поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
XX - век
Автор: 00mN1ck / 21 марта 2008 / Категория: Истоки трагедии
В 1907 году был образован Назрановский округ. А в 1909 году Государственный совет и Государственная дума России постановили: "Назначить местом пребывания Управления Назрановского округа местечко Назрань". Однако, как засвидетельствовал наместник Воронцов-Дашков, в Назрани не оказалось для него соответствующего помещения.

Именно поэтому в феврале 1913 года Государственный Совет и Государственная Дума вынесли постановление: "Назначить временно город Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа Терской области впредь до обеспечения этого управления помещением в местечке Назрань, но не долее 1 января 1917 года, и удовлетворить впредь до указанного срока чинов управления Назрановского округа квартирным довольствием из окладов по городу Владикавказу".

Управлению предоставили помещение и в первое время выделяли средства на его содержание за счет осетинского аробного сбора. В последующем - 16 июня и 14 декабря 1916 г. Государственный совет и Государственная дума возвращались к вопросу о местопребывании управления Назрановского округа и строительстве для него административного здания в местечке Назрань. Но каждый раз выявлялись причины, по которым не приступали к строительству: то не успели подготовить проектно-сметную документацию, то повысились цены на строительные материалы, то в Назрани нет подходящего места для строительства здания...


Комиссия по соблюдению законодательных постановлений при Государственном совете и Государственной думе в июне 1916 года отметила незаконные действия наместника на Кавказе по переносу, вопреки точному назначению Закона, управления Назрановского округа из местечка Назрань в г. Владикавказ, пребывание чинов управления Назрановского округа в г. Владикавказе.

Военному министерству поручалось "принять все меры к скорейшему переводу управления Назрановского округа в местечко Назрань и таким образом исполнить требование Закона от 10 июня 1909 года, исполняемое в течение четырех лет".


15 декабря 1916 года Государственная дума снова вынесла постановление: "Назначить временно, сроком с 1 января 1917 года до 1 января 1920 года, город Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа Терской области и удовлетворить впредь до указанного срока чинов управления Назрановского округа квартирным довольствием из окладов по городу Владикавказу".


Таким образом и вышло, что управление бывшего Назрановского округа к моменту Октябрьской революции все еще находилось во Владикавказе.


Управление округа находилось во Владикавказе, а ингуши проживали в своих аулах и селах, города они не строили и к компактному проживанию на плоскости не стремились. По данным "Кавказского календаря" за 1852 год, население Владикавказской крепости состояло из 3653 человека. Из них: русских - 1031 человек, осетин - 883 человека, грузин и армян - 99 человек, евреев - 23 человека, иностранцев - 26 человек. Ингуши в крепости не проживали.

По переписи 1920 г. в г. Владикавказе проживало 37544 русских, украинцев и белорусов, 8033 осетина, 5150 грузин, 4041 армян, 1191 евреев, 2132 персов, 1520 греков. Ингушей не зарегистрировано ни одного человека (статистический справочник 1926 г.). Перепись населения 1923 года в г. Владикавказе зафиксировала 41618 русских, 9246 осетин, 7554 армянина, 4753 грузина, 1676 персов, 1440 греков. В том числе и 501 ингуша мужского пола - это были в основном работники обкома партии и облисполкома, извозчики, сторожа и люди, приехавшие на отхожие промыслы. (Статистический справочник, 1927 г.)

Примерно таким образом складывалось положение осетинского и ингушского народов в Терской области до Октябрьской революции. Но в нынешней ситуации следует сказать и о том, что был, есть и будет еще один народ, который так же, как и осетины, ингуши, имеет право называться коренным народом, предки которых также и на таких же Божьих правах покоятся в этой благодатной земле. Этот народ - терское казачество.


Берега Терека каждый народ осваивал по-своему. Осетины и ингуши продвигались с юга на север, а казаки, начиная с начала XVII в., устремились с севера на юг к истокам Терека. На их пути была масса трудностей и опасностей. Терек они осваивали потом и кровью лучших своих сынов. Всякое пришлось им испытать, но, тем не менее, казачий этнос состоялся. Продвигаясь на юг, казаки ставили станицы, крепости и города, обхаживали и обживали дикие земли. В быт местных жителей привносили ремесла, культуру земледелия, свой богатый фольклор, грамоту и т.д. Сами тоже впитывали достижения местных народов, роднились с ними...


В лице большей части осетин они встретили своих единоверцев, а языковая проблема сравнительно быстро была решена путем распространения русской грамоты среди осетин, практики принятия осетин-подростков в казачьи семьи, приписки значительной части осетинского населения к сословию казачества и прохождения службы в одних и тех же воинских частях, вступления в смешанные браки и т.д.


Примерно с 50-х годов XIX столетия казаки начали основывать свои станицы вокруг Владикавказа. Благодаря их трудолюбию эти дикие земли вскоре превратились в цветущие сады и поля. Казаки с честью служили Отечеству. Вместе с ними ратную службу несли и осетины-казаки. Многие казачьи станицы расположились рядом с осетинскими селами и по сей день соседствуют, а то и слились в одно целое.


Не будем в данном случае углубляться в историю по поводу того, какие сложились взаимоотношения между ингушами и казаками - это предмет особого разговора. Кстати, по этой проблеме до революции было множество публикаций, они сейчас переиздаются, и желающие могут ознакомиться с ними.


Скажем только одно: зажиточные казачьи станицы вокруг Владикавказа и на линии Сунженского укрепрайона, ныне ставшие объектами притязаний ингушских экстремистов, всегда были в поле зрения преступных групп и постоянно подвергались грабежам и нападениям ингушских банд, руководимых тейповыми и преступными авторитетами, которые, дабы упредить кару за свои злодеяния, ловко манипулировали безотказным спасительным лозунгом: "Помогите, притесняют бедного ингуша!"


И "размахивали" им как раз те, кого никак нельзя было назвать ни бедным, ни притесняемым. А между тем действительно бедный ингуш ни на кого не нападал, в поте лица добывал свой кусок горького хлеба, а его соплеменники-грабители от его имени делали свое черное дело: и выходило, что действительно бедный ингуш становился без вины виноватым. Лозунг: "Помогите, притесняют бедного ингуша!" задавал работу всем, вплоть до Государственной думы. А жизнь продолжалась, и к концу XIX в. капитализм в какой-то мере коснулся ингушского общества.


Появились первые ростки просвещения, сформировался первый ингушский общественный деятель Чах Ахриев, но без проникновения капиталистического способа промышленного и сельскохозяйственного производства, передовой технологии, усвоения достижений мировой цивилизации становление на капиталистический путь развития исключалось. Включение ингушей в систему капитализма было делом будущего. Делом будущего также было создание самостоятельной ингушской государственности или их включение в систему российской, чеченской или еще, Бог его знает, какой государственности, а пока бал в ингушском обществе давался по канонам кровнородственных (тейповых отношений, законам шариата. Каждый ингуш, независимо от своей образованности и социального положения, вынужден был считаться с установками этого общества.


В таком или почти таком состоянии казаки, осетины и ингуши встретили Великую Октябрьскую революцию. Что бы ни говорили и ни утверждали, она все-таки была великой, хотя бы в плане глобальности той роли, которую сыграла она в судьбах народов Российской империи и даже всего мира. Сравнительно спокойное поступательное развитие осетин, казаков и ингушей, как и всех народов, резко притормозилось. Кровавым продолжением Октябрьской революции стала гражданская война, которая даже родных братьев развела по разные стороны баррикад.

Во главе организованного антибольшевистского движения в Терском крае стоял Георгий Федорович Бичерахов, осетин-казак, а первым командующим казачье-крестьянскими народными антибольшевистскими войсками был избран легендарный в российской армии кавалер всех наград и знаков различия Империи осетин-казак генерал Эль-Мурза Мистулов. Летом 1918 года казаки и восставшие крестьяне во главе с Г.Ф. Бичераховым с боями заняли г. Владикавказ. Чрезвычайный комиссар юга России Г.К. Орджоникидзе бежал к ингушам в Назрань и, пообещав им передать казачьи станицы вокруг Владикавказа, спровоцировал их на кровавые деяния: захватили город Владикавказ, казачьи станицы, осетинские села Батакаюрт и Ольгинское, сея смерть. Оставшиеся в живых казаки вместе с семьями, покинув свои станицы, вынуждены были скитаться по всему Кавказу в поисках жилища и пропитания.


А ингушские банды и после всего этого продолжили свои бандитские налеты на Владикавказ, и власти, так усердно опекавшие ингушей, вынуждены были вступать с ними в вооруженную борьбу. Так, 20 ноября 1923 годи, в день самого почитаемого осетинами христианского праздника святого Георгия Победоносца, вооруженная винтовками и пулеметами ингушская банда напала на Осетинскую слободку г. Владикавказа с целью угона скота мирных горожан. В кровавой схватке с бандитами погибли начальник Горского отдела ГПУ С.М. Штыб и мирные жители Владикавказа К.Гиоев, А.Абаев. М.Хетагуров и Б.Хутиев.


V съезд народов Терека, состоявшийся в ноябре-декабре 1918 года, в целом осудил незаконный акт изгнания казаков, но тем не менее Г.К. Орджоникидзе пытался оправдать геноцид, учиненный в отношении казаков. Решительное выступление одного из руководителей осетинской фракции съезда Симона Такоева определило линию съезда на осуждение подобных варварских методов обращения с судьбой целого народа.


"Осетинская фракция, - подчеркнул Такоев, - поручила мне заявить, что она с уничтожением черезполосицы (т.е. с изгнанием казаков. - Ред.) не согласна... Разве для того, чтобы наградить землей одних, необходимо лишить земли других трудовых хлеборобов?.. В своих требованиях земли не следует ссылаться на исторические границы, хотя бы потому, что, например, исторические границы Осетии в разное время были различные.


Границы ее то доходили до Дуная и Днестра, то сокращались. Как осетины, так и ингуши и чеченцы только под охраной русских могли в свое время спуститься на плоскость.


... Чем же виновато трудовое казачье население? Осетинская фракция поручила мне заявить еще вот что: на осетинскую территорию вклиниваются казачьи станицы. Мы предлагаем не уничтожать черезполосицу..., влиться в одну административную единицу с Осетией".
(См. Сборник важнейших постановлений, резолюций и законов. Владикавказ, 1919. С. 36-38.)


Нашлись ретивые защитники чистоты революции и потребовали выселения казаков, проживающих на территории Осетии. Но они просчитались. Лучшие представители осетинской интеллигенции - такие, как Цоцко Амбалов, Ельбыздыко Бритаев, и многие другие, в том числе и осетинская революционно-демократическая крестьянская вооруженная и единственная реальная сила в регионе партия "Кермен", - выступили в защиту казачества.


Тем не менее, Т.К. Орджоникидзе не отказался от своих коварных замыслов. И вскоре, в 1921 году, удалось довершить то, что у него "сорвалось" в 1918 году - под его руководством были насильственно выселены из своих станиц и хуторов казаки, и даже те, кто служил в Красной Армии, честно боролся за новую власть. Немало было их вырезано, а в большинстве своем были вынуждены бежать в станицы Архонскую, Змейскую, Ардонскую, Николаевскую и другие населенные пункты Осетии, в Ставропольский и Краснодарский края, Ростовскую область.

Тысячи казаков погибли, а 70 тысяч казаков остались без крова и имущества, стали беженцами. Директивой ЦК РКП (б) от 24 января 1919 года предписывалось "провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению, ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью".

Эта директива была отменена 16 марта 1919 года. И ведь какие странные вещи происходили. Так. 10 августа 1919 года Г.К. Орджоникидзе на заседании Совета Народных Комиссаров РСФСР утверждал "о привилегированности" всего казачьего населения на Тереке и Сунже, а весной 1920 года Политбюро ЦК РКП (б) одобрило акции Г.К. Орджоникидзе по поголовному выселению казачьих станиц бывшей Сунженской линии: Тарской, Сунженской, Фельдмаршальской (ныне Комгарон), Камбилеевской и др.


В это же время единая Осетия была разорвана на две части, и ее южная часть была отнесена к Грузии. Трагедия продолжается...


Постановлением ВЦИК от 14 апреля 1921 года было запрещено дальнейшее выселение казаков и дано указание вернуть выселенных обратно в станицы (ЦГА СОССР, ф-94, оп-1, д.328: ЦГАИМЛ. ф-80, ом-24, ед.хр. 10, л.1), однако эта директива не была выполнена. Станицы Сунженская (Сунжа), Фельдмаршальская. Воронцово-Дашковская. хутора Тарский и Камбилеевский после изгнания казаков были заселены ингушами.

Казачьи и осетинские села и земли были подарены ингушам.

В 1924 году у Северной Осетии в пользу Ингушетии отрезали 8000 десятин земли на левом берегу Терека. Преступная суть этого решения тем более очевидна, что на этих землях находились три исконно осетинских аула - Ларс, Балта, Чми. Их владельцы - осетинские феодалы Дударовы - еще в 1733 году вступили в переговоры с царем Грузии, а позже с представителями российской администрации на Кавказе.

По данным на 1924 год, в Ларсе, Балте и Чми проживало 99 семей (476 душ обоего пола), из них 44 семьи осетин (219 душ), 33 - грузин (144 души), 20 - ингушей (107 душ), самовольно вселившихся в смутные времена 1917 года, и 2 - русских (6 душ). При этом 17 семей ингушей жили в Балте, 3 - в Чми, а в Ларсе их не было вовсе. Как только стало известно об установлении границы между Северной Осетией и Ингушетией, жители Ларса провели "общее собрание" и попросили Совнарком Горской Республики отнести их к "осетинскому округу во всех отношениях". Представители осетинского, грузинского и русского населения Балты просили их "зачистить во Владикавказский округ, так как с ними, т.е. ингушами, нельзя нам жить..." Жители указанных осетинских селений стали беженцами.


В 1925 году представители правительства Северной Осетии Тогузов и Таболов обратились в Комиссию по установлению границ между Осетией и Ингушетией с объяснительной запиской, в которой, обосновывая неправомочность притязаний соседей на аулы Ларс, Чми и Балта, подчеркивали: "Если в завершение всех земельных невзгод Осетии придется еще осетинскому народу отдать часть своих земель Ингушетии, то недовольство, которое будет этим вызвано среди осетин, можно себе представить" (ЦГА СОССР, ф.50, оп. 1, д.63, л.5-9).


Таким образом, в 1920-1921 гг. Сунженские станицы, основанные казаками и обихоженные ими десятилетиями, стали ингушскими.


19 февраля 1924 года на совместном заседании комиссии Оргбюро ЦК РКП (б) и пленума Горского обкома партии были одобрены предложения о создании на базе Горской Республики Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей.


Поскольку ингушский народ к 1924 году не смог построить город или хотя бы приличное село, пригодное под столицу новой автономии, то ее управление решено было организовать временно в городе Владикавказе.

К этому времени в переписи 1923 года национальный состав населения в городе выглядел следующим образом: русские - 4618 человек, осетины - 9246 человек, армяне - 7554, грузины - 4763, персы - 1673, греки - 1404 человека. Впервые в истории г. Владикавказа в нем фиксируется наличие ингушей в количестве 501 человека. По социальному положению, повторяю, это были в основном работники обкома партии и облисполкома, сторожа, извозчики и люди, приехавшие по случаю на отхожие промыслы.


В начале 1925 года город Грозный и Сунженский округ вошли в состав Чеченской автономной области.


Впервые в истории ингушского народа появилась возможность хотя бы формально попытаться приобрести какой-то опыт государственного строительства. Но любое государственное строительство требует наличия национальной идеи, стремление к объединению и обязательность подчинения личных интересов государственным, а ингушский народ, оторванный от большей части единого вайнахского народа, не был готов к этому.

Он не мог, а, скорее всего, не пожелал и не захотел поддержать сталинскую идею о проведении сплошной коллективизации в 1929 году. Да еще и Г.К. Орджоникидзе вновь встал на их защиту и постарался доказать, что ингуши не подготовлены к коллективному труду ввиду живучести архаизма их общественных отношений и стереотипа их жизненного уклада.


Власть тех же тейповых авторитетов, религиозной верхушки и народившейся беспринципной партократии, предпочитавшей клятву на Коране партийной преданности, давило на ингушское общество.


Кроме всего прочего, на ингушей определенное влияние оказывало существование Чеченской автономии. Естественно, ингушей потянуло на воссоединение со своим единокровным чеченским народом (для справки: чеченцы и ингуши составляют единый вайнахский народ со всеми присущими любому народу признаками).


В периодической печати 1934 года появилась масса публикаций о начавшейся кампании за присоединение Ингушской автономии к Чеченской. Против такой акции резко выступили Северо-Кавказский крайком партии и центральные партийные органы, но доводы о воссоединении единого народа были убедительны. Воссоединение состоялось. Радости ингушей и чеченцев не было конца. Периодическая печать запестрела благодарностями "родной партии большевиков, вождю и отцу народов".

Клятв в верности и готовности защищать социалистическую родину было предостаточно, и усердствовали в этом особенно те, кому на тот момент было выгодно подобным образом выказывать свою "преданность". Время покажет, что именно тем, кто желал над подавленными соотечественниками властвовать безраздельно, было весьма удобно сосуществовать с "родной Советской властью", но только не "до гроба", а до первого серьезного испытания. Ингушский же народ трудился, рожал детей, платил дань со всего и всем. Национальные "вожди" жирели, а народ оставался в своем убогом менталитете.


Вхождение ингушей в состав чеченской государственности формально предопределяло обретение своей государственности и, стало быть, прогресс их собственного осознания как народа, но суровая действительность была в том, что два племени единого этноса целую эпоху жили в реальной изоляции, а с образованием самостоятельных Чеченской и Ингушской автономий изоляция, естественно, углубилась. Требовалось время, и время длительное, для восстановления единого народа, обретения собственной государственности...

А.Д. Туаллагов "Истоки трагедии", Владикавказ 1993
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
#1 написал: Николай (20 октября 2009 05:41)
Трагедия сунженских казаков никогда не оставляла равнодушными осетин. Даже сейчас это вспоминается как тяжелое время. Спасибо, братья. в трудные времена казаки всегда прийдут вам на помощь. Бузныг дын, А.Д. Туаллагти.

#2 написал: mitako (11 декабря 2009 22:54)
Знаю нескольких казаков из станиц Осетии и с уверенностью могу говорю, что это достойные люди! Никогда не слышал от них мата, всегда вели себя по мужски. Когда нужно было драться, они яросно защищали свою правоту боем до последнего! И ни разу не было драки по нац. признаку. Человек достойный всегда был уважаем среди осетин. Такого порядка и спокойствия, как в станицах, нет не в одном селе, ни где не увидишь пьянного, как в русских сёлах. Но беспредел сразу присекается жёстко - общий сход держит всё в строгости. С уверенностью говорю, что казаки по духу и менталитету, такие же " русские", как и украинцы. Прискорбно сознавать, что Россия предала тот народ, который своими шашками и головами обеспечивал её целостность и независимость веками!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Любовь, «ты – супер»!
  • «Ростелеком» начал подключение домохозяйств к сети Интернет по технологии PON в райцентре Ардон Северной Осетии
  • Возродится ли «Алания», как птица Феникс?
  • «Вернисаж года»: награды и победители
  • В своем первом послании Вячеслав Битаров объяснил, почему хочет закрыть ночные клубы
  • Татартуп – гора иранцев
  • Туристическая сегрегация
  • Порисовали – и хватит
  • Там чудеса, там леший бродит…
  • «Бесланскую симфонию» услышат в Баку
  •   Архив
    Февраль 2017 (45)
    Январь 2017 (63)
    Декабрь 2016 (66)
    Ноябрь 2016 (23)
    Октябрь 2016 (31)
    Сентябрь 2016 (15)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru