поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
§ 40. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ С ГОР НА РАВНИНУ. ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ
Автор: 00mN1ck / 22 апреля 2007 / Категория: История Осетии » Осетия в первой половине XIX в.
§ 40. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ С ГОР НА РАВНИНУ. ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ


Новый политический курс России. В конце XVIII — начале XIX вв. российское правительство стало придерживаться нового политического курса на Северном Кавказе. В основе его лежало стремление стабилизировать обстановку в регионе, смягчить набиравший силу политический сепаратизм. Внешнеполитические успехи России в Закавказье, в особенности присоединение в 1801 г. Картли-Кахетинского царства, требовали от Петербурга кардинальных решений, касавшихся в первую очередь малых народов Центрального Кавказа — осетин, чеченцев и ингушей. Перед российским правительством встала задача демографической «разгрузки» густонаселенных горных районов Главного Кавказского хребта. Через них пролегали основные коммуникации, связывавшие Россию с Закавказьем. Без разрешения этой задачи Россия обрекала себя на военно-политические конфликты, возникавшие из-за постоянных набегов горцев на транспорты и воинские отряды.
Переселение осетин, чеченцев и ингушей на равнинные земли, по идее правительства, должно было утвердить пророссийскую ориентацию горцев, испытывавших в горных условиях немалые хозяйственные и другие трудности. Российское правительство надеялось также, что благодаря переселению горцев оживится хозяйственная жизнь предгорий Северного Кавказа, что облегчило бы обеспечение продовольствием русской армии на Кавказе. В конце XVIII — начале XIX вв. Петербург принялся за крупномасштабное переселение горцев Центрального Кавказа. К этому времени осетины, являвшиеся инициаторами такого переселения, уже активно осваивали предгорные районы Северного Кавказа, в частности Владикавказскую равнину. Часть осетин продолжала селиться в Моздоке и вдоль российской пограничной линии.
Переселение было добровольным. Оно отвечало жизненным интересам горцев, готовым к освоению плодородных, но запущенных земель предгорной равнины. Организацией переселения занималась российская администрация. Она отводила участки для переселенцев, проводила необходимые землеустроительные работы. Российским властям часто приходилось вступать в сделки с кабардинскими феодалами, считавшими равнинные земли своей собственностью. Преодолевая сопротивление кабардинской знати, российское правительство нередко объявляло ее земли казенными, а затем передавало переселенцам.
Переселение горцев носило массовый характер и шло высокими темпами. Этому способствовали денежные ссуды, лесоматериалы для постройки домов, медицинская помощь, предоставляемые официальными властями России.
Переселение осетин на равнину. Переселение горцев-осетин осуществлялось по заранее составленному плану. План был утвержден А.П.Ермоловым — главнокомандующим российской армией на Кавказе. Согласно принятому плану, на предгорные равнины переселялись осетины, жившие на северных склонах Кавказского хребта. Тагаурско-му обществу отводились земли между Тереком и Майрамадагом, Куртатинскому — между Майрамадагом и Ардоном, Алагирскому — Ардонско-Курпское междуречье. Земли, предоставляемые Дигорско-му обществу, были разделены между феодальными фамилиями и располагались в западных районах Осетии по бассейнам рек Дурдур, Урух и Урсдон. Еще до массового переселения северных осетин правобережье Терека было отдано во владение Дударовым — влиятельным тагаурским феодалам, контролировавшим проходы по Военно-Грузинской дороге.
С переселением осетин на равнину А.П.Ермолов связывал прежде всего решение проблем, касавшихся безопасности Военно-Грузинской дороги. По его замыслу, перенос этой дороги с правого берега Терека на левый и расселение осетин по обе стороны реки должны были обезопасить дорогу от набегов горцев.
Новый этап переселения осетин начался на рубеже XVIII-XIX вв. Однако массовый характер оно приняло лишь в 20-е гг. XIX в. Наряду с российской администрацией у процесса переселения появились свои «организаторы», выдвигаемые из собственной среды. Часто ими становились лица из состоятельных слоев общества. Местные «организаторы» пересепения заботились прежде всего о соблюдении собственных сословных интересов: они стремились стать «первопереселенцами», «основателями» новых поселений, рассчитывая, что новые села будут названы их именами. На этом основании осетинские социальные верхи впоследствии могли бы считать освоенные земли своей собственностью, а жителей поселений — зависимыми. Такие села, как правило, носили фамильные названия: например, села Козыревых, Есеновых, Мамсуро-
вых, Кундуховых, Джантиевых и др.

§ 40. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ С ГОР НА РАВНИНУ. ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ


Новые поселения по-прежнему основывались близ русских военных укреплений, таких, как Владикавказское, Ардонское, Архонское, Верхне-Джулатское и др. Такое тесное соседство было характерно лишь для осетинских переселенцев, они создавали даже смешанные с русскими укреплениями поселения. Объяснялось это не только тем, что предкавказ-ская равнина оставалась неспокойным местом, но и открытостью самого народа, его склонностью к хозяйственному и культурному сотрудничеству.
Волна массового переселения осетин, начавшаяся в 20-е гг., несколько спала к исходу первой четверти XIX в. Приостановили этот процесс участившиеся набеги на осетинские поселения со стороны кабардинских феодалов и ингушей. На темпы миграции горцев на равнину влияла также начавшаяся в 1823 г. Кавказская война, осложнившая военно-политическое положение на Северном Кавказе. К 1830 г. из-за военных событий на Кавказе, а также действий российского правительства, направленных на ужесточение колониального режима, переселение осетин на равнину было полностью приостановлено. Для его прекращения была и своя внутренняя причина. Переселение с гор на равнину не могло не иметь своих естественных пределов, за которыми начиналось разрушение веками складывавшейся организации осетинского общества. Народ чувствовал, что переселение в новую географическую среду обитания и отказ от привычных горных условий, наряду с благом, таит в себе опасность потери внутренней общественно-традиционной цельности, что, в свою очередь, может ввергнуть осетинское общество в состояние глубокой депрессии.
Российская администрация, разумеется, замечала, что набеги представляют для осетин значительную внешнюю опасность, которая могла вызвать их отказ от переселения с гор на равнину. Но она не стремилась вникать в более сложные стороны этой проблемы. Преследуя собственные военно-политические цели, с 1830 г. российская администрация приступила к насильственным методам выселения осетин с гор. Выселяли в первую очередь из тех мест, где проходили военные коммуникации, надеясь таким образом обезопасить действия своих войск в наиболее сложных для них районах. В результате подобной политики российского правительства переселение жителей горных районов приняло характер депортации. Депортировались не только осетинские села, но, порой, и целые районы, как, например, горный бассейн реки Терек, где пролегала Военно-Грузинская дорога и где компактно располагались осетинские села.
Вскоре, однако, российская администрация, встретив сопротивление со стороны Осетии, отказалась от насильственных методов, и переселение вновь стало проходить по принципу добровольности.
Последствия переселения на равнину. Возвращение осетин на «землю обетованную» имело для них огромное значение. Оно спасло их от хозяйственной и демографической стагнации. На некоторое время значительно улучшилось экономическое положение как осетин-переселенцев, так и оставшегося в горах населения. Осетинские крестьяне, оказавшись на равнине, переходили от скотоводческого хозяйства к прогрессивным формам земледельческой культуры.
Выгоды от переселения получили лишь осетинские общества, занимавшие северные склоны Главного Кавказского хребта. Что же касается осетин, населявших южные склоны гор, то из-за притязаний грузинских феодалов и территориальной отдаленности они были лишены возможности переселения на равнинные земли. Перемена места жительства «северных» осетин сводила к минимуму военно-политическое и хозяйственное единство двух частей Осетии — северной и южной. В результате южные осетины, оказывавшие упорное сопротивление посягательствам властей Грузии на их свободу, становились легко уязвимыми перед внешней опасностью.
Грузинская знать, претендовавшая на безраздельное господство в Южной Осетии, спешила воспользоваться перемещением осетинской метрополии на предкавказскую равнину и ослаблением вследствие этого ранее существовавшего у южных осетин тыла. Массовое переселение северных осетин на равнину сказалось на темпах распространения грузинского феодального засилья в Южной Осетии. Так, в 30-40-е гг. XIX в. наблюдался рост владений помещика Мачабели. Окончательно расставшись с идеей об установлении политического господства над всей Осетией, грузинская знать с удвоенной энергией обрушилась на юго-осетинское крестьянство, пытаясь удержать его в тисках грузинского феодализма.
Перемещение части северных осетин на равнину значительно расширило жизненное пространство для осетинского народа, долгие века ютившегося в перенаселенных горных ущельях и испытывавшего острую нехватку земли. Новая перспектива хозяйственного взаимодействия двух географических зон — горной и равнинной — обещала прогрессивные перемены в жизни основной части населения Осетии. Расширение территории и взаимодействие двух зон обитания создавали благоприятные условия для демографического развития осетинского народа, само существование которого уже находилось под угрозой.

М.М. Блиев, Р.С. Бзаров "История Осетии"

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • Мариинские вечера
  • Аншлаг за аншлагом
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • "Разговор с Отечеством"
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • Немое кино и живая музыка
  •   Архив
    Октябрь 2017 (32)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru