поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
К вопросу о происхождении одного фамильного имени у осетин
Автор: 00mN1ck / 30 мая 2014 / Категория: Авторские статьи
А.В. Дарчиев,
к.и.н., с.н.с. СОИГСИ им. В.И. Абаева

Антропонимические исследования имеют большое значение для языкознания, истории и этнографии младописьменных народов, к числу которых относятся и осетины. Поэтому вышедшая в 2009 году книга Ф.М. Таказова «Этимология осетинских имён и фамилий» представляется весьма актуальной. Её несомненные достоинства отметят более авторитетные рецензенты, мы же берём на себя скромную задачу высказать некоторые замечания по поводу этимологии фамильного имени Дарчитӕ.

«Дарчитӕ (Дарчиевы) из тюрк, dar «узкий, тесный; скудный; стеснённый; перен. убогий, ограниченный» + çi (ci) «аффикс, с помощью которого производные слова характеризуют лицо»; букв.: «бедный, неимущий» [1,120-121]. Однако тюркское корневое прилагательное dar имеет более широкий смысловой спектр: «скупой, скаредный, мелочный; завидующий; мрачный, печальный, скорбный» [2, 146-147]. Выбор одного из перечисленных значений должен быть обоснован конкретными лексическими примерами. К сожалению, подобных примеров автор не приводит, и вряд ли мы можем надеяться на их существование. Обозначению понятий «богатый» и «бедный» в тюркских языках посвящены обстоятельные работы А.Н. Самойловича [3, 21-66] и Ф.Г. Исхакова [4, 173-231]. Результаты этих исследований дают основание для твёрдого вывода: среди использовавшихся ранее и ныне действующих в тюркских языках обозначений понятия «бедный», а также его многочисленных вариаций и оттенков («неимущий, убогий, скудный, нищий» и т.д.) слово darçi отсутствует. Стало быть, от предложенного толкования следует отказаться.

Конструируемое Ф.М. Таказовым dar+çi действительно присутствует в тюркских языках, но в качестве названия рода занятий (профессии) лица. В киргизском от сущ. dar «1.виселица; 2.цирковой канат»1 при помощи аффикса çi(çy) образовано дарчы в двух соответствующих значениях: «палач-вешатель» и «канатоходец, акробат» [7, 206]. В уйгурском языке дарчи также означает «канатоходец»: «На праздниках демонстрировали своё искусство канатоходцы (дарчи), фокусники (сэргэри), дрессировщики зверей, соревновались в остроумии острословы-шутники (чахчахчи)» [8, 7].

Интересное сообщение находим у И.Ф. Бларамберга, в 1836 году входившего в состав топографической экспедиции Г.С. Карелина на восточное побережье Каспийского моря: «Карелин предложил туркменам устроить турнир борцов, пообещав победителю небольшой приз. ... Толкая друг друга и крича во всю глотку, они образовали крут. Дарчи, своего рода полицмейстер, смог выровнять круг только после того, как стал бить нагайкой по голым ногам орущих соплеменников» [9, 60]. Возможно, как и в ряде других случаев, И.Ф. Бларамберг передаёт туркменское название с искажением. Во всяком случае, мы не располагаем материалами, подтверждающими наличие такого термина в туркменском или ином тюркском языке. Как известно, осетинская антропонимия обнаруживает явные следы не только тюркского, но и монгольского влияния [См.: 12, 288-289]. Поэтому нельзя обойти молчанием следующие монгольские имена, засвидетельствованные историческими источниками: Дарча — посланец монгольских тайджи к русскому царю Алексею Михайловичу [13,228], Солом-Дарча — писарь джунгарского хунтайджи Цэван-Рабдана [14, 340], Дарчи Яйзан — упоминаемый в кузнецких актах помощник правителя чёрных калмыков Калдана [15, 125], Лама Дарчи — сын ойротского хана Галдан-Церена. В форме Дарчи второй компонент имени мы находим в историческом романе И. Шодоева «Трудные годы». В некоторых источниках имя этого персонажа встречается в форме Лама Дарджа, Лама Дарджи [16, 425- 427], Лама Дорджи [17, 110], что, впрочем, не снижает значения литературного варианта в виду отмеченной крити ками глубокой фольклорно-исторической основы этого произведения [См.: 18, 378].

В последнем случае компонент «Лама», очевидно, позволяет отнести Лама Дарчи к именам тибетско-санскритского происхождения, которые распространились у монгольских народов с принятием буддизма. Действительно, дарчи — это особое буддийское звание мелкого служащего калмыцкого хурула (монгольской церкви) [19, 35]. Личное имя Дарчи мы встречаем как у индийцев, так и у тибетцев. К примеру, среди крупнейших индийских ростовщиков, живших в Астрахани в начале XVIII века, упоминается Дарчи Рамчандов [20, 202]. Современный немецкий автор Карл Майер, рассказывая о своём пребывании в Тибете, большое внимание уделяет персонажу по имени Дарчи (Dartschi) — активному участнику тибетского сопротивления [21, s. 179 und If],

Надо полагать, из монгольской среды имя Дарчи проникло в область русской каронимии, о чём может свидетельствовать следующий любопытный факт: в состав Амурской речной флотилии в начале 20-х годов входил бронекатер под названием «Дарчи» [22, 252].

Итак, тюркские и монгольские языки дают нам немалое количество личных имён и апеллятивов, созвучных рассматриваемому осетинскому антропониму. Какими критериями, помимо фонетической близости, мы должны руководствоваться, пытаясь соотнести их с фамильным именем Дарчитӕ? Отмеченная выше связь антропонимики и этнографии носит двусторонний характер, поэтому, выясняя значение фамильного имени, необходимо учитывать и использовать этнографические данные о происхождении этой фамилии. В противном случае мы рискуем оказаться в плену созвучий, не имеющих отношения к этимологии изучаемого имени.

Фамилия Дарчиевых проживала в селении Лисри Мамисонского ущелья Северной Осетии. Согласно одним генеалогическим преданиям, основатель фамилии по имени Дарчи переселился сюда из Западной Грузии (Мегрелии, Рачи) [См.: 23, 56; 24, ф. 94]. В некоторых вариантах переселенца звали Лалды, а Дарчи был его сыном, родившимся уже в Лисри [25, ф. 72]. По другой версии, родоначальник фамилии Дарчи был выходцем из Абхазии [26, л. 313; см. также: 27,185]. Исследователи включают Дарчи, Дарчо [28, ф. 326] и Дарче [29, л. 31] в состав осетинских личных имён, но ни одно из них не осмысливается на осетинском языке. Кроме осетин, имя Дарчи встречается у чеченцев,2 а фамилия Дарчиевых входит в одно из старейших обществ горной Чечни — Малхиста [См.: 31; 59- 39].3

Осетинские генеалогические предания указывают ещё одно направление антропонимических поисков — в Грузии. И действительно, здесь широко распространены такие мужские имена, как Дарча, Дарчиа, Дарчо [34, 72]. В Западной Грузии, откуда предание выводит эпонима Дарчиевых, распространена фамилия Дарчия (в Гурии), в Кахетии — Дарчиашвили, в Аджарии — Дарчидзе [См.: 35,21-22]. Поскольку «дарчи» по-грузински означает «оставайся», указанные имена приобретают апотропеическое значение. «Если дети в семье мрут, — писал Г.Ф. Чурсин, — новорождённому дают такое имя, которое должно положить конец смертности; у грузин таким именем, например, является Дарчо — «оставшийся», у аджарцев турецкое Дурсун «пусть останется», у армян Мнацакан — «остающийся» и т.п.» [36, 21]. А.Г. Шанидзе также производит имена Дарчо и Дарчиа от груз, дарчи «оставайся», в котором видит благопожелание — «живи!», «здравствуй!» [35, 21]. Таким образом, грузинская этимология представляется весьма убедительной.

В то же время и здесь имеются некоторые не совсем ясные моменты. При всём многообразии производимых от груз, «дарчи» имён (Дарча, Дарчиа, Дарчо) вариант с конечным -и, т.е. собственно Дарчи, встречается у грузин крайне редко. В словаре картвельских антропонимов А.А. Глонти он вовсе отсутствует, а А.Г. Шанидзе подтверждает его одним примером: в начале XIX века городским головой (мелик- мамасахлисом) Тифлиса был князь Дарчи Бебутов (1761-1832) [Там же]. Отметим, что Бебутовы считаются старинным армянским родом [См.: 37, 241; 38, 182], поэтому Р. Ачарян включил Дарчи в словарь армянских личных имён, хотя и с признанием его грузинской этимологии [39, 21].

Вполне вероятно, что имя Дарчи является грузинским заимствованием как у армян, так и у осетин и чеченцев. Естественно также, что оно могло измениться в языках перенявших его народов. Но почему у всех одинаково и в такой форме, которая в грузинском засвидетельствована крайне слабо? Не имеем ли мы дело с именем, которое по происхождению грузинским не является и лишь совпадает по звучанию с груз, «дарчи»?

В связи с этим хотелось бы обратить внимание на следующий факт. Грузинский автор XI века Джуаншер Джуаншериани в своём произведении «Жизнь Вахтанга Горгасала» сообщает: «А царю Вахтангу супруга его родила близнецов — сына и дочь — и во время родов скончалась царица Балендухт, дочь царя персидского. А Вахтанг нарёк сына своего персидским именем Дарчил, а пo-грузински Дачи» [40, 179]. Ещё один картлийский правитель по имени Дарчил упоминается в грузинском агиографическом произведении XII в. «Мученичество Давида и Константина». Нашествие на Грузию арабского завоевателя Мурвана Кру (середина 30-х годов VIII в.) вынудило Дарчила и его брата Арчила бежать в Абхазию: «И были тогда ... Арчил и Дарчил в крепости той, которую называют Анакопия, ибо скрывались в ней от страха перед персами. И выступили вперёд с небольшим войском в сражение с язычниками, но были осилены ими, ибо убили брата старшего Арчила, а Дарчил вернулся в ту же крепость Анакопию» [41, 114].

По мнению М. К. Андроникашвили, Дарчил представляет собой искажённое персидское имя Дарий и происходит от *Dāraya-ĉiƟra, среднеперсидской формой которого было бы *Darĉihr. В грузинском она закономерно должна была дать Darĉil [См.: 42; 208, 462, 463]. Возможно также, что *Darcihr получено из среднеперсидского *Dar[aβ]çihr «потомок Дария» [Там же. С. 463].

Джуаншер приводит только одну грузинскую форму имени Дарчил — Дачи. В то же время в исторической литературе мы встречаем и другой вариант этого имени — Дарчи. Так, О. Евецкий пишет, что столица Грузии была перенесена из Мцхеты в Тифлис «царём Дарчи, сыном и преемником Вахтанга» [43, 115]. Наследником Вахтанга Горгасала Э. Эйхвальд также называет царя Дарчи, который в 506 году перенёс свою резиденцию из Мцхеты: «und die König Dartschi versetzte ihm Jahre 506 seine Rezidenz von Mtzcheta ganz dorthin» [44, 79]. Кажется, налицо явная ошибка, которая не ускользнула от внимания К. Коха: «Auch in den Namen macht Eichwald viele Fehler; so schreibt er... Dartschi statt Datschi» [45, 304]. Однако позднее авторитетный М. Броссе сына Вахтанга Горгасала называет и Дарчи («Wakhtang nomma son fils, en persan Dartchil, Dartchi en georgien») [46, 176], и Дачи [Ibid. P. 182, 183].4

Описывая древности Тифлиса, известный русский путешественник и этнограф Е.Л. Марков также сообщает, что замок Метех был основан «сыном знаменитого Вахтанга Горгаслана, грузинским царём Дарчи, как первое зерно нового Тифлиса» [48, 325].

Эта своеобразная литературная традиция сохранилась до наших дней, и уже в интернет-публикациях мы находим упоминание грузинского царя Дарчи: «Dach’i (Georgian: დაჩი, also Darchi, დარჩი, or Darchil, დარჩილი), of the Chosroid Dynasty, was the king of Iberia (Karth, eastern Georgia) reigning» [49]. Подтверждают ли источники переход персидского Дарчил в грузинское Дарчи — вопрос, требующий специального рассмотрения. Его решение представляет двоякий интерес: либо будет устранено старое заблуждение, либо имя Дарчи получит новую (иранскую) этимологию.


Примечания:

1 Тюркское dar «виселица» В.В. Радлов справедливо отнёс к заимствованиям из персидского [5, стлб. 1625-1626]. Ср. также перс, дарзӓн «палач-вешатель» и перс, дарбаз «акробат; канатный плясун, канатоходец» [6, 601].

2 К примеру, Дарчи Хасаханов — известный современный чеченский художник [См.: 30, 238].

3 Д. Гакаев в числе единомышленников чеченского религиозного деятеля шейха Дени Арсанова называет Цетиша Дарчиева, «выдающегося знатока обычного (адата) и исламского (шариата) права [33, 59].

4 Феликс Фонтон почему-то отождествил грузинского царя Дарчи с Давидом II: «David II ou Dartchi, descendu des montagnes avec des troupes nombreuses, reconquit et le Gurezan» [47, 66-67].


Литература

1. Таказов Ф.М. Этимология осетинских имён и фамилий. Владикавказ, 2009. 203 с.

2. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. М.: Наука, 1980. Т. III. 396 с.

3. Самойлович А.Н. Богатый и бедный в тюркских языках // Известия АН СССР. Отделение общественных наук. 1936. № 4.

4. Исхаков Ф.Г. Наблюдения по лексике в области прилагательных в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. М.: Издательство Академии наук СССР, 1961.

5. Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. СПб., 1905. Т. III. 4.2. 2204 стлб.

6. Персидско-русский словарь. 4-е изд. М.: Русский язык, 1983. Т. I. 800 с.

7. Юдахин К.К. Киргизско-русский словарь. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1940. 576 с.

8. Кадыров А. Годы становления. (Из истории Уйгурского театра музыкальной комедии). Алма-Ата: Жалын, 1978. 96 с.

9. Бларамберг И.Ф. Воспоминания. М.: Наука, 1978. 358 с.

10. Авалиани С.Л. Крестьянский вопрос в Закавказье. Тбилиси: Мецни- ереба, 1986. Т. V. 120 с.

11. Ошурков В.А. Отчёт о поездке, совершённой летом 1902 года в Западные Саяны и западную часть Танну-Ола // Урянхай. Тыва дептер: антология научной и просветительской мысли о древней тувинской земле. М.: Слово, 2007. Т. III. Ч. 1.

12. Камболов Т.Т. Очерки истории осетинского языка: учебное пособие для вузов. Владикавказ: Ир, 2006. 463 с.

13. Русско-монгольские отношения. 1685-1691: сборник документов. М.: Восточная литература РАН, 2000. 487 с.

14. История Казахстана в русских источниках XVI — XX веков. Алматы: Дайк Пресс, 2005. Т. II.: Русские летописи и официальные материалы XVI — первой трети XVIII в. о народах Казахстана. 456 с.

15. Кузнецкие акты XVII — первой половины XVIII вв. Сборник документов. Кемерово, 2006. Вып.3. 207 с.

16. Материалы по истории казахских ханств XV — XVIII веков (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата: Наука, 1969. 651 с.

17. Абрамов Н. Областной город Семипалатинск // Записки императорского русского географического общества. СПб., 1861. Кн. 1.

18. Палкина РА. Образ романного героя в литературе Южной Сибири // Советский многонациональный роман. М.: Наука, 1985.

19. Эрдниева К.О. Списки монголо-ойратских законов 1640 г. и их изучение // Малоисследованные источники по истории дореволюционной Калмыкии и задачи их изучения на современном этапе. Элиста, 1987.

20. Голикова Н.Б. Очерки по истории городов России конца XVII — начала XVIII вв. М.: Издательство МГУ, 1982. 216 с.

21. Mayer К. Die letzte Generation: Die Abdudisten. Norderstedt: Books on Demand GmbH, D-Norderstedt, 2007. Bd. I. 198 s.

22. Корабли и вспомогательные суда советского Военно-Морского Флота (1917-1927 гг.). Справочник / С.С. Бережной [и др.]. М.: Воениздат, 1981.589 с.

23. Калоев Б.А. Осетины. (Историко-этнографическое исследование). 2-е изд., исправ. и доп. М.: Наука, 1971. 358 с.

24. Наниты В. Мамысонгомы мыггӕгты равзӕрд // Фидиуӕг.1985. №10. Ф. 93-96.

25. Хозиты Ф. Уӕлладжыры комыл — Туалтӕм. Орджоникидзе: Ир, 1990. 230 ф.

26. ОРФ СОИГСИ. Ф.Фольклор. Оп.1. П.89. Д.112.

27. Гутнов Ф.Х. Века и люди: из истории осетинских сёл и фамилий. Владикавказ: Ир, 2004. Вып. 2. 223 с.

28. Гаглойты З.Д. Ирон мыггӕтӕ. Дзӕуджыхъӕу: Ир, 2005. 359 ф.

29. Сабанов В.Д. Осетинские имена // ОРФ СОИГСИ. Ф. Лингвистика. On. 1. Д. 239.

30. Культура Чечни: история и современные проблемы. / Отв. ред. Х.В. Туркаев. М.: Наука, 2002. 380 с.

31. Адат: Кавказский культурный круг — традиции и современность. М.-Тбилиси: Международный научно-исследовательский институт народов Кавказа, 2003. 255 с.

32. Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Мат. всеросс. научн. конф. М.: Наука, 2006. 574 с.

33. Гакаев Д. Очерки политической истории Чечни (XX век). М.: Чеченский культурный центр, 1997. 473 с.

34. Глонти А.А. Картвельские собственные имена. Словарь антропонимов. Тбилиси: Советская Грузия, 1967. 218 с. ( на груз, языке).

35. Шанидзе А.Г. Этимологические заметки // Труды кафедры древнегрузинского языка Тбилисского университета. 1976. №19. С. 19-23 ( на груз, языке). Выражаю глубокую признательность Г.В. Чочиеву и З.М. Сагкаеву, выполнившим перевод этой статьи на русский язык.

36. Чурсин Г.Ф. Магическое значение имени у кавказских народов // Бюллетень Кавказского историко-археологического института в Тифлисе. 1928. №4.

37. Fontanier V. Voyages en Orient, enterpries par ordre du gouvernement Francais, de 1830 a 1833. Paris: Libraire de Dumont, 1834. 354 p.

38. Парсамян В.А. История армянского народа. 1801-1900 гг. Ереван: Ай-стан, 1972. Т. I. 400 с.

39. Ачарян Р. Словарь армянских личных имён. Ереван: Издательство ЕГУ, 1944. Т. II. 682 с. (Научные труды Ереванского государственного университета. Т. XXIV).

40. Жизнь Вахтанга Горгасала / Джуаншер Джуаншериани / Пер. и коммент. Г. Цулая. Тбилиси : Мецниереба, 1986. 150 с.

41. Мученичество Давида и Константина / Пер. и коммент. Г.В. Цулая // Этнографическое обозрение. 1996. №1.

42. Андроникашвили М.К. Очерки по ирано-грузинским языковым взаимоотношениям. Тбилиси: Издательство ТГУ, 1966. Т. I. 696 с. (на груз, языке).

43. Евецкий О. Статистическое описание Закавказского края. СПб.: Типография Штаба Отдельного Корпуса Внутренней Стражи, 1835. 308 с.

44. Eichwald E. Reise auf dem Caspischen Meere und in den Kaukasus. Stuttgart: Verlag der J.G. Cottaschen Buchhandlung, 1837. Bd.I. 896 s.

45. Koch K. Reise dürch Russland nach dem kaukasischen Isthmus in der Jahren 1836, 1837 und 1838. Stuttgart-Tiibingen: Verlag der J.G. Cottaschen Buchhandlung, 1843. Bd. II. 561 s.

46. Brosset M. Histoire de la Georgie depuis Fantiquite jusquau commencement du XIX-е siecle. St.-Petersbourg: de rimprimerie de FAcademie Imperi-ale des Sciences, 1849. Partie I. 694 p.

47. Fonton F. La Russie dans FAsie-Mineure, ou campagnes du marechal Paskevitch en 1828 et 1829. Paris, 1840. 568 p.

48. Марков Е.Л. Очерки Кавказа. Картины кавказской жизни, природы и истории. 3-е изд. СПб.-M.: Товарищество М.О. Вольф, 1913. 591 с.

49. Dachi of Iberia. URL: http://www.worldlingo.com/ma/enwiki/en/Dachi_ of_Iberia (дата обращения: 30.10.2010).


Источник:
Дарчиев А.В. К вопросу о происхождении одного фамильного имени у осетин // Известия СОИГСИ. Школа молодых ученых. 2010. Вып. 4. С. 67 - 74.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Куда приводят мечты?
  • Мариинские вечера
  • К нам едет Дирижер!
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • О родном слове
  • Сквозь годы…
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Аншлаг за аншлагом
  • "Сарматская конница" "въехала" в Прагу
  •   Архив
    Октябрь 2017 (29)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
    купить микроавтобус ивеко дейли liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru