поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Реклама
 
 
АЛАНИЯ (ОСЕТИЯ) И МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВ. АНДРЕЯ
Автор: 00mN1ck / 12 июля 2007 / Категория: Интересные материалы » Аланы
А.А. ТУАЛЛАГОВ

О миссионерской деятельности апосто­ла Андрея (40 г. н.э.) в районах прилега­ющих к Черному морю, сохранилось немало свидетельств древних авторов (Евсевий Памфил, Ориген, св. Дорофей, епископ Тирский, епископ Епифаний Кипрский, Сафроиий, Праксейс, Никита Пафлогонянин, иерусалимский иеромо­нах Епифаний). Его путешествие отмече­но в православных Четьях — Минеях. Видимо, христианской традицией про­диктованы устные предания абхазов (1, с.1) и осетин (2, 09), повествующие о проповеди в их земле.

Однако следует в определенной мере согласиться с мнением П.Услара, что церковные предания не подлежат истори­ческому разбору, т.к. невозможно дока­зать, где был апостол Андрей (3, с. 1-24). Действительно, создастся впечатление, что в своих трудах христианские авторы «освещали» личным присутствием апо­стола известные им христианские земли. Подобным образом Никита Пафлогоня­нин (IX в.) писал о посещении учеником Христа Иберии, чего не отмечалось ни­кем из писавших до него, а по русской письменной традиции, тот поднялся по Днепру и водрузил на одном из холмов крест, где позднее в его честь воздвигли киевский храм. Причем, в описаниях маршрута путешествий присутствует яв­ная несуразица. Так, один из первых авторов — св. Дорофей, епископ Тир­ский, — «проводит» миссионера через Пификию, Понт, Фракию и Скифию, т.е. с южного берега Черного моря через западный до северного, а затем, минуя Боспор, — в Севаст. При изначальной направленности путешествия подобный вариант просто невозможен. Тем более, что потом мы узнаем о продвижении апостола уже в обратном северном на­правлении, которое приводит его в непо­нятно как обойденный ранее Боспор. Необходимо заметить, что в источниках, содержащих подобные сведения о мисси­онерстве, конечным пунктом проповеди обычно называется именно Боспор.

При всей легендарности рассматрива­емых событий невозможно отрицать при­сутствие в них исторических реалий. Нас прежде всего интересует упоминаемый в них аланский город Фуст (Фостапор, Фистград).

Интересно отметить, что очень цен­ный материал дают нам и существующие кавказский источники. Моисей Хоренский, отмечая скудость информации о христианской проповеди, писал, что о Симоне, которому по жребию досталась Парсия, ничего достоверного не известно, а некоторые повествуют о некоем Андрее, принявшем мученичество в Вериоспоре (4, с.86). Вообще, трудно себе предста­вить отсутствие в Армении данных о крещении кавказских алан, если таковое действительно произошло, поскольку ар­мяне были прекрасно знакомы со своими северокавказскими соседями, в том числе и в вопросе религии. Тому подтверждени­ем служат написанные в V в.н.э. «Мученичество Сукиасянов» и «Мученичество Воскянов» (5, с.43-47), отмечающие первое крещение небольшой группы алан, приехавшей в Армению. Бывшая первоначально принятая в исторической науке (96, с.13-15) датировка событий 72 г.н.э. (с ними связывают сообщения Иосифа Флавия и Амвросия) за последнее время получила и другие решения. Н.Е. Берлизов посчитал возможным говорить о 114 или 115 гг. н.э. (20, с.154-161), Р.А. Габриелян — то о I в.н.э., то о V-VI вв.н.э. (7, с. 14-29), М.К. Джиоев — о сер. IV в.н.э. (8, с.53)

По свидетельству В.Б. Пфафа (96 с.30), армянский историк Иоанн Католи­кос писал о принятии аланами христиан­ства в I в.н.э. К сожалению, В.Б. Пфаф не привел сам рассказ (который остался неизвестен и автору данной статьи), а затем сразу отмстил путешествие Андрея до Вериоспора, предположительно связы­ваемого им с Боспором. Столь раннее принятие христианства группой алан представляется исключением в истории их соотечественников, подтверждаемым деятельностью албанского епископа Григороса (Фавстос Бузанд, Моисей Хорен­ский, арабская версия Агафангела).

В «Картлис Цховреба» (IX в.), вклю­чая ее древнеармянскую версию (10, с.33, 68), повествуется о приходе апостола в Абхазию и Эгриси. Только в позднейшей вставке (чанарти) в труд Леонтия Мровели (нач. XVIII в.) появляется осетинский г. Фостапор (Постапор). Созвучие этого названия с Боспором не случайно, т.к. в некоторых списках «Картлис Цховреба» фигурирует именно осетинский г. Боспор (II, с. 186). Указание же на переход горы, когда Андрей Моцикули ушел из Сванетии в Осетию, вполне может подразуме­вать Кавказский хребет, что и предполо­жил Ю.С. Гаглойти. Подобные вставки в произведении Леонтия Мровели появи­лись в результате деятельности комиссии «ученых мужей» во главе с Бэри Эгнаташвили в нач. XVIII в., создававших единый свод летописи. Члены комиссии пользовались не только древними ориги­налами, но привлекали и другие источники.

Наибольший интерес вызывают «Жи­тия святых» Георгия Мтацминдели (1066 г.). В первом отрывке автор, следуя устоявшейся традиции, пишет о путеше­ствии миссионера по Вифинии, Понту, Фракии и Скифии, затем — о его прибытии в Севастополь, внутреннюю Скифию и возвращении в Патру Ахей­скую (12, с.З). Во втором отрывке Георгий Мтацминдели уже подробно повест­вует о деятельности Андрея в Крыму.

Таким образом, если западные источ­ники дают основание подразумевать се­верокавказскую Аланию, точнее, распо­ложенную в северо-западной части Кав­каза, где она соприкасалась с землями сванов, абхазов и зихов, то кавказские источники, заслуживающие большего до­верия, либо ничего не знают о подобных событиях в Алании (Осетии), либо пове­ствуют о Боспоре. В современной истори­ческой науке представлено несколько решений по поводу локализации осетин­ского города. С.А. Яценко (13, с. 108-109) идентифицировал Фостапор «Картлис Цховрсба» с Фоспороном «Ашхарацуйц», что сделал до него Г.В. Цулая (10, с.69), поместивший город в районе г. Никопсис у рубежа Зихии, и отождествивший его с сиракской Успой Тацита и Сераком Пто­лемея на Кубани. Возможность подразу­мевать г. Успу наталкивается на ряд препятствий, в том числе и религиозного характера.

В 1802 г. на стене одного из зеленчукских храмов обнаружили изображение Святого Николая с надписью — «Покро­витель Аспе» (25, с.6, №8). Трудно допустить, чтобы авторитет апостола, принесшего свет христианства в город, мог затем уступить авторитету кого-либо другого (о локализации города в Архызе говорил и П.Г. Бутков). Что касается сопоставления с Фоспороном «Ашхара­цуйц», возле Никопсиса, то нельзя не заметить сведение источника о реке Псевхрос, отделяющей Боспор от тех мест, где находится г. Никопсис (14, с.29), и указание на наличие христианст­ва только на Таврическом п-ве, в то время как остальные страны Сарматии пребывали в язычестве (14, с.27). В.А. Кузнецов осторожно выдвинул гипотезу об отождествлении аланского г. Фуст, основывающуюся на свидетельстве кон­стантинопольского монаха Епифания, с городищем Рим-гора на Подкумке (15, с.ЗО). Интересно, что во 2 половине VII в.н.э. Анастасий Апокрисиарий упоминал крепость Фуста (Пуста) (6, с.200), нахо­дившуюся в Кодорском ущелье (14, с.23) и носившую, по К.Г. Догузову (16, с.19), осетинское название.

Дело осложняется тем, что район Северо-Западного Причерноморья с древ­нейших времен был тесно связан с исто­рией ираноязычных племен. Касаясь рас­сматриваемой нами темы, отметим следу­ющие факты. В VII в.н.э. известно поме­стье Зихахорион, резиденция правителя области Алании, что заставляет согла­ситься с предположением В.А. Кузнецова (6, с.201, 216, сн. 25) о вхождении части зихов в состав Алании. В конце VIII в. н.э. первый абхазский царь Леон отдал второму эриставу Анакопию с аланами (Вахушти), а в XI в. аланка Альда, вдова абхазского царя Георгия I, передала Ана­копию византийцам (Кедрин), вероятно, бывшую ее вотчиной. Ю. Клапрот зафик­сировал свидетельства грузинских уче­ных о двух некогда бывших аланских районах в Абхазии — Алансти и Папагети (16, с.22). Примечательно, что, соглас­но Константину Багряднородному (около 950 г.) (30, с.302, 320), пользовавшемуся различными источниками, в самой Зихии была область Папаги, а выше — Папагия. Можно предположить соответствие Зиха­хорион Алансти. В кон. IX в. известен князь Вакатар, командовавший армией Абхазии («Картлис Цховреба»), в X в. — князь абхазов и сарматов из земли сарма­тов (Степанос Таронский, Вардан Вели­кий) и аланский царь, главенствующий над абхазами (Масуди). Западная грани­ца Алании доходила до Черного моря (Худуд ал-Алем). В XIII в. даже вся Абхазия называется «страной алан» («История и восхваление венценосцев»). По Иосафату Барбаро (14, с. 137, 165), имевшему в своем распоряжении более ранние источники, Алания выходила к Азовскому морю. Таким образом, аланское присутствие отмечается не только в южных предгорьях Кавказа, но и непос­редственно на восточном берегу Черного и Азовского морей. Привлечение нами более поздних источников оправдывается тем, что византийская агиографическая литература, где говорится о первых хри­стианах, складывалась в VIII-IX вв.

Несомненно, кавказская локализация аланского города вполне приемлема. Но почему же тогда кавказские источники столь упорно говорят о расположенном рядом Воспоре, где «Армянская география» помещает единственный центр хри­стианства? Моисей Хоренский говорит о «смутных» сведениях о проповеди там Андрея, а «Картлис Цховреба» прямо называет Боспор осетинским. Интересно, что монах Епифаний свидетельствует сначала о гробнице Симона в Никопсисе Зихийском, а потом — о храме апостолов и мощах Симона в Боспоре. М. Хорен­ский пишет о мученичестве Андрея в Вериоспоре, а в дарственной надписи XIX в. княгини А. Абашидзе сказано, что он был мучим в земле людоедов Анухарет, название которой очень близко названию с. Ануха в бывшем никопсиском округе (18, с.95).

История свидетельствует о возникно­вении в Боспоре и Херсонесе епископских кафедр, видимо, в III-IV вв. н.э. Позднее при участии Боспорской епархии были созданы епархии на Тамани и Фанагории, через которые Боспор, а следова­тельно Византия, осуществляли связь с племенами Северного Кавказа (17, с.94-85). Но уже в древнейшем епархиальном списке VI Вселенского собора (680-681 гг.) Боспор, Херсон и Никопсис названы Зихской епархией, т.е. развитие христи­анской церкви привело к объединению в ее рамках данных территорий. Это от­крывает еще одну возможность в объяс­нении отмеченного положения.

Лидерство Боспора в христианизации своего населения бесспорна (на стенах Царского кургана из Пантикапея найде­ны изображения крестов, по мнению некоторых исследователей, оставленных тайно собиравшимися там первыми хри­стианами). В 1890 г. в катакомбе с северного склона горы Митридат, датиру­емой 491 г. н.э. и представляющей един­ственный пример «христианской погре­бальной пещеры», на стене была найдена надпись с именами Савага и Фаиспарта, свидетельствующими о сарматском про­исхождении погребенных (19, с. 1-25). Подобное положение согласуется со всем ходом исторических событий на Боспоре, который на рубеже нашей эры подвергся «сарматизации», достигшей своего пика в III-IV вв. н.э. и охватившей все стороны жизни местного общества. Особо приме­чательно свидетельство Георгия Мтацминдели о деятельности Андрея Моцикули на Боспоре, согласно которому апостол из Абхазии пришел в Боспор. Жители города радостно крестились. Затем Анд­рей отправился в Феодосию, управляе­мую князем Савроматом, где имел неко­торый успех, В городах готов его встрети­ли крайне недоброжелательно, он вер­нулся в Боспор и, укрепив в вере жите­лей, отплыл в Синопу. Радостное креще­ние боспорцев соответствует событиям в Фостапоре («Картлис Цховрсба») и Фус­те (Епифаний Кипрский), проповедь в Феодосии — соответствующей в Абхазии (Епифаний Кипрский, Четьи — Минеи, «Картлис Цховрсба» и т.д.). В действи­тельности, имя Савромат носили некото­рые боспорские цари, хотя, как показал Я. Харматта (21, с.206), Савроматами называли всю боспорскую династию. Од­нако есть основание полагать, что мы имеем дело с реальным историческим лицом — Савроматом I (93/94 — 123 гг.). Используя силу алан, этот государь разгромил Скифское царство в Крыму (22, с.332-334, 23, с.165). В.А. Кузнецов, учитывая сообщение Псевдо-Аррнана о проживании изгнанников из Боспора в Феодосии, которая получила аланское название Ардабда (Семибожный), и мне­ние В.Ф. Гайдукевича о разгроме в начале II в.н.э. города аланами, право­мерно поставил вопрос об аланских пере­селенцах сюда из Боспора (6, с.73-74). Возможно, реакцией на ущемление прав Савромата I Траяном было вторжение алан на Боспор (29, с.48). Такое решение выглядит правдоподобным, учитывая од­новременные события в Неаполе и Фео­досии. В целом, весьма показательной выглядит картина использования царем с характерным именем Савромат аланских войск для решения своих государствен­ных задач.

Что касается Феодосии, то она в то время не имела никакого управлявшего ею князя. Видимо, князем (вождем) Сав­ромат I был для алан, являясь одновре­менно и царем Боспорского государства, что находит аналогии в истории другого царя — Радамсада (26, с. 197). Сообще­ние о Савромате позволяет подозревать, что Георгий Мтацминдели кроме церков­ных источников обладал и некоторыми другими, позволившими позднее Б. Эгнаташвили и его коллегам сделать соответ­ствующую вставку. В отношении же Феодосии А.Л. Якобсон полагал (27, с.110), что она до XIII в. оставалась «глухим греко-аланским поселком».

Недоброжелательная встреча апостола готами повторяет эпизод с зихами. Отрицательная роль готов, учитывая их отсут­ствие в I в.н.э. в Крыму, могла диктовать­ся дурной славой, приобретенной ими во время грабительских набегов на берега Черного моря в III в.н.э. (Зосим, Григо­рий Тавматург). Их легендарные «заме­стители» зихи тоже пользовались дурной репутацией, судя по свидетельству Страбона, когда Митридат вынужден был обойти Зихию, опасаясь за свою жизнь. Дополнительное утверждение боспорян в вере соотносится с действиями апостола среди абхазов и менгрелов («Картлис Цховреба»). Как мы видим, в произведе­нии Георгия Мтацминдели наблюдается смешение разновременных событий (40 г.н.э. — проповедь Св. Андрея, нач. II в.н.э. — аланы в Феодосии, сер. III в. н.э. — готы в Северном Причерноморье), не только подтверждающее легендарность событий, но демонстрирующее достаточ­но показательные аналогии в других источниках и имеющие историческое обоснование.

Анализ древних источников о миссио­нерской деятельности апостола Андрея позволяет, на мой взгляд, высказать некоторые замечания. Если церковные источники «вводят» святого в Аланию на Кавказе, то кавказские уводят нас на Боспор. Последние, исходя из большей осведомленности о своих соседях аланах, заслуживают и большего доверия. Дело осложняется тем, что существуют основа­ния говорить о наличии аланского этноса не только с северной стороны Кавказско­го хребта, но и с южной, вплоть до побережья. Однако решение И.Г. Попова (21, л.12, 45), помещающего аланский город в низовьях реки Риони, не находит своего подтверждения. Автор, к сожале­нию, не привел необходимую аргумента­цию.

Вполне обоснованной с исторической точки зрения представляется мнение о локализации Алании на Крымском полу­острове (Боспор). Информация Георгия Мтацминдели подтверждает сарматское происхождение царской династии Асандра — Аспурга на Боспоре. Причем, судя по всему, царь Савромат I рассматривал­ся самими аланами как племенной вождь, что свидетельствует о сложной структуре Боспорского государства, представляю­щего из себя единый организм государст­венных структур и окружающего ираноя­зычного мира. С.Н. Малахов (28, с. 168), возражая Э. Брайеру, помещавшему «трапезундскую Аланию » в Крыму (Боспор, Херсонес), считает, что нет истори­ческих сведений о такой Алании. Вполне справедливое отрицание Алании в Крыму как центра христианской церкви, не может служить основанием для подобного вывода исследователя. На протяжении практически всего средневековья аланы на полуострове отмечены во многих ис­точниках, а Иосафат Барбаро (XV в.) прямо указывал, что за Каффой (Феодо­сия) лежала Готия, за которой начина­лась Алания. Венецианец, отмечая смеше­ние готов и алан, говорил о первенстве последних в освоении данных территорий.

Источники еще раз подтверждают эт­ническое родство сармато-алан Боспора, Кавказа и современных осетин; в отно­шении последних некоторыми авторами (напр., И.М. Мизиев) были высказаны противоположные суждения, отделяю­щие осетинскую историю от истории их прямых предков.

ЛИТЕРАТУРА
1. Религиозные верования абхазцев //ССКГ. Тифлис, 1871. Вып. V, ч. 111.
2. Попов И. Г. Аланы — предки современных осетин //Архив СОИГ11. Ф. I, Он I, д. 28.
3. Услар П. Начало христианства в Закавказье и па Кавказе //ССКГ. Тифлис, 1869, Вып. II.
4. Моисей Xоренский. История Армении. М., 1893. (Перев. И.О. Эхмина)
5. Армянские источники об аланах. (Докумен­тальные материалы и комментарии). Крепли, 1985 г. Вып. 1.
6. Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Орджоникидзе, 1984.
7. Габриелян Р. Л. Армяно-аланские отношения (I-Х вв.). Ереван, 1989.
8. Джиоев М. К. Сведения древнеармяиских агиографических памятников об алано-армянских связях //Аланы и Кавказ. Владикавказ-Цхинвал, 1992.
9. Пфаф В. Б. Материалы для древней истории осетин //ССКГ. Тифлис, 1870. Выи. IV, И.
10. Жизнь Картлийский царей. Извлечения сведе­ний об абхазах, народах Северного Кавказа и Дагестана. М., 1979 (Перевод с древпегрузин-ского, предисловие и комментарии К.В. Иулая).
11. Гаглойти Ю. С. Алано-Георгика. Сведения источников об Осетии и осетинах //Дарьял, 1992, №2.
12. Георгий Мтацминдели. Житие святых. (Перевод М. Джанашвили)// СМОМПК. Тифлис, 1899. Вып. 26.
13. Яценко С. А. Сиракский союз в Прикубапье (Проблемы увязки археологиче­ских и письменных источников)// Древности Кубани (материалы научно-практической кон­ференции). Краснодар, 1991.
14. Патканов К. Из нового списка географии, приписываемой Моисею Хоренскому //ЖМНО, 1883 (март.).
15. Кузнецов В. А. Алано-осетипские ЭТЮДЫ. Владикавказ, 1992.
16. Догузов К. Г. К вопросу о расселении алан на Кавказе в раннем средневековье //Пробле­мы этнографии осетин. Владикавказ, 1992. В...... 2.
17. Гадло Л. В. Византийские свидетельства о Зикхской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья //Из исто­рии Византин и византиноведения. Л., 1991.
18. Абхазия и в ней Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь. М., 1898.
19. Кулаковский Ю. Керченская христианская катакомба 491 года// MAP. Спб., 1891, №6.
20. Берлиозов П. Г. Ранние аланы Северного Кавказа (по материалам погребений II в. до н.э. — III в.п.:).) — Дисс. канд. ист. наук. Л., 1990.
21.Харматта Я. К истории Херсонеса Таврического и Боспора// Античное общество, М., 1967.
22. Высотская Т.Н. Поздние скифы в Крыму. — Дисс. докт. ист. наук. М., 1988.
23. Масленников А. А. Население Боспорского государства в первых веках н.э. М., 1990.
24. Барбаро и Коптарини о России. Л., 1971.
25. Помяловский И. В. Сборник греческих и латинских надписей Кавказа. Спб., 1881.
26. 3ураев П. Л. Северные иранцы Восточной
Европы и Северного Кавказа (савроматы, ски­фы, сармато-аланы, анты, яссы и осетины). Нью-Йорк. 1966. Т.1.
27. Якобсон Л. Л. Крым в средние века. М., 1973.
28. Малахов С. II. К вопросу о локализации епархиального центра Алании в XII-XVI вв. //Аланы: Западная Европа и Византия. Влади­кавказ, 1991.
29. Яценко С. Л. Аланы и Рим в Северном Причерноморье в начале II в. н.э. // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Тезисы докладов VI научной конференции. Ростов-на-Дому, 1992.
30. Константин Багрянородный. Об управлении государством //Развитие этни­ческого самосознания славянских пародов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.


Материал взят из книги С.П. Таболова "Аланы. История и Культура". Изд. 1995 год.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • По "Электроцинку" ударят мировым соглашением
  • Лечить рифмой
  • Абхазские сказки
  • Однофамильцы Тугановы: история происхождения фамилий
  • "Ненастье" на экранах страны
  • Тургенев в переводе
  • Музыка, которая объединяет
  • "Мелодия любви" – в подарок
  • "Альма-матер, альма-матер, легкая ладья…"
  • Билет в Париж
  •   Архив
    Декабрь 2018 (9)
    Ноябрь 2018 (27)
    Октябрь 2018 (38)
    Сентябрь 2018 (20)
    Август 2018 (21)
    Июль 2018 (24)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2018 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru