поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Подъем «импортной» модели грузинского феодализма: экспансия в Осетии
Автор: 00mN1ck / 31 июля 2007 / Категория: Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отн.
В Петербурге справедливо считали, что причиной столь жест­кой оппозиции в отношении России являлось стремление тава­дов к расширению феодальной собственности и сохранению правового произвола, позволявшего вводить неограниченные формы угнетения крестьянских масс. В тени оставалась непо­нятная для российских властей, но важная особенность грузинс­ких князей, на протяжении трех веков находившихся на положе­нии вассалов; последние ожидали, что Россия, как в свое время персидский шах, будет щедро им раздавать земли и наделять их деспотической властью. Не зная всех тонкостей грузинского фе­одализма, российские власти, желая максимально удовлетво­рить притязания знати и тем самым снизить в Грузии политичес­кий накал, решили передать вопросы о земле, крестьянах и по­винностях на рассмотрение Верховного грузинского правитель­ства. Последнее фактически восстановило практику наделения феодалов землей, существовавшую при персидском шахе -практику, с которой пытался покончить Ираклий II. Раздача вла­дений, которой занималось Верховное правительство Грузии, происходила не только на грузинской территории, но и в других районах, входивших в Тифлисскую и Кутаисскую губернии. В 1803 году решением этого правительства значительная часть Южной Осетии (около 50 сел) передавалась во владение грузин­ских князей Эристави. Немногим меньшая доля равнинной тер­ритории Южной Осетии закреплялась за грузинским феодаль­ным родом Мачабеловых. С этого началось интенсивное прод­вижение грузинского феодализма на территорию Южной Осе­тии. Главным распределителем земельной собственности, а вместе с ней и осетинских сел становились грузинские власти, состоявшие из наиболее знатной части грузинских князей. Важ­ным событием для тавадов, устремившихся в Южную Осетию, явилось назначение в 1802 году в угоду знати главнокомандую­щим на Кавказе генерала П.Д. Цицианова, грузина по проис­хождению, жившего в России. Новый командующий, поощряя экспансию тавадов, значительно расширил владения грузинских феодалов. С его помощью они наделялись землями, им переда­вались села в Южной Осетии. Грузинская знать рассматривала генерала Цицианова как «правителя Грузии» и все свои пробле­мы решала при его поддержке. В год назначения генерала Цици­анова особенно часто стали поступать жалобы и протесты со стороны осетинского населения, на которое ложилось тяжелое бремя повинностей в пользу грузинских феодалов. Считая себя людьми свободными, независимыми от Грузии, осетины реши­тельно отказывались выполнять какие-либо повинности и вели отчаянную борьбу с засильем иноземных феодалов. Вооружен­ные столкновения нередко заканчивались убийством сборщиков повинностей, а иногда и самого феодала. По заключению над­ворного советника Ястребцева, с созданием в Грузии российс­кой губернии осетины «отошли во владение» грузинских «кня­зей, от которых терпят неслыханные доселе на Кавказе жесто­кости. Сии владельцы отнимают и продают у них детей, лишая всякого имущества. Оттого осетинцы ненавидят грузин с их ве­рою». О «неслыханных доселе на Кавказе жестокостях» грузинс­ких тавадов в Южной Осетии еще будет сказано, здесь же отме­тим другое. Российская политика в Грузии, рассчитанная на по­иски социальной опоры среди тавадов и с этой целью поощряв­шая последних в их феодальной экспансии, вызывала среди других кавказских народов немалый страх. Тот же надворный со­ветник Ястребцев подчеркивал, что «прочие жители Кавказа во­оружают против правительства (российского - М. Б.), думая, что ежели Россия завладеет ими, то они впадут также во власть гру­зинских князей и будут испытывать ту же бедственную участь». Оценку Ястребцева о политическом положении, создавшемся на Кавказе, разделял и архиепископ Досифей, считавший, что за­силье грузинских князей в Южной Осетии вызовет «затруднения с присоединением горских жителей» к России.

Не менее сложно, чем в Южной Осетии, складывалась ситуа­ция в Восточной Осетии (Тагаурии), также ставшей объектом феодальной экспансии грузинской знати. Здесь тавадов прив­лекали не только превосходные пастбища, скотоводческие хо­зяйства осетин, но и Осетинская дорога, соединявшая Север­ный Кавказ с Закавказьем; доходы от дороги, поступавшие от купцов и различных транспортов, были значительны. Генерал Цицианов, страдавший фанаберией грузинских князей, переи­меновал Осетинскую дорогу, назвав ее «Военно-Грузинской».

Его не устраивало и то, что дорогу контролировали осетинские феодалы, строившие с помощью своих крестьян мосты через Те­рек и дорожные переходы. Генерал Цицианов решил привлечь к русской службе известного грузинского феодала Казбеги, ранее занимавшегося антироссийской деятельностью. Командующий готовил его на должность «Начальника тагаурцев», т.е. Восточ­ной Осетии, территория которой начиналась в предгорьях Се­верного Кавказа (по бассейнам рек Терека, Гизельдона и Геналдона) и заканчивалась далеко в Закавказье; на южную часть Вос­точной Осетии по бассейну реки Арагви претендовали также гру­зинские князья Эристави, просившие российские власти отвес­ти им осетинские села. Генерал Цицианов лишил осетинских владельцев права взимания на Военно-Грузинской дороге пош­лины; до этого проезжавшие по дороге транспорты платили пошлину за дорогу и отдельно за мосты. Серьезно подорвав по­литическую опору среди осетинской феодальной знати, рос­сийский командующий как и в Южной Осетии создал в Восточ­ной Осетии угрозу военно-стратегическим позициям России на Центральном Кавказе. Вскоре, как и ожидалось, Ахмет Дударов, наиболее известный и влиятельный осетинский феодал, владев­ший землями и частью Военно-Грузинской дороги в районе Ларса и Чми, был приглашен грузинскими царевичами в Кутаиси. Здесь состоялись переговоры о совместных действиях, направ­ленных против российских и грузинских властей в Тифлисе. В Кутаиси обсуждались также крупномасштабные планы, связан­ные с военным сотрудничеством грузинских и осетинских поли­тических сил с Ираном и Турцией; в 1803 году, когда велись пе­реговоры в Кутаиси, у грузинских царевичей, находившихся на службе соседних государств, не было сомнений в начале рус­ско-иранской и русско-турецкой войн. В том же году от Фетх-Али-шаха стали поступать в Осетию фирманы, оповещавшие местную знать о скорой войне с Россией. С этого времени Осе­тии, подвергшейся политическим притеснениям со стороны ге­нерала Цицианова и грузинских тавадов, отводилась значитель­ная роль в будущей войне с Россией. Персидский шах в своих фирманах писал не только о возвращении Грузии в лоно своего государства, но и об овладении Осетией вплоть до Моздока и Кизляра. В различных обществах Осетии стали появляться гру­зинские царевичи. Они от имени персидского шаха призывали местное население к антироссийским выступлениям. Однако царевичи не имели в Осетии сколько-нибудь заметного успеха. Осетины знали цену обеим партиям грузинской знати - и тем, кто сотрудничал с российскими властями, добиваясь новых вла­дений и феодальных привилегий, и тем, кто с точно такими же целями провоцировал персидского шаха к войне с Россией. По вовлечению осетин в грузинскую фронду и обострению ситуа­ции на Центральном Кавказе более успешно, пожалуй, действо­вал генерал Цицианов. Вполне разделяя идеологию ксенофо­бии, свойственную своим грузинским сородичам, он сначала объявил блокаду Восточной Осетии, а затем, приступив к строи­тельным работам на Военно-Грузинской дороге, заставил местное население выполнять дорожные работы, нещадно эксплуатируя его и подвергая издевательствам. Не забывал он и об осетинской знати, которая была недовольна политикой России, защищавшей интересы грузинских тавадов и не приз­нававшей привилегии осетинских феодалов. В адрес послед­них генерал слал письма, полные жестоких угроз. Так, Ахмету Дударову Цицианов обещал приехать в Осетию, зарезать его и его же аристократической кровью смыть грязь с собственных сапог; подобная расправа, которую сулил генерал осетинско­му феодалу, была широко распространена среди грузинских князей в Южной Осетии. Ахмет Дударов не относился к пугли­вым, через грузинского царевича Александра он связался с персидским шахом и вскоре, по свидетельству русского офи­цера Стемковского, получил деньги и золото. На эти средства весной 1804 года Ахмет Дударов создал вооруженный отряд и перекрыл Военно-Грузинскую дорогу. Цицианов не пытался вести переговоры с осетинской знатью; грузинская спесь и жажда крови, в каком-то особом холопском их выражении, до­водили его разум до помутнения. Действия Ахмета Дударова послужили поводом для применения к осетинскому населению знакомых генералу Цицианову методов насилия, к которым в Грузии прибегали войска персидского шаха. Он приказал «ка­рать, пороть и рубить осетин без пощады, жечь все их жили­ща...». Осетинское население Восточной и Южной Осетии, ставшее жертвой прогрузинской политики Петербурга, обра­тилось к российским властям с заявлением: «Мы, - подчерки­валось в нем, - все до единого остановились на том, что если другая какая напасть не постигнет нас, дабы избавить от нес­терпимой горести, то зажечь своими руками наши дома, жен и детей вогнать туда и самим броситься и так сгореть. Мы пред­почитаем умереть так, чем мучиться, ждать смерти от плетей и видеть позор наших жен».

"Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений" М.М. Блиев. 2006г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Русский театр собирается на гастроли в Петрозаводск и готовится к премьере
  • Виолончель Александра Рамма
  • Спектакли ТЮЗа "Саби" увидели Карелия и Калмыкия
  • Россия" – в гостях у Осетии
  • Прощание по-итальянски
  • Сияние "Солнечного павлина"
  • Мариинская "Иоланта"
  • Художественный фильм "Коста"
  • Из Веймара – с любовью
  • Спектакль про непридуманное
  •   Архив
    Ноябрь 2017 (18)
    Октябрь 2017 (48)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru