поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Объятия Шеварднадзе
Автор: 00mN1ck / 26 августа 2007 / Категория: Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отн.
Провозглашение в Цхинвале независимости Южной Осетии бы­ло неожиданным для грузинского лидера. Надеясь после Кехви увидеть сговорчивого противника, Шеварднадзе, напротив, по­лучил в Южной Осетии народ, готовый к яростной борьбе за сво­боду и независимость. Положение грузинского руководителя, обнажившего в Кехви свою подлинную суть, было непростым. Желая сохранить свое «политическое реноме», он на второй же день отстранился от событий в Кехви, заявив, что берет на себя расследование этого преступления. Одновременно он обратил­ся к председателю Верховного Совета Северной Осетии А.Х. Галазову с предложением о встрече. 10 июня 1992 года в поселке Казбеги такая встреча состоялась. Накануне ее, сразу же после расстрела беженцев близ села Кехви, Галазов опубликовал свое «Обращение» к народу Южной Осетии, в котором писал о «вар­варской жестокости грузинских националистов, потрясших ве­роломством и подлостью», называл грузинских военных зверями и слал проклятия совершившим жестокие преступления в Кехви. В свете этого ожидалось, что встреча между Галазовым и Ше­варднадзе будет, по меньшей мере, напряженной; по обычаям горцев Кавказа, при встрече противников, - а именно так восп­ринималась в Осетии встреча Галазова и Шеварднадзе, - не принято подавать руки до тех пор, пока не договорятся о мире. Конечно, никто не требовал от встречи официальных лиц соблю­дения этой традиции, но картина, которая предстала в Казбеги, своим диким лицемерием никого в Осетии не оставила равно­душным. В Казбеги Шеварднадзе приехал раньше Галазова. На грузинской территории он был принимающей стороной. Галазов и его команда медленно и понуро подходили к грузинской деле­гации. Осетинские делегаты ожидали, что, подойдя к Шевард­надзе, они остановятся, и первое, что услышат от главы Грузии, - это хотя бы извинения и сочувствие по поводу Кехви. Но то не для фарисея-иезуита; как ни в чем не бывало, Шеварднадзе сра­зу же взял Галазова в объятия - так, словно между Осетией и Гру­зией нет жестокой войны... Принятый в Казбеги «Протокол», под­писанный сторонами, был скорее о намерениях. Несмотря на это, по характеру переговоров было видно, что грузинский ли­дер готов свертывать масштабы военных действий в осетинском направлении, поскольку этого требовала обстановка в Абхазии, с каждым днем ухудшавшаяся для Грузии. Не столь миротворчески были настроены в Осетии. Особенно тревожным становилось положение в Северной Осетии. Долгое время проявляя макси­мальную сдержанность, общественность Северной Осетии пос­ле Кехви не желала больше оставаться безучастной к военным событиям в Южной Осетии. В день, когда происходила встреча в Казбеги Галазова и Шеварднадзе, во Владикавказе состоялось собрание представителей общественных объединений Север­ной Осетии, потребовавшее от руководства республики реши­тельных действий в Южной Осетии. Среди них главными были: «Признание Юго-Осетинской Республики как независимого го­сударства; Заключение Договора о безопасности между Респуб­ликами Северная и Южная Осетия»; в целях обороны Южной Осетии провести мобилизацию молодых людей, отзыв из армий СНГ уроженцев Осетии, обеспечение их вооружением, создание Координационного совета Южной и Северной Осетии для орга­низации обороны, признание недействительными всех законо­дательных актов бывшего СССР, закреплявших разделение Осе­тии, определить внешние границы Осетии и потребовать возв­ращения незаконно отторгавшихся, начиная с 1918 года, Грузией осетинских земель, организовать производство и выпуск оружия на предприятиях Северной Осетии, организовать отправку во­оруженных добровольческих отрядов на защиту населения и территории Южной Осетии». Было очевидно, что расстрел бежен­цев в Кехви вызвал всеобщий протест и массовое движение в Северной Осетии, призывавшее к войне с Грузией и обороне Южной Осетии. Стоит отметить - попытки активного вовлечения Северной Осетии в вооруженный конфликт, предпринимавшие­ся ранее, как правило, гасились руководством республики, ори­ентировавшимся на Москву. Это вызывало недовольство наро­да, готового участвовать в обороне Южной Осетии. Не случайно последним пунктом решения собрания представителей общест­венных объединений Северной Осетии являлось: «В случае не­выполнения» решений Собрания «в короткий срок мы вынужде­ны будем требовать отставки руководства Республики». Наряду с приведенными нами требованиями, Собрание общественных объединений Северной Осетии опубликовало «Пояснительную записку», дававшую оценку событиям в Южной Осетии. В ней происхождение осетино-грузинского вооруженного конфликта связывалось с политикой Горбачева и его соратников. Имелась в виду заинтересованность руководства СССР в развязывании в 1989 году конфликта в Южной Осетии, рассчитанного на то, чтобы таким образом иметь возможность расправиться с Гам­сахурдиа или же отвлечь усилия последнего проблемой Юж­ной Осетии. Критике подверглось также новое руководство России, игнорировавшее решения III и V съездов народных де­путатов; Российская Федерация обвинялась в прогрузинской позиции. На самом деле провал политики Горбачева, постро­енной главным образом на внутренних противоречиях Грузии, в особенности на противостоянии Тбилиси автономным обра­зованиям, сориентировал главу Российской Федерации на невмешательство в грузино-осетинский конфликт и установ­ление с Грузией нормальных отношений. Это, с другой сторо­ны, дало Шеварднадзе карт-бланш на войну с Южной Осетией. Глава Грузии замечал и другое - пассивность в событиях Южной Осетии руководства Северной Осетии, которое занима­лось главным образом обустройством беженцев, но проявляло нерешительность в политических процессах. Это во многом объяснялось позицией Москвы, которой в Северной Осетии не желали противоречить. Но такое поведение руководства вы­зывало у общественности Осетии глубокое недовольство. В «Пояснительной записке» Собрания представителей общест­венных объединений Северной Осетии оценка деятельности Северо-Осетинского руководства получила острую критику. Б ней, в частности, отмечалось: «Особую тревогу в переживае­мое Осетией тяжелейшее время вызывает позиция ее руко­водства, которую назвать трудно иначе, чем безразличной и даже антинародной... В республике нет настоящего хозяина... вокруг такого руководства вряд ли захочет сплотиться, объе­диниться народ Республики, даже если отечеству грозит смер­тельная опасность». Несомненно, что в этих оценках были крайности, если учесть, что среди представителей обществен­ных объединений были силы, желавшие воспользоваться сложностью обстановки и рвавшиеся к власти. Очевидным бы­ло, что руководство Северной Осетии оказалось в непростом положении между отстранившейся от осетинских проблем Москвой и накалившейся политической обстановкой в Осетии. Разрядить ситуацию и приостановить войну в Южной Осетии могла только Москва. Что же до массового участия Северной Осетии в военных действиях против Грузии, то кроме огром­ных человеческих жертв, эскалация войны вряд ли что принес­ла бы нового.

"Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений" М.М. Блиев. 2006г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Кусочек армянского солнца
  • Северный адреналин
  • К проблеме этнорелигиозной самоидентификации современных осетин
  • Цветная жизнь - заслуженному художнику РФ Ушангу Козаеву – 65
  • Долго будет Карелия сниться
  • Дочь солнца
  • В согласии с судьбой
  • Искусство осетинской примадонны
  • Американская "Кармен"
  • В Северной Осетии собрались исследователи Нартского эпоса
  •   Архив
    Декабрь 2017 (17)
    Ноябрь 2017 (48)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru