поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Автор: 00mN1ck / 30 января 2015 / Категория: Интересные материалы » Скифы
Е. В. Переводчикова:
Жизнь, смысл и назначение искусства в культурах древности совсем не похожи на роль и место искусства в современной нам культуре. В древности искусство не составляло той обособленной области человеческой деятельности, какую оно представляет собой теперь. В этом отношении его можно было бы уподобить современному прикладному искусству, не существующему вне вещей, для украшения которых оно служит, но и это будет неточно, поскольку в современной культуре, где существует и «высокое» искусство, за прикладным искусством остается чисто декоративная функция. Не то в культурах древности, где произведения искусства неотделимы от тех предметов, на которых они размещены, и где смысл вещи, по существу, дополняется смыслом изображения. Это связано с представлениями о мире, в котором вещи живут, и, создавая их, мастер тем самым стремился внести порядок в реальную жизнь людей.

Отношение древнего человека к окружавшим его вещам в принципе трудно понять человеку современной культуры с ее чисто утилитарным взглядом на этот вопрос. В древности рукотворные вещи предназначались не только для выполнения тех или иных практических функций благодаря своим чисто материальным свойствам (хотя и это назначение у них было) — их помощь человеку мыслилась гораздо шире. В разнообразных ритуалах вещам уделялись роли не менее значительные, чем их хозяевам. При этом вещи могли сами «действовать» в соответствии с конкретной ситуацией, имели свои «характер» и «привычки». При таком отношении к чисто бытовым на первый взгляд предметам каждый из них должен быть соответственно оформлен (можно было бы сказать украшен, но это слово не вполне подходит к культурам древности, поскольку отражает более узкое, современное отношение к декору вещи). Ведь помещая на вещи то или иное изображение, мастер, по сути, дополнял, усиливал смысл самой вещи смыслом изображения на ней. Поэтому к сочетанию вещи с изображением относились очень серьезно, оно просто не могло быть случайным. (13: 11-12)

А. И. Мартынов:
Искусство скифо-сибирского мира хотя и представлено высокохудожественными произведениями, несет в себе определенный стиль изображения и определенные повторяющиеся сюжеты, однако оно не было собственно искусством по своему назначению и эстетическому замыслу. Те археологические предметы скифо-сибирских обществ, которые мы рассматриваем, были полисемантическими символами общества, выражавшими его духовную сущность. Они выражали ту или иную мировоззренческую идею, кроме того, являли собой черты общественной иерархии. (87: 14)

М. И. Артамонов:
Скифскими или скифо-сибирскими обычно называют произведения искусства не только собственно скифов, в VII—III вв. до н. э. занимавших относительно ограниченную область между Дунаем и Доном, но и художественные памятники того же и более позднего времени (до первых веков нашей эры) всего кочевого и полукочевого населения степной и лесостепной Евразии от Средней Европы до Северного Китая. На этом огромном протяжении в I тыс. до н. э. жили народы, принадлежавшие к различным расам и говорившие на различных языках, но примерно с одинаковым типом хозяйства, однородным общественным строем и сходными идеологическими представлениями. Ведущее положение среди них занимали североиранские племена, родственные населению Мидии и Персии, с которым они сливались территориально в Средней Азии и Закавказье.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Лежащий олень. Золотая нащитная бляха. Курган у станицы Костромской. VII в. до н. э.


Характерным признаком искусства этих племен было преобладание среди сюжетов изображений различных животных или их частей, ввиду чего оно относится к так называемому звериному стилю, распространенному у многих народов на ранней (архаической) стадии их развития. При всем этом скифский звериный стиль имеет свои особенности, обеспечивающие за ним самостоятельное положение. Стиль скифского искусства, органически связанного с вещами практического назначения (оружием, конским снаряжением, одеждой) и в этом смысле прикладного или декоративного, отличается реализмом и вместе с тем замечательной приспособленностью к ограниченным, заранее данным формам этих вещей, изобретательностью в использовании пространства, компактностью и экономной четкостью контуров. Замкнутое построение фигуры, сочетающееся с динамизмом образа, приводит к обобщениям и деформациям, соответствующим ее декоративному назначению. Обращает на себя внимание также умение передавать характерные черты животного условными формами. Существенный признак раннего скифского стиля заключается в превращении цилиндрических или выпуклых поверхностей в наклонные плоскости, пересекающиеся под углом в виде ребра. Этот прием стилизации совершенно справедливо возводится к технике резьбы по дереву.

Е. В. Переводчикова:
Комплекс вещей, вошедший в науку под именем Саккызского клада, был обнаружен в 1947 г. на севере Ирана у селения Зивийе близ Саккыза. «Клад» (впоследствии было высказано предположение, что это погребение) содержал очень странный набор вещей: вместе были обнаружены предметы, оформленные по-разному. Некоторые из них были выполнены в ассирийском стиле, другие — в урартском, третьи — в смешанном стиле, который впоследствии будет интерпретирован как раннеиранский (черты древневосточного искусства сочетаются в нем с признаками искусства степных кочевников), и, наконец, на некоторых предметах изображения этого смешанного стиля соседствовали с фигурками животных в скифском зверином стиле. (13: 62)


В настоящее время различаются три области скифо-сибирского искусства. Одну из них представляло Северное Причерноморье с Северным Кавказом, другая находилась в Средней Азии и прилегающей к ней западной части Сибири, а третью составляли наиболее восточные окраины скифского мира, включающие Минусинскую котловину, Забайкалье, Монголию и Северный Китай. Однако древнейшие произведения скифо-сибирского художественного стиля проявились не в какой-либо из этих областей, а в северо-западном Иране, среди вещей так называемого Саккызского клада, а точнее, относящегося к концу VII в. до н. э. царского погребения, расхищенного местными жителями у с. Зивийе близ г. Саккыза. Среди вещей ассирийского, урартского и маннейского происхождения в нем оказались произведения, отличающиеся специфическими признаками скифского искусства. Наряду с воспроизведениями ассиро-вавилонских и урартских образцов здесь были типичные для скифского искусства изображения лежащих с поджатыми под туловище ногами козлов и оленей, лежащих, идущих или свернувшихся в кольцо кошкообразных хищников — пантер и головок хищной птицы — все с чертами характерной скифской стилизации, хотя еще и в соединении с признаками древневосточного искусства, на основе которого они были созданы.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Золотая фигурка вепря с серебряными клыками. Хомина Могила. IV в. до н. э.
Возможно, служила ручкой деревянного сосуда.


Считается, что элементы скифского искусства появились в Передней Азии вместе со скифами, вторгшимися туда в 70-х гг. VII в. до н. э. и обосновавшимися в районе оз. Урмия, в области, которая по персидскому названию скифов стала известна под именем Сакасена. Однако найденные до настоящего времени немногочисленные произведения раннего скифского искусства в Северном Причерноморье, откуда скифы вторглись в Переднюю Азию, во-первых, не древнее Саккызского клада, а во-вторых, тоже обнаруживают свою зависимость от искусства Древнего Востока. Не только в Передней Азии, но и в Северном Причерноморье скифское искусство, как это можно видеть, на вещах из Келермесских курганов и Мельгуновского клада (Литого кургана), выступает в сочетании с образами и формами переднеазиатского происхождения, занимающими в нем доминирующее положение.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Золотые оковки деревянного сосуда в виде медведя ( после реконструкции ). Курган Филипповский 1. IV в. до н. э.


Самостоятельность скифского искусства на первых порах проявляется не столько в своеобразной трактовке образов переднеазиатского происхождения, сколько в отборе их для последующей переработки в соответствии с существующими потребностями и техническими возможностями. Не случайно в скифское искусство прочно вошли лишь немногие из переднеазиатских сюжетов и притом почти исключительно в виде фигур отдельных животных или их частей.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Изображение лося в скифо-сакском искусстве народов Севера

1, 2 — на каменных изделиях, Карелия; 3 — на рукояти бронзового ножа, Сейма; 4 — костяная головка из Базаихи, Сибирь; 5, 6, 7 — на пластинках из Жаботина; 8 — на бронзовом зеркале из кургана Уйгарака 21; 9 — курган Пазырык 5, вырезано из кожи; 10 — бронзовая бляха из кургана у с. Новая Розановка.

В искусстве Древнего Востока одиночные изображения животных встречаются относительно редко, обычно они входят в состав композиций, чаще всего с центром в виде божества или символа. В скифо-сибирском искусстве такого рода композиции, если не считать немногих неприжившихся воспроизведений восточных и греко-ионийских образцов, в раннее время не встречаются, а кроме одиночных находятся только простейшие, сдвоенные по принципу зеркальной симметрии построения, которые лишь условно можно назвать геральдическими. В раннем скифском искусстве животные изображались в спокойном состоянии — идущими, стоящими или лежащими, иногда с повернутой назад головой, — признак, показывающий, что прототипами их послужили изображения животных в составе композиций. Характерных для Древнего Востока изображений антропоморфных божеств раннескифское искусство также не знает, что, по всей вероятности, надо отнести за счет большой примитивности скифской религии, в которой человекоподобные божества еще не получили распространения.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Изображения головок коня в искусстве звериного стиля Евразии

1-8 — на костяных псалиях Посулья; 9-16 — на бронзовых и костяных ножах из Сибири (по В. А. Городцову, С. В. Киселевой, Н. JL Членовой); 9,11-15 — бронза; 10, 16 — кость, рог; 17 — на рукояти бронзового ножа из «Могилы слона», Аньян.

Состав образов раннего скифо-сибирского искусства невелик. Из животных чаще всего изображались козел и олень, реже лось — или в виде одной головы, или всей фигуры в традиционном жертвенном положении: лежащим с поджатыми под туловище ногами, с наложенными друг на друга передними и задними копытами, так, как они издавна изображались в месопотамском и греко-ионийском искусстве. Изображения стоящих или идущих животных этих видов находят значительно реже, причем для них характерны вытянутые, как бы висящие в воздухе ноги с обращенными книзу острыми концами копыт («на цыпочках»). Лошадь изображалась обычно только в виде головы, иногда с длинными ушами, показывающими скорее всего, что это мул или осел. Изображения быка, даже в виде одной головы, находят очень редко. Значительно чаще встречаются головки баранов, а также изображения кабана в виде стоящей или бегущей фигуры или в виде одной головы. Иногда изображался заяц. Из хищников для раннего скифского искусства характерна пантера — кошкообразный зверь с гладким, гибким туловищем, представленный и идущим, и лежащим, и свернувшимся в кольцо. Значительно реже встречаются изображения льва — и притом обычно только в виде одной головы. Птицы представлены главным образом схематизированными головками, состоящими нередко из одного круглого глаза и изогнутого клюва. Полностью они изображены в профиль и с развернутым в фас туловищем с раскрытыми крыльями. Из фантастических образов в раннем скифском искусстве широкое распространение получили грифоны и возникшая на их основе голова барано-птицы.

Своеобразной особенностью скифского искусства, проявившейся в самых ранних его образцах, являются так называемые зооморфные превращения — превращения той или другой части фигуры животного в самостоятельный звериный образ. Так, например, в плечо или бедро изображения вписывается голова или целая фигура другого зверя, рога, когти и хвост превращаются в птичьи головки и т. д. Эти дополнительные изображения не разрушают реалистичности основного образа, не превращают его в фантастического зверя, а как бы дополняют и разъясняют его, подобно эпитетам в народной поэзии.

Е. В. Переводчикова:
...Известная нам моделировка поверхности тела животных сходящимися плоскостями наводила на мысль о том, что этот прием изображения происходит от техники резьбы по дереву. Едва ли следует преувеличивать то влияние, которое оказывали на стиль изображения материал и инструменты. Это влияние могло сказаться в некоторых деталях, но вряд ли было бы причиной возникновения принципиально нового стиля. Тем не менее некоторые авторы по-прежнему возводят особенности звериного стиля к приемам резьбы по дереву. (13: 60, 61)


Не все образы скифского искусства заимствованы в готовом виде из искусства Востока, некоторые из них, как, например, лось, появились в нем в порядке приспособления заимствованных сюжетов к местной среде. Да и заимствованные образы подверглись стилистической переработке, существо которой заключалось в обобщении детализированных форм древневосточных изображений, в замене их графической разделки широкими, слабо расчлененными, но зато резко отделенными друг от друга поверхностями. При общем сходстве скифского искусства Сибири и Причерноморья второе отличается приемами стилизации, явно восходящими к технике резьбы по дереву и рогу, тогда как в Сибири сохраняется более мягкая моделировка. Рог, а в особенности дерево, вероятно, наиболее широко применялись скифами для изготовления разнообразных украшений; обложенные тонким золотым листком, они вполне могли заменять изделия из драгоценного металла и создавать видимость пышности и богатства; в более скромных уборах они употреблялись без позолоты. Сохранившиеся резные роговые украшения особенно многочисленны в скифских погребениях VI в. до н. э., но появляются они еще в конце VII в. и уже тогда, как показывают изображения скифского типа в Саккызском кладе, до известной степени определяют стилистическое своеобразие скифского искусства, в формы которого переносятся выработанные в резьбе приемы стилизации.

Близкое сходство северочерноморского и сибирского звериного стиля, с одной стороны, и некоторые различия в трактовке одинаковых сюжетов, с другой, не оставляют сомнения, во-первых, в общности происхождения того и другого, а во-вторых, в независимом друг от друга развитии искусства каждой из этих областей. И северочерноморское, и сибирское искусство одинаково восходят к искусству иранских племен — мидян и скифов, сложившемуся в Передней Азии на основе древневосточного наследия в период их постоянных контактов друг с другом в VII в. до н. э. Вместе с тем особенности собственно скифского искусства определились еще в Передней Азии. Не располагая теми техническими возможностями, которыми обладали народы Передней Азии, вторгшиеся в их среду скифы воспроизводили древневосточные в своей основе украшения в доступном для них материале и в более своеобразной трактовке, что получило, как свидетельствует Саккызский клад, определенное отражение в скифском искусстве в Передней Азии еще до изгнания оттуда скифов мидянами в 585 г. до н. э. Мидяне, находившиеся в другом положении, передали свое искусство в Среднюю Азию и Южную Сибирь без специфических скифских привнесений. Через них искусство звериного стиля стало достоянием ираноязычных саков и других кочевых и полукочевых племен Азии одинакового с ними уровня развития.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Хищник, терзающий лошадь. Золотая бляха (сломана и реставрирована в древности). Сарматский курган. Низовья Волги. I в. до н. э.


Дальнейшее развитие скифо-сибирского искусства также протекало под сильным воздействием Передней Азии. Особенно большое влияние исходило из сменившей Мидийское царство Персидской империи, во главе которой стала династия Ахеменидов. Владения этой империи распространились на весь Ближний Восток и включали большую часть Средней Азии. Амударьинский клад, представляющий собой храмовое сокровище, скрытое в землю ввиду приближающейся военной опасности, скорее всего войск Александра Македонского, состоит в основном из вещей V—IV вв. до н. э. и дает яркую картину искусства восточных провинций Ахеменидской державы. В этом искусстве получила применение и ранее известная на Востоке техника цветных инкрустаций в золоте. Ахеменидские ювелирные украшения, ковры, ткани проникали к кочевой аристократии среднеазиатских и сибирских степей, Северо-Западного Китая и Алтайских гор. Золотые изделия Сибирской коллекции Петра I и находки в ледяных курганах Алтая содержат великолепные образцы художественных произведений скорее всего восточноиранского происхождения. Они же служили образцами для местного искусства, в произведениях которого инкрустационный стиль получил особенно большое развитие. Он хорошо известен по аппликациям из войлока, кожи и других материалов в алтайских курганах и по золотым вещам со вставками из бирюзы и цветных камней в Сибирской коллекции Петра I.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Осел. Деталь татуировки погребенного. Курган Пазырык 2. V-IV вв. до н. э.


В горах Алтая пасло свой скот одно из подразделений сакских племен, вероятно, известное китайцам под именем юэчжей. В оставленных ими Катандинских, Шибинских, Пазырыкских, Башадарских, Туэктинских и других курганах хорошо представлено скифо-сибирское искусство V- IV вв. до н. э. Благодаря образовавшейся в могилах вечной мерзлоте в них сохранились вещи из органических материалов: дерева, кожи, войлока и других, свидетельствующие, что материалами искусства служили не только металлы, рог и кость, дошедшие до нас в других местах, где вечной мерзлоты не было. Особенно широко применялось дерево. Вырезанные из него украшения сверху покрывались тонким листком золота, сохранявшим форму даже тогда, когда основа исчезала.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Борьба волка со змеей. Золотая бляха. Сибирская коллекция. V-IV вв. до н. э.


С V в. до н. э. характер скифо-сибирского искусства меняется: некоторые мотивы исчезают или дегенерируют, но зато появляются новые, с ранее не известными формами. Новый стиль искусства отличается динамизмом и экспрессивностью образов, распространением композиционной борьбы зверей и наряду с этим усилением орнаментальности с соответствующей ей схематизацией реальных форм.

Из числа исчезнувших к этому времени мотивов можно назвать скульптурные головки барано-птиц. Другой древний мотив, распространенный как на западе, так и на востоке — в Северном Причерноморье и Сибири, — свернувшийся хищник, хотя и продолжает бытовать, но становится редким и приобретает все признаки вырождения. Переработка заимствованных мотивов, начавшаяся со времени возникновения скифо-сибирского звериного стиля, к V в. приводит к частичной замене образов таких животных, как олень, более характерным и важным в местных условиях лосем, а довольно неопределенного кошкообразного хищника — хорошо известным в Средней Азии и Сибири тигром или же повсеместно распространенным волком, с отчетливо выраженными признаками именно этих животных. В соответствии с составом местной фауны в Северном Причерноморье почти полностью исчезают изображения козла, тогда как в Сибири, наоборот, образ его местного вида наряду с изображением горного барана (архара) получает широкое распространение. Характерными становятся изображения фантастических зверей, составленных из разных частей различных животных.

Вместо животных в спокойных, статических позах появляются многочисленные изображения зверей в бурных движениях. Особенно выразительны в этом отношении фигуры с повернутыми в противоположные стороны передней и задней частями туловища, т. е. как бы перекрученные. Этот прием передачи сильного движения, известный еще в искусстве Микен, появляется в Северном Причерноморье, но особенно широкое распространение получает в Сибири, в частности на Алтае. Он применяется и при изображении отдельных животных, и в композициях борьбы зверей.

Такого рода композиции, издавна известные в искусстве Древнего Востока и занимающие видное место в художественных произведениях связанной с Востоком Ионии, рано появляются в Северном Причерноморье. Однако в местном искусстве Северного Причерноморья сцены борьбы зверей не получили заметного развития. Другое дело в Сибири. Здесь в искусстве Алтая они занимают доминирующее положение и носят все признаки местного художественного стиля, отличающегося, несмотря на обобщенность и известную условность образов, поразительным реализмом в передаче характерных признаков животных.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Изображения копытных животных из алтайских курганов (по С. И. Руденко)


Динамический характер сибирского искусства V в. до н. э. и последующих веков выражается не только в композициях борьбы зверей, но и в общей трактовке изображений изогнутыми формами и кривыми линиями. В соответствии с этим в искусстве преобладают не скульптуры, а рельефы и плоскостные графические и живописные изображения. Детали их получают при этом условную, орнаментальную трактовку системой криволинейных фигур и контрастных цветовых пятен.

Особенно широкое применение получает прием выделения частей тела специальными значками в виде кружков или точек, луновидных дуг или скобок, изогнутых треугольников и спиралеобразных завитков, так называемых запятых, и т. п. Возникнув в технике тканья для обозначения выпуклостей и мускулов на теле животных, эти условные геометрические фигуры в виде цветных инкрустаций были перенесены в ювелирные изделия, особенно же широко они применялись в аппликациях из кожи, войлока и других материалов, известных по находкам в алтайских курганах. В соответствии с декоративным назначением художественных произведений скифо-сибирского искусства орнаментальная трактовка в ряде случаев распространяется на весь образ, подавляя его изобразительное содержание. На материалах алтайских курганов и на других памятниках скифо-сибирского искусства можно проследить, как изображение животного или его части схематизируется и превращается в орнаментальный мотив. Впрочем, ряд декоративных мотивов растительного и геометрического характера скифо-сибирское искусство получило в готовом виде из Персии и Греции. В их числе: розетка, пальметка, лотос и изгибающаяся лоза.

Искусство Северного Причерноморья развивалось в том же направлении, что и в Сибири, с тем лишь отличием, что в нем наряду с влиянием Персии, особенно большую роль играло греческое искусство, взявшее на себя задачу обслуживания туземной знати предметами роскоши и культа. Наиболее яркие произведения скифского искусства V в. до н. э. происходят из курганов Крыма (Ак-Мечеть), Керченского и Таманского полуостровов (Нимфейские и Семибратние курганы) и Среднего Приднепровья (Журовские курганы), где они находятся вместе с предметами греческого и персидского импорта. В некоторых из этих произведений, как, например, на золотых оковках несохранившихся деревянных сосудов из Семибратних курганов, отчетливо выступают черты суховатого греко-персидского стиля, менее заметные в художественных изделиях из золота, бронзы и кости, распространенных в глубине Скифии. Сюда персидское влияние не доходило или проникало в ослабленном виде, поэтому здесь сохраняется рельефность и свето-теневая сочность типичных скифских образов, как, например, в находках Журовских курганов.

В скифских памятниках Северного Причерноморья прослеживаются три художественно-стилистических течения. Одно — собственно греческое, произведения которого внешне связаны с туземным миром; оно все время остается на его поверхности и в своем развитии следует по пути античного искусства. Кроме типичных греческих вещей (керамики, металлических сосудов, украшений и т. п.), широким потоком вливавшихся в быт туземной аристократии, в греческих колониях для нее изготовлялись вещи местных форм, но с греческими мотивами украшений или со скифскими сюжетами в греческой трактовке. Классические скифские курганы IV в. — Солоха, Чертомлык, Куль-Оба и др. — в изобилии представляют этого рода изделия, в ряде случаев весьма высокого художественного качества, как, например, золотой гребень из Солохи, знаменитая чертомлыкская серебряная ваза, золотой кубок со сценами скифской жизни из Куль-Обы и многие другие. Второе течение, лежащее в основании скифского искусства и в архаический период тесно связанное с Ассирией и Урарту, в дальнейшем следует развитию искусства Персии в той его разновидности, которая носит название греко-персидского стиля и особенно отчетливо выступает в произведениях, проникавших в Причерноморье через Боспор или даже вышедших из работавших на местный рынок боспорских мастерских. Оба течения — греческое и греко-персидское — представлены в скифских комплексах одинаковыми по типу произведениями со сходными сюжетами изображений. Так, например, в Куль-Обском кургане найдены серебряные шаровидные кубки скифского типа со сценами борьбы зверей, в одном случае моделированных приемами классического греческого искусства, а в другом — в орнаментально-графической манере греко-персидского стиля. Третье течение представляет соответственно скифское искусство, рано оформившееся в своих стилистических особенностях, но тесно связанное с родственным ему по происхождению и более созвучным по содержанию вторым, «восточным» течением, но так же, как и последнее, вобравшее в состав сюжетов и форм немало греческих элементов.

Реальный образ животного, составляющий главное содержание скифского искусства, разрабатывается декоративно, и в связи с этим сначала отдельные его части, а затем и все изображение получает орнаментальную трактовку и превращается в линейно-плоскостную схему, в которой орнаментальные мотивы доминируют над изобразительными. В конце концов в этом искусстве появляются мотивы, в которых трудно, а иногда и невозможно различить их реальную основу. Таковы, например, изображения рогов на псалиях и уздечных бляхах из Семибратних и Елизаветинских курганов IV в. или фигуры, в основе которых лежат стилизованные изображения задних ног или лап животного или же орнаментальные формы, образованные на основе изображения головы или фигуры птицы.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Предметы конского убора со стилизованными изображениями задних ног животных

1 — Березово; 2 — урочище Галущино; 3 — Крайова; 4 — Острая Могила; 5 — Солоха; 6 — Чертомлык.

Разложение образа на схематизированные элементы с декоративной трактовкой их в графической манере еще в большей мере, чем скифскому, было свойственно фракийскому искусству, которое тоже надлежит рассматривать как ответвление «скифского» звериного стиля, распространенного на Балканах и в Средней Европе и с самого начала своего существования подчиненного формам греко-ионийского искусства. Произведения фракийского искусства нередко встречаются в скифских погребениях Нижнего Поднепровья IV—III вв. до н. э., в таких, например, как курган Огуз.

Развитие стиля скифского искусства в Северном Причерноморье отчетливо распадается на два периода. Первый из них, охватывающий VI-V вв. до н. э., характеризуется соединением выразительной реалистичности и объемной живописности с орнаментальной декоративностью. Второй, относящийся к IV-III вв., отличается графической схематизацией образов, превращением их в линейный орнамент. В соответствии с этим изображения становятся плоскими, детали обозначаются резными линиями. Между этими двумя основными периодами можно было бы выделить еще один, промежуточный период, сравнительно короткий, падающий на вторую половину V в., когда признаки, характерные для первого и второго периодов, сочетаются между собой и когда в скифское искусство широкой струей вливаются греческие мотивы. Именно в это время, несмотря на сохранение значительной степени прежней живописности и выразительности изображений животных, получают развитие различные нереалистические элементы, а редкие до этого случаи зооморфных превращений отдельных частей животного становятся обычным явлением, более того, эти части обособляются в самостоятельные мотивы. Наряду с отдельными изображениями голов и копыт, хорошо известными и на раннем этапе, широко распространяются украшения в виде других частей животных: ног, лап, когтей, рогов и уха.

Своим происхождением расчленение образа зверя, в частности выделение в самостоятельный декоративный мотив задних ног или лап, обязано тем конским маскам, полные образы которых найдены в Пазырыкских курганах на Алтае. Практически изображения отдельных частей животных применялись в украшениях конской узды, причем основная смысловая нагрузка их сосредоточивалась в бляхах, представлявших налобник и нащечники. Налобник обычно оформлялся в виде скульптурной головки животного или птицы, иногда осложненной на нижней пластинчатой его части протомой другого животного. Задние ноги одного из этих животных изображались отдельно и составляли уздечные нащечники. Такой состав изображений на уздечных украшениях в Северном Причерноморье в памятниках V-IV вв. полностью соответствует содержанию конских масок в Пазырыкских курганах, где представлена сцена борьбы двух животных, фигура одного из которых распластывается вдоль передней части маски, надевавшейся на лошадиную морду, а передняя часть второго возвышается над лошадиной головой. Задние ноги последнего свешиваются при этом по сторонам лошадиной головы в виде фигурных лопастей. Таким образом, уздечные украшения Северного Причерноморья являются сокращенным вариантом ритуальных конских масок, известных по алтайским курганам, относящимся к тому же времени.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Грифон. Деревянное украшение узды. Курган Туэктинский 1. VI-V вв. до н. э.


Замечательно, что уздечных украшений того же рода, что в Причерноморье, т. е. сокращенно воспроизводящих сцены терзания, характерные для алтайских масок, в Сибири почти не известно и, наоборот, в Северном Причерноморье не найдено никаких следов подобных алтайским конских масок. Однако по своему содержанию те и другие совершенно аналогичны и, поскольку зависимость их друг от друга совершенно исключается, несомненно, восходят к общим для Сибири и Северного Причерноморья не только культо-магическим представлениям, но и формам, к сожалению, остающимся неопределенными. Возможно, что это была та же Передняя Азия, откуда скифы Северного, а фракийцы Западного Причерноморья и саки Средней Азии и Сибири получили многие сходные элементы своей культуры, хотя в памятниках ни Древнего Востока, ни специально Ахеменидского Ирана подобного ничего не известно.

Менее ясны значение и происхождение нащечников в форме уха. Возможно, что они также восходят к ритуальной конской маске, у которой чехлы надевались на конские уши, не будучи связаны с другими представленными маской изобразительными мотивами.

Противоестественное расчленение образа животного способствовало усилению орнаментальных тенденций скифского искусства и дальнейшей стилизации целых фигур. Можно заметить, что чем меньше реалистических черт сохранялось в скифском искусстве, тем разнообразнее становились его сюжеты, с тем большей свободой они сочетались и скрещивались между собой и в тем большем количестве в него включались более или менее переработанные греческие и персидские элементы. В дополнение к полученному ранее с Востока грифону в скифском искусстве появляются греческие варианты этого мотива, а также сфинксы и другие того же рода мифологические образы. Возникают и собственные фантастические изображения, вроде хищника с оленьими рогами. Все шире внедряются растительные мотивы.

Этапы и направления развития скифо-сибирского искусства звериного стиля
Деревянные накладки на конскую сбрую с изображением барсов. Курган Пазырык 5. V-IV вв. до н. э.


Судя по количеству греческих элементов в скифском искусстве, можно было бы подумать, что это искусство погибает, задавленное греческими привнесениями, если бы оно в себе не несло своего уничтожения, если бы с победой орнаментально-декоративного начала в этом искусстве не открылось место для соответствующих элементов греческого происхождения. Но и эти последние вошли в скифское искусство в местной стилистической переработке, так как это искусство оставалось самобытным.

Замечательно, что до самого своего конца скифское искусство в Северном Причерноморье оставалось единым в своем развитии и формы, характерные для Прикубанья, с поразительным сходством повторяются в Приднепровье и наоборот. По всей вероятности, основой для этого единства было существование художественных мастерских, обслуживавших все Северное Причерноморье независимо от того, где эти мастерские находились. (65: 24-29)


Литература:

13. Переводчикова Е. В. Язык звериных образов. М., 1994.

87. Мартынов А. И. О мировоззренческой основе искусства скифо-сибирского мира // Скифо-сибирский мир: искусство и идеология. Новосибирск, 1987.

65. Артамонов М. И. Скифо-сибирское искусство звериного стиля (основные этапы и направления) // Проблемы советской археологии. М., 1971.


Источник:
Мировая художественная культура. Древний Египет. Скифский мир: Хрестоматия / Сост. И. А. Химик. — СПб.: Издательство «Лань», 2004. — 800 с.: ил. + вклейка (24 с.). — (Мир культуры, истории и философии). С. 681 — 693.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Куда приводят мечты?
  • Мариинские вечера
  • К нам едет Дирижер!
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • О родном слове
  • Сквозь годы…
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Аншлаг за аншлагом
  • "Сарматская конница" "въехала" в Прагу
  •   Архив
    Октябрь 2017 (26)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru