поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре
Автор: 00mN1ck / 5 июня 2010 / Категория: Авторские статьи
В. А. Дмитриев

Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуреВ историческом исследовании, какие бы не ставились конкретные задачи, нас всегда интересуют те цели, которые преследовали люди, совершая те или иные поступки. В подавляющем большинстве случаев прямо ответить на этот вопрос невозможно, а косвенно — очень сложно. Момент мотивации поступков людей, этнических и социальных групп имеет общефилософскую трактовку в рамках исторического материализма и конкретно исследуется средствами каждой гуманитарной дисциплины. Не ставя задачу изучения мотивации действий этносов, хотелось бы обратить внимание на ту роль, которую играет отношение к внешнему объективному миру, выработанное в рамках определенной этнической культуры. Среди прочих факторов этого круга явлений следует упомянуть способы организации и выражения отношения к окружающему миру, способы познания его пространственных характеристик и измерения их. Принятые в народной культуре приемы измерения пространства относятся к области традиционной метрологии. Разработка этой темы имеет очень важное значение при характеристике народных представлений об окружающем мире и пространственном соотношении вещей, их совокупности и гармонии, выраженной в ритмике изделий и орнамента, — так характеризуются задачи традиционной метрологии (1, с. 3).

Очевидно, предметная область традиционной метрологии шире, чем эта задача, хотя она занимает не последнее место. Сюда также входят измерения трудовых затрат и их результатов в соответствии с хозяйственно-культурным типом этноса, способы поддержания принятых размеров пространственного членения обитаемого пространства, параметры устоявшихся объемов и емкостей, величины норм потребления и эквивалентов ценностей. Для традиционной метрологии свойственно свое отношение к соотношению рационального и сакрального, т. к. «в традиционном обществе — измерить пространственные и временные размеры космоса означало воспроизвести некоторый аспект акта творения со всеми вытекающими отсюда последствиями» (2, с. 133).

Среди различных форм материализованной культуры отражение принципов народной метрологии в первую очередь свойственно тем памятникам, которые могут быть определены одновременно и как архитектурные, и как культовые. Сами принципы организации архитектурного пространства метрологичны. К ним относятся подчиненность разграничению жизненных процессов и формообразование по законам гармонии с учетом психофизиологических закономерностей восприятия пространства. Значение этих принципов особо велико для пространств, создаваемых культовыми постройками (3, с. 15). Сказанное свойственно и сооружениям развитой культовой архитектуры, и архаическим строениям. В этой области для территории Северного Кавказа представляют интерес некоторые виды святилищ и погребальных сооружений, в первую очередь, дольмены Западного Кавказа и позднесредневековые склепы Центрального Кавказа.

Феномен склеповой культуры Центрального Кавказа изучался в различных аспектах. Не имея возможности дать в рамках настоящей статьи обстоятельный обзор истории изучения склепов, упомянем лишь в общих чертах направления их исследования. Они рассматривались археологами и этнографами как категория погребальных памятников, как звено в изучении строительного дела и становления архитектурных традиций на Северном Кавказе, как источник по этногенезу осетин, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей, ряда горных этнографических групп грузинского народа, как свидетельство сохранения общекавказских культурных традиций, как исторический источник (4, с. 24—32, 53—62, 83—91; 5—8; 9, с. 243—278; 10—13).

Склеповые памятники являются качественным источником для выявления метрических приемов и представлений их строителей. Решить эту задачу можно только сведя до минимума разнообразие незначащих в нашем исследовании признаков что достигается выбором ареала группы памятников и использованием максимально простой и минимально искусственной их классификацией.

Наиболее простой и поддерживаемой большинством исследователей классификацией склеповых сооружений является деление их на подземные, полуподземные и наземные усыпальницы. При всей простоте и очевидности этой схемы последняя не составляет основания для метрологического подхода, поскольку не учитывает архитектурных признаков памятников, которыми в большей степени обладают наземные склепы, она также свидетельствует больше о разнообразии, но не типологии интересующих нас памятников.

Среди наземных склепов выделяются прямоугольные с двускатными ступенчатыми крышами и склепы с двускатной гладкой, слегка выпуклой крышей, башенные склепы со ступенчато-пирамидальным перекрытием и склепы-«башни» с выступающими гуртами на углах плоской крыши, склепы с преддверием (поминальной камерой. — Ред.) в фасадной части, склепы, имитирующие виды шатрового жилища, в том числе многогранные с коническим верхом, круглые с полусферическим перекрытием и множество других разновидностей (14, с. 183) Предложенная схема требует ограничения разнообразия наиболее массовыми типами, в первую очередь, прямоугольными склепами с двухскатным перекрытием и башеннообразными со ступенчатым перекрытием. Это ограничение мы дополняем территориальным, рассматривая памятники только Северной Осетии, находящиеся в центре распространения склепов Центрального Кавказа и объединяющие западную и восточную зоны их бытования.

Благодаря многолетней и плодотворной работе В. X. Тменова (15), в научный оборот введены данные по обмерам склепов Северной Осетии. Несмотря на то, что он относит себя к сторонникам общепринятой классификации, в практическом описании им выделяются полуподземные склепы, наземные с двухскатным перекрытием и башеннообразные с пирамидальным. Для целей метрологического исследования эта практическая классификация является наиболее приемлемой, будучи естественной и искусственной в равной мере.

Массовый материал, которым являются измерения склепов обрабатывается методами математической статистики. Нашей задачей является установление в полученных обмерах, выдержанных в современной европейской системе измерений, повторения какой-то меры, бывшей размерным модулем всего сооружения и, возможно, той меры, которой пользовались строители склепов. Инструментом этой операции является перенесение на эмпирически наблюдаемые внутри всей совокупности размеров групп коэффициента средней квадратической ошибки среднего результата наблюдения всей серии, вычисляемого по формуле:
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре
x — средняя величина показателя, n —число наблюдений (16, с. 30). При этом удвоенная величина S0 составляет минимальную разницу между крайними показателями соседних групп, при которой это различие можно признать существенным. Поэтому, если при достаточно большом числе повторений искомой меры вследствие соответствующего увеличения неопределенности группы могут наложиться друг на друга, то величина 2 S0 может быть использована для их разделения. Так же, если стороны основания сооружения или входного лаза различаются на эту величину, то это различие признается как значимое, а форма основания или лаза как неквадратная.

Для метрологического анализа были использованы следующие размеры склепов: ширина (у) и длина (х) основания, высота по фасаду (h), высота расположения входного лаза (с), его ширина (q) и высота (р). Вычисления произведены экспрессным методом, поэтому показатели могут отличаться в пределах договоренности от полученных более точным способом; в приведенных ниже данных выскакивающие величины исключены (17, с. 1, 62—63).

Полуподземные склепы. Этот тип сооружений отличается от остальных впущенной в склон горы погребальной камерой и открытым фасадом с лазом прямоугольной формы. Ограничимся рассмотрением подтипа полуподземных склепов наиболее простых в оформлении фасадной части (гр. П, тип I-A, по В. X. Тменому; 12, с. 7). Наблюдаются следующие размерные показатели (без выскакивающих величин): (см. табл. 1). В целом показатели говорят об однородности размеров, т. к. исчисленные величины превышают измеренные. Исключение составляет лишь склеп с шириной основания 6,70 м. В то же время высокий коэффициент вариации показателя с (уровень расположения лаза) говорит о произвольности этих размеров и непригодности их для метрологического анализа. Достаточно вариативны, но в меньшей степени, и размеры фасадной стены. Иначе выглядят размеры склеповых лазов. Относительно просто объясняется высокий коэффициент высоты лаза. Данные таблицы 2 позволяют структурировать этот признак. Совершенно очевидно, что строители стремились получить входной лаз квадратной формы с преобладанием размеров сторон 0,40—0,60 м. В этом интервале заключено 75% всех размеров, а не 50%, как было бы при нормальном распределении. Здесь наблюдается распределение — экспресс, возникающее тогда, когда изменчивость средних показателей ограничивается целенаправленно.
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Исключение составляют неквадратные входные отверстия высотой менее 0,35 или более 0,65 м. Всего таких лазов 19; 5 из них — с высотой меньше ширины и 14 обратным соотношением. Из первой группы три (№ 156—158, нумерация по монографии В. X. Тменова —15) находятся в Даргавском могильнике, составляя около 3°/о памятников, один в Дзивгисе (№ 555) и один в Цимити (448). Однако, из второй группы 10 памятников локализуются в Дигории (№ 929, 973, 974, 1005, 1006, 1137, 1140, 1144, 1150, 1155), что, наверно, неслучайно. Рассматривая высоту лаза только для квадратных отверстий, мы имеем другие статистические показатели: р = 0,46; Sn=0,05, V=10°/o, S0=0,01. В таком варианте они идентичны аналогичным показателям по ширине лаза. В результате мы имеем средние величины 0,49±0,01 и 0,46+0,01 м с общим размахом 0,40—0,60 м, при этом наиболее частое соотношение сторон равно 0,45X0,55 м. Даже в самых широких пределах распределение остается эксцессиальным, что позволяет сравнить величины 0,45—0,50 или 0,475±0,025 (средняя средних) и 0,40— 0,60 или 0,50±0,10 м по соотношению размеров ошибки. Достаточно достоверно то, что размер лаза связан с величиной, лежашей в пределах 0,45—0,50 м, а соотношение ошибок позволяет предположить наличие меры меньше полученной ориентировочно в четыре раза.

Обратимся к размерам отверстий, нарушающим форму квадрата. Разность сторон лаза превышает величину статистической ошибки, следовательно, является значимой. По разности мы получаем две группы чисел, подчиненные колебаниям величин 0,13±0,02 и 0,23+0,04 м, указывающих на существование единицы в 0,12—0,13 м.

Наземные склепы с двускатным перекрытием (группа III, тип I-A, по В. X. Тменову; 12, с. 5). Здесь наблюдаются следующие размерные показатели:
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Однородность размеров памятников несомненна. Если рассматривать внешние размеры склепов, то можно отметить, что малой изменчивостью признака отличается только ширина основания сооружений, тогда как длина основания и высота расположения лаза могут оцениваться как признаки нестабильных размеров. Несколько более устойчив признак высоты фасада склепов. Так же, как и у полуподземных усыпальниц, размеры фасада наземных склепов с двускатным перекрытием стабильнее остальных.

Наиболее удачен для метрологического анализа размер ширины основания (S0=0,08), взятый для полноты представления с учетом выскакивающих размеров (1,15—№ 558; 1,25—№ 562; 1,45—№ 930; 1,40—№945). Ширина основания представлена группами 1,15—1,40 и 2,10—3,60 м; этих данных недостаточно, чтобы выделить размерный модуль. Поэтому для метрологического анализа придется взять разность размеров фасадной стены, что увеличивает размер достоверной разности между предполагаемыми группами до 2Х (S0шир.+S0выс).
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Наблюдаются следующие группы реальных разностей: 0,40—0,45; 0,70—0,96; 1,10—1,30; 1,55—2,35; 2,50—2,70; 3.10— 3,20 м; при введении ограничений достоверной разности получаем 0,40—0,45; 0,70—0,95; 1,10—1,30; 1,60—1,85; 2,10 — 2,35; 2,60—2,70; 3,10—3,20. Их центры, соответственно, составляют: 0,42; 0,78; 1,20; 1,73; 2,23; 2,65; 3,15; разности между центрами — 0,36; 0,42; 0,55; 0,62; 0,55 и средняя по разности — 0,49 м. Так как размер средней разности совпадает с размером первой значимой группы разностей, то мы можем признать размер 0,49+0,12 м как меру, повторяющуюся во внешних размерах склепа.
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Входной лаз наземных склепов с двускатным перекрытием представляет собой квадрат, размеры сторон которого более стабильны, чем у полуподземных склепов. Исключение составляют № 253—0,45X0,58 м и № 509—0,40X0,60 м. Остальные памятники имеют длину стороны лаза g пределах 0,45—0,55 м, при So=0,01. Таким образом, мы имеем среднюю величину 0,51 ±0,01 м, при размахе признака 0,50±0,05, иначе в пределах пятикратного повторения ошибки S0. Наблюдается также совпадение единицы, выявляемой по внешним размерам фасада и размера стороны лаза при большой стабильности последнего, что подтверждается и коэффициентом корреляции между шириной основания склепа и шириной лаза, близким к 0,70 (свидетельство сильной связи).
Наземные башеннообразные склепы с пирамидальным перекрытием (группа Ш, тип I-A, по В. X. Тменову; 12, с. 5) представляют собой наиболее совершенный тип склеповой архитектуры, о чем в значительной степени говорит и стабильность их размеров (табл. 4). Можно отметить, что для данной категории памятников наблюдается резкое различие в вариативности признаков, вертикальных и горизонтальных. Если вертикальные размеры можно рассматривать как случайные, то размеры оснований склепов очень устойчивы. Их однородность еще более заметна в сравнении между собой, т. к. и средняя и модальная разности не превышают величины S0, составляя 0,10 м. Башеннообразные склепы имеют квадратное основание, размеры которого соблюдались строго. При высокой стабильности размеров склепов наблюдаются следующие группы длины сторон основания: 1,95 (№ Ю52); 2,80—3,12; 3,35—3,60; 3,80—4,20; 4,40—4,60. В них легко определяется наличие единицы 0,50+ ±0,10. Кратность повторения этой меры отражена в табл. 5. В 2/3 всех случаев она повторяется 7—8 раз, что еще раз свидетельствует об эксцессиальном распределении. Статистически различия по группам с кратностью 6, 7, 8 недостоверны, т. е. они могут сливаться и при этом восьмикратное повторение меры выглядит предпочтительнее. Нетрудно заметить, что выделенная мера 0,50+0,10 является так же размером стороны лаза. Размеры сторон последнего четко укладываются в уже известные нам рамки 0,40—0,60 м, при совпадении измеренных и исчисленных величин. Корреляция между размерами основания склепа и размерами основания лаза сильная.
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Определенный интерес представляют размеры сторон лаза, не имеющего квадратную форму, являющиеся выскакивающими, или, иными словами, характеризующимися статистическими показателями, отличающимися от остальных. Все величины разностей значимы. Достоверно различаются две группы разностей: 0,11—0,15 и 0,25—0,28, что дает нам величину меры 0,13+ +0,02. Не трудно заметить, что соотношение большой (по размерам основания) и малой (по размерам лаза) единиц близко к соотношению 4:1. Примечательно так же, что из указанных памятников с неквадратным лазом четыре находятся в Дигории.
Народные метрические единицы в осетинской склеповой архитектуре

Можно подвести некоторые итоги:

1. Во всех трех видах рассмотренных склепов наиболее стабильными размерами обладают стороны входного лаза, образующие квадрат и имеющие размеры 0,40—0,60 м.

2. Изменчивость внешних размеров склепов соответствует типу памятника. Размеры полуподземных склепов отличаются произвольностью, несколько ограниченной для показателя ширины основания. Наземные склепы с двускатным перекрытием отличаются большей стабильностью размеров фасадной стены и неопределенностью размеров длины основания. Башеннообразные наземные склепы с пирамидальным перекрытием характеризует высокая стабильность размеров основания, представляющего собой квадрат, и произвольность размера высоты фасада.

3. Высота расположения входного лаза во всех вариантах конструкции склепа произвольна.

4. Размерным модулем сооружения является мера 0,50± +0,10 м, являющаяся размером входного лаза. Как мера этот размер выявляется в размерах стороны основания башеннообразных склепов.

5. В ряде случаев можно предположить, что данная мера включает в себя меньшую меру. Последняя может быть в 4—5 раз меньше величины размерного модуля. Сравнение размеров неквадратных лазов полуподземных склепов и наземных башеннообразных позволяет определить эту малую меру как 0,13+ ±0,02 м.

6. Сходные размеры большой и малой единиц наблюдаются в архитектуре склепов Балкарии и Чечено-Ингушетии.

7. Мера 0,50+0,10 м может однозначно трактоваться как локоть (осет. «æрмæрин»). Признавая его величину в пределах 0,50—0,60 м, мы можем считать, что имеем дело с большим локтем, измеряемым от локтевого сустава до конца большого пальца, а в пределах 0,40—0,50 м — с малым, измеряемым до угла между большим и указательным пальцами. В традиционной культуре осетин локоть рассматривается как универсальная мера (18, с. 129). В современной традиционной метрологии осетин чаще фигурирует малый локоть, но в XVIII в., по свидетельствам очевидцев, основной мерой был большой локоть

(19, с. 98). Иностранные и русские путешественники XVIII—XIX вв. отмечали, что локоть у осетин использовался как мера длины при строительстве жилых и оборонительных сооружений (20, с. 22). О том, что осетины «не имеют аршина, а вместо него употребляют локоть», писал Вахушти (21, с. 14). Локоть был широко распространенной мерой у соседей осетин — адыгов, вайнахов, карачаевцев (22, с. 94; 23, с. 157—158; 24, с. 270; 25, с. 167; 26, с. 39).

8. Малая мера 0,13+0,02 м может рассматриваться как малая пядь (осет. «уылынг»), т. е. расстояние от большого пальца до указательного; эта мера в традиционной метрологии так же универсальна, как и локоть.

9. Можно предположить, что в тех случаях, когда преднамеренно склеповому лазу придавалась неквадратная форма, то это делалось добавлением к локтю одной или двух малых пядей. Такой прием получения размера большего, чем основная мера, был общепринят в традиционной метрологии народов Северного Кавказа. Можно допустить применение для этой цели и такой меры как большая пядь (осет. «диены»), измеряемой расстоянием от большого пальца до мизинца.

10. В большинстве случаев нам неизвестно соотношение локтя и малой пяди. По свидетельствам информаторов чеченцев, большой локоть равен трем малым пядям. В склеповой же архитектуре осетин соотношение большой и малой единиц составляет четыре к одному. Этому нет объяснения с позиции антропометрии, т. к. в этом случае нарушаются естественные параметры мер. В то же время мы уже убедились в том, что вели чина размеров лаза всех видов склепов и размеры основания башеннообразных склепов строго соблюдались.

11. Представляется, что в нарушении естественных параметров мер прослеживается роль тех ограничений, которые накладывала числовая символика. Если приведенные выкладки верны в своей сути и размер стороны лаза действительно является модулем всего сооружения, то наблюдается стабильное повторение четырехкратных соотношений. Мы видим, что размер стороны лаза состоит из четырех малых единиц, а в размерах основания башеннообразных склепов большая единица — размерный модуль повторяется восемь раз. В системе представлений, связанных с традиционными верованиями осетин, четным числам и особенно числу четыре придается связь с явлениями загробного мира. Число четыре часто встречается в обрядах погребально-поминального цикла осетин, оно считается несчастливым. Вполне вероятно, что и архитектура склепов была подчинена той же символике, что и все действия погребальной обрядности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Молчанова Л. А. Народная метрология. К истории народных мер .длины, Минск, «Наука и техника», 1973.

2. Топоров В. Н. О космогонических источниках раннеисторических «писаний.— В кн.: Труды по знаковым системам, т. VI. Тарту, 1973.

3. Иконников А., Степанов Г. Основы архитектурной композиции. М., «Искусство», 1971.

4. Миллер В. Ф. Терская область. Археологические экскурсии. МАК, I, M., 1888.

5. Кокиев Г. А. Склеповые сооружения горной Осетии. Владикавказ, 1928.

6. Миллер А. А. Краткий отчет о работах Северо-Кавказской экспедиции Академии истории материальной культуры. ИГАИМК, т. 1, Л., 1926.

7. Семенов Л. Н. Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925—32 гг. Грозный, 1963.

8. Мизиев И. М. Средневековые башни и склепы Балкарии и Карачая. Нальчик, «Эльбрус», 1970.

9. Марковин В. И. Чеченские средневековые памятники в верховьях р. Чанты-Аргуна.— В кн.: Древности Чечено-Ингушетии. М., 1963.

10. Кобычев В. П. Старинные культовые сооружения Северного Кавказа как источник по истории жилища края. ПИИЭ—1975. М., «Наука», 1977.

11. Гольдштейн А. Ф. Средневековое зодчество Чечено-Ингушетии и Северной Осетии. М., 1975.

12. Тменов В. X. Позднесредневековые склепы Северной Осетии как исторический источник. АКД. М., 1973.

13. Тменов В. X. «Город мертвых». Орджоникидзе, «Ир», 1973.

14. Кобычев В. П. Поселения и жилище народов Северного Кавказа в XIX—XX вв. М., «Наука», 1982.

15. Тменов В. X. Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии. Орджоникидзе, «Ир», 1984.

16. Соловьев В. А., Яхонтова В. Е. Элементарные методы обработки результатов измерений. Л.. ЛГУ, 1977.

17. Ашмарин И. П., Васильев Н. Н., Амбросов В. А. Быстрые методы статистической обработки и планирование экспериментов. Л., ЛГУ, 1971.

18. Абаев В. И. Историко-этимологический словарь осетинского языка, т. 1. М.-Л., 1958.

19. Рейнегге Я. Общее историко-топографическое описание Кавказа. ОГРИП. Орджоникидзе, 1967.

20. Калоев Б. А. Материальная культура и прикладное искусство осетин. М., «Наука», 1973.

21. Вахушти Царевич. География Грузии. ИКОИРГО, XXIV, 5, Тифлис, 1904.

22. Аутлев П. У., Алибердов Т. Д. Адыгская народная метрология.— Труды Адыгейского ИЯЛИ, т. VII. Майкоп, 1965.

23. Кабардино-русский фразеологический словарь, т. II. Нальчик, «Эльбрус», 1968.

24. Алироев И. Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики чеченского и ингушского языков и диалектов. Грозный, 1975.

25. Тотоев Ф. В. Состояние торговли и обмена в Чечне (вторая половина XVIII—начало XIX в.). ИСОНИИ, т. XXV. Орджоникидзе, 1966.

26. Бесленеев А. Д., Шаманов И. М. Очерки истории хозяйства и хозяйственного быта горцев Кубанской области. Черкесск, 1972.


Источник:
Проблемы исторической этнографии осетин. Орджоникидзе, 1988, стр. 148-160.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Спектакль про непридуманное
  • Русский театр собирается на гастроли в Петрозаводск и готовится к премьере
  • Виолончель Александра Рамма
  • Спектакли ТЮЗа "Саби" увидели Карелия и Калмыкия
  • Россия" – в гостях у Осетии
  • Прощание по-итальянски
  • Сияние "Солнечного павлина"
  • Мариинская "Иоланта"
  • Художественный фильм "Коста"
  • Из Веймара – с любовью
  •   Архив
    Ноябрь 2017 (26)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru