поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
«Звездные» беседы под запись от руки
Автор: 00mN1ck / 20 октября 2016 / Категория: Газета СО
«Звездные» беседы под запись от рукиСотрудник ежедневной газеты, словно рабочий на конвейере – постоянно в процессе. Это изматывает, но одновременно дает возможность получать положительную энергию, «подзаряжаться» от интересных и талантливых людей, с которыми сводит работа. Особенно увлекательно встречаться с людьми известными и талантливыми, которых видишь, как правило, только с теле- или киноэкранов.

В Северную Осетию в 60-х и 70-х годах прошлого века часто приезжали советские звезды, еще не избалованные заграничными гастролями. В газете «Социалистическая Осетия» была даже рубрика для подобных бесед. Местным журналистам без особого труда удавалось брать интервью у «звезд», останавливающихся в городских гостиницах без охраны и продюсеров. Исключение, насколько мне известно, в начале 1970-х годов составил Муслим Магомаев, у гостиничного номера которого выставили охрану из числа сотрудников Минкультуры республики, но только потому, что накануне его посетила хлебосольная делегация местных азербайджанцев, после чего певец, говоря деликатно, потерял форму.

Я тоже однажды решил взять интервью у знаменитости – Галины Польских, приехавшей в наш город зимой 1989 года на встречи со зрителями. У организаторов поездки разузнал, когда актриса намеревалась обедать в гостинице «Владикавказ». Звонить в гостиничный номер было бесполезно – актриса, как меня предупредили организаторы, уезжала рано, приезжала поздно. До начала массового использования мобильной связи в России оставалось еще лет десять, так что пришлось караулить «звезду» в фойе гостиницы.
Я разглядел Галину Польских в ресторане на первом этаже – она обедала в компании двух женщин недалеко от входной двери.

«Времени не теряй. Как она выйдет, мы сразу же уезжаем», – посоветовала мне организатор, тут же дожидавшаяся актрису. Набравшись наглости, я отправился к ее столику. Поздоровался, пожелал приятного аппетита, представился, широко улыбаясь. «Звезда» и мне ответила улыбкой, поблагодарила. Замешательства или недовольства из-за прерванной трапезы с ее стороны я не почувствовал. Хорошо помню, что доедала она второе блюдо. На тарелке было пюре и кусочек мяса – никаких деликатесов и бутылок с дорогими напитками! Дежурный обед советского гостиничного ресторана. Ела актриса с аппетитом – вот такими простыми были советские «звезды», понятия не имевшие о райдерах. И согласилась она на беседу сразу же, с какой-то неподдельной радостью, словно я ей предложил главную роль в новом фильме, а не попросил интервью для газеты, которую она и в глаза, скорее всего, не видела. Даже помню, что, получив приглашение, она благодарно-смущенно улыбнулась.

«Звездные» беседы под запись от руки «Звездные» беседы под запись от руки «Звездные» беседы под запись от руки


В назначенное на следующий день время я постучался в дверь номера Галины Польских. Актриса не забыла о договоренностях.

– Что интересует вашу газету? – деликатно спросила она.

Я задавал вопросы, на которые Галина Александровна отвечала охотно. Задумывалась, на несколько мгновений уходила в себя, но потом вновь оживала и возвращалась к беседе. Это были ответы-раздумья. Как со сцены. Но если актриса и играла, то только в себя искреннюю. Не исключаю, что некоторые вопросы показались ей провинциально-наивными, но виду она не подала.

– Увы, Галина Александровна, я не смогу опубликовать всю нашу беседу в газете – столько места мне не дадут!

– Ничего страшного! Возьмите то, что считаете нужным.

– Мне показать вам окончательный вариант для утверждения?

– В этом нет необходимости.

– Но газету я сохраню, коль вы сказали в интервью, что хотите приехать сюда летом на отдых.

– Мне очень понравилась природа Осетии. Буду вам признательна, если сохраните газету до моего приезда!

Но, как порой случается, было сказано, но не было сделано. Обещаний своих мы не выполнили: Галина Польских не приехала в Осетию, а я не сохранил интервью. Беседа мне понравилась и по форме, и по содержанию. Талантливые люди, как правило, просты и доброжелательны, они многое хотят успеть и времени на капризы тратить не желают. Подкупила доверительность, с которой знаменитость рассказывала о себе и согласилась на публикацию без одобрения интервью. Перед ней все-таки сидел 25-летний сотрудник провинциальной газеты, записывающий часовую беседу от руки в блокнот – не было тогда у нас никаких диктофонов!

Полное доверие, если не сказать больше, проявила к тексту и другая «звезда» – Александр Абдулов. Он встречался со зрителями в зале сельхозинститута в мае 1989 года. Предчувствие подсказало мне, что, несмотря на предварительную договоренность об интервью, надо подробно записать ответы на вопросы из зала. К тому же они были лаконичны и глубоки. Предчувствие меня не обмануло. После двухчасовой встречи я отыскал актера во дворе института. У него был очень усталый вид.

– Ах да, интервью... А вы случайно не записали моих ответов в зале? Вот и прекрасно – используйте их в своем интервью.

Интервью из вопросов зрителей я делать не стал. Ответы Абдулова привел в качестве диалога с публикой, впервые использовав в своей работе для газеты принцип телевизионного ток-шоу.

А вот с Алексеем Петренко мне не повезло. О таком собеседнике я прежде мог только мечтать. После главной роли в фильме «Агония» слава Петренко гремела по стране. И тут – уникальный случай. В Осетию он приехал с труппой нальчикского русского драмтеатра зимой 1989 года. Во Дворце культуры ОЗАТЭ давали спектакль «На дне» Максима Горького. Петренко в роли Сатина был не менее выразителен, чем в роли Распутина на киноэкране. После спектакля он сидел в гримерке, весь в поту. Но я все равно обратился с просьбой о беседе, начав со спектакля.

– Зал в восторге, Алексей Васильевич!

– Ну что же, значит зрители молодцы!

– Не только они, прежде всего вы молодец.

Разве мог артист отказать в интервью после таких слов? И не отказал, предложив набросать ему несколько вопросов в письменном виде, а он, мол, в гостинице, отдохнув, надиктует ответы супруге – театральному критику Галине Кожуховой, стоявшей тут же в гримерке.

Супруга назвала номер телефона в гостинице «Кавказ», по которому я позвонил утром за два часа до их отъезда с автостанции.

– Что-то он такое написал, что я не могу разобрать... – сказала мне Галина Петровна. – Вы знаете, не получается. А нам скоро выезжать на автовокзал.

– Я буду ждать вас прямо на перроне, Галина Петровна! – я понял, что роль директора великого актера исполняет именно она. – От Алексея Васильевича мне нужно два-три ответа – это пять минут.

– Хорошо, приезжайте. Наш рейс в Нальчик ровно в 11 часов.

Ради такого случая я захватил с собой портативный магнитофон. Договорился с директором автовокзала, который был готов предоставить нам свой кабинет, и побежал к нальчикскому автобусу. Дверь его была закрыта. Пассажиры стояли на перроне, но Петренко и его супруги среди них не оказалось. Подождал минут десять – никого. Затем обошел вокзал несколько раз – тщетно. Вернулся к автобусу. Пассажиры сели в автобус. Я заглянул в него – нужных мне людей не увидел. Опять обошел вокзал. Никого. Вскоре автобус отошел от перрона. Я побрел за магнитофоном в директорский кабинет. На выходе из вокзала столкнулся с замдиректора нальчикского драмтеатра, с которым познакомился накануне, во время спектакля.

– А Алексей Васильевич вас искал, выходил из автобуса на перрон, – удивленно сказал он мне, – но они уже уехали.

Что я мог сказать? Не повезло... Только какое-то сомнение все равно меня не покидало: как я не смог заметить на перроне или внутри автобуса столь колоритного человека? Мистика? Или что-то другое? До сих пор не знаю.

Помню встречи с Польских, Абдуловым, Петренко в деталях. А вот мы остаемся в памяти «звезд» не всегда, что вполне объяснимо – у них таких встреч в сотни раз больше. Показательным оказался мой разговор с Николаем Караченцовым зимой 2002 года, за три года до той злосчастной аварии.

В январе 1987 года он тоже приезжал в нашу республику на творческие встречи. Завершение визита предложил его организаторам – Северо-Осетинскому обществу книголюбов – отметить распитием шампанского. Я тоже оказался в этой немногочисленной компании. Николай Петрович, как всегда, был энергичен и словоохотлив. Часа два рассказывал нам о гастролях «Ленкома» в Париже с «Юноной и Авось». К нам обращался по именам, а прощался как с давними друзьями: женщин – расцеловал, мужчинам крепко пожал руку. Я сорвал с бутылки из-под шампанского этикетку и попросил его поставить автограф. «Это смешно!» – заулыбался актер, но просьбу выполнил.

И вот, спустя 15 лет, уже работая в Москве на радио, я вновь встретил Николая Петровича и подал ему новую этикетку из-под шампанского для автографа. Мы сидели в нашей редакции, и я подробно изложил актеру историю, как он уже ставил однажды подпись на этикетке во Владикавказе, как мы пили шампанское, а он рассказывал о парижских гастролях «Юноны и Авось».

– Помните, Николай Петрович, как вы приезжали тогда во Владикавказ?

– Во Владикавказ? Зимой 1987 года? Возможно, и приезжал. Давайте сюда этикетку, – актер поставил подпись, пожал мне руку и улыбнулся так, как это было ему присуще – широко и приветливо.

Даже у «звезд» память несовершенна...

Автор статьи: Олег Кусов
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • Мариинские вечера
  • Аншлаг за аншлагом
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • "Разговор с Отечеством"
  • Немое кино и живая музыка
  •   Архив
    Октябрь 2017 (34)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru