поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
В. С. Толстой и его очерки по этнографии Осетии
Автор: 00mN1ck / 28 мая 2015 / Категория: Авторские статьи
Гостиева Л. К., г. Владикавказ

Владимир Сергеевич Толстой родился 10 мая 1806 г. в селе Курбатово Скопинского уезда Рязанской губернии в семье гвардии капитан-поручика Сергея Васильевича Толстого. Семья принадлежала к нетитулованной ветви Толстых. В. С. Толстой являлся дальним родственником Льва Николаевича Толстого, их деды были двоюродными братьями. Благодаря матери — урожденной княжне Елизавете Петровне Долгорукой, В. С. Толстой находился в родстве с представителями многих знатных дворянских родов России.

В 1823 г. В. С. Толстой был зачислен юнкер-офицером в элитное формирование русской кавалерии Екатеринославский кирасирский полк, а затем переведен подпрапорщиком в Московский пехотный полк.

Восемнадцатилетним юношей Толстой стал членом Северного общества декабристов. 18 декабря 1825 г. В. С. Толстой был арестован в связи с причастностью к проекту организации подпольной типографии за границей и привлечен к следствию.

10 июля1826 г. Верховный уголовный суд приговорил В. С. Толстого к каторжным работам на 2 года, а через месяц сократил срок каторги до 1 года. 9 апреля1827 г. Толстой прибыл в Читинский острог, но по царскому указу сразу был отправлен на поселение в Тункинскую крепость Иркутской губернии (в настоящее время село Тунка, Тункинский район Бурятии).

15 июня1829 г. В. С. Толстой по собственному желанию был определён рядовым на Кавказ. Благодаря стараниям влиятельных родственников он оказался одним из первых декабристов, переведенных из ссылки рядовыми на Кавказ. В сентябре 1829 г. он был зачислен в 41 й егерский полк, в 1830 г. переведен солдатом в I Кавказский батальон, расположенный в Моздоке. В 1833 г. В. С. Толстой стал унтер-офицером, а в 1839 г. был произведен в поручики. Дальнейшему служебному продвижению, хотя и медленному, способствовало родство с главнокомандующим Отдельным Кавказским корпусом Е. А. Головиным, женатым на его двоюродной сестре Елизавете Павловне (урожденной Фонвизиной). Именно по его просьбе офицера «из государственных преступников» (как значилось в его формулярном списке) часто прикомандировывали к штабам русских генералов. В 1838 1839 гг. В. С. Толстой состоял при командующем войсками Кавказской линии П. Х. Граббе (бывшем члене «Союза благоденствия»).

В 1843 г. В. С. Толстой по болезни был уволен в отставку поручиком. Он поселился в имении своей сестры в Сычевском уезде Смоленской губернии, но из за отсутствия средств к жизни, в 1845 г. вновь подал прошение об определении на военную службу. Прошение было удовлетворено и Толстого прикомандировали к Кавказскому линейному казачьему войску. В том же году В. С. Толстой за отличия в боях с горцами был произведен в штаб-ротмистры, а затем получил чин сотника 4 й бригады Кавказского казачьего войска. В 1847 г. с него был снят секретный надзор. В 1849 г. в чине есаула Толстой был уволен для определения на гражданскую службу. В 1850 г. он служил асессором Тифлисской губернской строительной и дорожной комиссии. С 1851 г. до 1855 г. В. С. Толстой исполнял обязанности чиновника по особым поручениям при наместнике Кавказа М. С. Воронцове, до 1956 г. — при Н. Н. Муравьеве.

В 1856 г. В. С. Толстой, как и все декабристы, по амнистии был освобожден от всех ограничений. Он вышел в отставку в чине надворного советника и переехал в имение Бараново в Подольском уезде Московской губернии, полученное им в наследство от родной тетки, княгини Елены Васильевны Хованской, урожденной Толстой. Здесь он написал статьи, некоторые из которых с 1864 по 1884 г. публиковались в исторических журналах. Так, в 1874 г. В. С. Толстой опубликовал статью «Сэр Джон Макниль (Из служебных воспоминаний)» [1]. В статье он описал поездку английского посла в Персии Макниля, которого он сопровождал в 1839 г. при его поездке из Персии через Кавказ.

Отдельные воспоминания В. С. Толстого были опубликованы в журнале «Русский архив» в 1873 1877 гг., однако не все написанное им попало в печать. Только в 1955 г. С. В. Житомирской была опубликована часть его воспоминаний и замечания на книгу А. Е. Розена «Записки декабриста», найденные в Отделе рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (ныне — Российская государственная библиотека) [2]. Там же хранились и заметки В. С. Толстого о служивших на Кавказе генералах, написанные им в 1881 г. Составленные им характеристики русских генералов были весьма пристрастны, но ценны тем, что выражали мнение очевидца.

В. С. Толстой умер 27 февраля 1888 г. Он был похоронен на кладбище при церкви Георгия Победоносца с. Передельцы. Церковь была разрушена в 50 х гг. ХХ в., но могила В. С. Толстого сохранилась до настоящего времени. Cтаринное село Передельцы ныне находится в черте подмосковного города Московский (26 км по Калужскому шоссе).

Впервые о В. С. Толстом как о кавказоведе написал в 1955 1958 гг. видный советский этнограф, историк первобытного общества и кавказовед М. О. Косвен. В своем известном историографическом труде «Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке» М. О. Косвен отметил историко-этнографические труды В. С. Толстого по Осетии и Закавказью, кратко раскрыв их содержание [3].

В 1961 г. М. О. Косвен в своей книге «Этнография и история Кавказа. Исследование и материалы» посвятил В. С. Толстому один из 11 очерков о декабристах-кавказоведах [4]. Характеризуя деятельность декабристов на Кавказе, в том числе и В. С. Толстого, М. О. Косвен писал: «Никогда, нигде, ни в одной строке всего написанного декабристами на Кавказе не мелькает ни звука сколько нибудь унизительного отношения автора к народам Кавказа. Вынужденные участвовать в военных действиях против кавказских горцев, декабристы ни в коем случае не считают своих невольных противников «врагами». Только чувство глубокого интереса и уважения к народам Кавказа, к их культуре и их личным качествам владеет всеми декабристами, писавшими о Кавказе» [5].

В своем очерке М. О. Косвен дал краткие биографические сведения о В. С. Толстом и указал на некоторые его статьи по Кавказу. Так, он отметил, что В. С. Толстой был одним из первых исследователей русского раскола, опубликовав две статьи о закавказских раскольниках, молоканах и скопцах: «О великороссийских беспоповских расколах в Закавказье» [6] и «Из служебных воспоминаний, 1852 (Кавказские молокане и скопцы)» [7]. Статьи В. С. Толстого были основаны на обследовании закавказских раскольников, которое он провел в 1852 г. поручению наместника Кавказа М. С. Воронцова.

М. О. Косвен обрисовал предысторию написания В. С. Толстым его историко-этнографических очерков по Осетии и кратко охарактеризовал их.

В 1847 г. В. С. Толстой был направлен наместником Кавказа князем М. С. Воронцовым по горным аулам и плоскостным селам Владикавказского и Дигорского округов Северной Осетии для изучения состояния религиозности осетин и степени проникновения влияния Шамиля. В. С. Толстого в его поездке по распоряжению экзарха Грузии архиепископа Исидора (Никольского) сопровождал благочинный о. А. Колиев. Свою поездку по ущельям Осетии В. С. Толстой описал в двух очерках.

В очерке «Тагаурцы» [8], впервые опубликованном в Вестнике Императорского Русского географического Общества за 1854 г., В. С. Толстой дал краткую социально-экономическую характеристику осетин Тагаурского общества. Он отметил, что тагаурцы первоначально проживали в Санибанском ущелье, Даргавской котловине и Кобанском ущелье, а также на левом берегу Терека в Дарьяльском ущелье.

В. С. Толстой указал на сословную систему тагаурцев, привел народные предания об их происхождении.

В. С. Толстой кратко обрисовал взаимоотношения тагаурцев с кабардинцами, отметив, что одним из источников доходов тагаурской знати был пошлинный сбор на Военно-Грузинской дороге: «До прибытия русских войск главные обязанности деревенских старшин состояли в том, чтобы взимать плату за пропуск через часть ущелья, принадлежащую деревне; переговариваться с грузинскими царями о доставлении им ополчений; условливаться с кабардинскими владельцами относительно платы или дани за проезд через Терекскую долину и за выпуск на ее пастбища стад и табунов. Последнюю дань старшины отвозили в Кабарду» [9].

С присоединением к России, освободившись от зависимости Кабарды, жители Тагаурии получили возможность выселиться на равнину, образовав там алдарские селения. В. С. Толстой рассмотрел санкционированный российской администрацией процесс переселения тагаурцев на равнину и образования на ней тагаурских селений в начале XIX в.

Во втором очерке В. С. Толстого «Поездка в Осетию в 1847 году. Из служебных воспоминаний В. С. Толстого», впервые опубликованном в 1875 г. в журнале «Русский архив», он писал о цели своей поездки: «Князь Воронцов поручил мне объехать всю горную Северную Осетию. Я должен был объявить жителям, что отступничество от православия нашими законами причисляется к уголовным преступлениям. При этом князь Михаил Семенович приказал мне вникнуть в дело и доискаться причин самого отступничества» [10].

Изучая в ходе поездки религиозное состояние горцев-осетин, В. С. Толстой отметил, что «осетины из язычников, обращенные в православие, совращались в магометанство преимущественно муллами, тайно приходящими из земель назрановцев и галгашовцев, покорных Шамилю» [11].

В. С. Толстой пришел к выводу, что «христианство в Осетии находилось в самом печальном виде» [12]. Он писал, что церкви в горах были крайне бедны, иконостасы в них были сколочены из грубых досок, царских дверей не было вовсе. В. С. Толстой отметил, что прихожане-осетины не понимали богослужений, которые священники-грузины проводили на грузинском языке. Само духовенство из за скудного содержания и тяжелых погодных условий, по его мнению, находилось в бедственном положении.

В. С. Толстой указал на то, что после его отчета наместник Кавказа князь М. С. Воронцов отдал распоряжение, очень важное для истории развития христианства и просвещения Осетии: «чтобы, во первых, во Владикавказском училище преподавалась осетинская письменность по азбуке, составленной академиком Броссе и вполне приспособленной к звукам осетинского языка, и, во вторых, чтобы немедленно было приступлено к постепенному переводу на осетинский язык всего богослужебного круга книг, начиная с четырех Евангелий» [13].

В заключение статьи В. С. Толстой призвал научную общественность России приступить к этнографическому и археологическому изучению Северной Осетии, что, по его мнению, обогатило бы науку. Он писал, что «край этот изобилует народными легендами, былинами, преданиями, памятниками. Здесь, как и в Грузии, гигантские развалины, драгоценные археологам, приписываются царице Тамаре: например, циклопическая стена, поставленная поперек целого ущелья, перекинутая через бешеный поток и кончающаяся башней на самой вершине исполинской горы. Там капища языческие, развалины крепостей и пр. и пр.…Наконец, образ, каким люди сливались в общества, в Осетии не имеет гадательного характера гипотезы: в этой каменной стране видно воочию, по сохранившимся жилищам родоначальников, постепенное размножение семейств, впоследствии переходивших в племена, из которых и сложился сам народ» [14].

Ясно осознавая необходимость научного исследования Северной Осетии, В. С. Толстой предупреждал: «Время уходит, поколение исчезает, и без сомнения, скоро многие следы скроются, а это в будущем значительно усугубит труд изыскания: что теперь видно воочию, со временем даст повод только к гадательным предположениям» [15].

В 1997 г. была впервые издана рукопись В. С. Толстого «Сказание о Северной Осетии» [16]. Осетинский историк Г. И. Цибиров по косвенным данным установил, что автором обнаруженной им в Санкт-Петербурге рукописи являлся В. С. Толстой. В первой части книги «Очерк проповеди на Кавказе великороссийской православной веры» В. С. Толстой обрисовал историю развития миссионерства на Северном Кавказе, во второй части «Сказания о Северной Осетии» он дал подробное историко-этнографическое описание Северной Осетии в первой половине ХIХ века. В. С. Толстой охарактеризовал язык и состояние грамотности в Осетии, описал сословные различия, нравы, обычаи и жилища осетин, народные празднества и святыни, религиозные верования, семейные обряды, памятники материальной культуры, домашние промыслы.

Основным информатором В. С. Толстого в его поездке по Осетии был о. А. Колиев, который давал разъяснения по всем интересующим вопросам, рассказывал о празднествах и народных святынях Осетии.

В своей статье я остановлюсь на рассмотрении В. С. Толстым культовых святынь Осетии, которые он описал в разделах «По Куртатинскому ущелью», «По Алагирскому ущелью» и «По Дигории».

В разделе «По Куртатинскому ущелью» В. С. Толстой дал описание святилища Дзвгисы дзуар — древней церкви в честь Великомученика и Победоносца Георгия в сел. Дзивгис в Куртатинском ущелье.

С опубликованием рукописи стало ясно, что В. С. Толстой был первым, кому удалось попасть внутрь Дзвгисы дзуар и описать его интерьер. До этого считалось, что первому это удалось английскому путешественнику Джону Ф. Бэддли, который посетил Дзвгисы дзуар в 1901, 1902 и 1912 годах. В. С. Уарзиати в своей статье «Дзвгисы-дзуар», опубликованной в 1884 г., привел высказывание Джона Ф. Бэддли из его мемуаров «Суровые горы Кавказа», изданных в 1940 г. в Лондоне «о том, что «попытки Л. Штедера в 1781 г., В. Пфафа в 1869 г., В. Антоновича в 1879 г., Вс. Миллера в 1886 г., А. Россиковой в 1893 г., его самого в 1901 г. проникнуть в Дзвгисы дзуар были безуспешны и лишь его успех в 1902 г. был единственным, по крайней мере до 1912 г.» [17].

Описывая внутренний интерьер Дзвгисы дзуар, В. С. Толстой писал: «Весь пол был усыпан разновидными и разновременными осетинскими жертвоприношениями; от иконостаса осталась частица между царскими дверями и восточными; на холсте был изображен в полный рост Архангел Гавриил, очень простой современной живописи. В алтаре лишь сохранилось четвероугольное возвышение из камня, служившее основанием престола» [18].

В. С. Толстой оставил также сведения о трех колоколах разной величины, которые хранились под крышею прилегающего к зданию сарая. В. С. Толстой привел перевод надписи на грузинском языке, сделанный на самом большом колоколе: «Мы, государь Карталинии, царь Георгий Малый пожертвовал сей колокол Дзивгисскому святому Георгию, а нашу победу, хроник грузинского хроникона, 372 ой год», соответствующий по нашему исчислению 1683 году» [19]. Однако грузинское летоисчисление автором переведено неверно, на колоколе стоит дата «301 хроникона», что как установлено современными исследователями, соответствует 1613 г.

По поводу меньшего колокола В. С. Толстой писал, что он был «разбит и только осталась надпись, что его пожертвовал царь Арчил, а остальное отломано и потеряно. Этот Арчил — сын вышеупомянутого Георгия» [20].

В. С. Толстой указал также на другие древние церкви Куртатинского ущелья, ставшие святилищами: Хъæуы зад (сел. Кгули), Хуыцауы дзуар (сел. Лац), Уæлмæсыг дзуар (сел. Харисджын).

Один из разделов посвящен рассмотрению культовых святынь Алагирского ущелья. В. С. Толстой оставил краткое описание древней Нузальской церкви («Нузалы аргъуан»), которую он посетил в сел. Нузал в Алагирском ущелье. Он описал размещение и сюжетное содержание остатков фресковых росписей Нузальской церкви. В. С. Толстой упомянул об осетинском устном предании, в котором в повреждении фресок Нузала и уничтожении в 1821 г. надписи, написанной от имени Ос-Багатара, обвинялся служивший в Нузале священник Сатарканов (Самарганов — Л. Г.) [21]. Речь шла о стихотворной надписи «Нас было девять братьев…» на стене Нузальской церкви, вопрос о существовании которой до сих пор вызывает споры исследователей.

В. С. Толстой был первым, кто оставил подробное описание святилища Реком и находившихся в нем реликвий, после посещения его в Цейском ущелье (юго-западное ответвление Алагирского ущелья) [22]. Достоверность описания Рекома В. С. Толстым подтвердила информация В. Б. Пфафа, побывавшего в святилище в 1869 г. [23]. Наиболее ранние сведения о Рекоме известны с конца XVIII в. из донесения протопопа Иоанна Болгарского епископу Астраханскому и Ставропольскому Антонию от 18 июля 1780 г. [24].

В. А. Кузнецов выделил в истории Рекома, посвященного покровителю воинов Уастырджи, три периода: 1. XIV XV вв. — Реком первоначально возник как языческое святилище, 2. XVI в. — в связи с проникновением христианства при посредстве грузинских миссионеров превращен в христианскую церковь 3. конец XVI — начало XVII в. — с угасанием христианской функции и возрождением языческой вновь трансформировался в языческое святилище [25].

В. С. Толстой воспроизвел в своей рукописи одну из народных этимологий Рекома, сообщенную ему о. А. Колиевым: «…благочинный Колиев производит его из сокращения слова ирон-название, которое себе дают осетины, и ком, на том же языке — ущелье, и полагает, что в народе исказили названием Реком слово Ирон-ком, или в сокращении Иреком» [26].Как известно, этой же версии придерживалась и археолог Е. Г. Пчелина, оставившая большое исследование о Рекоме, оставшееся неопубликованным.

Еще в очерке «Поездка в Осетию в 1847 году. Из служебных воспоминаний В. С. Толстого», он привел доказательства в пользу того, что святилище Реком ранее было христианской церковью: «В сенях стояла жестяная купель для крещения, и лежал колокол в аршин вышины, с грузинской надписью «хуцури» — доказательство, что христианство исповедовалось здесь еще во времена грузинских царей. В срубе с одной стороны были сложены доски, обитые листовым железом с горельефами, изображающие Иисуса и другие иконы. Ясно, что эти доски прежде составляли иконостас» [27].

В рукописи В. С. Толстой дал более подробное описание пришедшей в запустение церкви и хранившихся в ней многочисленных атрибутов христианства, медной купели, киота, икон, колоколов и т.д. Он отметил самый большой колокол с дарственной надписью, подаренный Рекому грузинским царем Георгием XI.

В. С. Толстой упомянул о доске «с набитым железным листом, на котором выбито выпухло и хорошо сохранено в рамках изображение каких то конных святых; это доска, должно быть, один из боковых косяков царских дверей» [28]. Современный исследователь реликвий святилища Реком А. В. Дарчиев пришел к заключению, что «доска крепилась горизонтально и поэтому могла быть не боковым, а скорее верхним косяком Царских врат» [29]. Этот вывод он сделал, сопоставив описание доски В. С. Толстовым с «Описью имущества часовни Реком» 1903 г., в которой значилась «иконостасная доска с двумя металлическими изображениями Георгия Победоносца», и изображением доски в металлическом окладе с сохранившимся одним контуром всадника и лошади на фотографии из монографии Г. К. Ниорадзе по антропологии и этнографии осетин на немецком языке (1923 г.).

Кроме атрибутов христианства, В. С. Толстой отметил в святилище тысячи наконечников стрел, связанных с пожертвованиями. Правда, информация о стрелах у него противоречива. Так, в рукописи В. С. Толстой писал, что один угол в Рекоме был «завален хорошо сохранившимися, разновидными стрелами», наличие которых он связывал с обычаем боевого побратимства: «Когда два человека обязывались взаимной клятвою, то каждый приносил по одной стреле к святому месту: перемешав их, одну стрелу ломали, и каждый брал себе по куску, а другую, неизломанную, оставляли в святом месте» [30].

В то же время в очерке «Поездка в Осетию в 1847 году. Из служебных воспоминаний В. С. Толстого» отмечал, что «в углу лежала огромная куча пополам изломанных стрел. Сопровождавшие меня старики-осетины пояснили мне, что в давние времена был здесь воинский обычай брататься следующим образом: два воина отправлялись к Рекому, из каждого колчана вынимали по стреле, перемешивали их, одну переламывали пополам и оба куска оставляли в стенах Рекома. Это обязывало с самоотвержением оборонять друг друга в бою, а в случае гибели одного побратима другой должен вынести тело из сражения и похоронить его» [31]. Последняя информация более убедительна, поскольку она подтверждается сходным инвентарем из других святилищ Осетии.

По мнению В. А. Кузнецова, стрелы, как предметы-пожертвования, могли поступать в Реком и во время его функционирования как христианской церкви [32].

А. В. Дарчиев отметил, что в рукописи В. С. Толстого найдены первые сведения о шлеме с кольчужной бармицей: «На земляном полу лежал круглый, остроконечный стальной шышак, стальною полосою опускающийся перед лицом, и с назатыльником из кольчуги» [33]. Проанализировав сведения В. С. Толстого и других исследователей о шлеме из святилища Реком, А. В. Дарчиев пришел к выводу, что «достаточно надежных оснований для его атрибуции и датировки, а следовательно и для утверждения о принадлежности самому Ос-Багатару, на сегодняшний день мы не имеем» [34].

В. А. Кузнецов в своей книге «Реком, Нузал и Царазонта» писал, что «записи Толстого ценны тем, что они позволяют с достаточной достоверностью и точностью представить себе первоначальный облик самого здания, интерьер и его убранство, функциональное назначение сооружения и характер первоначально представленной здесь культуры. Поэтому сведения В. С. Толстого имеют для нас значение одного из важнейших источников» [35].

В. И. Абаев в рецензии «О работе В. А. Кузнецова «Реком, Нузал и Царазонта» отмечал, что «большую ценность для суждения о состоянии Рекома в первой половине XIX века дают выписки из неопубликованного труда В. С. Толстого, посетившего Реком в 1847 году» [36].

В. С. Толстой отметил Тутыр-дзуар и Аларды, расположенные около сел. Згид.

В разделе «По Дигории» В. С. Толстой описал древние церкви Дигорского ущелья, ставшие святилищами: Уацилла (Илья Пророк) и Юсти дзуар в Галиате.

Таким образом, рассмотренные в статье этнографические очерки А. В. С. Толстого имеют большую научную ценность. Они проливают свет на многие вопросы общественного и семейного быта осетин: сословные различия, нравы, обычаи и жилища осетин, народные празднества и святыни, религиозные верования, семейные обряды, памятники материальной культуры, домашние промыслы. Некоторые материалы приведены В. С. Толстым впервые. Слабой стороной этнографических очерков В. С. Толстого, как и подавляющей массы дореволюционных публикаций по этнографии Кавказа, является их описательный характер.


Литература

1. Толстой В. С. Сэр Джон Макниль (Из служебных воспоминаний B. C. Толстого) // Русский архив. — Кн. 1. — М., 1874. — С. 884 898.

2. Толстой В. С. Воспоминания. Публикация, вступительная статья и примечания Житомирской С. В. // Декабристы. Новые материалы. Под ред. М. К. Азадовского. — М., 1955. — С. 5 136.

3. Косвен М. О. Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке // Кавказский этнографический сборник. — Т. I. — М., 1955. С.355; Его же. — Т. II. — М., 1958. — С. 217 218.

4. Косвен М. О. Этнография и история Кавказа. Исследования и материалы. — М., 1961. — С. 181 183.

5. Там же. — С.156.

6. Толстой В. С. О великороссийских беспоповских расколах в Закавказье // Чтения в императорском обществе истории и древностей российских. — Кн. IV. — Раздел V. — M., 1864. — С. 49 131.

7. Толстой В. С. Из служебных воспоминаний. 1852 (Кавказские молокане и скопцы) // Русский архив. — Кн. 2. — № 3. — М., 1884. — С. 55 60.

8. Толстой В. С. Тагаурцы // В. С. Толстой. Сказание о Северной Осетии / Подгот. к изд., предисл. и примеч. Г. И. Цибирова. — Владикавказ, 1997. — С.117 119.

9. Там же. — С. 119.

10. Толстой В. С. Из служебных воспоминаний B. C. Толстого. Поездка в Осетию в 1847 году // В. С. Толстой. Сказание о Северной Осетии. / Подгот. к изд., предисл. и примеч. Г. И. Цибирова. — Владикавказ, 1997. — С.120 124.

11. Там же. — С.122.

12. Там же. — С.123.

13. Там же. — С.123.

14. Там же. — С. 123 124.

15. Там же. — С.124.

16. Толстой В. С. Сказание о Северной Осетии / Подгот. к изд., предисл. и примеч. Г. И. Цибирова. — Владикавказ, 1997.

17. Уарзиати В. С. Дзвгисы-дзуар // Вопросы археологии и этнографии Северной Осетии. — Орджоникидзе, 1984. — C.145.

18. Толстой В. С. Сказание о Северной Осетии / Подгот. к изд., предисл. и примеч. Г. И. Цибирова. — Владикавказ, 1997. — С.66.

19. Там же. — С.65.

20. Там же. — С.65.

21. Там же. — С.69.

22. Там же. — С.69 78.

23. Пфаф В. Путешествие по ущельям Северной Осетии // Сборник сведений о Кавказе. — Т. I. — Тифлис, 1871. — С.139 141.

24. Материалы по истории Осетии. — Т. I. — Орджоникидзе, 1934. — С.170.

25 Кузнецов В. А. Реком, Нузал и Царазонта. — Владикавказ, 1990. — С. 22 28.

26. Толстой В. С. Указ. соч. — С.78.

27. Там же. — С.122.

28. Там же. — С.75 76.

29. Дарчиев А. В. О некоторых реликвиях святилища Реком // Вестник научного центра РАН. — Владикавказ, 2012. — №1. — С.8.

30. Толстой В. С. Указ. соч. — С.76.

31. Там же. — С.122 123.

32. Кузнецов В. А. Указ. соч. — С. 40.

33. Там же. — С. 76.

34. Дарчиев А. В. Указ. соч. — С.5.

35. Кузнецов В. А. Указ. соч. — С. 7.

36. Абаев В. И. О работе В. А. Кузнецова «Реком, Нузал и Царазонта» // Абаев В. И. Избранные труды: Религия, фольклор, литература. — Владикавказ, 1990. — С. 458.





Источник:
Гостиева Л. К. В. С. Толстой и его очерки по этнографии Осетии // Народы Кавказа: история, этнология, культура. К 60-летию со дня рождения В. С. Уарзиати. Материалы всероссийской научной конференции с международным участием. ФГБОУ ВПО СОГУ им. К.Л. Хетагурова; ФГБУН СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А. – Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А, 2014. – 294 с.


Об авторе:
Гостиева Лариса Казбековна — с.н.с. отдела этнологии СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А, кандидат исторических наук, доцент (г. Владикавказ)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Спектакль про непридуманное
  • Кусочек армянского солнца
  • Северный адреналин
  • К проблеме этнорелигиозной самоидентификации современных осетин
  • Цветная жизнь - заслуженному художнику РФ Ушангу Козаеву – 65
  • Долго будет Карелия сниться
  • Дочь солнца
  • В согласии с судьбой
  • Турецкая осень "Сармата"
  • Искусство осетинской примадонны
  •   Архив
    Декабрь 2017 (15)
    Ноябрь 2017 (48)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru