поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
Кабардино-крымские отношения в фольклоре осетин
Автор: 00mN1ck / 10 декабря 2008 / Категория: Авторские статьи
Таказов Федар Магометович
кфн, снс СОИГСИ, г. Владикавказ

В осетинском фольклоре функции народной истории выпали на долю исторических сказаний и песен. Характерной особенностью исторических сказаний является их мифологизация. Чем древнее историческое событие, тем большей мифологизации подвергаются, как объекты, так и субъекты повествования. Так, у осетин сохранились сказания и песни, повествующие о Тимур-ленге, о Нана Задалеской, спасшей много детей от монгольских воинов, о переселении остатков алан с Кубани в Дигорское ущелье и т.д. События эти относились к далекой, для сказителей XIX-XX столетий, эпохи. Потому и образ Тимур-ленга, и образ Нана Задалеской, и образ предводителя переселенцев Дигор-Кабана были в определенной степени подвергнуты мифологизации. Более поздние же события сохранили характер летописности.

Исторический фольклор осетин отразил как кабардино-крымские взаимоотношения, так и кабардино-ногайские, кабардино-калмыцкие, кабардино-русские и, соответственно, кабардино-осетинские взаимоотношения. Такое отношение народной памяти к событиям, связанным с кабардинцами, связано с тем, что геополитические изменения в Кабарде в той или иной степени отражались и на осетинах, которые нередко оказывались вовлеченными в орбиту противостояния кабардинцев и крымских татар.

Как показывают материалы исторического фольклора, осетины отразили в своем устном творчестве только те исторические события, в которых принимали непосредственное участие. В противном случае, если даже были повествования, никоим образом не касавшиеся самих осетин, они переходили в разряд сказок, в которых на сегодняшний день сложно выделить какие-либо сведения о реальных событиях.

Без сомнения, исторический фольклор не обладает документальностью передачи исторических фактов. Нередко в одном сюжете сливаются события разных эпох, имена главных героев путаются. Но в целом, устное творчество оказывается бесценным источником воссоздания картины прошлого при отсутствии письменности. В таких случаях исторические сказания и песни выполняют функции писаного документа. В отличие от сухих документальных сведений письменных источников, идейно насыщенный жанр исторических сказаний и песен позволяет понять взаимоотношения различных слоев общества, почувствовать идеалы прошлых столетий, представить многие стороны жизни предыдущих поколений, этические и моральные нормы, быт, нравы, обычаи в прошлом [1, 225].

Первый фольклорный текст, отразивший кабардино-крымские отношения, был записан В.Ф. Миллером в Дигории (“О Крымском хане и о приходе русских”):

“Некогда народ наш платил дань Крымскому хану (Хъæрими хан). Однажды один пастух сказал другому в присутствии Асламбека Биасланова:

– О если бы я был Биасланов сын Асламбек!

– А что бы ты сделал тогда? – спросил другой пастух.

– Я пошел бы к Биберту и сказал бы ему: “Будь готов!” А сам призвал бы Крымское войско, завел бы его в Ахсаватское ущелье2, собрал бы наших людей, напал бы на крымцев и перебил бы их ночью.

Эти речи услышал Асламбек и поступил по совету пастуха. Разбитые татары убрались из наших мест, и народ стал платить дань кабардинцам Биаслановым3 – и дигорцы, и иронцы. Тогда русских еще не было в этих местах. Так одно время держались Биаслановы, а затем стали придвигаться русские и разбили кабардинцев. Снизу, с плоскости, их гнали русские, а сюда, в горы, их не пускали дигорцы” [2, 319-320].

В сказании говорится только о факте пребывания крымских ханов на Северном Кавказе, но по тексту невозможно проследить, к какому времени относится и о каких событиях повествует. Упоминание кабардинского князя Асламбека Биасланова скорее случайное. В противостоянии кабардинцев (черкесов) и крымских татар хорошо известен Асламбек Атажукин, но ни один документ не упоминает о Биасланове. Возможно, здесь случай перехода имени и деяний одного героя на более позднего. Как правило, в осетинских сказаниях, относящихся к XVII-XVIII столетиям, герои или безымянны, заменяя имя титулом “хан”, “алдар” (“князь”), или же употребляется только имя, без фамилии. Иногда фамилия заменяется отчеством “Асланбек, Хъайтухъи фурт” (“Асланбек, Кайтука сын”).

Далее пастух упоминает о некоем Биберте. Имя это, скорее всего, фамилия абазинских князей Бибердовых. Это фамилия, рядом с Атажукиным, упоминается в документах 1643 года, когда абазинские князья вместе с кабардинскими присягнули на верность России [3, 224]. В дальнейшем Атажукины и Бибердовы также упоминаются рядом то как союзники, то как враги. Потому, по всей видимости, под именем Асламбека Биасланова скрывается Атажукин. В таком контексте становится понятным, почему пастух отсылает князя именно к Биберту. Таким образом пастух дает понять князю, что только в союзе с абазинами он сможет разбить крымские войска.

В сказании “Кабардинская легенда” (“Кæсгон таурæхъ”) [4, 292-296] противостояние кабардинцев и крымцев описываются более расширенно. Сказание повествует о тяжелом положении кабардинцев и о попытках, которые предпринимали кабардинские князья для облегчения участи своего народа. Со всей Кабарды в счет дани в Крым отправляли по одному парню и одной девушке. Кабардинцы отправили делегатов к Крымскому хану. Подтвердив свои добрые намерения, делегаты должны были упросить хана облегчить им жизнь. Но хан, наоборот, повысил ставки. Тогда один пастух-дигорец рекомендует кабардинскому князю заманить крымские войска в ущелье. Кабардинцы так и поступили. Они разгромили крымские войска, но хан собрал еще больше войск. Тогда пастух посоветовал собрать солому и много ослов. Когда кабардинцы увидели неисчислимое войско, то хотели уже отступить, но по подсказке пастуха кабардинцы привязали на ослах солому, подожгли ее и пустили ослов по ниве в сторону крымских войск. Те в панике разбежались, и кабардинцы одолели их с легкостью. Крымский хан собрал еще большее войско. Переправившись через реку, они расположились в домах кабардинцев. Кабардинский князь дал указание, чтобы каждый кабардинец убил своего гостя (“фусун”). Таким образом погибло все войско Крымского хана и с тех пор, как говорит легенда, народы Северного Кавказа освободились от насилия Крымских ханов.

Ш.Б. Ногмов в своей “Истории адыхейского народа” писал: “Войско свое хан расположил по квартирам, в каждый дом по четыре человека, велел кормить и поить их и лошадей, в каждом ауле поставил по одному мулле для обучения народа исламу и взял несколько княжеских детей к себе в аманаты” [5, 143]. Возможно Ш.Ногмов и “Кабардинская легенда” осетин говорят об одних и тех же событиях.

Канжальская битва, исход которой фактически определил новую расстановку сил в регионе, произошла в 1708 году. Но, как известно, этой битве предшествовали мирные предложения кабардинских князей, старавшихся избежать войны. Но все их попытки были отвергнуты Крымским ханом, а дань, наоборот, повысил [6, 10]. Кроме того, Канжальской битве предшествовали еще два похода крымских войск: в 1704 году под предводительством калгу Менгли-Гирея и в 1707 году под командованием хана Каплан-Гирея. Оба раза крымские татары потерпели поражение.

Учитывая совпадения легенд “О Крымском хане и о приходе русских” и “Кабардинская легенда” с документальными фактами о Канжальской битве и предшествовавшими ей событиями, можно заключить, что отголосок этих событий мы имеем в названных текстах устного творчества осетин.

О мощи Крымских ханов рассказывается также в легенде “Крымский хан” (“Хъæрæми хан”) [6, 28-30]. Хотя легенда повествует о разгроме крымских татар русскими, в ней указывается об угнетении ханами всех народов между двумя морями. Сюжет данной легенды позволяет сделать вывод и о том, что осетинам хорошо было известно о вооружении крымских войск. В частности, в легенде говорится о башне на колесах, которая вмещала до ста воинов. Сегодня трудно предположить, что собой эта башня представляла, но данная легенда указывает на обладание крымскими войсками новейшего по тем временам вооружения.

Осетинские легенды повествуют не только о противостоянии кабардинцев, но и об их союзнических отношениях.

Так в Дигории были популярны различные варианты песни о битве осетин с крымскими войсками: “Песня про крымских воинов” [8, 213-215], “Песня про Елбердука” [9, 216-218], “Песня про крымские войска” [10, 81-83], “Песня об Елбердуке” [11, 60-61], “Песня про Елбердука” [12, 30; 13, 165; 14, 172] и др.

Все варианты песни об Елбердуке разнятся только в деталях. Описание же разгрома крымских войск не отличается от документального повествования. В песнях участники сражения с крымскими воинами перечисляются поименно (что не характерно сказаниям), перечисляются реальные топонимические названия: Ргуданский холм, поляна и перевал Сурх, долина Даргом, Аргаударанский холм (Æргъаударæни къулдун). Воспевая героизм защитников Дигории и поведов и разгроме крымских воинов, певец в то же время сожалеет поводу гибели кабардинского князя Елбердука Тасолтанова, по одним вариантам, Асланбека Тасолтанова, по другим вариантам, далее, однако, оговариваясь, что ему так и надо было, т.к., будучи воспитан в Дигории, он возглавил крымское войско и привел их уничтожить население Дигории.

Известно, что еще до появления русских на Северном Кавказе черкесы нанимались на службу к крымскому хану. Некоторые из них успешно продвигались по служебной лестнице и играли заметную роль в политической жизни Крыма и Турции [15, 213].

Как видно из небольшого эпизода песни про Елбердука, и эта сторона кабардино-крымских отношений отразилась в фольклоре осетин.

Литература
1. Хамицаева Т.А. Осетинские исторические песни. Особенности жанра // Известия СОНИИ, т. XXVII. Языкознание. – Орджоникидзе, 1968.
2. Миллер В.Ф. В горах Осетии. Владикавказ, 1998.
3. Кабардино-русские отношения. М., 1957. Т. I.
4. Записи Темираева Данела от Дакай Цориева. Сказки, сказания и песни на дигорском. // Ф. фольклор, оп.1, п.7, д.14.
5. Ногмов Ш.Б. История адыгейского народа. Нальчик, 1047.
6. Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. М., 1958.
7. Сказания, песни, детские рассказы, охотничий язык и др. в записи Собиева Инала. Ф. фольклор, оп.1, п.67, д.11.
8. Песня про крымских воинов. // Исторический фольклор. Перевод на рус. язык Казбеков Г. Ф. фольклор, п. 89, д. 112.
9. Песня про Елбердука. Со слов Туганова Татаркана. Владикавказ, 14.02.1926. // Исторический фольклор. Перевод на рус. язык Казбеков Г. Ф. фольклор, п. 89, д. 112.
10. Песня про крымские войска. Записан 14 февраля 1926 г. от Елкана Кубатиева. // Ф. Дзагурова, оп.1, д.14.
11. Песня об Елбердуке. // Песни далеких лет. Орджоникидзе, 1974.
12. Песня про Елбердука. Нотная запись композитором П.Б.Мамуковым в 1958 г. // Ф. ф. оп.1, д.219, п.110.
13. Песня про Елбердука. // Ф.Дзагурова, оп.1, д.13.
14. Песня про Елбердука. // Ф. Дзагурова, оп.1, д.14.
15. Мальбахов Б.К. Кабарда на этапах политической истории (середина XVI – первая четверть XIX века). М., 2002.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Хайыр! — Радуйся!
  • Люди и судьбы: о Рутене Нестеровиче Гаглоеве
  • Цæгат под созвездием Лося
  • ТОЛЬКО ДЛЯ ОБЛАДАТЕЛЕЙ ЛОГИКИ ГРУППЫ АЛАНА ЧОЧИЕВА: все нации испытывают дефицит идентичности - всех и везде отбрасывало в прошлое – и в политике
  • Как Цей и Зарамаг чуть не стали Грузией
  • Меморандум трудовой Южной Осетии (1920)
  • Биография Константина Викторовича Стеценко
  • 1937 год в Южной Осетии
  • Мате Санакоев и Восстание осетин
  • Моргоев Х.С. Понятие «уац» в религиозной системе осетин
  •   Архив
    Февраль 2020 (9)
    Январь 2020 (3)
    Декабрь 2019 (7)
    Ноябрь 2019 (1)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2020 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru