от сложившейся в Алании (РСО – Алания, РЮО) президентской власти (главы республики), избираемый премьер-министр несет прямую ответственность за принимаемые решения как перед парламентом, избирателями, так и перед своей партией (партийным блоком).

Премьер-министр и его кабинет, непосредственно подконтрольные парламенту, в этих условиях будут осуществлять ответственное управление. Здесь главным сувереном (верховным властителем) выступает не персонифицированное высшее должностное лицо (президент, глава, губернатор и т.д.), а коллегиальный орган – парламент. Усиление персональной ответственности главы исполнительной власти в наибольшей мере отвечает и задачам мобилизационной модели развития экономики страны, которая с неизбежностью идет на смену, господствующей сегодня в России неолиберальной модели. Данное обстоятельство делает предпочтительней установление власти парламента и премьер-министра, нежели президентской власти, имеющей свою администрацию, стоящую над парламентом и правительством.

Скорейшему формированию новой – парламентской модели политического устройства Алании (РСО – Алания, РЮО) препятствует отсутствие реальной политической конкуренции между различными политическими партиями. Более того, сама политическая конкуренция, как необходимый элемент самоочищения общества здесь находится в зародышевом состоянии. Поэтому переход к данной модели предполагает наличие ее переходных форм (моделей). В качестве таковой, вполне может выступить модель, которая функционировала в РСО – Алания до введения поста президента (1994 г.). Здесь председатель парламента одновременно выступает и в качестве высшего должностного лица. Очевидно, что уже на этом первом этапе предлагаемой к реализации конституционной реформы удастся в значительной мере сбалансировать весь политико-правовой механизм сдержек и противовесов в системе государственной власти Алании.

Одна из основных причин низкого представительства наиболее достойных граждан во власти заключается в неадекватности, действующей ныне избирательной политической системы прамонотеистическому духовному мировоззрению ир-ас-аланского народа. В основе данного мировоззрения лежит ирон агъдау. Агъдау не совместим с самолюбованием, самореклой, самовыдвижением, самопродвижением и прочей самостью. Проявление этих низших инстинктов (анагъдау), и сопровождающие их в процессе избирательной компании беспринципные действия многочисленных политиканов находятся в коренном, глубинном противоречии с традиционной культурой народа. Ирон афсарм, ирон узданзинад – эти понятия наряду с другими многосложными понятиями, исторически сформировавшие его национальное лицо, следование им делает несовместимым участие наиболее достойных представителей народа в подобного рода выборах. Внутреннее табу не позволяет им становится участниками избирательного процесса. Таким образом, существующая избирательная система исподволь отторгает национально мыслящих людей, руководствующихся не местническими, а общенациональными, общегосударственными интересами.

В этих исскуственно созданных политических условиях безусловные, абсолютные преимущества получают субъекты, характеризующиеся низким уровнем внутренней культуры. Поэтому действующая ныне избирательная система гарантированно обеспечивает прохождение во власть, как правило, карьеристам и лицемерам, мистификаторам и лицедеям. Избирательная компания, превращаясь, по-существу, в «ярмарку тщеславия», где есть свои харизматические «герои» вымывает, подтачивает основы национального самосознания народа. Она трансформирует её участников в общечеловеков, «манкуртов, не помнящих родства». В этом суть и первопричина длительного господства на политическом олимпе Алании (Осетии) бесславных людей.

Возможна ли безболезненная трансформация, сформировавшейся в РСО – Алания, РЮО асоциальной политической избирательной системы? Думается, вполне возможна. Здесь необходимо сказать о том, что многими историками постулируется положение, согласно которому по мере переселения осетинских горских обществ на плоскость данные общества утратили какие-либо функции, заменившись субъэтническим и общеэтническим самосознанием и организацией [2]. Соглашаясь с общим ходом мыслей, следует сказать о том, что не все так однозначно. Неоднозначность этого сложного процесса наиболее наглядно проявилась в последние десятилетия. Так называемые догосударственные формы управления осетинского народа (фамильные, родовые, общинные ныхасы), представляющие собой некую замкнутую на интересах, прежде всего, исключительно своей общины управленческую корпорацию, получили новый мощный импульс развития. Отличительной чертой выше обозначенных общественных структур, является то, что в их основе лежат институты мыгкаг (фамилия) и арвадалта (большая фамилия). Не замечать этого еще не значит, что данные тенденции не присутствуют в повседневной социально-политической практике. В еще более выраженной форме данные тенденции присутствуют в жизни других субъектов РФ.

Основная причина, приведшая к такому развороту событий, заключается в низком уровне осмысления правящей длительное время политической эрзац-элитой Алании общенациональных целей, стоящих перед ее народом и, соответственно, вытекающих из них общенациональных задач. Только наличие общенациональных задач, решение которых требует усилий всех членов социума, позволяет скрепить народ и на этой основе придти к формированию гражданской нации. Последнее является безальтернативным направлением развития государственности народа Алании. Исключительно реализация данных задач, способна поэтапно привести к формированию единой в политическом и экономическом отношении Республики Алания (РСО – Алания, РЮО).

В противоположность сказанному, длительное отсутствие на государственном уровне крайне необходимого общенационального проекта совместного развития как севера, так и юга Алании (Осетии) в конечном итоге привело к полномасштабному кризису власти. Именно эта политическая реальность обусловила самоорганизацию народа по родовым, общинным признакам. То есть данный процесс является его естественной защитной реакцией на созданный в Алании управляемый хаос.

Поскольку выше обозначенные тенденции приняли форму свершившегося факта, то, на наш взгляд, их не следует купировать и тем более игнорировать. Напротив, необходимо использовать позитивную энергию возрождающегося родового сознания направляя его в конструктивное русло. По-видимому, именно этим, казалось бы, «архаичным» формам самоуправления народа предстоит вывести Аланию (РСО – Алания, РЮО) из того социально-политического тупика, в котором она оказалась.

Переход от кризиса власти к формированию осмысленной политики по развитию государственности народа Алании является ключевым вопросам текущей политической повестки дня. В условиях, когда власть не смогла, своевременно поняв всю глубину и катастрофичность социально-политических трансформаций произошедших как на постсоветском пространстве, так и в мире в целом, коренным образом перестроить систему организации всей властной вертикали, идеологические ориентиры развития общества в целом обозначенный вектор дальнейшего общественно-политического развития выходит на первый план. Поэтому игнорирование, более того, препятствие объективно протекающим процессам по консолидации народа Алании через возрождение и укрепление родовых, фамильных союзов входит в коренное противоречие с его национально-государственными интересами.

Конструктивный диалог власти с этими возрождающимися первичными формами гражданского общества способен выстроить в Алании принципиально новую прогрессивную систему общественных отношений. Поэтому они должны получить конституционную возможность делегирования своих представителей во власть. Нельзя вести общество вперед игнорируя специфику исторически сложившегося этнонационального самосознания народа. Следовательно, своего изменения требует сам вектор общественного развития. Только сам народ, являющийся одновременно субъектом и объектом политики, через свои вышеобозначенные представительные институты способен кардинальным образом изменить направление данного вектора. По-существу, речь идет о возвращении адаптированного к современному этапу общественного развития порядка вещей, который исторически был присущ Алании (Осетии), и который не раз доказывал свою эффективность.

Конституция, это юридический исходный код общества. Основными кодовыми знаками в Конституции выступают язык, культура, территориальное, политическое устройство общества и др. Поэтому если в Конституцию закладывается неправильная алогичная кодировка, то такой «Основной закон» ведет не к консолидации общества и укреплению государства, а к их фрагментации и разрушению. Именно такой процесс происходит в Алании (РСО – Алания, РЮО) сегодня, что свидетельствует о необходимости проведения кардинальной конституционной реформы.

Воссоздание на конституционной основе истинно демократических государственных структур власти, избирательной системы будет стимулировать рост национального самосознания. Парламентарное правление, являясь необходимым этапом модернизации всей общественно-политической системы, обеспечит безболезненную трансформацию функционирующей сегодня асоциальной политической системы в систему, где реализация ресурсного потенциала Алании будет осуществляться в интересах массовых групп населения. В этих условиях станет возможным введение принципа ответственности вышестоящих перед нижестоящими. Последние подспудно позволит адекватно действительности отразить существо вышеобозначенных кодовых знаков Конституции. Поэтому двухпалатный парламент явится консолидирующим началом для народа Алании и станет важным этапом в развитии институциональных основ прогнозируемого государственного образования Республики Алания (РЮО, РСО – А).

С учетом всего вышеизложенного правящему классу Алании (Осетии) необходимо преодолев глубоко сидящий в нем комплекс политической неполноценности перейти из стадии подросткового политического возраста в стадию политической зрелости. Надо перестать рассматривать Осетию в качестве политической, экономической и культурой перефферии России и мира в целом. Только уход от этого зашоренного взгляда позволит открыть новые широкие горизонты ее социально-политического, культурного развития. Последние обеспечит естественную трансформацию проводимой длительное время виртуальной политики в реальную политику, политику дела. Другими словами, представителям правящего политического класса жизненно необходимо научиться любить Осетию в себе, а не себя в Осетии.

Вопрос о том, способна ли нынешняя политико-государственная система добровольно пойти по прогрессивному пути гуманизации общественных, политических отношений, остается открытым. Положительное решение данного вопроса во многом зависит от уровня его осмысления со стороны политической, национальной элиты общества. Пока эти отношения в Республике Южная Осетия, Республике Северная Осетия – Алания, продолжают развиваться в противофазе общественным и национальным интересам.


Литература


1. www.kp.ru. Абдулатипов.

2. Блиев М.М., Бзаров Р.С. История Осетии с древнейших времен до конца ХIХ в. – Владикавказ, 2000.

3. В парламенте республики // Северная Осетия. Владикавказ, 2013, 29 ноября. № 219.

4. Джанаев Х.Г. Вспомним об опыте предков // Северная Осетия. Владикавказ, 1993, 16 ноября. № 220.

5. Джатиев В.С. Нужен ли республике Президент? // Северная Осетия. Владикавказ, 1993, 9 ноября. № 215.

6. Дзанайты Х.Г. Национальная доктрина Алании – ХХI век: этнополитическое исследование. – М.: Наука. 2005.

7. Дзанайты Х.Г. Национальная доктрина Алании. – Владикавказ, 2000.

8. Закон РСО–Алания «О внесении изменений и дополнений в закон РСО–А «О местном самоуправлении в Республике Северная Осетия – Алания» // Северная Осетия. Владикавказ, 2000, 2 ноября. № 209.

9. Калоев Б.А. Осетины (историка–этнографическое исследование), М., 1967.

10. Конституционный закон Республики Северная Осетия – Алания «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Северная Осетия – Алания // Северная Осетия. Владикавказ, 2001, 1 августа. № 142.

11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 мая 2001 // Российская газета. М., 2001, 27 июня. № 121.

12. Северная Осетия. Владикавказ, 1998, 21 января. №11.

13. Серебрянников В.В., Хлопьев А.В. Социальная безопасность России. – М., 1996.

14. Цалиев А.М. Республика: Президентская или парламентская // Северная Осетия. Владикавказ, 1993, 28 октября. № 208.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Русский театр собирается на гастроли в Петрозаводск и готовится к премьере
  • Спектакль про непридуманное
  • Спектакли ТЮЗа "Саби" увидели Карелия и Калмыкия
  • Виолончель Александра Рамма
  • Россия" – в гостях у Осетии
  • Прощание по-итальянски
  • Сияние "Солнечного павлина"
  • Мариинская "Иоланта"
  • Художественный фильм "Коста"
  • Из Веймара – с любовью
  •   Архив
    Ноябрь 2017 (20)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru