поиск в интернете
расширенный поиск
Иу лæг – æфсад у, дыууæ – уæлахиз. Сделать стартовойНаписать письмо Добавить в избранное
 
Регистрация   Забыли пароль?
  Главная Библиотека Регистрация Добавить новость Новое на сайте Статистика Форум Контакты Реклама на сайте О сайте
 
  Строим РЮО 
Политика
Религия
Ир-асский язык
Образование
Искусство
Экономика
  Навигация
Авторские статьи
Общество
Литература
Осетинские сказки
Музыка
Фото
Видео
  Книги
История Осетии
История Алан
Аристократия Алан
История Южной Осетии
Исторический атлас
Осетинский аул
Традиции и обычаи
Три Слезы Бога
Религиозное мировоззрение
Фамилии и имена
Песни далеких лет
Нарты-Арии
Ир-Ас-Аланское Единобожие
Ингушско-Осетинские
Ирон æгъдæуттæ
  Интересные материалы
Древность
Скифы
Сарматы
Аланы
Новая История
Современность
Личности
Гербы и Флаги
  Духовный мир
Святые места
Древние учения
Нартский эпос
Культура
Религия
Теософия и теология
  Реклама
 
 
Предав забвению унижения и защищая Россию...
Автор: 00mN1ck / 11 августа 2007 / Категория: Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отн.
С древних времен грузины, знавшие об особом воинском даре осетин, широко пользовались услугами Осетии; правда, если осетины одерживали победу, участвуя в грузинской войне, то по­беды приписывали только самим грузинам, решительно избегая упоминания об осетинах. Эту традицию блестяще и иронично выразил великий футбольный комментатор Котэ Махарадзе: «Если Заур Калоев из Южной Осетии, форвард футбольной команды «Динамо», головой забивал гол, - вспоминал Махара­дзе, - то грузинские газеты на другой день обычно писали:
Метревели прошел по краю, подал мяч на ворота, «мяч отско­чил от головы Калоева и неожиданно оказался в воротах».

В августе 1853 года, когда перед открытием военных действий в Крымской войне Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией, российские войска стали частично выво­диться из внутреннего Кавказа и стягиваться к восточному бере­гу Черного моря. В связи с этим оголилась тогда восточная Гру­зия - ее границы по Алазанской долине с Дагестаном; горная часть Дагестана входила в основном в состав государства Ша­миля. Сама Крымская война, да еще отвод войск из района Алазани фактически не оставляли сомнений в возможном походе в Кахетию мюридов имама Шамиля. На этом участке Алазани предводителем Сигнахского дворянства и начальником Алазан­ской линии был генерал Андроников; в грузинской историогра­фии он слывет одним из самых «храбрых полководцев». Не бу­дем подвергать сомнению эту оценку грузинского генерала, но заметим: он не верил в воинские способности грузин Восточной Грузии. В конце августа, опасаясь нашествия Шамиля, Андрони­ков направил секретное письмо в Главный штаб Отдельного Кав­казского корпуса, в котором сообщал, что им в Осетинском ок­руге, состоящем из Южной Осетии, сформирован осетинский конный отряд, численностью в 400 всадников. Из них 200 всадников он направил «на турецкую границу», а еще 200 всадников - в отряд российских войск, охранявший границу на Алазанской долине. Вместе с двумя сотнями осетинских всадников Андро­ников сформировал отряд численностью в 2500 человек. В него вошли в основном горцы - сваны, тушины, хевсуры, чеченцы, ин­гуши и из дагестанского анклава, еще в XVIII веке образовавше­гося на Алазанской долине. Несомненно, осетины были вправе поступить так же, как поступало большинство грузин - не участ­вовать в войсковых операциях российских войск; на это у них бы­ло немало оснований. Но нищета и природная воинская доб­лесть куда только не гнала южных осетин. Участие в войне могло обещать материальный достаток, - что же до земледелия и ско­товодства, то потраченные на них усилия доставались грузинс­ким разбойным феодалам. В то время командир сотни получал в месяц 25 руб. серебром. Им мог быть каждый второй осетин. Но эта должность не доверялась осетинам, ее отдавали грузину, чтобы присвоить очередное воинское звание. Помощник коман­дира имел 20 рублей, урядник- 5 руб., рядовой - 3 руб., вьючник - 1 руб. 50 коп. серебром. При ценах того времени, когда взрослый баран стоил 15 копеек, это были немалые деньги. Кроме де­нежного вознаграждения, каждый военнослужащий ставился на продовольственное довольствие. Любопытно, что объявление о воинской мобилизации осетин (мобилизация "без народной ог­ласки») предполагало призыв «поголовно жителей» Южной Осетии. Спрос на сформированные два осетинских конных отряда был велик. Наместник Воронцов, на дух не переносивший осе­тин, торопил осетинского окружного начальника скорее перес­лать осетинский конный отряд «для усиления военных способов на границе нашей с Турцией». С другой стороны бил тревогу ге­нерал Андроников, требуя от Осетинского окружного начальника выслать ему конных и пеших осетин, «сколько возможность поз­волит», и прислать их «немедленно».

Автор настоящих строк понимает, сколь непродуктивны поис­ки в истории нравственности. Вместе с тем ясно и другое - теку­щая жизнь, в которой мы находимся, слишком много скрывает от нас аморальности, человеческой низости. Лишь история полно раскрывает явную нашу несостоятельность перед нравствен­ными нормами, которые вслух провозглашаются. Еще недавно генералы Воронцов и Андроников размышляли о том, как истре­бить осетин или же нанести им больше «имущественного и мо­рального» урона. И вот Турция... с войной, и понадобились все осетины «поголовно». Такова судьба малых народов - то нужных как «объект» для истребления, то «важных» в военно-политичес­ких играх держав и даже не держав...

Генерал Андроников, мечтавший о физическом уничтожении осетин, с Сурамского перевала срочно требовал у Тифлисского военного губернатора «поспешить немедленным сбором конвоя и пешей осетинской милиции». Он с тревогой просил «следовать форсированным маршем и кратчайшим путем в Сурам». Андроников, намедни безжалостно разрушавший дома и сжигавший имущество осетин, поручал военному губернатору позаботить­ся, чтобы осетины «были хорошо вооружены, тепло одеты», по­тому что они «известны своею храбростью и удальством». Пись­мо Андроникова и предписание военного губернатора в Осетин­ский округ поступили 6 ноября 1853 года. 8 ноября, т.е. через два дня, начальник округа отправил из Джавского участка Южной Осетии на турецкий фронт 300 осетинских добровольцев, из них 30 всадников для конвойной службы. 14 ноября три сотни осе­тинской сводно-пешей дружины сразились с турками под Ахалцихом. По ведомости, среди участников этого сражения осетин было 306 человек. Что же до самого сражения, лучше всего вос­пользоваться отзывом о нем самого Андроникова: «Вообще это славное дело, - писал грузинский генерал, - я должен причис­лить к одному из необычайных и, можно сказать, неслыханных подвигов». Вспомним, как трусливо, с какими оглядками и пау­зами тот же Андроников с огромной для карательной экспеди­ции воинской армадой двигался к Южной Осетии, опасаясь, что даже небольшие югоосетинские отряды справятся с грузински­ми регулярными формированиями. Тогда сложную для Андроникова ситуацию спас русский отряд Золотарева; уместно на­помнить и другое - слова Махамата Томаева, объяснявшего, что на Рокском перевале во время сражения, когда обнаружили, что они воюют с русским отрядом, перестали стрелять. Осетины Южной Осетии неохотно вели бои, когда против них направля­лись карательные экспедиции, состоявшие из российских войск. Между тем, только в составе российских войск грузинские отряды могли вторгаться в Южную Осетию, сами же грузин­ские князья обычно опасались вступать в вооруженное проти­востояние.

После сражения под Ахалцихом осетинский отряд пополнил­ся 50 пешими и 80 конными воинами. Пополнение отряда шло и позже. Всего к 20 ноября осетинский отряд насчитывал 800 охотников. Однако поражение турков было столь внушительным, что не было смысла из-за «недостатка провианта» держать осе­тинский отряд на этом участке фронта. Андроников писал на­чальнику штаба, что, «пользуясь решительными и блистательны­ми успехами отряда», он отпустил 300 воинов осетин, которые нужны были на Алазанской военной линии. Но гром победы под Ахалцихом, где осетины, еще недавно на языке русских и грузинских администраторов называвшиеся одним только сло­вом - «варвары», играли ключевую роль, дошел и до Петербурга. Николай I расщедрился и «соизволил пожаловать нижним чи­нам» осетинского боевого отряда, «бывшим в сражении против турок 14 ноября 1853 года при Ахалцихе, по два рубля серебром на человека». Двое командиров осетинского отряда - поручик Хетагуров и подпоручик Натиев, также отличившиеся под Ахал­цихом, были удостоены грамот, орденов Святого Владимира 4-й степени с бантом и «единовременных по помянутому ордену денег по пятнадцать рублей на каждого». Военные ордена полу­чили также юнкера Симон Кумаритов и Батраз Чочиев.

После летнего похода Шамиля в Кахетию и серьезного поражения здесь грузинской милиции и разграбления жителей Алазанской долины сюда, в Кахетию, были переброшены осетинс­кий, абхазский, имеретинский и тушинский боевые отряды. На­кануне они были в районе рек Чолока, Легви и нанесли сокруши­тельное поражение турецкому корпусу. Турки потеряли здесь бо­лее четырех тысяч солдат - территория Чолока и Легви была усеяна телами турок. Но именно в этот момент Шамиль совер­шил нашествие на Кахетию, поставившее Восточную Грузию на колени. Отряды горцев, в том числе усиленный отряд осетин, расположились на Алазанской долине лагерем. Интернацио­нальная дружина горцев, как сообщала газета «Кавказ», дала местным «жителям возможность убрать покосы, снять хлеба, ви­ноград и произвести приготовительные к будущему году поле­вые работы». Это было время, когда горцы Большого Кавказа стали воспринимать Россию как свою державу и были готовы сражаться за ее независимость. Горцы особой породы народ. Обиды держат долго. Они их забывают только тогда, когда к ним обращаются за помощью; осетины, сваны, чеченцы, ингуши, хевсуры, тушинцы, абхазы, черкесы, балкарцы, кабардинцы -народы, благодаря которым грузины устояли перед опасностью физического уничтожения. И это несмотря на то, что каждый раз, когда грузинские княжества оказывались в относительной безо­пасности, тавады агрессивно устремлялись с феодальными ам­бициями на своих соседей. Но в тот тяжелый момент, когда Гру­зии вновь угрожала Турция и ее европейские союзники, горцы дружно выступили в защиту грузинского народа. В связи с этим, чтобы читатель лучше представил эпоху и горцев, расположив­шихся в Алазанской долине с миротворческой миссией, став между Грузией, с одной стороны, и «разбушевавшимся» Дагестаном - с другой, стоит привести отрывок из сообщения той же газеты «Кавказ» за 1854 год; поясним, поздней осенью 1854 го­да, когда в горах выпал снег и опасность вторжения со стороны Дагестана миновала, интернациональный отряд, дислоцировавшийся на Алазани, временно был распущен по домам. В честь этого «последовал обед... тосты следовали за тостами, «ура» не умолкало, заглушая звуки зурны известного Алексея, музыканта-воина... После обеда началась лезгинка и пляски всевозможных видов: грузинская, кахетинская, имеретинская, абхазская, осетинская, чисто горская лезгинка сменялась ту­земными на все лады хороводами... Наконец все слилось в об­щую неслыханного размера лезгинку. Вместе, в одно время пустились плясать до семисот человек, каждый по-своему, и, стараясь, друг перед другом выделывать ногами самые замыс­ловатые штуки. Картина была самая поразительная; ее предс­тавить себе может лишь тот, кто знает, как разнообразны на Кавказе костюмы, наречия, лица, обычаи и характер племен, населяющих этот край».

Но поистине грандиозным и необычайно впечатляющим был праздник горских дружин, вместе с российскими войсками оп­рокинувших турецкие войска в Чолокской битве и в честь этой победы собравшихся в Тифлисе. Об этом празднике также писа­ла газета «Кавказ». Приведем из нее еще один пассаж. «Одни ку­шанья следовали за другими. Пир делался шумнее и шумнее. Глиняные кувшины чаще и чаще принимали горизонтальное по­ложение, обращаясь к жаждущим устам. Зурна и песни вошли в свои права. Через полчаса над всей этой пирующей толпой, ка­ким-то густым, хаотическим и неумолкаемым аккордом стояли в воздухе слившиеся во что-то смутное, но не лишенное своей приятности звуки голосов и туземных инструментов. Влияние этих звуков опьяняло больше чем вино, наконец, в рядах дружи­ны оказалось движение. Лихие и развеселившиеся плясуны вы­ходили поодиночке на площадку перед палаткой и с особенным воодушевлением плясали - каждый свой национальный танец при одобрениях и хлопанье в ладоши всех зрителей. Но вот в стороне осетинской сотни образовался какой-то хоровод. Осе­тинские плясуны, со своими красноверхими шапками, стали в кружок, схватились руками и начали медленно кружиться в такт собственной песни. Ко всеобщему изумлению, на плечах этих молодцов утвердился другой этаж хоровода. Зрелище (осетинс­кий танец «нартовский симд» - М. Б.) было поистине удивитель­ное и редкое. Для такого осетинского хоровода нужна была ак­робатическая сила и ловкость, и, между тем, все это проделыва­ли отнюдь не акробаты, а одаренные от природы изумительною ловкостью сыны Кавказских гор».

У нас нет прямых свидетельств, передающих политический аспект праздничной идеологии горцев, столь бурно проявляв­ших свои эмоции после битвы на берегу реки Чолока и своей миротворческой миссии, с которой горцы расположились в Ала­занской долине. Но нет сомнения, что главным моментом их яростной отваги в боях под Ахалцихом, Чолоком и столь же иск­ренней радости, которую испытывали горцы на пирах в Алазани и Тифлисе, было проявление высокой духовной нравственности, основанной на традиционных ценностях, без которых горцы не могли бы выжить в крайне суровых условиях Большого Кавказа. Горцы могли совершить набег, угнать скот, захватить земледель­ческие продукты, чтобы спасти свои семьи, но они никогда не позволяли себе войн с соседями. Ни один из малых народов Большого Кавказа не согласился бы просить у российского ко­мандования войска, чтобы совершить карательную экспедицию с целью разрушений, пожаров, истребления урожая и имущест­ва людей. По двум нами приведенным описаниям, горцы - ис­тинные рыцари - беспощадные к врагам, великодушные к сосе­ду, находившемуся в «плену» варварского феодализма. На описанных пиршествах есть грузины и с ними горцы, но не вид­но тавадов, вновь не знающих, к какой из воюющих сторон примкнуть - к России или к Турции, Франции или Англии. Впро­чем, отдельным тавадам не пришлось долго размышлять - они оказались по ту сторону баррикад и с воодушевлением помога­ли Турции и ее союзникам.

Но вернемся к продолжавшейся до 1856 года русско-турец­кой войне, в которой до ее окончания участвовала югоосетинская дружина. Любопытные данные: ведомость, составленная на­чальником осетинской дружины, зафиксировала сражения, в которых участвовали воины из Южной Осетии. Сведения отно­сятся к 1853 году. 25 октября 1853 года бой с турками на Джагисманском участке; сражение продолжалось 28, 29 октября. В нем участвовало на передовой 348 осетинских воинов, 30 октяб­ря они провели сражение у Ахалциха. Начальник Осетинской дружины вел точный учет патронов. Всего в указанных боях было произведено осетинскими стрелками 14680 выстрелов. Коман­дир объяснял: «Значительный расход патронов оттого: а) что последние три сотни, - 2, 3 и 4 осетинской конной милиции име­ли сильную продолжительную перестрелку с турками 30 октября прошлого 1853 года у моста при г. Ахалцихе, каковой мост неп­риятель домогался отнять; и б) что в числе выпущенных патро­нов показаны и пропавшие патроны с убитыми». Стоит сказать о погибших осетинах. Несмотря на тяжелые бои и на большие по­тери турецкой армии, из рядов осетинской дружины погибло всего 10 воинов. Николай I отдельным указом выделил денежные пособия семьям осетин, погибших на турецком фронте в 1853 г Размер пособия зависел от численности и состава семьи погиб­шего, сумма пособия составляла от 30 до 60 руб. серебром. Это была серьезная материальная помощь. Вскоре появились и высокие награды Петербурга. Одними из первых Золотую медаль «За храбрость» получили шестеро осетинских героев: Мириман Джиоев, Бега Кокоев, Гача Санакоев (Золотая медаль с над­писью «За храбрость» для ношения в петлице}, Михаил Шавлохов, Худа Абаев, Иван Беридиев; первые четверо из них были удостоены звания юнкера. Военный орден был вручен также Чочиеву Батразу; серебряные медали Парсо Кукиеву и Бидару Тедееву и троим - Иораму, Малхазу, Ако из фамилии Хетагуровых. Особенно много награжденных осетин было в 1855 году. Парса Санакоев удостоился Золотой медали «За храбрость», 24 воина получили серебряные медали «За храбрость» и воинские звания. Награды поступали и позднее. При главнокомандующем Н.Н. Муравьеве-Карском были сформированы новые воинские силы из Осетии. По ходатайству старейшин из фамилии Хетагуровых и с согласия главнокомандующего вместо новой «собранной с Осетинского округа - для войск противу турок конной сотни сформировать эту сотню в настоящем году из одной только фа­милии Хетагуровых» «без всякого со стороны кого-либо». Эта конная сотня к 20 мая 1856 года прибыла в Ардаган.

После Крымской войны воинский престиж осетин стал нас­только высок, что спрос на их участие в военных операциях был необычайным. Появились военные чиновники, жаждавшие бое­вой славы и воинских званий и использовавшие осетин в своих узко эгоистических целях. Наиболее откровенно этим занима­лись грузинские генералы, настойчиво пополнявшие осетинс­кими всадниками «грузинскую дружину». По Южной Осетии разъезжали «агенты», составлявшие списки на молодых людей, а затем их забирали в «грузинскую дружину». Приведем лишь один образец предписания о мобилизации осетин, поступив­ший осетинскому участковому заседателю от Горийского уезд­ного начальника: «Вследствие сего прошу Ваше благородие, - предписывалось участковому, - непременно в день получения сего, собрав из вверенного Вам участка тридцать человек ми­лиционеров, доставить ко мне в г. Гори в 24 часа при именном списке вместе с раскладкою, учиненную Вами на этом предме­те, в противном случае виновный не в своевременном исполне­нии сего поручения будет подвергнут строгому по закону нака­занию, при этом вменяю Вам в обязанность, чтобы милиционе­ры были хорошего поведения, здорового телосложения, имели приличную одежду и исправное оружие». Подобные предписа­ния грузинских господ, были постоянны. Во многом они объяснялись еще и тем, что так называемая «Грузинская дружина» только по названию была грузинской, на самом деле в гораздо большей степени она была горской, состоявшей из представи­телей горских народов. Чтобы скрыть это от российского ко­мандования, фамилии всех осетин, поступавших на военную службу, записывались на грузинский лад. Ежемесячные призы­вы новобранцев объяснялись также высоким процентом дезер­тирства - из грузинской дружины убегали и грузины, и осетины, и другие горцы, не желавшие служить в новом формировании, где грузинское командное засилье вызывало у горцев адекват­ную реакцию.

"Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений" М.М. Блиев. 2006г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
#1 написал: ТТ (13 августа 2007 19:08)
Горцы особой породы народ. Обиды держат долго. Они их забывают только тогда, когда к ним обращаются за помощью; осетины, сваны, чеченцы, ингуши, хевсуры, тушинцы, абхазы, черкесы, балкарцы, кабардинцы -народы, благодаря которым грузины устояли перед опасностью физического уничтожения.
Кретин этот Блиев-разве сваны, хевсуры , тушинцы не грузины?

#2 написал: 00mN1ck (5 сентября 2007 12:26)
кретин это ты, грузины они сейчас стали, грузины - это картвельцы

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  Информация

Идея герба производна из идеологии Нартиады: высшая сфера УÆЛÆ представляет мировой разум МОН самой чашей уацамонгæ. Сама чаша и есть воплощение идеи перехода от разума МОН к его информационному выражению – к вести УАЦ. Далее...

  Опрос
Отдельный сайт
В разделе на этом сайте
В разделе на этом сайте с другим дизайном
На поддомене с другим дизайном


  Популярное
  • Танец… на крупе лошади
  • Мариинские вечера
  • В Сочи стартовала V ежегодная конференция «Взгляд в цифровое будущее»
  • О родном слове
  • Популярность точек доступа Wi-Fi, построенных по проекту устранения цифрового неравенства, резко выросла после обнуления тарифов
  • Аншлаг за аншлагом
  • Заслуженному артисту РФ Бексолтану Тулатову – 85
  • Директором по организационному развитию и управлению персоналом МРФ "Юг" ПАО "Ростелеком" назначен Павел Бугаев
  • Константин Боженов возглавит работу с корпоративным и государственным сегментами в «Ростелекоме» на Юге
  • "Разговор с Отечеством"
  •   Архив
    Октябрь 2017 (32)
    Сентябрь 2017 (55)
    Август 2017 (33)
    Июль 2017 (29)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (36)
      Друзья

    Патриоты Осетии

    Осетия и Осетины

    ИА ОСинформ

    Ирон Фæндаг

    Ирон Адæм

    Ацæтæ

    Осетинский язык

    Список партнеров

      Реклама
     liex
     
      © 2006—2017 iratta.com — история и культура Осетии
    все права защищены
    Рейтинг@Mail.ru